Уголовный кодекс ст 24

Статья 24. Формы вины

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 24 УК РФ

1. Комментируемая статья раскрывает и конкретизирует содержание принципа вины (ст. 5) и вытекающей из него виновности как одного из признаков преступления (ст. 14).

Уголовный кодекс нормативно определяет и проводит принцип субъективного вменения: лицо может нести ответственность за содеянное и за причиненные им последствия только при наличии вины, а именно при соответствующем психическом отношении к содеянному в виде умысла или неосторожности. Вина лица должна устанавливаться не сама по себе, а по отношению ко всем юридически значимым обстоятельствам преступления, являющимся признаками соответствующего состава преступления или отягчающим наказание.

3. Для целей уголовно-правовой борьбы с преступностью необходимым и достаточным является прикладное значение понятий умысла и неосторожности, которое исторически сложилось в законодательстве и судебной практике на основе психологии.

В ряде статей Особенной части УК прямо указано, что соответствующее преступление может быть совершено только умышленно (ст. ст. 105, 111 — 115 и др.). В других статьях, наоборот, подчеркнута неосторожность как единственно возможная форма вины (ст. ст. 109, 118, 124, 143, 168, 216, 218, 219 и др.).

Часть 2 комментируемой статьи свидетельствует о том, что если в диспозиции статьи Особенной части УК не указана конкретная форма вины в основном или квалифицированном составе преступления, то вина может быть либо только умышленной (в одних составах) или же умышленной и неосторожной (в других составах). Применительно к каждому составу преступления содержание вины устанавливается путем толкования уголовного закона с учетом особенностей объективной стороны преступления, включенных в число признаков его состава характеристик мотива и цели деяния (наличие последних свидетельствует только о прямом умысле) и иных обстоятельств. Так, например, характеристиками исключительно умышленной формы вины являются заведомость, совместность, злостность, незаконность, угроза, посягательство, принуждение, уклонение и т.п. (см. Постановление Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3).
———————————
Например, применительно к ч. 2 ст. 105 УК см. об этом: Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1.

Так, действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований Правил дорожного движения не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК. При этом под заведомостью оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, следует понимать случаи, когда водитель осознавал опасность для жизни или здоровья потерпевшего, который был лишен возможности самостоятельно обратиться за медицинской помощью вследствие малолетства, старости, болезни или беспомощного состояния (например, когда водитель скрылся с места происшествия, не вызвал скорую медицинскую помощь, не доставил пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и т.п.) (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

4. Формы вины, а также виды умысла (прямой и косвенный) и неосторожности (легкомыслие и небрежность) отличаются друг от друга, а также от невиновного причинения вреда различным соотношением элементов сознания и воли как к деянию (действию или бездействию), а в материальных составах — и к наступившим последствиям (см. коммент. к ст. ст. 25, 26, 28).

5. Форма вины имеет значение не только для квалификации преступлений и их разграничения от иных правонарушений (например, уголовная ответственность за налоговые преступления, за различные уклонения возможна только при наличии прямого умысла — см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64), но и для решения ряда других юридически значимых вопросов: при категоризации преступлений (ст. 15 УК) и назначении наказания по их совокупности (ст. 69 УК); для установления рецидива, при котором принимаются во внимание только умышленные преступления (ст. 18 УК); при решении вопроса об ответственности за приготовление, покушение (ст. 30 УК) и при добровольном отказе от доведения преступления до конца (ст. 31 УК), за соучастие в преступлении (ст. 32 УК), что возможно лишь при умышленной деятельности; при характеристике личности и ее мотивации при индивидуализации наказания (ст. 60 УК); при отмене условного осуждения (ч. ч. 4 и 5 ст. 74 УК); при определении режима отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК) и др.

Статья 24 УК РФ. Формы вины

Новая редакция Ст. 24 УК РФ

1. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

2. Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 24 УК РФ

1. Как указывалось в коммент. к ст. 5, лицо подлежит УО только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Данное положение закреплено уголовным законом в качестве принципа УО. Объективное вменение, т.е. УО за невиновное причинение вреда, по уголовному праву РФ не допускается. На виновное совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, указывается также в законодательном определении понятия преступления (ч. 1 ст. 14).

