Защита чести и достоинства лица судебная практика

ВС дал разъяснения по делам о защите чести и деловой репутации

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте обзор судебной практики, где, в частности, дал разъяснения о подведомственности дел по защите деловой репутации адвокатских образований и их членов, а также о порядке рассмотрения споров о защите чести и достоинства в случае, когда нельзя установить распространителя недостоверных порочащих сведений. Документ утвержден Президиумом суда 16 марта.

В обзоре проанализирована практика рассмотрения судами в 2010-2015 годах дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Согласно статистике, в среднем в год рассматривается 5000 дел в судах общей юрисдикции и 800 дел в арбитражных судах, разрешающих споры о защите репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

По итогам изучения судебной практики ВС пришел к выводу, что при рассмотрении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации суды в основном правильно применяли законодательство, регулирующее спорные отношения. Однако допускаемые судами ошибки и возникающие у них вопросы указывают на необходимость обратить внимание на следующие аспекты.

В частности, ВС отмечает, что в случае, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Специализированная коллегия адвокатов Москвы «Призывник» обратилась в Арбитражный суд Московского округа с иском к интернет-компании «Яндекс» о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца и адвокатов-членов этого адвокатского образования текстовых сообщений поисковой системы.

Суд при вынесении решения руководствовался положениями пункта 5 части 1 статьи 33, пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, а также положениями закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, была принята во внимание правовая позиция, изложенная в пункте 3 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», согласно которой, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен суду общей юрисдикции. В итоге производство по делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

При этом суд исходил из того, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Истец – коллегия адвокатов – является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании заключаемого ими учредительного договора, и не преследует целей извлечения прибыли. С учетом этого суд пришел к выводу, что заявленные исковые требования не подпадают под категорию споров о защите деловой репутации, рассматриваемых арбитражными судами применительно к пункту 5 части 1 статьи 33 АПК РФ (постановление АС МО от 14 апреля 2015 года по делу № А40-48978/14).

Анализируя другое дело, ВС указывает, что в том случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. Если в ходе разбирательства, осуществляемого в порядке особого производства, будет установлено лицо, распространившее оспариваемые порочащие сведения, суд оставляет указанное заявление без рассмотрения.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию заявителя сведений, распространенных в интернете. Оставляя иск без движения, суд первой инстанции в определении сослался на то, что в заявлении отсутствуют сведения об ответчике, а именно о его наименовании и местонахождении. Впоследствии заявление было возвращено истцу на основании пункта 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, поскольку он не устранил в срок обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения.

Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции, а вопрос направил на новое рассмотрение. Обращаясь в арбитражный суд первой инстанции, общество указывало на невозможность идентифицировать лицо, распространившее сведения в сети. Согласно позиции, изложенной в пункте 2 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юрлиц», защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены недостоверные порочащие сведения, не исключается даже в случае, когда невозможно установить распространителя таких сведениий (например, при направлении анонимных писем либо распространении сведений в интернете лицом, которое невозможно идентифицировать).

Такое заявление рассматривается в порядке особого производства. Таким образом, подчеркивает ВС, у арбитражного суда первой инстанции не имелось оснований, предусмотренных пунктом 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, для возвращения заявления (постановление 9-го ААС от 6 марта 2013 года по делу № А40-138780/12-19-1171).

С полным текстом Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации можно ознакомиться здесь.

Защита чести и достоинства лица судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Суд отказывает в иске о защите чести и достоинства, если оспариваются сведения, изложенные в обращении в орган власти

9. Требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, а само обращение не содержит оскорбительных выражений и обусловлено намерением ответчика реализовать свое конституционное право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.

Запрет преследования гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц прямо установлен в статье 6 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

В ряде случаев при рассмотрении дел, оценивая сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, суды приходили к ошибочному выводу о том, что оспариваемые истцом высказывания, которые, по его мнению, порочат его честь, достоинство или деловую репутацию, должны рассматриваться как утверждения о фактах и событиях, являющиеся предметом судебной проверки в порядке статьи 152 ГК РФ .

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях исправления ошибки в применении норм права при рассмотрении конкретного дела, отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, высказала следующую правовую позицию.

Каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц. При этом гражданин может указать в обращении на известные ему факты и события, которые, по его мнению, имеют отношение к существу поставленного в обращении вопроса и могут повлиять на его разрешение. То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ , если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права, имеющие выраженную публичную направленность, в целях привлечения внимания к общественно значимой проблеме. Иное означало бы привлечение лица к гражданско-правовой ответственности за действия, совершенные им в пределах предоставленных ему конституционных прав, а равно при исполнении им своего гражданского долга.

Судами, рассматривающими данное дело, не было установлено, что оспариваемое сообщение содержит оскорбительные выражения, что являлось бы недопустимым злоупотреблением правом на свободу слова и выражения мнения .
———————————
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2013 г. N 49-КГ13-9.

По другому делу Б. обратилась в суд с иском к Г. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.

Судом установлено, что Г. обращался в органы ФСБ и МВД России с заявлением и давал объяснения о том, что на территории конкретного субъекта Российской Федерации действует преступная группировка, которая занимается незаконным оборотом наркотических средств, в состав которой входят истица Б. и ее муж А. Постановлением начальника территориального органа МВД России в возбуждении уголовного дела в отношении Б. и А. было отказано за отсутствием состава преступления.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Б., суд первой инстанции исходил из того, что при обращении ответчика с заявлением в правоохранительные органы имела место реализация конституционного права на обращение в государственные органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию о совершении преступлений.

Отменяя решение суда первой инстанции и частично удовлетворяя исковые требования Б., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что поскольку обращением ответчика в правоохранительные органы истцу причинены нравственные страдания, выразившиеся в переживаниях по поводу своей репутации, постольку причинение действиями ответчика ущерба достоинству и репутации Б. является основанием для взыскания с Г. в пользу истца компенсации морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда апелляционной инстанции не согласилась, указав, что выяснение того, было ли обращение в государственные органы обусловлено намерением причинить вред другому лицу, является юридически важным обстоятельством, подлежащим доказыванию и установлению судом.

Соответственно, в том случае, если судом не будет установлено, что обращение в государственные органы было подано с намерением причинить вред другому лицу, то лицо, обратившееся с таким заявлением в государственные органы, не может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в порядке статьи 152 ГК РФ независимо от того, что таким обращением лицу были причинены нравственные страдания.

По данному делу суд апелляционной инстанции не установил, могли ли действия ответчика по реализации его конституционного права на обращение в государственные органы служить основанием для привлечения его к гражданско-правовой ответственности, что повлекло за собой вынесение незаконного судебного постановления и отмену его вышестоящим судом .
———————————
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2014 г. N 18-КГ14-13.

По аналогичным основаниям с вынесением нового судебного акта было отменено и решение суда по иску депутата законодательного органа области А. к средству массовой информации и прокуратуре области о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации причиненного ему морального вреда.

Судом по данному делу было установлено, что на интернет-сайте информационного агентства (учредитель — ответчик) была размещена официальная информация прокуратуры о возбуждении в отношении А. дела об административном правонарушении. В отношении данной публикации пользователями указанного интернет-ресурса был дан ряд негативных комментариев, в которых сообщалось о причастности А. к убийствам, а также об обстоятельствах нарушения им действующего законодательства.

Кроме того, на интернет-сайте информационного агентства было опубликовано официальное сообщение прокуратуры о принятом решении провести проверку по изложенным в комментариях фактам.

Полагая, что указанные в сообщении прокуратуры данные о проведении в отношении истца проверки на предмет причастности к особо тяжким преступлениям изложены в форме утверждения как факты, имевшие место, и соотносят его с подозреваемым по уголовным делам, что не соответствует действительности, А. просил суд обязать ответчиков их опровергнуть, а также компенсировать ему причиненный моральный вред, который он оценил в 10 млн. руб.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что сообщение прокуратуры содержит информацию о проведении в будущем проверки сведений, изложенных анонимными пользователями указанного интернет-сайта. Однако данная информация изложена в некорректной форме, формирующей мнение читателей об истце как о совершившем преступление и нарушившем законодательство.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам областного суда указала, что спорная публикация представляет собой лишь информацию о предстоящей проверке прокуратурой сообщений граждан о причастности истца к совершению уголовно наказуемых деяний и не является утверждением о виновности А. в совершении преступлений, а потому не может рассматриваться в качестве распространения порочащих сведений. Сама по себе некорректность формулировки данного сообщения, использование слова «факт» по отношению к непроверенным сведениям пользователей «Интернета» не были оценены как распространение недостоверных, порочащих сведений с учетом того, что оценка буквального значения слов и выражений в тексте сообщения о проведении прокуратурой проверки, результат которой заранее неизвестен, позволяет прийти к выводу об отсутствии в публикации диффамационных признаков.

