Ст 1109 гк рф вас рф

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

26 января 1996 г.

Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена ограничениям кондикции и содержит перечень случаев, когда имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения.

В соответствии с подп. 1 комментируемой статьи не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. Правило это корреспондирует с нормой ст. 315 ГК РФ, согласно которой должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа, а в обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, наоборот, досрочное исполнение по общему правилу не допускается.

В литературе высказано сомнение, затрагивает ли данное правило те случаи досрочного исполнения, когда таковое в соответствии со ст. 315 ГК РФ не допускается . Представляется правильной позиция, согласно которой подп. 1 комментируемой статьи применяется независимо от того, допускалось досрочное исполнение соответствующего обязательства или нет. Так, Д.Г. Лавров, обосновывая эту точку зрения, резонно указывает: «Коль скоро досрочное исполнение принято, говорить о неосновательности приобретения имущества кредитором не приходится» .

См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 3. С. 101.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 1019.

В связи с изложенным нельзя не отметить, что в ситуации, упомянутой в подп. 1 комментируемой статьи, в принципе отсутствует такой признак, как неосновательность обогащения.

2. Согласно подп. 2 комментируемой статьи не может быть потребовано обратно имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Данное правило повторяет норму, содержащуюся в ст. 206 ГК РФ и гласящую, что должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Строго говоря, в данном случае также не возникает неосновательного обогащения, как не возникает оно и в случаях исполнения так называемых натуральных обязательств, с самого начала лишенных исковой силы, но тем не менее признаваемых правом. Так, исходя из ст. 1062 ГК РФ не подлежат судебной защите требования о взыскании сумм по играм или пари, однако если эти суммы все же были уплачены, то они не могут быть потребованы обратно, за исключением случаев, когда лица приняли участие в игре или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари.

3. В соответствии с подп. 3 комментируемой статьи не подлежат обратному истребованию заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Данная норма является традиционной для отечественного права. Пункты 3 и 4 ст. 474 ГК 1964 г. не позволяли истребовать обратно выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию авторское вознаграждение или вознаграждение за открытие, изобретение или рационализаторское предложение, если выплата произведена организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки с ее стороны и недобросовестности со стороны получателя; выплаченные излишние суммы в возмещение вреда в связи с повреждением здоровья или смертью, если выплата произведена при отсутствии недобросовестности со стороны получателя. Как писала Е.А. Флейшиц, в подобных случаях суммы, полученные трудящимся, обыкновенно расходуются им на удовлетворение его текущих потребностей. Возвращение этих сумм поставило бы его в трудное положение . Норма подп. 3 комментируемой статьи сформулирована в наиболее общем виде, охватывая вообще любые денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, что, конечно, гораздо удачнее с точки зрения юридической техники.

Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 225, 226.

4. Наконец, подп. 4 комментируемой статьи устанавливает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. На этом правиле следует остановиться особо, поскольку оно вызвало в судебной практике огромное количество споров.

Истоки данной нормы коренятся в римском праве, где ошибка плательщика в существовании обязательства была непререкаемым условием удовлетворения иска о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti). Сохраняется этот подход и в большинстве современных правопорядков, как континентальных, так и англо-американских . Не стало исключением в этом отношении и отечественное законодательство, о чем свидетельствует норма подп. 4 комментируемой статьи.

Особенность англо-американского права состоит в том, что там для обоснования реституционного иска необходимо, чтобы ошибка носила фактический, а не правовой характер (mistake of law), тогда как в странах континентального права характер ошибки не имеет значения. В континентальном праве различаются подходы к распределению бремени доказывания. Так, во Франции и Швейцарии истец должен доказать, что он, производя платеж, заблуждался в существовании долга (ст. 1377 ГК Франции, ст. 63 Швейцарского обязательственного закона). Напротив, в Германии и Греции ответчик для защиты от кондикционного иска должен доказать, что истец в момент исполнения знал об отсутствии обязательства (§ 814 ГГУ, ст. 905 ГК Греции); такой же подход закреплен и в подп. 4 комментируемой статьи.

Проблема состоит в том, что требование наличия ошибки как условия возникновения кондикционного обязательства является адекватным только для ограниченной группы случаев неосновательного обогащения — уплаты недолжного (они и опосредовались в римском праве специальной condictio indebiti). Для иных случаев, таких как отпадение основания обогащения в связи с недостижимостью цели совершенного предоставления (condictio causa data causa non secuta) и исполнение по незаконному основанию (condictio ex iniusta causa), юридическая конструкция иска, обязательным условием удовлетворения которого является ошибка потерпевшего, совершенно не подходит.

Между тем законодательное придание обязательствам из неосновательного обогащения родового характера (ст. 1103 ГК) привело в судебной практике к тому, что норма подп. 4 комментируемой статьи очень часто стала использоваться лицами, получившими имущество по недействительной сделке или по незаключенному договору, для обоснования возражений против требований о возврате неосновательно приобретенного. Для разрешения этой проблемы потребовались разъяснения высшей судебной инстанции.

В отношении недействительных сделок Президиум ВАС РФ показал свою позицию в п. 11 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49 на следующем примере.

На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора. Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании ст. ст. 167 и 1102 ГК РФ. Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167, ст. 168 ГК). При таких условиях в соответствии с подп. 4 комментируемой статьи неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.

Президиум ВАС РФ поддержал позицию нижестоящего суда, удовлетворившего иск, указав при этом, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подп. 4 комментируемой статьи. В силу ст. 1103 ГК РФ в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Это разъяснение Президиума ВАС РФ представляется безупречным. Однако подобное обоснование исключения действия подп. 4 комментируемой статьи не действует в случаях неосновательного получения имущества по незаключенным договорам, последствия исполнения которых специальным образом законом не урегулированы и напрямую регламентируются нормами гл. 60 ГК РФ.

Так, по одному из дел общество с ограниченной ответственностью уплатило предпринимателю Я. сумму аванса по договору о выполнении работ по демонтажу, доставке и установке торгового оборудования. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор является незаключенным, поскольку подписан не предпринимателем Я., а другим лицом. Тем не менее предприниматель Я. отказывался возвратить полученную сумму аванса со ссылкой на подп. 4 комментируемой статьи .

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. N А05-9485/02-463/6.

В другом случае истец вел с ответчиком переговоры о заключении договора поставки и передал ему в счет оплаты металлопродукции, предполагаемой к поставке, простой вексель. Однако в дальнейшем ответчик отказался от согласования ассортимента и заключения договора. На требование о возврате векселя как неосновательно полученного ответчик возражал, полагая, что в силу подп. 4 комментируемой статьи такое право у истца отсутствует, поскольку истец знал о том, что предоставляет вексель во исполнение несуществующего обязательства .

См.: п. 15 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о неосновательном обогащении // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Комментарии. Обзоры. 2002. N 1. С. 73, 74.

Очевидно, что в приведенных случаях обогащение приобретателя является неосновательным в силу того, что оказалась недостижимой экономическая цель, преследуемая потерпевшим при совершении предоставления, а не из-за ошибочной передачи имущества. Не менее очевидно и то, что в подобных ситуациях оставление обогащения приобретателю было бы явной несправедливостью. Во избежание этого Президиуму ВАС РФ пришлось прибегнуть к ограничительному толкованию подп. 4 комментируемой статьи, что видно из следующего рассмотренного им дела.

Коммерческий банк (продавец) и акционерное общество (покупатель) заключили договор купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязался передать покупателю имущество, а последний обязался его оплатить путем списания задолженности продавца, оформляемого заключаемым между ними соглашением о взаимозачете. Из соглашения о взаимозачете следует, что производится зачет взаимных требований: по договору купли-продажи должником на сумму 379287,08 рублей является акционерное общество, а по договору уступки требования, заключенному между третьим лицом и акционерным обществом, коммерческий банк обязан уплатить акционерному обществу 400 тыс. рублей. Постановлением арбитражного суда по другому делу договоры купли-продажи и уступки требования признаны незаключенными. Посчитав, что покупатель получил переданное ему по договору купли-продажи имущество без законных на то оснований, продавец предъявил ему иск о возврате этого имущества как неосновательного обогащения.