2. Под виной в уголовном праве понимается отрицательно оцениваемое уголовным законом психическое отношение лица к совершаемому им запрещенному законом действию (или бездействию) и возможному общественно опасному последствию в форме умысла или неосторожности. Лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние при наличии вины, признается судом виновным в совершении этого деяния. Согласно ст. 49 Конституции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

3. Виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. В статьях Особенной части УК РФ при описании признаков конкретных составов преступлений иногда прямо указывается на совершение преступления умышленно (ст. 105, 111 — 115 и др.). Нередко указаний на форму вины не дается (ст. 110, 116, 130, 131, 145 и др.). При этом в некоторых случаях речь может идти как об умышленных, так и о неосторожных преступлениях. Основание для такого подхода к трактовке данного вопроса содержится в ч. 2 коммент. статьи. Однако деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ст. 109, 118, 143, 168 и др.).

4. Если в статье Особенной части УК РФ при описании объективных и субъективных признаков конкретного состава преступления нет указания на возможность совершения определенного деяния по неосторожности, а фактически оно было совершено при неосторожной форме вины, содеянное не содержит состава преступления, а лицо не подлежит УО.

5. Невиновным признается совершение запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния при отсутствии у лица как умысла, так и неосторожности на совершение этого деяния.

Другой комментарий к Ст. 24 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 закреплены две формы вины, известные уголовному праву, — умысел и неосторожность. Их содержание раскрывается соответственно в ст. ст. 25 и 26 УК РФ.

2. Положение ч. 2 необходимо понимать следующим образом. В случае указания в статье Особенной части УК РФ на неосторожность как форму вины соответствующее преступление совершается только по неосторожности (например, ст. ст. 118, 167 УК РФ). Напротив, умолчание законодателя о форме вины допускает совершение соответствующего преступления как умышленно, так и по неосторожности (например, ст. ст. 251, 283 УК РФ), если только вывод об умышленном совершении преступления не следует из смысла уголовного закона (например, ст. ст. 120, 285 УК РФ).

3. В ряде случаев юридическое значение приобретают мотив и цель совершения преступления.

Мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.

Цель преступления связана с будущим и представляет собой мысленную модель результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель, имеющие уголовно-правовое значение, могут иметь место только в умышленных преступлениях и выполнять одну из трех функций.

Во-первых, мотив и цель могут являться криминообразующим признаком, введенным законодателем в состав преступления с целью отграничить преступное деяние от непреступного (например, ст. ст. 153, 154, 285 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут являться квалифицирующими признаками соответствующего состава преступления (например, п. п. «з» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель могут разграничивать смежные составы преступлений (например, террористический акт (ст. 205 УК РФ) отличается от диверсии (ст. 281 УК РФ) по целям действий виновного).

4. В ряде случаев уголовно-правовое значение приобретает ошибка лица, т.е. его заблуждение относительно юридической или фактической стороны совершаемого деяния (юридическая и фактическая ошибки соответственно).

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической характеристике или юридических последствиях совершаемого деяния. Такие неправильные заблуждения (например, незнание о преступности действий, ошибка в представлении о возможном наказании, неверное отнесение деяния к числу преступных, хотя оно таковым не является) не влияют на уголовную ответственность и наказание субъекта.

Фактическая ошибка предполагает неправильное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Иметь уголовно-правовое значение может лишь ошибка, связанная с признаками состава преступления; заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, не относящихся к последним, юридического значения не имеет.

Можно выделить две разновидности фактической ошибки: ошибка-незнание и ошибка-заблуждение.

При ошибке-незнании лицу неизвестно юридически значимое обстоятельство, оказывающее влияние на квалификацию (например, беременность потерпевшей при убийстве, характер похищаемого предмета как наркотического средства). В таком случае содеянное либо вовсе не образует состава преступления (если неизвестное обстоятельство является конструктивным признаком основного состава преступления), либо квалифицируется без вменения лицу соответствующего признака (т.е., например, не по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, а по ч. 1 ст. 105 УК РФ). Однако в случае, если неизвестный факт должен был и мог быть известен лицу и уголовный закон устанавливает ответственность за то же деяние, совершенное по неосторожности, лицо может понести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности (например, при мнимой обороне или за причинение по неосторожности смерти человеку, ошибочно принятому в темноте за животное).

При ошибке-заблуждении лицо ошибочно полагает о существовании юридически значимого обстоятельства, оказывающего влияние на квалификацию (например, полагает о малолетнем возрасте потерпевшей при изнасиловании, об исправности похищаемого оружия). В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на преступление с соответствующим признаком, т.е. как покушение на преступление, которое было бы совершено, будь факты таковы, как лицо их предполагает существующими (например, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК, ч. 3 ст. 30 и ст. 226 УК РФ).

Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

СТ 24 УПК РФ

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 24 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи 24 УПК РФ определяют основания прекращения уголовного дела либо основания отказа в возбуждении уголовного дела при производстве по уголовным делам. При этом основания, связанные с прекращением уголовного дела, действуют на всех частях, стадиях уголовного судопроизводства. Это связано с тем, что гл. 4 УПК РФ находится в Общей части УПК РФ. Кроме того, в соответствии со ст. 254 УПК РФ суд прекращает уголовное дело в ходе судебного разбирательства, если установит некоторые из указанных оснований, предусмотренные комментируемой статьей. Пункт 2 ст. 389.15 УПК РФ, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ, определяет для суда апелляционной инстанции основания отмены или изменения судебного решения суда первой инстанции. Данные основания принятия процессуального решения сводятся к тому, что суд первой инстанции не прекратил уголовное дело по одному из оснований, которые установлены в комментируемой статье 24 УПК России. Кроме того, непрекращение уголовного дела по данным основаниям признается существенным нарушением УПК РФ. Данное положение позволяет отменить или изменить в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ и ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ судебное решение при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной или надзорной инстанции.

2. Исходя из системного толкования положений ст. ст. 24, 254 и 389.17 УПК РФ прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным положениями комментируемой статьи, является не правом для соответствующих участников уголовного судопроизводства, а обязанностью принять процессуальное решение о прекращении уголовного дела либо отказать в возбуждении уголовного дела по данным основаниям. Дело в том, что в случаях, когда охраняемые государством при помощи УК РФ ценности становятся объектом преступного посягательства, то осуществляется уголовное преследование лиц, преступивших уголовный закон, и возможно применение уголовного наказания за их нарушение. А при наличии определенных оснований, предусмотренных положениями комментируемой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ, недопустимо постановление обвинительного приговора суда, установление вины лица, которому оно инкриминировалось, отсутствует необходимость подтверждения его виновности в совершении деяния и, соответственно, недопустимо дальнейшее уголовное преследование такого лица. При этом доказывание в предусмотренном федеральным законом порядке его вины, а тем более — подтверждение судом его виновности в совершении деяния, в силу данных оснований, не представляется возможным. Кроме того, по мнению Конституционного Суда РФ: «. Необоснованное уголовное преследование — это одновременно и грубое посягательство на человеческое достоинство, а потому непосредственным выражением конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности, презумпции невиновности, права каждого на защиту, в том числе судебную, его прав и свобод применительно к личности подозреваемого (обвиняемого) являются возможность реабилитации, т.е. восстановления чести, доброго имени опороченного неправомерным обвинением лица, а также обеспечение проверки законности и обоснованности уголовного преследования и принимаемых процессуальных решений, в случае необходимости — в судебном порядке» .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 16-П // .

3. Правом принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении уголовного дела при наличии оснований, предусмотренных положениями комментируемой статьи, в пределах своей компетенции на досудебной части уголовного судопроизводства, обладают: руководитель следственного органа, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело ; следователь, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; дознаватель, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; начальник подразделения органа дознания, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело; начальник органа дознания, в производстве которого находятся материалы проверки либо уголовное дело . Прокурор не обладает полномочиями по прекращению уголовного дела либо по отказу в возбуждении уголовного дела. Но в силу наличия элемента процессуального контроля прокурором за дознавателем, определенного в ст. ст. 37, 41 УПК РФ, прокурор вправе давать указания дознавателю, которые являются обязательными для реализации. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 37, 41 настоящего Кодекса.) Это касается и вопросов принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или вопросов прекращения уголовного дела. Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК РФ прокурор вправе принять процессуальное решение об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. (Более подробно см. комментарий к ч. 6 ст. 148 настоящего Кодекса.) В ходе судебного производства по уголовному делу соответствующее процессуальное решение принимает суд (судья). Это касается рассмотрения уголовного дела в суде первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, а также рассмотрения уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. При этом в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования. (Более подробно см. комментарий к ст. 246 настоящего Кодекса.)
———————————
В соответствии с ч. 4 ст. 11 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ «О Следственном комитете РФ» в случае, если в ходе проверки обращения о правонарушении будет установлено отсутствие в деянии состава преступления, но наличие в нем признаков административного правонарушения, руководитель следственного органа СК направляет соответствующие материалы в орган, должностному лицу, в компетенцию которых входит решение вопроса о привлечении к ответственности лица, совершившего такое правонарушение ().

