Римское земельное право

53. Эмфитевзис и суперфиций.

Эмфитевзис(это по сути вечная аренда) – право долгосрочного пользования чужой сельскохозяйственной землей для ее обработки.

Суперфиций – право долгосрочного пользования чужой городской землей для возведения на ней строений.

Оба эти права сходны с сервитутами в том отношении, что как и сервитуты, так и эмфитевзис и суперфиций являются правом пользования чужой вещью. Своеобразной же чертой, отличающей эмфитевзис и суперфиций от сервитута является широта содержания и долгосрочность их действия.

В содержание эмфитевзиса входит право пользоваться земельным участком (с правом изменения характера участка, но без ухудшения его), собирать с него урожаи (плоды), право закладывать эмфитевзис, отчуждать и передавать его по наследству. Право отчуждения эмфитевзиса ограничено обязанностью субъекта эмфитевзиса предупреждать собственника земли о предполагаемом отчуждении эмфитевзиса, причем за собственником признавалось право преимущественной покупки (которым он мог воспользоваться в течение 2х месяцев). При отчуждении эмфитевзиса собственник имел право на получение 2х процентов покупной цены.

Субъект эмфитевзиса (то же самое для суперфиция) обязан был уплачивать собственнику арендную плату (canon), а также вносить государственный земельный налог. Невзнос арендной платы в течение трех лет приводил к прекращению эмфитевзиса.

Суперфиций представлял собой аналогичное с эмфитевзисом вещное, отчуждаемое по наследству право возведения строения на чужом городском участке и право пользоваться этим строением. Суперфициарное право можно передавать другому лицу.

Суперфициарий должен был выплатить собственнику поземельную ренту.

Прекращение: — истечение срока действия суперфиция; — отказ суперфицария;- погасительная давность (Неиспользование); — слияние суперфициарного права и права собственности.

51. Земельные сервитуты.

Земельный (предиальный) сервитут не зависит от личностей собственников господствующей и служащей в сервитуте вещей. В зависимости от застройки господствующего участка среди земельных сервитутов выделяются городские и сельские сервитуты.

Городской сервитут – застроенный, привязан к объекту застройки. Право пристроек и застроек (вставлять балки в стену соседа, выдвинуть балкон над воздушным пространством другого участка…), право отвода воды и нечистот (спускать дождевую воду с крыши на участок соседа, пускать дым на соседа, спускать нечистоты), право на свет и вид (сосед не поднимал построек выше определенного уровня, не застраивать вид)

Сельский сервитут – наличие постройки не имеет значение. Дорожный (право прохода, проезда, провода скота), водный (черпать воду, провести воду по трубам и каналам).

Признаки земельного сервитута:

— содержание земельного сервитута составляет пользование, которое полезно для господствующего участка, а не только для собственника

— содержание этого сервитута составляет пользование на свойствах служащего участка

— земельный сервитут может быть установлен между соединенными участками

— объем сервитутного права не может превышать потребности участка

— сервитут не может быть отчужден отдельно от права собственности на господствующий участок.

§ 1. Право сервитута по римскому праву.

Земельный сервитут по своему содержанию является разновидностью права на чужую вещь. Он неотделим от права собственности, поскольку отношения сервитута – это отношения собственника и третьих лиц по поводу использования последними объекта собственности (вещи). Право сервитута, в понимании его как сервитута земельного, развивается в последнее время в России, сопровождая развитие права собственности на землю. И естественно, право частной собственности имеет на это развитие наиболее существенное влияние.

Безусловно, и до этого существовали права, сходные по содержанию (но не правовой природе) с сервитутом (право прохода, проезда по земельному участку пользователя). Но право сервитута по отношению к землям, находящимся в частной собственности, – институт; не известный земельному праву последних десятилетий. Поэтому проблемы земельного сервитута выделяются в отдельную главу с включением в нее исторических параграфов, без изучения которых трудно понять некоторые современные положения.

Право сервитута имеет весьма древнюю историю, которая восходит непосредственно к временам классического римского права.

Именно в это время были разработаны понятие и принципы, сервитута, многие из которых не утратили значения до сих пор. По римскому праву сервитутом, считалось право на чужую вещь, состоявшее в пользовании ею и принадлежащее или определенному субъекту, или вещи [1] .