Отменяя решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование истца, и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции сослался на подп. 4 ст. 1109 ГК РФ. Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, а решение суда первой инстанции оставил в силе. Президиум ВАС РФ, оставляя без изменения постановление суда кассационной инстанции, указал, что норма подп. 4 комментируемой статьи подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью . Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 2773/01.

Этому подходу четко следуют арбитражные суды. Точно такое же обоснование удовлетворения кондикционного иска о возврате переданного по незаключенному договору и неприменения подп. 4 комментируемой статьи было дано и в двух делах, приведенных выше. Таким образом, в современной российской судебной практике значение критерия ошибки как условия удовлетворения иска о возврате неосновательного обогащения существенно ослаблено. Действие ограничения кондикции, предусмотренного подп. 4 комментируемой статьи, сведено лишь к случаям дарения и благотворительности .

Следует отметить, что ослабление значения ошибки в кондикционных обязательствах наблюдается и за рубежом. Так, в новейшей голландской кодификации признак ошибки вообще исключен из числа условий иска об обратном истребовании недолжно произведенного платежа (ст. 203 кн. 6 ГК Нидерландов).

Статья 1109 ГК РФ. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Новая редакция Ст. 1109 ГК РФ

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

26 января 1996 г.

Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ

Из материалов дела следовало, что цена оборудования была согласована в договоре, счет был выставлен на согласованную сумму. Оплата в большей сумме произошла вследствие технической ошибки. Получение денежных средств в перечисленном истцом размере ответчик не отрицал.

В связи с тем, что ответчику была перечислена сумма, превышающая согласованный размер оплаты, суд обоснованно пришел к выводу о том, что в данном случае имеет место неосновательное обогащение на стороне ответчика, и удовлетворил исковые требования в части взыскания суммы ошибочно перечисленных средств на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ.

При этом суд отверг доводы ответчика о том, что у истца отсутствует право требовать возврата исполненного в силу подпункта 4 статьи 1109 ГК РФ, поскольку истец, перечисляя средства, знал об отсутствии обязательства. Суд указал, что подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Другой комментарий к Ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Общее правило об обязанности возвратить неосновательное обогащение допускает ряд исключений, которые определены в ст. 1109 ГК.

2. Правило пп. 2 ст. 1109 ГК об отсутствии обязанности возврата имущества, переданного во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, корреспондирует с правилом ст. 206 ГК, согласно которому обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения такое лицо и не знало об истечении давности.

3. Под счетной ошибкой в целях применения пп. 3 ст. 1109 ГК следует понимать ошибку, допущенную непосредственно в процессе расчета при математических действиях, т.е. неправильное применение правил математики. К счетной ошибке не относится неправильное применение расчетчиком норм права или ошибочное использование в расчете ненадлежащих исходных данных (например, неправильный выбор тарифа или коэффициента при расчете заработной платы).

4. Для применения пп. 4 ст. 1109 ГК необходимо наличие одного из двух юридических фактов: а) предоставление имущества во исполнение заведомо (для потерпевшего) несуществующего обязательства; б) предоставление имущества во исполнение несуществующего обязательства в благотворительных целях. Бремя доказывания наличия этих обстоятельств лежит на приобретателе. Недоказанность приобретателем факта заведомого осознания потерпевшим отсутствия обязательства, по которому передается имущество, является достаточным условием для отказа в применении ст. 1109 ГК.

Таким образом, пп. 4 ст. 1109 ГК может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. Как отмечается в п. 11 Обзора, положения пп. 4 ст. 1109 ГК не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, поскольку при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных пп. 4 ст. 1109 ГК. В силу ст. 1103 ГК в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Представляется, что применять пп. 4 ст. 1109 ГК следует также с учетом положений п. 1 ст. 10 ГК, не допускающего злоупотребления правом в любых формах, а также существа отношений между сторонами, из которого может следовать неприменимость к таким отношениям пп. 4 ст. 1109 ГК. Это означает, что в случае возражения приобретателя возвратить неосновательно приобретенное имущество со ссылкой на пп. 4 ст. 1109 ГК правомерность такого возражения следует оценивать, исходя из недопустимости злоупотребления правом и (или) существа отношений между сторонами.

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Комментарий к статье 1109 Гражданского Кодекса РФ

1. Содержащийся в статье перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, должен считаться закрытым и не должен толковаться расширительно.

2. В отношении правил, содержащихся в п. п. 1 и 2 статьи, следует иметь в виду, что переданное в этих случаях имущество может подлежать возврату, если обязательство будет признано в дальнейшем недействительным по основаниям недействительности сделок, предусмотренным в § 2 гл. 9 ГК.

3. Бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные в п. 3 статьи денежные суммы, должно лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен презюмироваться в этих случаях добросовестным.

4. Используемый в статье термин «имущество», как и в ст. 1102 ГК, должен толковаться расширительно и включать также имущественные права.

Ст. 1109 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.

24 октября 2017

27 июня 2017

23 марта 2017

20 марта 2017

28 апреля 2015

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

Здравствуйте, я подала заявление на увольнение (сейчас нахожусь в отпуске), а мне сказали, что у меня 12 дней отпуска перегуляно, мне за них необходимо вернуть деньги работодателю. мне перед отпуском была выплачена вся заработная плата, как быть?

Вопрос относится к городу Новочеркасск

ДОБРЫЙ ДЕНЬ! ХОТЕЛА БЫ ПОЛУЧИТЬ КОНКРЕТНЫЙ ОТВЕТ НА МОЙ ВОПРОС: БУДУ ЛИ Я ДОЛЖНА ЗА ОТПУСК, ПРЕДОСТАВЛЕННЫЙ МНЕ В ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ( 56 ДНЕЙ ), ЕСЛИ ТОЧНО УВОЛЮСЬ С 1 СЕНТЯБРЯ 2017 ГОДА ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ, ПЕРЕЕДУ В ДРУГОЙ ГОРОД И РАБОТАТЬ НЕ БУДУ—-ТОЛЬКО БУДУ ПОЛУЧАТЬ ПЕНСИЮ ПО ВЫСЛУГЕ ЛЕТ? Я УЖЕ У ВАС КОНСУЛЬТИРОВАЛАСЬ ПО ПОВОДУ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ МНЕ ОЧЕРЕДНОГО ОТПУСКА В ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ. ПОВТОРЮ ЕЩЁ РАЗ СВОЮ ИСТОРИЮ. Я ПЕРЕШЛА РАБОТАТЬ В ШКОЛУ 31 ЯНВАРЯ 2013 ГОДА—-ДО ЭТОГО РАБОТАЛА В УЧИЛИЩЕ С 26 АВГУСТА 1987 ГОДА. ДО 31 ЯНВАРЯ МНЕ УЧИЛИЩЕ ВЫПЛАТИЛО КОМПЕНСАЦИЮ ЗА ОТРАБОТАННОЕ ВРЕМЯ. И ПРОРАБОТАВ В ШКОЛЕ С 31 ЯНВАРЯ 2013 ГОДА ПО 30 ИЮНЯ 2013 ГОДА МНЕ ДИРЕКТОР ШКОЛЫ ПРЕДОСТАВИЛА ОТПУСК 56 ДНЕЙ, Я ПОНИМАЮ ТАК, ЧТО АВАНСОМ. И МОЙ ГОД СЧИТАЕТСЯ С 31 ЯНВАРЯ ТЕКУЩЕГО ГОДА ПО 30 ЯНВАРЯ СЛЕДУЮЩЕГО ГОДА.ЗА ВСЕ ПОСЛЕДУЮЩИЕ ГОДЫ МНЕ ТАКЖЕ ОТПУСКА ПРОТЯЖЕННОСТЬЮ 56 ДНЕЙ. БУДУ ЛИ Я ДОЛЖНА ВЕРНУТЬ ДЕНЬГИ ЗА НЕОТРАБОТАННОЕ ВРЕМЯ ПРИ УСЛОВИИ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ МНЕ ОТПУСКА В ПОЛНОМ ОБЪЁМЕ 56 ДНЕЙ?