Начальник органа дознания вправе прекратить уголовное дело в соответствии со ст. 157 УПК РФ при производстве неотложных следственных действий.

4. Принятие процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или прекращении уголовного дела, при наличии соответствующих оснований, предусмотренных в комментируемой статье, порождает перед соответствующими участниками уголовного судопроизводства обязанности. Эти обязанности возникают в отношении тех лиц, по которым принимаются данные процессуальные решения. Кроме того, данные обязанности связаны с разъяснением оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, права возражать против отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не допускается, если лицо, в отношении которого принимается данное процессуальное решение, против этого возражает.

5. Перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, предусмотренный в комментируемой статье, не является исчерпывающим. УПК РФ предусматривает еще и другие основания для прекращения уголовного дела. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ уголовное дело также подлежит прекращению мировым судьей в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, если имеется заявление о примирении сторон.

6. Все основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, предусмотренные в комментируемой статье 24 УПК, делятся на реабилитирующие и нереабилитирующие. Нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела, как правило, свидетельствуют о том, что было уже возбуждено уголовное дело, но его прекращают при наличии нереабилитирующих оснований. Кроме того, прекращение уголовного дела в данном случае порождает последствия, неблагоприятные для лица, в отношении которого прекратили уголовное дело. Речь идет об ограничении при приеме на государственную службу и т.д. Нереабилитирующие основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела предполагают наличие факта совершения преступления данным лицом. Законодатель связывает эти основания с истечением сроков давности уголовного преследования; смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

7. К реабилитирующим основаниям отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела следует отнести такие, которые исключают совершение лицом общественно опасного деяния. Кроме того, они не порождают негативных последствий для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращается. К ним в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ относят: отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (за исключением случаев, когда следователь, руководитель следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами); отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно СФ, ГД РФ на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ; в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

8. Основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления не связано с фактом невиновности лица в совершении преступления. Наличие данного основания в первую очередь связано с объективными обстоятельствами, исключающими сам факт наличия преступного деяния. Отсутствие события преступления предполагает, что определенное событие было ошибочно воспринято как преступление (например, лицо заявляет о факте кражи какой-то вещи, в то время как она утеряна самим хозяином; в процессе расследования убийства выясняется, что лицо умерло естественной смертью, и т.д.).

9. Отсутствие в деянии состава преступления означает отсутствие в деянии хотя бы одного из признаков состава преступления (объекта преступного посягательства, объективной стороны преступления, субъекта преступления, субъективной стороны преступного деяния). Объект преступного посягательства отсутствует тогда, когда совершенное деяние не причинило вреда и не создало угрозу причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам, т.е. когда деяние не предусмотрено уголовным законом в качестве преступления. Признаки объективной стороны преступления отсутствуют в деянии тогда, когда отсутствуют внешние признаки деяния, причинная связь между совершенным деянием и наступившими общественно опасными последствиями и т.д. Кроме того, к данному критерию отсутствия признаков объективной стороны состава преступления относят следующее: наличие в деянии лишь формальных признаков преступления, предусмотренных УК РФ, которые в силу малозначительности не причинили вреда интересам, которые охраняются УК РФ; деяние не содержит признаков преступления, а является составом правонарушения и т.д. Отсутствие субъекта преступления означает недостижение лицом, совершившим общественно опасное деяние, возраста уголовной ответственности; невменяемость лица, совершившего общественно опасное деяние; отсутствие признаков специального субъекта преступления там, где они являются необходимыми для квалификации преступления. Отсутствие субъективной стороны преступления предполагает отсутствие вины лица в совершении общественно опасного деяния в виде умысла или неосторожности. Уголовное преследование лица ввиду отсутствия в деянии состава преступления прекращается также, если имеются обстоятельства, исключающие преступность общественно опасного деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск, физическое или психическое принуждение и др.). Уголовное дело по делам частного обвинения будет прекращено по данному же основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и в случае, когда потерпевший (частный обвинитель) без уважительных причин не явился на судебное заседание. Уголовное дело подлежит прекращению по данному основанию (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ при полном или частичном отказе государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства.

10. Уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) также и в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. По мнению Конституционного Суда РФ, «такое решение констатирует отсутствие преступности и наказуемости деяния по смыслу нового уголовного закона и, соответственно, не влечет для лица каких-либо уголовно-правовых последствий; напротив, оно направлено на защиту прав этого лица и само по себе не может рассматриваться как причинение ему вреда, а потому — учитывая, что вопрос об уголовной ответственности за деяние, утратившее качество преступности, исключается в принципе, — и уголовное преследование в отношении подозреваемого, обвиняемого подлежит прекращению» . Процессуальное решение может быть принято на любой из частей, стадий уголовного судопроизводства соответствующими участниками уголовного процесса, обладающими на это данным правом.
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2013 г. N 24-П // .

11. Истечение сроков давности уголовного преследования, как основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, означает прекращение действия сроков, текущих с момента совершения преступления, в течение которых лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. Эти сроки регламентированы ст. 78 УК РФ, предусматривающей освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Лицо не может быть подвергнуто уголовному преследованию, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: два года после совершения преступления небольшой тяжести; шесть лет после совершения преступления средней тяжести; десять лет после совершения тяжкого преступления; пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ днем совершения преступления, с которого начинается течение и исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности, следует понимать день совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. В соответствии с п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12 августа 2010 г. в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12 августа 2010 г., последний день срока давности — 11 августа 2012 г., по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12 августа 2012 г., привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день . Течение сроков давности уголовного преследования приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной. Вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое возможно наказание в виде пожизненного лишения свободы или смертная казнь, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то пожизненное лишение свободы не применяется. К лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; применение запрещенных средств и методов ведения войны, геноцид, экоцид), сроки давности не применяются.
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. N 19 // .

12. Одним из оснований отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения возбужденного уголовного дела является смерть лица, подлежащего уголовному преследованию, — подозреваемого или обвиняемого. Однако производство по делу даже в случае смерти подозреваемого и обвиняемого может быть продолжено, если этого требуют задачи реабилитации умершего, восстановления его доброго имени, чести и достоинства, иных законных интересов. Его право на реабилитацию может быть признано в порядке ст. 134 УПК РФ судом, прокурором, следователем и дознавателем. (Более подробно см. об этом комментарий к ст. 134 настоящего Кодекса.) Производство по делу в отношении умершего может быть продолжено только в том случае, когда имеющиеся в деле данные дают основания сделать вывод об отсутствии события преступления, состава преступления, виновности умершего в совершении преступления и т.д.

13. Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, делает уголовное преследование невозможным и влечет за собой отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение возбужденного уголовного дела. По заявлению потерпевшего возбуждаются дела частного обвинения — дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 (побои) и ч. 1 ст. 128.1 (клевета без отягчающих обстоятельств) УК РФ; а также дела частно-публичного обвинения, перечень которых определен ч. 3 ст. 20 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 20 настоящего Кодекса.) Исключение составляют случаи, когда следователь или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. В данном случае отсутствие заявления потерпевшего не является основанием для прекращения возбужденного прокурором, следователем или дознавателем уголовного дела.

14. Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела регламентирован соответственно ст. 148 и гл. 29 настоящего Кодекса. (Более подробно см. комментарий к ст. 148 и гл. 29, настоящего Кодекса.)

15. Положения ч. 3 комментируемой статьи 24 УПК РФ устанавливают, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно и прекращение уголовного преследования. Речь идет о прекращении уголовного преследования применительно к конкретному уголовному делу, производство по которому прекращено. Если лицо совершает другое преступление, о котором возбуждается другое уголовное дело, уголовное преследование лица, его совершившего, осуществляется в общем порядке. Но при этом прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица не влечет за собой прекращения уголовного дела.

16. При производстве по уголовному делу как на досудебной, так и на судебной ее части дознаватель, следователь, суд (судья) при наличии обстоятельств, которые позволяют освободить подозреваемого, обвиняемого, подсудимого от уголовной ответственности, в соответствии со статьями Особенной части УК РФ, принимают процессуальное решение об освобождении лица от уголовной ответственности на основании примечания к той или иной статье уголовного закона. Положения, предусмотренные ст. ст. 24, 27 УПК РФ, в данных случаях не используются. Так, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 1 «О судебном приговоре» определено, что «при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст. 291, 222 УК РФ), дело прекращается на основании примечания к той или иной статье уголовного закона» .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 // .