Последние вещные, сервитуты и являлись сервитутами земельными. Они нас интересуют прежде всего. О личных сервитутах стоит сказать для того, чтобы составить о них представление и отличить от земельных сервитутов.

Данные сервитуты состояли в пользовании вещью индивидуально определенным субъектам (лицом): Римским правом различались четыре, вида личных сервитутов:

1. Пользование, предоставленное лично одному индивидууму, – этот сервитут состоял в пользовании вещью только одним определенным лицом, и. в; личных целях.

2. Узуфрукт был гораздо шире и заключал в себе не только правопользования, но и право присвоения плодов вещи, т.е. право извлекать из вещи выгоды, которые возникают или добываются из нее в силу ее естественных свойств.

3. Право пользования жилищем – данный сервитут был сходен по содержанию с двумя предыдущими, но только в отношении жилища.

4. Право пользоваться чужими рабами или животными – этот сервитут представлял собой, наем рабов или животных.

Можно сказать, что подобие личного сервитута можно найти в современной конструкции права пользования имуществом. Но пользование вещью в современном понимании с сервитутом, не ассоциируется и представляет собой; самостоятельный вид прав.

Вещный сервитут устанавливается на одном земельном участке с целью получения выгоды другому (соседнему или иному) земельному участку.

К вещным сервитутам относятся два основных вида:

Первый – это разновидность сервитутов, принадлежащих строениям. Исполняя требования данного сервитута одно строение должно предоставить выгоды другому. Например, установить опору стене или предоставить слив дождевой воды с крыши: земельные участки в. данном случае имели значение «служебных» по отношению к строению.

Второй – «сельский» земельный сервитут существовал для земельных участков без строений, или эти строения существовали для обслуживания земельного участка.

Выгода этого вида сервитутов извлекалась либо из поверхности земли (1), где установлен сервитут, либо из добываемых из земли продуктов [2] (2).

1. Сервитуты, заключавшиеся в получении выгоды из поверхности земли, были следующими:

– право пользования существующей дорогой или улицей для прохода или проезда. Ширина дороги (улицы) определялась либо для каждого конкретного случая, либо, если она не была установлена, составляла конкретную, официально рассчитанную величину;

– право ходить, переносить тяжести и ездить верхом по чужой земле. Этот сервитут мог быть ограничен в каком-то одном из трех видов пользования;

– право проезда и прогона скота; но без определения какой-то конкретной дороги. Однако, устанавливая этот институт, можно было определить конкретное направление, но не более того.

2. К сервитутам, содержащим возможность получать продукты, относятся:

а) водные сервитуты. Содержанием этих сервитутов было обеспечение доставки воды на земельный участок по средствам земельного участка, обремененного таким сервитутом. Различалось несколько водных сервитутов:

– право пользоваться водой земельного участка, обремененного сервитутом, и связанное с этим право прохода и проезда по участку к воде;

– право устройства водопоя на чужом участке для своего скот;

б) сервитуты, предоставляющие их владельцу право выгона скота для пастьбы на чужом участке;

в) сервитуты, предоставляющие право рубки леса, добычи мела песка, извести и камня.

Существовал также вид сервитута, дававший право проведения водопровода через чужой участок. При этом сервитут позволял проводить воду только для нужд участка владельца сервитута, а не для каких-либо других целей.

Общие принципы сервитутов

Несмотря на все разнообразие сервитутов, в римском праве все они обладали определенными сходными свойствами, объединявшими их в один институт. Прежде всего, они являлись правом на чужую вещь и поэтому обладали рядом свойств вещных прав по римскому праву:

1) право сервитута нельзя было перенести на другую личность или земельный участок, в пользу которого сервитут устанавливаются. Другими словами, сервитут был неотчуждаем;

2) невозможно было перенести и простое осуществление права по сервитуту;

3) сервитут был неделим.

Основания возникновения сервитутов

Как и любое право, сервитут имел особые основания возникновения Вещные сервитута могли приобретать только собственники или добросовестные владельцы земельного участка или строения, в пользу которых устанавливался сервитут [3] . Если же земельный участок, для которого приобретался сервитут, принадлежал нескольким собственникам, всеми должно было быть совершено такое приобретение. Сервитут не существовал до тех пор, пока хотя бы один из сособственников его не приобрел.