Вопрос относится к городу Камышлов Свердловской области

С 24.02.17 г. по 01.04.2017 г. отгулял полный отпуск за 2017 год. 31.05.2017 г. написал завление на увольнение по собственному желанию, после чего за мной образовался долг т.к я отгулял отпуск за 2017 год но не отработал этот целый год. Имели ли право насчитать задолженность за полученные денежные средства отпуска? Имею ли я право не возвращать задолженность?

Вопрос относится к городу улан-удэ

При увольнении согласно договора долдны были выплатить 25 000. Выплатили 50 000руб. Теперь требуют возврата, ссылаясь на ст 395, 1102 и 1107. Могу ли не возвращать 25 000руб ? Какие возможны последствия? СПАСИБО Илья

Вопрос относится к городу москва

По ошибке бухгалтера Пенсионного фонда была начислена пенсия без учета того . что я работаю, теперь, уже несколько месяцев без всякого предупреждения с меня удерживают более 700 рублей каждый раз. Законно ли это?

Вопрос относится к городу Новосибирская область

Нужно ли возвращать переплату пенсионных средств в ПФР?

Вопрос относится к городу Нижний Новгород

сотрудник работает с 19.09.16 , с 07.11.16-11.11.16 на больничном, с 11.11.16-05.12.16 -учетный отпуск оплачиваемы с 05.12.16- увольняется. Как расчитать компенсацию за неис.отпуск. Зп сентябрь -10450 октябрь- 21894, ноябрь-4179,82

Вопрос относится к городу Иркутск

переводили деньги на лицевой счет без расписки требуют вернуть что за это грозит?

Уточнение от 6 июня 2016 — 14:52
переводили деньги на мой лицевой счет «типо подарка», теперь требуют после расставание их вернуть, предоставляю при этом чеки на те суммы которые переводили с моим лиц счетом.

Я отработал на работодателя 6 месяцев. ( с 05.11.2015 по сегодняшний день) обязан ли мне работодатель предоставить отпуск? И какой (сколько дней)? Если полный, за весь рабочий год, то что получится если я напишу будучи в отпуске заявление об увольнении? Как с меня взыщут плату за вторую половину отпуска, которую я не заработал еще.

Здравствуйте, месяц назад работал торговым представителем, уволился по собственному желанию, на момент увольнения ко мне претензий не было. буквально на днях звонил бывший руководитель и сообщил мне что у меня перед ним задолжность в 30000 р. что делать?

Ст 1109 гк рф вас рф

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

1. В случаях, предусмотренных ст. 1109, имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно по иску из неосновательного обогащения. Имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, а также по истечении срока исковой давности, неосновательного обогащения получателя не составляет. Что же касается случаев, предусмотренных в пп. 3-4 коммент. ст., то в них неосновательность приобретения имеет место, но в силу прямого указания закона имущество возврату не подлежит.

2. Не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. Данное правило применяется независимо от того, допускалось ли досрочное исполнение (ст. 315 ГК). Если нет, то его следует признать ненадлежащим и влекущим ответственность должника перед кредитором. Однако данный вопрос лежит в иной плоскости. Коль скоро досрочное исполнение принято, говорить о неосновательности приобретения имущества кредитором не приходится. Если досрочно исполнено денежное обязательство, то возврату не подлежат не только основная сумма долга, но также и проценты. В противном случае интересы кредитора будут нарушены.

Иначе должен решаться вопрос о судьбе имущества, переданного по так называемому условному обязательству, где существование права кредитора и соответствующей этому праву обязанности должника зависит от какого-либо обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Пока это обстоятельство не наступило, нет и самого обязательства. Поэтому и имущество, переданное такому «условному» кредитору, может быть истребовано по кондикционному иску.

Кроме того, возможны ситуации, когда обязательство существует, но при этом отсутствует определенность относительно его предмета. Например, альтернативное обязательство, где право выбора одного из предметов исполнения принадлежит кредитору, и он это право еще не осуществил. Если должник, не дожидаясь, на каком предмете кредитор остановит свой выбор, по ошибке передаст ему один из предметов исполнения, то переданное имущество также составит неосновательное обогащение кредитора и будет подлежать возврату, если, конечно, впоследствии кредитор не выберет именно его.

3. Имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, также не составляет неосновательного обогащения приобретателя. Данное положение созвучно правилу, сформулированному в ст. 206 ГК. Знал или должен ли был знать должник об истечении срока исковой давности — на ситуацию не влияет.

4. Не подлежат возврату заработная плата и приравненные к ней платежи, а также иные перечисленные в п. 3 ст. 1109 денежные выплаты, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки. Данное правило продиктовано стремлением защитить интересы добросовестного получателя излишне выплаченных денег, которые он мог, ни о чем не подозревая, истратить. К платежам, приравненным к заработной плате, могут быть отнесены платежи по авторскому договору. Бремя доказывания недобросовестности получателя денег или счетной ошибки лежит на плательщике.

5. Не могут быть истребованы обратно денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Положения п. 4 ст. 1109 не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке (п. 11 Письма ВАС N 49). Так, если имущество передано по ничтожному договору, при заключении которого были нарушены требования закона, оно может быть истребовано от приобретателя, хотя бы в момент его передачи передающая сторона и знала об отсутствии обязательства. Как указал Президиум ВАС, «в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок». Из этого, по-видимому, напрашивается вывод о том, что не может быть истребовано от приобретателя имущество, переданное по договору, признанному незаключенным (напр., ввиду отсутствия в нем одного из существенных условий). Ведь об отсутствии обязательства передающая сторона не могла не знать, а какие-либо специальные правила, определяющие режим имущества, переданного по несостоявшейся сделке, отсутствуют.

6. ГК по общему правилу не обусловливает право лица, требующего возврата имущества, переданного им по несуществующему обязательству, представлением доказательств, свидетельствующих о допущенной указанным лицом ошибке (исключением из этого правила служит п. 3 ст. 1109). В этом состоит одно из принципиальных отличий российского законодательства от законодательств других стран (Австрии, Швейцарии, Франции), а также от традиционных положений римского права. Однако ничего революционно нового здесь нет. Тот же подход к решению данного вопроса принят, напр., в ГК Италии 1942 г. Значение критерия ошибки как субъективного условия иска о возврате недолжно исполненного ослабевает и в других странах. Так, в Германии лицо, оплатившее несуществующий долг, освобождается от бремени доказывания своей ошибки. Получатель должен доказать, что имущество передано ему в качестве дара либо что плательщик в момент передачи знал об отсутствии обязательства, и это с практической точки зрения мало чем отличается от рассматриваемого положения ГК. Такой подход можно объяснить приверженностью принципу venire contra factum proprium, в соответствии с которым притязания лица не могут находиться в явном противоречии с его предшествующим поведением.

Copyright © 2005 — 2015

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

Некоторые вопросы применения норм об обязательствах вследствие неосновательного обогащения

  • Общие положения. Квалификация действий лица как неосновательноеобогащение
  • Соотношение требований о неосновательном обогащении с другимитребованиями о защите гражданских прав
  • Возмещение стоимости неосновательного обогащения
  • Ответственность при невозврате неосновательного обогащения
  • Применение норм статьи 1109 Гражданского кодекса РФ

Общие положения. Квалификация действий лица как неосновательное обогащение

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) одним из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей является неосновательное обогащение. Нормы данного правового института в большинстве своем нашли закрепление в главе 60 ГК РФ. В частности, здесь дается определение неосновательного обогащения как приобретения или сбережения лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего) имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Используемый в данном случае термин «имущество» следует толковать расширительно, включая сюда также имущественные права и все иные защищаемые законом материальные блага*(1).