В целях вынесения законного и обоснованного решения по делам данной категории судам необходимо выяснять, действовало ли лицо, распространившее сведения об истце, добросовестно или официальное обращение было обусловлено намерением причинить вред другому лицу.

Так, городской суд, удовлетворяя исковое заявление А. к М. о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда, установил, что ответчик обратилась в городской совет ветеранов с заявлением о том, что истец незаслуженно пользуется льготами, установленными для участников Великой Отечественной войны, поскольку в период немецко-фашистской оккупации отец А. служил полицаем и был расстрелян партизанами. По мнению М., чтобы скрыть связь своего отца с немцами, А. в феврале 1945 года устроилась работать в военно-санитарном поезде, отправленном на фронт.

Разрешая спор, суд указал, что сообщенные ответчиком сведения не доказаны и ничем, кроме ее устных показаний, не подтверждаются. Утверждение М., что направление ею заявления в совет ветеранов имело целью реализацию конституционного права на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, суд обоснованно не принял во внимание, сочтя его злоупотреблением правом, поскольку ранее с заявлениями о проверке законности статуса А. как участника Великой Отечественной войны ответчик неоднократно обращалась в военный комиссариат области, в орган социальной защиты населения и получила оттуда обоснованные ответы о статусе истца, подтвержденные ссылками на архивные документы.

Другие разъяснения, содержащиеся в Обзоре :

Судебная практика о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда

Решение суда об отказе в удовлетворении иска о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда , взыскании судебных расходов на представителя. Мы полагаем, данное решение суда полностью соответствует судебной практике, а именно, обращение с жалобой или заявлением в компетентные органы не может нарушать честь достоинство и деловую репутацию. Однако, остается правомерный вопрос о заведомо ложном доносе, но оценку таким действиям дает не суд, а правоохранительные органы.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

03 марта 2010 года Черемушкинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Силаевой Т.В., при секретаре Иониной Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-95/10 по иску К. к В, Р о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда,

Истица обратилась в суд с иском к ответчикам о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований представитель истицы в судебном заседании пояснил, что в процессе рассмотрения Зюзинским районным судом г. Москвы гражданского дела по иску о разделе совместно нажитого имущества, между К. и К-Р и К-Ф. подал заявление об обеспечении иска, к которому приложил заявление В. в УВД ЗАО г. Москвы и объяснение В., в которых она указывает, что П. является любовником К. Данная информация стала известна представителям сторон по делу, судье Зюзинского суда, сотруднику милиции. К. замужем, данная информация является порочащей ее честь и достоинство. Истица просит суд взыскать с В. и Р. компенсацию морального вреда в размере 50000 руб. с каждого.

Истица К. в суд не явилась, о времени рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

Ответчик В. в судебное заседание не явилась, о времени рассмотрения дела извещена надлежащим образом. Заявила ходатайство в случае отказа в удовлетворении иска о взыскании с истицы расходов на оплату услуг представителя – адвоката Москвы Путиловой О.В. в размере 40 000 руб., на удостоверение доверенности в сумме 200 руб.

Представитель В. в суд явилась, требования не признала, пояснила, что В. не распространяла никаких сведений об истице. В. обратилась с заявлением в правоохранительные органы, которые призваны принимать меры и проводить проверки по обращениям граждан. Никаких сведений о Карповой она распространять не собиралась. Она не распространяла информацию, не высказывала никаких комментариев о своем отношении к истице, просто наиболее приближенно к действительности описывала сложившуюся ситуацию. Заявление она подавала без копий, также она не знала, что имеются копии ее объяснения, данного в органах внутренних дел.

Ответчик Р. в суд явился, требования не признал, пояснил, что никаких сведений о К. не распространял. Документы, указанные истицей, он приложил к заявлению об обеспечении иска как обоснование противоправных действий сотрудника милиции, приведенного Карповой на земельный участок, входящий в состав имущества, подлежащего разделу, в обоснование давления, оказываемого на него в связи с иском о разделе имущества. Своего отношения к истице он нигде не высказывал и никаких сведений о ней не распространял.