Преимущественными основаниями возникновения сервитутов в римском праве было установление их управомоченным лицом. Возникали они и вследствие давности существования.

Лицом, имевшим право установить сервитут, был собственник вещи, которой данный сервитут обременялся. Аналогично с приобретением сервитута, если вещью на правах собственности владели несколько лиц, все они были обязаны установить сервитут для его возникновения.

К способам возникновения сервитута относились договор, завещательное распоряжение собственника вещи – отказ, а также судебное решение [4] .

Приобретение сервитута в силу давности было установлено с целью защиты права сервитута от возможности исчезновения доказательств этого права со временем. При этом считалось, что продолжительное осуществление права заменяет доказательство правомерного возникновения этого права.

Среди оснований приобретения сервитута посредствам давности было продолжение осуществления сервитута в течение длительного времени. Для доказательства права в данном случае было необходимо удостоверение начала и конца реализации права сервитута, а также удостоверение осуществления сервитута. Насколько действия владельца сервитута достаточны для доказательства его осуществления, определял судья в каждом конкретном случае.

Следующее основание, связанное с приобретением сервитута, имело распространение в большей степени на личные сервитуты.

Основания прекращения сервитутов.

Поскольку для сервитута было установлено, что он не может быть отчужден и смена лица или вещи, в пользу которой установлен сервитут, невозможен, то эти обстоятельства диктовали и особенности прекращения сервитута. Поэтому считалось, что утрата вещью или лицом своего сервитута ведет к уничтожению права сервитута.

Для вещных сервитутов существовало несколько исключений из этого общего правила. В случае, когда сервитут принадлежал сразу нескольким владельцам, при утрате одним из них своего сервитута сам сервитут не уничтожался, а продолжал существовать в «уменьшенном» виде у остальных владельцев.

Среди оснований уничтожения сервитута выделялись следующие:

1) уничтожение вещи, обремененной сервитутом – как физическое, так и изъятие ее из гражданского оборота;

2) соединение права собственности и сервитута в одном лице;

3) прекращение жизни лица – субъекта личного сервитута или вещи – для вещного сервитута. В том случае, когда сервитут предоставлялся наследникам, он считался не унаследованным старым, а начавшимся новым сервитутом.

Уничтожался и сервитут вследствие уничтожения земельного участка, в пользу которого он был установлен.

Прекращение сервитутов происходило и по воле владельца сервитута, либо путем заключения договора с собственником вещи, обремененной сервитутом, либо вследствие неиспользования сервитута (non usus). При этом для вещных сервитутов их прекращение наступало после двух лет его неиспользования. Это условие не было применимо к «городским» сервитутам – servitus predium urbanorum. Если же осуществление сервитута было периодичным, например раз в год, то для такого сервитута последствия его прекращения на основании non usus наступали по общему правилу после 20 лет неиспользования.

Защита права сервитута

Защита права сервитута по римскому праву производилась специальным иском. Истцом в данном иске являлся для вещных сервитутов собственник или добросовестный владелец земельного участка, для которого устанавливался сервитут.

Доводом для иска служило полное или частичное нарушение сервитута, которое заключалось в полном или частичном препятствовании использованию сервитута ответчиком. Иск был направлен на устранение нарушения и возмещение понесенного истцом ущерба.

Таким образом, видно, что институт сервитута по римскому праву представлял собой достаточно развитую и многообразную в проявлениях правовую конструкцию.

Впоследствии он лег в основу тех разновидностей вещных прав которые чаще всего называют правами на имущество лиц, не являющихся собственниками. И естественно, положения, установленные римским правом, усваивались и национальным правом многих более поздних государств. Не миновало этого и российское право добавив к этому некоторое своеобразие.

Римское земельное право

5.1. Учение о вещах и их классификация

Понятие вещей. Понятие вещей в классический период в римском праве использовалось в широком смысле. В него входили не только вещи материальных предметов внешнего мира, но также юридические отношения и права.

Термин «вещь» (res) употреблялся в нескольких значениях. Вещами считалось как все то, что существует в материальном мире (с этой точки зрения термин «вещь» употреблялся не только юристами, но и философами Древнего Рима), так и объекты имущественных прав и правовые отношения в целом.