При рассмотрении требований o взыскании неосновательного обогащения должны быть установлены факт такого обогащения и его размер. Как следует из содержания статьи 1102 ГК РФ, фактическое основание в данном случае будет иметь место при одновременном наличии следующих двух условий:

  • одно лицо за счет другого должно получить для себя выгоду;
  • получение такой выгоды приобретателем не должно иметь под собой предусмотренных правовыми актами или сделкой оснований.

В отношении первой ситуации необходимо указать, что без неразрывной связи между приобретением или сбережением имущества должником и соответствующим уменьшением чужого имущества такое правоотношение не будет иметь характер обязательственного*(2).

Потерпевшим, который вправе требовать взыскания неосновательно полученного, исходя из смысла статьи 1102 ГК РФ, может быть любое лицо, за счет которого произошло обогащение, а не только собственник имущества.

По делу N Ф08-3724/01 ОАО в адрес райтопа (ответчик) направлены пять вагонов с углем. Собственником угля являлось ОАО. В то же время данный товар ОАО отгружало во исполнение своих обязательств перед истцом по указанию последнего. При отсутствии у ответчика правовых оснований для получения за счет истца данной партии угля, со стороны первого имеет место неосновательное обогащение. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа (ФАС СКО) признал не соответствующими содержанию статьи 1102 ГК РФ выводы суда о том, что иск о взыскании неосновательного обогащения может быть заявлен только собственником имущества. В данном случае даже при отсутствии факта предварительной оплаты угля истцом, последний несет соответствующие обязанности перед отправителем — ОАО, т.е. неосновательное обогащение получателя продукции произошло за счет истца. Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа в постановлении от 26.04.2000 по делу N А56-1122/00 также сделан вывод, что, как следует из буквального толкования пункта 1 статьи 1102 ГК РФ, потерпевшим признается собственник имущества либо лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Не подлежат удовлетворению требования о взыскании неосновательного обогащения в виде приобретения, если лицо реально не получило имущество без установленных законодательством или сделкой оснований. Такое может иметь место, например, в случае признания недействительной или незаключенной многосторонней сделки по взаимному погашению задолженности, когда каждый из участников соглашения имеет право требования к какому-либо иному участнику и при этом является должником другого, а передачи имущества в натуре по такому договору не производилось.

По делу N Ф08-3695/2000 по подписанному четырехстороннему соглашению о проведении взаимозачета ОАО обязалось поставить ЗАО продукцию, после чего остальные участники должны были погасить задолженность другим сторонам по сделке в счет такого же погашения своей задолженности перед иными участниками. Так как ассортимент и количество товара определены не были, товар не поставлен, суд кассационной инстанции признал, что основания для зачета не наступили.

Отказывая в иске о взыскании погашенной суммы задолженности, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского (далее — ФАС СКО) округа указал, что требование истца к ОАО не может быть основано на институте неосновательного обогащения. Реальное предоставление участников соглашения друг другу, в том числе ответчику за счет истца, не произведено. Основания для снижения задолженности участников соглашения друг перед другом не наступили, следовательно, не имеет место и неосновательное обогащение ОАО за счет истца.

Рассматривая при разрешении дел вопросы правомерности получения одним лицом выгоды за счет другого, суды неоднократно указывали, что при наличии между сторонами договорных отношений нормы о неосновательном обогащении не подлежат применению.

Так, по делу Ф08-611/99 в иске ООО к ОАО о взыскании стоимости неосновательного обогащения отказано. Кассационная инстанция, оставляя судебные акты без изменения, указала, что фактически оплата произведена ООО ответчику во исполнение условий договора в компенсацию последнему затрат энергосистем на развитие энергетических источников, тепловых и электрических сетей. Договор не расторгнут, не оспорен, не изменен. При заключении договора между сторонами спор отсутствовал, договор подписан без разногласий, размер платежа согласован сторонами. Статьей 1102 ГК РФ предусмотрено, что признаками неосновательного обогащения является приобретение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами либо сделкой оснований. При наличии договора применение главы 60 ГК РФ и последствий неосновательного обогащения исключается, в связи с чем отказ в удовлетворении иска правомерен.

В постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (например, от 23.08.2000 N 7826/99 и от 03.07.01 N 9261/00) также отмечалось, что для констатации неосновательного обогащения необходимо отсутствие у лица правовых оснований (юридических фактов), дающих ему право на получение имущества. Такими основаниями могут быть договоры, сделки и иные предусмотренные статьей 8 ГК РФ основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Законодатель не связывает возникновение неосновательного обогащения с виновным поведением сторон по обязательству. При применении норм главы 60 ГК РФ не требуется устанавливать и такой элемент субъективной стороны, как наличие или отсутствие воли приобретателя имущества, самого потерпевшего или третьих лиц на приобретение или сбережение без правовых оснований.

Функциональное назначение обязательств, возникающих из неосновательного обогащения, состоит в правовом обеспечении восстановления первоначального имущественного положения кредитора за счет должника в объеме того имущества, которое неосновательно приобрел или сберег должник за счет кредитора*(3). В основе возникновения такого рода обязательств лежат разнообразные юридические факты, в качестве которых могут выступать как события, так и действия.

В нормах гражданского законодательства не предусматривается какой-либо исчерпывающий перечень ситуаций, при которых действия лица следовало бы квалифицировать как неосновательное обогащение, что обусловлено динамичностью развития правоотношений. Выделены лишь две основные группы: неосновательное приобретение и неосновательное сбережение имущества. Между тем еще в римском частном праве основными категориями обязательств из неосновательного обогащения были: иск о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti); иск о возврате предоставления, цель которого не осуществилась (condictio ob rem dati); иск о возврате полученного вследствие кражи (condictio ex causa furtive), по несправедливому или неправильному основанию (condictio ex iniusta causa); общий иск о возврате неосновательного обогащения (condictio sinhe causa)*(4). В юридической литературе принимались многочисленные попытки детализации и классификации случаев получения одним лицом выгоды за счет другого без установленных правовыми актами или сделкой оснований*(5). Определенную роль в этом процессе играет и судебная практика, имеющая дело с конкретными ситуациями.

Для примера можно привести некоторые выводы, сделанные на основании анализа постановлений ФАС СКО. Так, неосновательным обогащением является провозная плата в части, превышающей сумму, рассчитанную по прейскуранту.

По делу N Ф08-1343/01 железная дорога (ответчик), руководствуясь телеграммой МПС РФ от 05.09.98 N 722, определила размер провозной платы по ставкам сборника «Тарифная политика российских железных дорог», которая была внесена истцом. Кассационная инстанция признала не подлежащим применению при расчете провозной платы указание МПСу РФ N 722, так как оно является актом, изданным в нарушение установленного статьей 7 Транспортного устава железных дорог РФ порядка изменения тарифов по перевозкам, и противоречит действующему прейскуранту N 10-01 «Тарифы на грузовые железнодорожные перевозки».

Ответчик, применяя незаконные ставки, излишне взыскал с истца 251 394 руб. 39 коп. платы по договору перевозки. При этом провозная плата в части, превышающей сумму, рассчитанную по прейскуранту N 10-01, является неосновательным обогащением железной дороги, полученным без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Согласно пункту 3 статьи 1103 ГК РФ правила о неосновательном обогащении могут применяться к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено Гражданским кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. Факт осуществления расчетов между истцом и ответчиком через ТехПД не может повлиять на квалификацию излишне полученной провозной платы как неосновательного обогащения железной дороги. Оплата услуг перевозчика истцом производилась в денежной форме. Фактическое поступление денежных средств на счет железной дороги имело место и подтверждено платежным поручением.