Выслушав объяснения представителя истицы, представителя ответчицы В., ответчика Р., исследовав письменные материалы дела, суд полагает, что требования истицы удовлетворению не подлежат.

В силу ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. .

5. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24.02.2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»: 7. По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, s распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств» телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся i оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении I гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

9. В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

10. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

11. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Судом установлено, что в производстве Зюзинского районного суда г. Москвы находится гражданское дело о разделе имущества между Р. и К. 09 июня 2009 года Р. обратился Зюзинский суд с заявлением о принятии мер по обеспечению иска в виде запрета К. до вступления решения по делу в законную силу пользоваться земельным участком и домом по адресу: Московская область, Ленинский район, д. Десна-Агропункт д. хх. К заявлению приложена копия заявления В. на имя начальника УВД ЗАО г. Москвы и объяснения В., данных заместителю начальника 2 отдела ОРБ ГУ МВД России по ЦАО Степанову С.А. по поводу действий сотрудников милиции ХХ и ГГ, которые совершили в отношении нее противоправные действия. В указанных документах содержатся сведения о том, что в процессе противоправных действий ХХ объяснил свое присутствие в доме по указанному адресу тем, что является любовником К.

Анализируя представленные доказательства, суд приходит к выводу о том, что требования истицы удовлетворению не подлежат.

В. не распространяла об истице сведений, имеющих порочащий характер. В. обращалась в правоохранительные органы, с заявлением о совершении в отношении нее противоправных действий работниками милиции. В заявлении и объяснении, поданных в органы, специально существующие для проведения проверок по обращениям граждан, В. максимально подробно описывала происшедшее, не давая при этом оценку поведению истицы, не указывая на свое отношение к истице. Никаких утверждений о поведении истицы в документах не содержалось.

При таких обстоятельствах в удовлетворении требования к В. суд полагает отказать.

Суд полагает, что Р. также не распространял об истице сведения, имеющие порочащий характер, поскольку документы, приложенные к заявлению об обеспечении иска, не содержат утверждений ответчика о неэтичном поведении истицы, никаких оценок поведения истицы ответчик не давал. Поведение истицы не было предметом проводимых органами внутренних дел проверок.

В удовлетворении иска суд полагает отказать.

Представленными квитанциями подтверждается оплата : В. денежных средств в размере 40 000 руб. за участие представителя в настоящем деле, удостоверении доверенности на право представлять ее интересы.

Поскольку в удовлетворении требований к В. судом отказано, в соответствии со ст. 98, 100 ГПК РФ суд считает возможным взыскать с К. в пользу В. В. расходы на оказание услуг представителя адвоката Москвы Путиловой О.В. в сумме 40 000 руб., расходы на удостоверение доверенности в размере 200 руб. Сумму на оказание услуг представителя суд полагает разумной в связи с тем, что данное дело рассматривалось длительное время, представитель ответчицы участвовал во всех судебных заседаниях.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 — 198 ГПК РФ суд

В удовлетворении иска К. к В, К о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда отказать.

Взыскать с К. в пользу В. судебные расходы в размере 40 200 руб.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней со дня вынесения решения в окончательной форме через районный суд.

Защита деловой репутации: определение границы дозволенного

Практика по искам о защите деловой репутации. Защита деловой репутации организации, компаний, директора.

Жизнь создает массу ситуаций, когда кажущиеся правомерными действия могут причинять вред. Вред деловой репутации компаний. О некоторых из них мы расскажем в нашем материале.

a) Обращение в арбитражный суд по факту распространения сведений в отношении директора общества. Истец – само общество.

1. Общество с ограниченной ответственностью «База «Чкаловская» (далее – ООО «База «Чкаловская») обратилось в арбитражный суд с иском к Чернокоз Ольге Валерьевне (далее – Чернокоз О.В.) (с учетом удовлетворения судом ходатайства истца о замене ответчика) о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ООО «База Чкаловская» сведений о нарушении законодательства при оформлении прав на недвижимое имущество, изложенных в статье под названием «Сергей Барыкин и База «Чкаловская»: журналисты требуют от прокуратуры, СКР и МВД расследовать имущественные махинации от 13.01.2016 года в интернет-издании «Регионы-online»

Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 Обзора практики рассмотрения судами дел, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2016, лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения.