17. Существенным элементом, регламентирующим положения данной статьи, является наличие процессуальных гарантий у потерпевшего, гражданского истца, предусмотренных ч. 4 ст. 213 УПК РФ и связанных с разъяснением им права на предъявление гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства. Данное право возникает в случае прекращения уголовного дела, а также в случае прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого по основаниям, предусмотренным п. п. 2 — 6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. п. 2 — 4 ч. 1 ст. 27 и ст. 28 УПК РФ. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ следователь (дознаватель) должен указать суд, в который вправе обратиться потерпевший, срок, в течение которого потерпевший вправе обратиться в этот суд, вред, о возмещении которого может ходатайствовать потерпевший, и статьи ГК РФ, которыми он при этом должен руководствоваться .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2005 г. N 11-О // .

18. Вопросы, связанные с прекращением уголовного дела или прекращением уголовного преследования на досудебной части уголовного судопроизводства, регламентированы Приказами Председателя Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете РФ», N 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете РФ», N 3 «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия, избрания и продления срока меры пресечения в виде заключения под стражу», указанием Председателя Следственного комитета РФ от 25 марта 2011 г. N 3/224 «О дополнительных мерах по усилению процессуального контроля в досудебном производстве», а также Приказом Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия».

Статья 24 УПК РФ. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (действующая редакция)

1. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) истечение сроков давности уголовного преследования;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

2. Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

3. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

4. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 24 УПК РФ

1. Следователь и дознаватель при наличии указанных в данной статье оснований вправе и обязаны отказать в возбуждении уголовного дела либо прекратить уголовное дело, если оно уже возбуждено. Одновременно с прекращением уголовного дела обязательно прекращается и уголовное преследование подозреваемого или обвиняемого. Прекращение уголовного дела влечет обязательное прекращение уголовного преследования не только по основаниям данной статьи, но также и в случаях, предусмотренных ст. ст. 25, 28, 431, ч. 1 ст. 439, ч. ч. 2, 3 ст. 443. Прекращение дела (и уголовного преследования) либо отказ в возбуждении дела в отношении лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, производится на основании ст. 3 УПК. (О прекращении уголовного дела без прекращения уголовного преследования см. ком. к ст. 27 настоящего Кодекса.)

2. Отсутствие события преступления как основание для принятия указанных решений имеет место тогда, когда установлено отсутствие либо не установлено совершение самого деяния, в связи с которым поступило сообщение о преступлении. Следует иметь в виду, что иногда событие как таковое может иметь место, но если оно не является человеческим деянием (действием или бездействием), а представляет собой проявление исключительно стихийных природных сил (молнии, снежной лавины, диких животных и т.д.), отказ в возбуждении дела или прекращение дела производятся также по данному основанию.

Оно применяется только тогда, когда не существовало никакого деяния, послужившего причиной сообщения о совершении преступления (было сделано заведомо ложное сообщение о преступлении; заявителю показалось, что у него пропали деньги, и т.п.). Если же обнаружится, например, что причиной для подачи заявления лица о краже или угоне принадлежащего ему автомобиля послужили действия члена его семьи, переставившего автомобиль в другое место без ведома владельца, то в этом случае нельзя сделать вывода, что события, содержащего некоторые признаки кражи или угона (в данной ситуации — исчезновения автомобиля), не существовало. Основанием для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела в этом случае будет другое основание — отсутствие состава преступления в действиях члена семьи.

Неустановление (недоказанность) события преступления по общему правилу является основанием лишь для решения о прекращении дела, но не об отказе в его возбуждении, так как для того, чтобы сделать вывод о неустановлении события, прежде надо использовать весь арсенал следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и необходимых для доказывания этого события, что обычно возможно только после возбуждения уголовного дела.

3. Отсутствие состава преступления для целей настоящей статьи имеет место, если:

— в реально содеянном отсутствуют все или некоторые признаки какого-либо конкретного состава преступления, предусмотренного статьями Общей и Особенной частей УК;

— деяние имело правомерный характер ввиду наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайняя необходимость и др. действия, указанные в гл. 8 УК);

— деяние не является преступлением в силу малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК);

— после совершения деяния был принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (см. часть вторую данной статьи). Однако если обвиняемый настаивает на своей невиновности и требует рассмотреть дело по существу, то суд обязан проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу (См.: Определение КС РФ от 05.11.2004 N 361-О);

— при производстве по делу частного обвинения потерпевший не явился в судебное заседание без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК).