При неперечислении Центральным банком РФ в федеральный бюджет денежных средств от сдачи в аренду недвижимого имущества, закрепленного за ним и являющегося федеральной собственностью, имеет место неосновательное обогащение со стороны указанного учреждения.

По делу N Ф08-3727/2000 Центральным банком РФ в лице Главного управления Центрального банка РФ по краю и ОАО (арендатор) 20.12.99 был заключен договор аренды федерального недвижимого имущества. Постановлением Правительства РФ от 30.06.98 N 685 «О мерах по обеспечению поступления в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества» предусмотрено ежемесячное перечисление арендных платежей за пользование арендуемым федеральным имуществом на лицевой счет соответствующего территориального органа Минимущества РФ, открытый им в органах казначейства. Договором устанавливалась обязанность уплачивать арендную плату арендодателю ежемесячно в срок не позднее 15 числа расчетного месяца в сумме 10 222 руб. 25 коп., в том числе НДС. За период с января по июнь 2000 г. Главное управление Центрального банка РФ по краю получило от ОАО арендную плату в размере 61 333 руб. 50 коп., из которых только 10 222 руб. (НДС) было перечислено в федеральный бюджет.

Поскольку в соответствии со статей 2 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» закрепленное за Центральным банком РФ имущество является федеральной собственностью и остальная сумма, полученная ответчиком от сдачи в аренду федерального имущества, в бюджет не перечислена, кассационная инстанция признала правомерным удовлетворение исковых требований Мингосимущества края о взыскании с Центрального банка РФ указанных доходов.

В отличие от Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. и Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик в ГК РФ не нашло закрепления правило, согласно которому неосновательное обогащение будет и в том случае, когда «основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии». Между тем следует согласиться с мнениями тех авторов, которые указывают на возможность применения данного правила и в настоящее время*(6). Такая позиция подтверждается и практикой Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении Президиума от 22.04.97 N 802/97. В качестве примера можно привести изложенный в настоящей статье вывод, касающийся возможности взыскания в качестве неосновательного обогащения исполненного по расторгнутому договору.

Как указывалось ранее, неосновательное обогащение является одним из видов обязательств. В связи с этим к данным правоотношениям также подлежат применению нормы подраздела 1 раздела III ГК РФ, если это не противоречит существу такого рода обязательства. В частности, право на получение неосновательного обогащения и возмещения связанных с ним убытков может быть передано потерпевшим другому лицу по договору цессии.

По делу N Ф08-2412/99 банк (потерпевший) передал на основании договора цессии ООО (истцу) право требования к ОАО (приобретателю) по обязательствам вследствие неосновательного обогащения. Кассационная инстанция, признавая данную уступку правомерной, указала следующее. Согласно пункту 1 статьи 382 ГК РФ другому лицу может быть передано право, принадлежащее кредитору на основании обязательства. В силу пункта 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в ГК РФ. У лица, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, возникает обязанность по возврату последнему неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, а также по возмещению неполученных доходов (статьи 1102 и 1107 ГК РФ). Следовательно, право на получение неосновательного обогащения может быть уступлено потерпевшим другому лицу по договору цессии.

Соотношение требований о неосновательном обогащении с другими требованиями о защите гражданских прав

Статьей 1103 ГК РФ устанавливается, что правила о неосновательном обогащении подлежат применению также к требованиям:

  • о возврате исполненного по недействительной сделке;
  • об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;
  • одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;
  • о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица.

Правила о неосновательном обогащении к указанным требованиям применяются субсидиарно*(7).

Ниже приведены некоторые выводы по делам, рассмотренным ФАС СКО и связанным с применением положений статьи 1103 ГК РФ.

Сторона по договору вправе в случае его расторжения истребовать исполненное по указанному соглашению до его расторжения при условии, что контрагент свои обязательства по договору не исполнил и обязанность встречного предоставления отпала.

Дело N Ф08-4444/01. В соответствии с заключенным между сторонами договором ответчик (ООО) обязался предоставить в пользование истцу телефонные номера АТС. Дополнительным соглашением ООО обязалось выполнить работы по включению номеров УАТС, имеющих выход в город, в течение двух месяцев после их оплаты истцом. Поскольку обязательства по выполнению работ, связанных с переключением номеров УАТС на новое коммутационное оборудование, ООО не исполнены в установленный договором срок после оплаты, истцом заявлены требования о расторжении договора и взыскании предварительно уплаченной суммы.

Оставляя без изменения решение суда в части возврата предварительно оплаченной суммы, кассационная инстанция указывала, что ссылка ответчика на пункт 4 статьи 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, несостоятельна. Положения указанной нормы не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. Основания для удержания перечисленных истцом денежных средств отпали при расторжении договора оказания услуг, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность ответчика по подключению телефонов.

По делу N Ф08-1834/02 между истцом (заказчик) и ответчиком (подрядчик) заключен договор подряда от 05.01.99 на выполнение работ по капитальному ремонту, строительству и реконструкции строительного объекта стоимостью 500 000 руб. с учетом НДС. Срок выполнения работ установлен до 01.08.99. Истец произвел предоплату ответчику за выполненные работы в сумме 460 549 руб. 80 коп. 13 марта 2001 г. истец направил письмо о расторжении договора от 05.01.99, ссылаясь на невыполнение ответчиком работ. В связи с тем что ответчиком не предоставлены доказательства выполнения работ, суд кассационной инстанции оставил в силе решение по делу, которым были удовлетворены требования о взыскании суммы предоплаты и процентов за пользование указанными денежными средствами по расторгнутому в соответствии со статьей 715 ГК РФ договору подряда.

Указанный тезис соответствует положениям пункта 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (далее — информационное письмо N 49).

При невозможности индивидуализировать спорное имущество и отсутствии у фактического пользователя оснований для его приобретения к спорным отношениям должны применяться нормы о неосновательном обогащении, а не о виндикации.

По делу N Ф08-1298/01 ОАО обратилось в суд с иском к ООО об истребовании из незаконного владения муки высшего сорта в количестве 69 100 кг, муки первого сорта — 165 087 кг, второго сорта — 54 040 кг.

В соответствии с актом приема-передачи от 16.09.98 часть имущественного комплекса истца в составе семи объектов недвижимости мельзавода передана в муниципальную собственность в счет погашения задолженности по обязательным платежам в местный бюджет. В дальнейшем в соответствии с заключенным КУИ договором купли-продажи мельзавода имущество приобрела организация, которая внесла его в качестве вклада в уставный капитал образованного ООО.

Постановлением ФАС СКО от 10.10.2000 по делу N А53-13927/99-С4/20-41 акт от 16.09.98 в части передачи имущественного комплекса ОАО в муниципальную собственность признан недействительной сделкой.

После поступления мельничного комплекса во владение ответчика сторонами составлен акт сверки расчетов от 18.12.98, из которого следует, что на складе ООО хранится мука ОАО высшего сорта — 69 100 кг, первого сорта — 165 087 кг и второго сорта — 54 040 кг. При этом в акте отдельно по сортам указано количество муки, подлежащее передаче давальцам истца, переработанное за счет льготного кредита и собственно ОАО. По признанным недействительными сделкам указанное в акте сверки имущество не передавалось. Отменяя решение по делу, суд кассационной инстанции указал, что оснований для удовлетворения виндикационного иска не имелось. Объектом виндикации могут быть индивидуально-определенные вещи, а к родовым вещам (в данном случае — мука является родовой вещью) такой иск применяется, если это имущество индивидуализировано, т.е. отделено от других однородных вещей. Таких доказательств в материалах дела не имеется. Довод суда о том, что на момент составления акта сверки спорная мука была затарена в мешки, хранилась по местам хранения по сортам и могла быть пересчитана, не свидетельствует о ее индивидуализации.

Так как у ответчика не имелось оснований для приобретения муки, к спорным отношениям должны применяться нормы о неосновательном обогащении (глава 60 ГК РФ).