Также необходимо принимать во внимание, что ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации (пункт 12 Обзора).

Барыкин С.Н. является директором (единоличным исполнительным органом общества) ООО «База «Чкаловская», то есть входит в органы управления ООО «База «Чкаловская», следовательно, в оспариваемом высказывании содержатся порочащие сведения непосредственно в отношении истца.

Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации.

2. В кассации отменено, по причине доказанности порочащих сведений.

Следовательно, распространенная ответчиком информация о наличии крупной задолженности истца направлена на ослабление деловой репутации последнего, и тем самым, заставляет контрагентов, потребителей, к которым в том числе относятся члены ТСЖ, пересмотреть тот набор качеств и оценки, с которыми их носитель ассоциируется. Такие действия искажают реальные намерения истца, ослабляют его позиции в хозяйственной деятельности и наносят ущерб его деловой репутации.

Также неверен вывод суда первой инстанции о том, что заявленные требования направлены на защиту репутации председателя товарищества перед членами товарищества, а не на защиту деловой репутации самого ТСЖ «Синтез» перед третьими лицами.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 12 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016, ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации.

Характер сведений, касающихся профессиональной деятельности руководителя организации, влияет на оценку товарищества как участника гражданского оборота, в том числе во взаимоотношениях с энергоснабжающей организацией. Следовательно, негативные сведения такого рода приводят к отрицательной оценке деятельности товарищества и умаляют его деловую репутацию

В рассмотренном случае распространенные сведения являются ложными и порочат честь, достоинство и профессиональную репутацию физического лица именно как руководителя организации. Так как единоличный исполнительный орган товарищества действует от имени товарищества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого товарищества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации в данном случае привело к умалению деловой репутации самой организации.

b) Обращение в арбитражный суд самого общества и директора общества.

1. Истцы ООО «ЧМК», Бритиков А.А. обратились в арбитражный суд к ответчику Шкредову В. И. cо следующими исковыми требованиями (с учетом заявления об уточнении): — признать порочащими деловую репутацию Бритикова Алексея Анатольевича, являющегося генеральным директором общества с ограниченной ответственностью «Чернянский Молочный Комбинат» и общества с ограниченной ответственностью «Чернянский Молочный Комбинат», сведения, распространенные Шкредовым Владимиром Ивановичем в заявлении в Следственный комитет Российской Федерации, УМВД России по Белгородской области.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что обращение ответчика в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом.

Таким образом, сведения, изложенные в обращении к правоохранительным органам, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию истцов.

Определяющим является характер распространенных сведений и их влияние на деловую репутацию юридического лица . В настоящем споре конкретные сведения, порочащие репутацию физического лица — руководителя организации имеют негативные последствия для репутации самого юридического лица. Распространенные сведения являются ложными и порочат честь, достоинство и профессиональную репутацию физического лица именно как руководителя организации. Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации привело к умалению деловой репутации самой организации.

2. Бажаев Муса Юсупович, ОАО «Группа Альянс», ООО «Русская Платина» (далее – истцы) обратились в Арбитражный суд города Москвы с иском к ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» (далее – ответчик) о защите деловой репутации путем признания порочащими деловую репутацию истца.

Указанные сведения содержатся в следующих фрагментах статей: «В последние два года в роскошном отеле на Сардинии часто проходят мероприятия и вечеринки, на которых в качестве званых гостей выступают российские чиновники самого разного уровня. Forte Village за это время превратился в настоящую базу бесплатного отдыха российского истеблишмента. Радушный хозяин лично принимает гостей — а заодно обсуждает с ними дела насущные, деловые»; «Интересно, воспользуется ли снова владелец Forte Village проверенным способом приглашения на курорт различных вип-гостей?».

При заявлении требования о защите деловой репутации истец должен доказать факт распространения сведений об истце и порочащий характер этих сведений. Бремя доказывания соответствия действительности распространенных сведений относится на ответчика.

Надлежащими ответчиками по искам о защите деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности и умаляющих репутацию сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Согласно разъяснениям, данным в п. 12 «Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 г., ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации.

Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации может привести к умалению деловой репутации самой организации.