В ч. 1 ст. 148 УПК говорится о том, что отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. Представляется, что это правило распространяется и на прекращение уголовного дела по данному основанию.

4. Порядок исчисления сроков давности (по УПК — «давности уголовного преследования») установлен ст. ст. 78, 94 УК. Течение сроков давности приостанавливается лишь в случае, если подозреваемый или обвиняемый уклоняется от следствия и суда, и возобновляется с момента их задержания либо явки с повинной. Совершение нового преступления не прерывает течение срока давности, т.к. сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Прекращение уголовного дела по данному основанию в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые установлено наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы, является исключительной прерогативой суда (ч. 4 ст. 78 УК). Прекращение уголовного дела или отказ в его возбуждении за истечением срока давности не допускается, если обвиняемый или подозреваемый против этого возражают (ч. 2 ст. 27 УПК).

5. Смерть обвиняемого или подозреваемого по прямому смыслу п. 4 ч. 1 данной статьи, как правило, является основанием лишь для прекращения дела, а не для отказа в его возбуждении, т.к. согласно ст. ст. 46, 47 эти участники появляются в процессе после его возбуждения. Исключение составляет случай задержания лица в качестве подозреваемого в порядке ст. ст. 91, 92, если оно скончалось еще до возбуждения уголовного дела. Как представляется, смысл оговорки, ограничивающей круг лиц, в отношении которых принимается решение по данному основанию, лишь подозреваемыми или обвиняемыми, состоит в том, чтобы дать время следователю, дознавателю и прокурору разобраться в вопросе о необходимости реабилитации умершего. Основания для реабилитации (отсутствие события, состава преступления, непричастность лица к совершению преступления — ч. 2 ст. 212 УПК) не всегда очевидны и могут потребовать доказывания с применением следственных действий, что по общему правилу возможно только после возбуждения дела. При наличии данных о существовании реабилитирующих лицо обстоятельств производство по делу продолжается в общем порядке и может завершиться прекращением дела по основаниям п. п. 1, 2 ст. 24, п. 1 ст. 27, в т.ч. и тогда, когда виновность лица, несмотря на все принятые меры, осталась недоказанной.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2011 N 16-П указал, что при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство. При этом указанным лицам должны быть обеспечены права, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено частью восьмой статьи 42 УПК Российской Федерации применительно к умершим потерпевшим. Представляется, что в случаях, когда близкие родственники умершего не установлены, отсутствие их возражений на прекращение дела должно презюмироваться.

О смерти подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, незамедлительно информируется прокурор, а также лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело. При прекращении дела в отношении умершего обвиняемого или подозреваемого остается неясным вопрос о судьбе имущества, которое при совершении корыстного преступления могло быть им похищено. В таких случаях заинтересованные лица вправе предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства об истребовании имущества из чужого незаконного владения и о возврате неосновательного обогащения. Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения суда апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке (или, на наш взгляд, ввиду новых обстоятельств. — А.С.) с прекращением дела.

6. Отсутствие заявления потерпевшего служит основанием для отказа в возбуждении или прекращения дела не только по делам частного и частно-публичного обвинения, но и в случаях, предусмотренных ст. 23 УПК (привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации). В ч. 2 ст. 20 предусмотрено также такое основание прекращения дела, как примирение потерпевшего (его законного представителя) с обвиняемым по делам частного обвинения.

7. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения является также служебный иммунитет лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448, реализующийся в данном случае либо в виде отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления, либо в виде отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448. Об условиях предоставления такого иммунитета см. ком. к ст. 448.

При этом УПК, предусматривая в ст. 24 в качестве одного из оснований для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела отсутствие согласия Совета Федерации на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации либо на привлечение его в качестве обвиняемого, не распространяет (и не может распространять) это правило на иных лиц, причастных к совершению общественно опасного деяния, но не наделенных иммунитетом.

8. Полномочия по отказу в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, указанных в ст. 448 УПК, в том числе в связи с отсутствием в деянии состава преступления, относятся к компетенции следователя и дознавателя, уполномоченного в соответствии с правилами подследственности принимать и рассматривать сообщения о преступлении.

9. О процедуре отказа в возбуждении дела см. ком. к ст. 148.