Данный вопрос обсуждался 11.05.2000 на семинаре-совещании судей ФАС СКО.

Тезис о том, что положения о неосновательном обогащении подлежат применению тогда, когда невозможно воспользоваться таким способом защиты, как предъявление виндикационного иска, ввиду отсутствия индивидуализированного предмета виндикации, неоднократно отмечался и в юридической литературе*(8).

В соответствии со статьей 1103 ГК РФ нормы о неосновательном обогащении подлежат применению и к требованиям о возмещении вреда.

По делу N Ф08-2933/2000 при подаче в трюм судовым краном принадлежащего ОАО (ответчику) автопогрузчика произошло его падение в трюм. В результате автопогрузчику причинены механические повреждения, исключающие возможность его восстановления. Истец — страховщик ответственности судовладельца — по требованию ОАО, являющегося собственником автопогрузчика, произвел оплату 110 000 долларов США, составляющую контрактную стоимость поврежденного имущества, объявленную ответчиком. Полагая, что реальная стоимость автопогрузчика с учетом его износа составляет лишь 25 102 доллара США, истец на основании статей 1102 и 1104 ГК РФ просил взыскать в свою пользу разницу между указанными суммами, составляющую неосновательное обогащение ответчика.

Кассационная инстанция, направляя дело на новое рассмотрение, указала на необоснованность вывода суда о невозможности применения норм о неосновательном обогащении к последствиям деликатных правоотношений сторон, наступивших в результате падения автопогрузчика. В соответствии со статьей 1103 ГК РФ правила, предусмотренные главой 60 Кодекса, подлежат применению также к требованиям о возмещении вреда, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. Суду следовало рассмотреть спор по существу, исследовать и дать оценку представленным сторонами доказательствам о действительном размере ущерба, причиненного повреждением автопогрузчика, и, соответственно, о наличии либо отсутствии неосновательного обогащения ОАО с учетом положений глав 59 и 60 ГК РФ.

Данная практика соответствует положениям пункта 2 информационного письма N 49.

Возмещение стоимости неосновательного обогащения

В соответствии с пунктом 2 статьи 1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило. При определении такой цены следует по аналогии руководствоваться нормами пункта 3 статьи 424 ГК РФ, предусматривающими применение цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

По делу N Ф08-2748/01 договор аренды базы отдыха признан недействительным, фактически прикрывающим состоявшуюся сделку купли-продажи указанного имущества между истцом и ответчиком. Направляя дело на новое рассмотрение, кассационная инстанция указала, что суду необходимо установить все полученное по недействительной сделке. При этом истец вправе требовать от ответчика стоимость пользования имущественным комплексом не по цене, установленной ничтожным договором, а по цене, установленной по правилам пункта 3 статьи 424 ГК РФ. Кроме того, арбитражному суду рекомендовано выяснить, какие доходы получены ответчиком в результате пользования спорным имуществом с учетом его затрат на содержание и сохранение имущества (статья 1108 ГК РФ), а также с зачетом уплаченных истцу денежных средств по недействительной сделке купли-продажи базы отдыха и процентов за пользование этими средствами.

Для установления размера неосновательного обогащения при пользовании имуществом, находящимся в федеральной (государственной) собственности, должны применяться правовые акты, которыми установлен порядок расчета платы за аренду такого имущества.

По делу N Ф08-3724/2000 кассационная инстанция указала, что поскольку полученное по недействительной сделке выражается в пользовании федеральным имуществом, размер неосновательного обогащения правомерно определен в виде неуплаченных в бюджет арендных платежей по ставкам, установленным распоряжениями Мингосимущества РФ от 30.04.98 N 396-р, 09.10.98 N 1286-р, 14.05.99 N 671-р «О порядке расчета арендной платы за пользование федеральным недвижимым имуществом».

При установлении размера подлежащего взысканию неосновательного обогащения следует учитывать особенности этого имущества как объекта гражданских прав, установленные гражданским законодательством, возможность применения норм об определении стоимости пользования имуществом к указанным отношениям.

По делу N Ф08-3597/2000 иск заявлен о взыскании неосновательного обогащения в связи с тем, что ОАО (ответчик) необоснованно отклонило предложение КУИ (истец) о сдаче в аренду муниципального имущества в виде части электрокабельных панелей (каналов для прокладки электропроводов). Кассационная инстанция указала, что истец ошибочно определил размер неосновательного обогащения исходя из полученной арендной платы за пользование имуществом с учетом остаточной балансовой стоимости электрокабельных панелей ввиду следующего. Согласно статьям 606, 607 ГК РФ объектом договора аренды является определенное имущество, представляющее собой либо обособленные природные объекты, либо непотребляемые вещи. Ни часть электрокабельных панелей, ни каналы для прокладки электропроводов в электропанелях не представляют собой обособленное имущество, состоящее на учете собственника как определенная вещь. Поскольку указанные объекты не обладают признаками обособленного имущества, они не могут быть объектами договора аренды и к ним не могут быть применены специальные нормы института аренды, касающиеся вещей (статьи 611, 612, 616, 619, 622 — 624 Кодекса), а также общие нормы статьи 424 ГК РФ об определении цены за пользование аналогичным товаром.

В соответствии со статьей 1105 ГК РФ стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества может быть взыскана с приобретателя только в том случае, если отсутствует возможность возвратить это имущество в натуре.

По делу N Ф08-0829/01 основанием для передачи истцом акционерному обществу (ответчику) технологической линии явился договор от 15.02.94. Указанный договор признан судом незаключенным, в связи с чем ответчик фактически получил от истца спорную линию безосновательно (статья 1102 Гражданского кодекса РФ). В силу статей 1103, 1104 Гражданского кодекса РФ акционерное общество обязано возвратить истцу спорную линию в натуре. Обязанность по уплате стоимости технологической линии у ответчика возникает в случае утраты или повреждения этого имущества (статья 15 Гражданского кодекса РФ), а также в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное (статья 1105 Гражданского кодекса РФ). Поэтому для удовлетворения требований о взыскании стоимости спорного оборудования истец в порядке статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса РФ должен был доказать факт его отсутствия у акционерного общества. Однако суд факт бесспорного отсутствия технологической линии у ответчика не установил.

По делу N Ф08-1266/02 территориальное управление комитета Российской Федерации по государственным резервам (ответчик) и АООТ (истец) подписали договор ответственного хранения хлебопродуктов государственного резерва, по которому истец обязался хранить, производить учет и отпуск по указанию поклажедателя заложенных в государственный резерв муки в количестве 550 т. и пшеницы — 10 556 т. При отпуске в 1999 — 2000 гг. указанного зерна была обнаружена недостача, которую хранитель во исполнение требования ответчика погасил путем восстановления недостающего количества пшеницы за свой счет, чтобы избежать ответственности за неисполнение требования ответчика. Исковые требования обоснованы тем, что ответчик безосновательно без учета естественной убыли хранившегося зерна понудил истца восстановить указанное количество пшеницы в госрезерв, тем самым причинил убытки.

Кассационная инстанция со ссылкой на статьи 1102, 1105 Гражданского кодекса РФ отменила принятые по делу судебные акты и указала следующее. Установив необоснованность требования ответчика о восстановлении недостающего количества зерна, составляющего естественную убыль, и отсутствие права ответчика на это зерно, суд в то же время не обосновал, на основании каких доказательств сделан вывод о праве истца на возмещение убытков, а не на возврат спорного количества зерна. Между тем из показаний сторон следует, что восстановленное зерно по-прежнему находится на складе, переоформлены лишь документы.

Статья 1105 ГК РФ применяется не только к случаям пользования имуществом без намерения его приобрести, но и к случаям пользования чужими услугами.