Таким образом, содержание статьи отвечает признакам порочащей информации, опровержение которой предусмотрено положениями ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Ответчик (автор), реализуя конституционное право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, применив выражения и обороты речи, умаляющие деловую репутацию истцов, тем самым злоупотребил своим правом и вышел за его пределы, чем нарушил права и свободы истцов (а именно право на деловую репутацию).

Деловая репутация — это убежденность неопределенного круга лиц в надежности, добросовестности и порядочности лица, ведущего хозяйственную деятельность. Оспариваемая статья напрямую ставит под сомнение мнение об истцах как об организациях, имеющих безупречную репутацию. Истцы имеют положительный имидж как надежного партнера, контрагента, поэтому распространение в отношении них оспариваемых сведений может в значительной степени ухудшить устоявшееся положительное мнение общества о них и повлечь за собой иные негативные последствия, в том числе, и в виде финансовых убытков.

c) Обращение в арбитражный суд физическим лицом причастным к деятельности компании.

1. Банных Анатолий Николаевич обратился в Арбитражный суд Республики Алтай с исковым заявлением к Редакции республиканского информационно-аналитического еженедельника «Листок» (далее – Редакция, ответчик) о признании не соответствующими действительности порочащими честь и достоинство, деловую репутацию сведения об истце: люди Анатолия Банных совершают рейдерский захват СПК «Кайтанак»; об обязании ответчика в течение 10 (десяти) дней с момента вступления решения суда в законную силу на том же месте полосы, что и оспариваемый текст опровергнуть не соответствующие действительности порочащие честь и достоинство, деловую репутацию сведения об истце путем публикации текста опровержения.

Дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривают арбитражные суды.

Как разъяснено в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005) процессуальным законодательством установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», при применении пункта 5 части первой статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо учитывать, что дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подлежат рассмотрению в арбитражных судах и в случае привлечения к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том числе автора распространенных сведений.

Основным критерием разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами является экономический характер правоотношений.

Возникший спор, как это следует из содержания искового заявления, дополнения к нему, носит экономический характер. Истец подтверждает указанное обстоятельство выпиской от 17.06.2015 из протокола годового общего собрания акционеров ОАО «Производственно-коммерческая фирма «Силикатчик» об избрании Банных А.Н. председателем Совета директоров общества, а также доказательствами о потенциальной и несостоявшейся сделке купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Кучерла» (том 2, л.д. 1-32), таким образом, спорной публикацией затронуты интересы истца в предпринимательской среде и бизнес сообществе, а его исковое заявление подлежит рассмотрению арбитражным судом.

2. Акционерное общество энергетики и электрификации «Тюменьэнерго» (далее – АО «Тюменьэнерго», истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к Редакции сетевого издания «Аргументы неделi» (далее – Редакция) и Закрытому акционерному обществу «Издательский дом «Аргументы недели» (далее – ЗАО ИД «Аргументы недели») о защите деловой репутации.

В то же время требования Фирсова А.А. как директора АО «Тюменьэнерго» подлежат рассмотрению в арбитражном суде на основании следующего.

Деловая репутация организации как профессиональная репутация, которая заработана в среде аналогичных профессионалов (например, коммерсантов), а также в среде лиц, на которых направлена деятельность организации (например, потребителей товаров, работ, услуг), включает в себя профессиональную репутацию как самой организации, так и ее руководителей.

При этом деловая репутация организации может быть нарушена путем распространения порочащих сведений как о самой организации, так и о лицах, входящих в органы управления организацией, а также о работниках этой организации.

И наоборот, деловая репутация руководителя организации (лица, выполняющего управленческие функции в организации) может быть нарушена распространением порочащих сведений как о нем самом, так и об организации.

Поскольку единоличный исполнительный орган юридического лица действует от имени юридического лица в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется в репутацией самого юридического лица и непосредственно влияет на складывающуюся в обществе оценку деятельности юридического лица. В этой связи умаление профессиональной (деловой) репутации юридического лица, очевидно, в большинстве случаев приводит к умалению деловой репутации руководителя этого юридического лица, влияет на оценку обществом его профессиональных качеств и добросовестности поведения в гражданском обороте.

Учитывая изложенное, в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 33 Кодекса и согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» требования заявителя, как вытекающие из отношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подлежали рассмотрению в арбитражном суде.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.