Дело N Ф08-1529/99. По договору аренды с правом выкупа от 12.11.95, признанным впоследствии недействительным, ООО получило от автоколонны в пользование здание столовой с находящимся в нем оборудованием. Полученное имущество использовалось обществом для осуществления хозяйственной деятельности, в процессе которой потреблялись коммунальные услуги (канализация и др.). Стоимость потребленных услуг составила 94480 руб. 52 коп. В связи с этим кассационная инстанция признала обоснованным и соответствующим статьям 1102, 1103, 1105 ГК РФ применение судом апелляционной инстанции норм о неосновательном обогащении (сбережении), взыскав с ответчика указанную сумму. Данными статьями предусмотрено, что лицо, неосновательно (в том числе на основании недействительной сделки) пользовавшееся чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования.

Данный вывод соответствует практике Высшего Арбитражного Суда РФ. В постановлении Президиума от 06.04.99 N 5771/98 указывалось, что стоимость коммунальных услуг, полученных неосновательным пользователем имущества, но не оплаченных им, является неосновательным обогащением.

Ответственность при невозврате неосновательного обогащения

Неосновательный характер приобретения (сбережения) имущества делает его объективно противоправным*(9). Однако применение мер ответственности будет иметь место только тогда, когда лицо узнало или должно было узнать об отсутствии правовых оснований для получения выгоды за счет другого лица.

Так, пунктом 1 статьи 1105 ГК РФ предусмотрено взыскание убытков, вызванных изменением стоимости имущества при несвоевременной его передаче потерпевшему после того, как приобретатель узнал о неосновательном обогащении. В судебной практике возникал вопрос: достаточно ли для удовлетворения иска о взыскании таких убытков доказать только факт увеличения стоимости (рыночной цены) этого имущества либо их возмещение должно производиться по правилам статей 15 и 393 ГК РФ, в соответствии с которыми доказыванию подлежит не только размер убытков, но и факт нарушения, а также причинная связь между нарушением права и возникновением убытков?

Из анализа положений статьи 1105 ГК РФ можно сделать следующие выводы:

1. Убытки, вызванные последующим изменением стоимости неосновательно приобретенного (сбереженного) имущества, подлежат взысканию за весь период пользования этим имуществом.

В случае, если приобретатель возместил стоимость имущества немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения, убытки не взыскиваются, а взысканию подлежит только действительная стоимость этого имущества на момент его приобретения.

2. Указанные в пункте 1 статьи 1105 ГК РФ убытки, по существу, являются объективными потерями потерпевшего, подлежащими возмещению за счет приобретателя имущества.

Таким образом, в данном случае речь идет о минимальном размере убытков, вызванных неосновательным получением (сбережением) имущества. Для удовлетворения иска об их взыскании потерпевшему необходимо представить в суд надлежащие доказательства изменения рыночной стоимости (цены) этого имущества по сравнению с его ценой, существовавшей на момент незаконного приобретения.

Изложенное не исключает возможности возмещения потерпевшему и иных убытков, причиненных неосновательным получением (сбережением) имущества, которые взыскиваются судом по общим правилам (статьи 15 и 393 ГК РФ). В этом случае доказыванию подлежит не только их размер, но и факт нарушения, а также причинная связь между нарушением права и возникновением убытков.

Иным видом ответственности за несвоевременный возврат неосновательно полученного или сбереженного является уплата приобретателем процентов за пользование чужими денежными средствами.

Взыскание того, что лицо сберегло вследствие неправомерного пользования имуществом, является взысканием не убытков (упущенной выгоды), а неосновательного обогащения, на сумму которого могут быть в соответствии со статьей 1107 ГК РФ начислены проценты за пользование чужими денежными средствами.

Так, по делу N Ф08-1617/02 кассационная инстанция признала обоснованным вывод судов по делу, что ООО (ответчик) неосновательно занимает спорные помещения, принадлежащие истцу.

Согласно исковому заявлению истец определил требуемую сумму в размере 65 352 руб. 60 коп. как убытки в виде упущенной выгоды, исчисленные исходя из неполученной истцом арендной платы за спорные помещения за период с 29.01.01 по 22.07.01 и процентов за тот же период. С истцом согласился суд первой инстанции, указав, что взысканию подлежит упущенная выгода. Апелляционная инстанция в постановлении указала, что взыскано неосновательное обогащение. ФАС СКО поддержал вывод апелляционной инстанции, поскольку в данном случае взыскание с ответчика того, что он сберег вследствие пользования помещениями, является взысканием неосновательного обогащения, обязанность возместить которое предусмотрена статями # 1102 — 1105 ГК РФ. Обязанность ответчика уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения следует из части 2 статьи 1107 ГК РФ.

Данный вывод находит подтверждение и в практике Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в постановлении от 30.01.02 N 8024/01 указано, что неосновательным обогащением является не только само помещение, которое неправомерно было передано в аренду, но и доходы в виде арендной платы, полученной от сдачи такого помещения в аренду. Поэтому в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами.

При взыскании процентов за пользование суммой неосновательного обогащения необходимо устанавливать момент, когда приобретатель узнал или должен был узнать о правонарушении.

По делу N Ф08-2862/2000 ООО (истец) по накладным N 113 и 25 передало хозяйственному магазину сельпо товары. По накладной от 16.05.97 хозяйственный магазин сельпо возвратил ООО часть полученных товаров. Часть товара не возвращена и не оплачена. В отзыве на иск председатель сельпо (ответчик) указывает на получение спорных товаров заведующей магазином сельпо. Отменяя решение суда об отказе во взыскании суммы неосновательного обогащения, кассационная инстанция исходила из следующего.

Согласно статьям 1102 и 1107 ГК РФ лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное имущество (неосновательное обогащение). На сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения. Из статей 3, 4, 6, 8, 9, 13, 14 Федерального закона «О бухгалтерском учете» следует, что сельпо по итогам отчетного года (с 01.01 по 31.12) должно составлять бухгалтерскую отчетность, в частности, бухгалтерский баланс всей организации, включая структурные подразделения, на основании представленных первичных учетных документов. Ответственность за организацию бухгалтерского учета, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций. Из материалов дела следует и судом установлено, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца, о чем сельпо должно было узнать по окончании отчетного года при составлении годового бухгалтерского баланса, т.е. 31.12.97. Таким образом, в силу статьи 1107 ГК РФ с 01.01.98 ответчик должен уплатить проценты за пользование указанной суммой. Отказывая в иске со ссылкой на то, что магазин не является юридическим лицом, а сделка, совершенная неуполномоченным лицом, в последующем не одобрена руководителем юридического лица, суд не учел установленные им обстоятельства и не применил статьи 1102 и 1107 ГК РФ, подлежащие применению.

По делу N Ф08-3394/01 суд, удовлетворяя требования истца о взыскании процентов в соответствии со статьями 395, 1107 Гражданского кодекса РФ на сумму неосновательно перечисленных ответчику денежных средств, не исследовал вопрос о том, когда у ответчика возникла обязанность по их уплате. Из платежного поручения от 20.08.99 N 569 видно, что оно принято к оплате банком 20.08.99, однако суд не проверил день фактического поступления спорной суммы на расчетный счет ответчика, а также не исключил из расчетного периода время, необходимое для осуществления возвратного платежа.

При признании сделки недействительной проценты по статье 395 ГК РФ могут быть взысканы только при наличии неосновательного приобретения одной из сторон. Такое обогащение будет иметь место только в том случае, если имущество было передано по сделке только одной стороной без встречного предоставления или такое встречное предоставление является явно неравноценным. Последнее нашло отражение в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». При этом судам, применяющим последствия недействительной сделки, предлагается исходить из презумпции, согласно которой все, что стороны успели предоставить друг другу по такой сделке, является эквивалентным, что исключает возможность неосновательного обогащения, а следовательно, и взыскания процентов*(10).

К требованию о взыскании процентов за пользование средствами, полученными в качестве неосновательного обогащения по недействительной сделке, применяется общий срок исковой давности.

По делу N Ф08-2899/2000 кассационная инстанция указала, что так как требования по ничтожной сделке могут заявляться в течение 10 лет, а общий срок исковой давности в силу статьи 196 ГК РФ установлен 3 года, то взыскание процентов за пользование неосновательно полученным по этой сделке может быть проведено за период 3 года до предъявления иска, по которому сделка была признана недействительной.

Применение норм статьи 1109 Гражданского кодекса РФ

В главе 60 ГК РФ предусматривается перечень случаев, когда неосновательно приобретенное имущество не подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения. Между тем отсутствие оснований в некоторых из данных ситуаций связано с отсутствием самого факта получения одним лицом выгод за счет другого без установленных законом оснований. По мнению О.С. Иоффе, при передаче имущества по обязательству до наступления срока его исполнения «вообще нет неосновательного приобретения: имущество приобретается на законном основании, в силу существующего между сторонами обязательства, а досрочное исполнение, по общему правилу, обязательно для кредитора гражданина и допустимо с согласия кредитора в отношениях между организациями»*(11).

В связи с этим представляется неверным определение статьи 1109 «Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату». Более корректно этот вопрос был урегулирован в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г., где статья 474, содержащая подобные правовые нормы, носила название «Имущество, не подлежащее возврату».

Во всех четырех пунктах статьи 1109 ГК РФ речь идет о приобретении, а не о сбережении имущества.

При перечислении авансовых платежей по расторгнутому в последующем договору не может быть в силу пункта 1 статьи 1109 ГК РФ отказано во взыскании суммы неосновательного обогащения в размере указанных платежей как переданных во исполнение обязательства до наступления срока исполнения.

По делу N Ф08-3116/2000 между ОАО (заказчиком) и АОЗТ (подрядчиком) заключен договор подряда, который в дальнейшем расторгнут на основании статьи 450 Гражданского кодекса РФ в связи с существенным нарушением договорных обязательств заказчиком. ОАО предъявило иск о взыскании с АОЗТ денежных средств, полученных в качестве предоплаты по указанному договору, но не освоенных ответчиком. Кассационная инстанция отклонила доводы кассационной жалобы АОЗТ о применении статьи 1109 ГК РФ, запрещающей возврат в качестве неосновательного обогащения имущества, переданного во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, указав следующее. По условиям договора подряда и в соответствии с графиком (приложение к договору) предусмотрено перечисление денежных средств в форме авансовых платежей в счет выполненных работ, в связи с чем основания применения правовой нормы, на которую ссылается заявитель жалобы, отсутствуют.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1109 ГК РФ для отказа в возврате неосновательного обогащения приобретатель должен доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. При этом следует учитывать, что к отношениям по передаче в благотворительных целях имущества от одной коммерческой организации другой нормы пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежат применению, так как согласно статье 575 ГК РФ дарение между указанными организациями не допускается (дело N Ф08-528/98). Данный вывод соответствует практике Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (постановление от 15.02.02 N 2773/01).

Применение норм статьи 1109 ГК РФ возможно лишь при условии, если лицо необоснованно перечислило денежные средства или передало имущество добровольно и намеренно (без принуждения и не по ошибке), а его воля была направлена на передачу их приобретателю.

По делу N Ф08-2754/2000 в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель предложил взыскателю (истцу) уплатить за должника (ответчика) исполнительский сбор. Кассационная инстанция указала, что поскольку обязанность по уплате исполнительского сбора в силу закона возложена на должника, то перечисление истцом денежных средств на указанные цели является неосновательным обогащением (сбережением) ответчика за счет взыскателя. При этом признаны ошибочными выводы суда о необходимости применения норм пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. В соответствии с данной статьей сумма неосновательного обогащения не подлежит возврату, если лицо, передавшее деньги или иное имущество, сделало это добровольно и намеренно (без принуждения и не по ошибке), зная при этом об отсутствии своей к тому обязанности либо, действуя из благотворительных целей, т.е. воля передавшего их лица была направлена непосредственно на передачу их приобретателю (лицу, обязанному уплатить исполнительский сбор). В указанном случае из материалов дела следовало, что взыскатель был введен в заблуждение судебным приставом-исполнителем, обещавшим возвратить уплаченную им за должника сумму, после реализации имущества за счет разницы в стоимости имущества должника (строение), подлежащее возврату должнику. Однако после оценки стоимости имущества разницы, подлежащей возврату должнику, не оказалось. Таким образом, взыскатель добросовестно заблуждался, ошибочно рассчитывая на возмещение ему суммы сбора, уплаченной за должника, за счет имущества последнего. Воля взыскателя не была направлена на обращение уплаченной им суммы исполнительского сбора в пользу должника. Поэтому, принимая решение по данному делу, суд должен был руководствоваться статьей 1107 ГК РФ.

Аналогичной позиции придерживается и Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Так, в постановлении от 11.09.98 по делу N Ф09-754/98-ГК данный суд признал обоснованным применение пункта 4 статьи 1109 ГК РФ, поскольку основанием для приобретения имущества ответчиком явилась добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денег и имущества.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1109 ГК РФ бремя доказывания того, что взыскатель знал об отсутствии обязательства, во исполнение которого приобретателю предоставлены денежные средства или иное имущество, лежит на приобретателе.

По делу N Ф08-756/2000 ЗАО (истец) платежными поручениями от 09.06.99 и 17.06.99 уплатило отделению СКЖД (ответчику) по его счетам сбор за пользование подъездным путем. Кассационная инстанция поддержала выводы суда апелляционной инстанции об удовлетворении исковых требований о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из следующего. Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 19.07.99 по делу N А32-8972/99-41/279 по спору между этими же сторонами признано право собственности на спорный подъездной путь за ЗАО. Из содержания решения следует, что подъездной путь находится в собственности истца с 1992 г. Поскольку ставки сборов за пользование подъездными путями, за подачу и уборку вагонов применимы лишь при условии, что подъездные пути принадлежат железной дороге, то взыскание сборов с собственника подъездных путей неправомерно (раздел Б «Сборы за дополнительные операции, связанные с перевозкой грузов» прейскуранта 10-01 «Тарифы на грузовые железнодорожные перевозки»). При этом отклонен довод кассационной жалобы о необходимости отказа в иске на основании пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Ответчик, как приобретатель, должен был представить доказательства, свидетельствующие о том, что истец при перечислении денежной суммы знал об отсутствии у него такого обязательства. Однако отделение СКЖД подтверждений указанного в судебном заседании не представляло, а наоборот, оспаривало право собственности ЗАО на подъездной путь. Этот спор был предметом судебного разбирательства, и судебное решение по нему было принято уже после перечисления денежных сумм.

В.Е. Епифанов,
судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде
Северо-Кавказского округа — 2 года

Р.Н. Махненко,
помощник судьи

И.В. Соловьев,
помощник судьи

«Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа», N 1, январь-февраль 2003 г.

*(1) Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С.709.

*(2) См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РCФCР / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М., 1982. С.554.

*(3) См.: Советское гражданское право. Т.2 / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С.418.

*(4) См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. М., 1999. С.481.

*(5) См.: Гражданское право. Том II. Полутом 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2000. С.445; Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. N 7. С.7.

*(6) См.: Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. N 7. С.7; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С.709; Коробов К.Ю. Споры, связанные с применением норм, регулирующих обязательства вследствие неосновательного обогащения // Арбитражные споры. 2000. N 2 (10). С.27.

*(7) См. изложение лекции Л.А. Маковского «О концепции и некоторых особенностях второй части Гражданского кодекса», прочитанной в Высшем Арбитражном Суде РФ в феврале 1996 г.

*(8) См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С.198; Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С.860; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 1999. С.327.

*(9) Иоффе О.С. Указ. соч. С.858.

*(10) См.: Витрянский В.В. Проценты за пользование чужими денежными средствами (комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14) // Хозяйство и право. 1998. N 12. С.24.