Наиболее общим образом вещи делились на:

1) вещи Божественного права (священные, святые и религиозные). К вещам Божественного права относились храмы, земля, на которой они находились, гробницы, скульптуры богов;

2) вещи человеческого права:

— публичные, принадлежащие политической совокупности граждан. К таким вещам относились театры, стадионы, реки, пользование берегами рек;

— частные, принадлежавшие отдельным лицам.

Частные вещи в свою очередь также делились на группы.

Классификация вещей. В римском праве кроме телесных и бестелесных существовали и другие категории вещей:

1) изъятые и не изъятые из оборота;

2) манципируемые и неманципируемые;

3) простые и сложные;

4) потребляемые и непотребляемые;

5) делимые и неделимые;

6) главные и побочные;

7) определяемые родовыми признаками и индивидуально-определенные;

8) движимые и недвижимые;

9) телесные и бестелесные.

Изъятые и не изъятые из оборота вещи. Изъятые из оборота вещи (res extra commercium) — это те вещи, которые удовлетворяли потребности всего народа, а потому не могли быть предметом частных правоотношений. К ним относились предметы религиозного содержания (храмы, публичные дороги, предметы религиозного культа, места погребения и др.), а также предметы общего пользования (воздух, непересыхающие реки, берега моря и др.).

Не изъятые из оборота вещи (res in commercio) — это те вещи, которые удовлетворяли интересы отдельных лиц и являлись предметом купли-продажи, обмена и т. п. К ним относилось большинство вещей, не входящих в группу изъятых из оборота.

Манципируемые и неманципируемые вещи. Манципируемые вещи (res mancipi) — это италийские земли, постройки на них, рабы, рабочий скот и земельные сервитуты.

Италийские земли передавались исключительно через манципацию. Вся земля принадлежала государству. К италийским землям относились следующие змельные участки:

— ager vectigalis — оброчные земли, т. е. земельные участ ки, которые бессрочно (первоначально — на 5-летний срок) и с правом наследования сдавались в аренду;

— ager privates vestigalisque — земельные участки, продаваемые государством или общиной частным лицам. Своеобразие данного способа приобретения земельных участков заключалось в том, что приобретатель становился обладателем права пользования участком (хотя и передаваемого по наследству). К тому же на приобретателя возлагалась обязанность уплачивать арендную плату за пользование приобретенным участком. Данную форму землевладения можно рассматривать как переходный этап между общественным и частным землевладением;

— ager quaestorius — государственная земля, которая продавалась во временное частное пользование с установлением обязанности приобретателя уплачивать арендные платежи. Особенностью данного вида передачи земли в частное пользование было то, что данная сделка могла быть отменена по усмотрению государства и соответствующий земельный участок мог быть вновь обращен в государственную собст венность;

— ager occupatorius — государственные земельные участки, имеющие естественные природные границы (реки, горы и т. п.). Особенностью правового режима данных земельных участков являлось то, что они не обрабатывались до момента передачи в частные руки. Способом приобретения данных земельных участков была оккупация (захват) патрициями. Пользование земельными участками юридически считалось временным, однако фактически земля с течением времени переходила в собственность захвативших ее лиц;

— adsignatio — передача в частную собственность одинаковых (имеющих квадратную форму) земельных участков государственной земли. Эти земельные участки имели небольшой размер; их раздача носила массовый характер и происходила в торжественной обстановке;

— ager locatus ex lege censoria — государственные земельные участки, сдававшиеся в аренду лицу, которое сделало наиболее выгодное предложение (т. е. земельные участки, передаваемые по конкурсу);

— ager colonicus — италийские земли, которые подлежали передаче в частную собственность колонистам.

Манципация проходила в сложной форме и при участии пяти свидетелей. Ошибка хотя бы в одном слове в процессе манципации автоматически приводила к недействительности сделки.

Неманципиуемые вещи (rex пес mancipi) — все остальные вещи.

Различие между двумя группами вещей состояло в способе отчуждения. Неманципируемые вещи отчуждались путем простой передачи — traditio, в то время как для отчуждения манципируемых вещей требовалось выполнение особых формальностей (обряда манципации — mancipatio). И это не случайно, так как к группе манципируемых относились основные средства производства. Поскольку они принадлежали общине (коллективу), последняя была заинтересована в сохранении права на них. Отсюда понятно введение обряда манципации с целью не допустить потери права на основные средства производства.

Деление вещей на манципируемые и неманципируемые сохранялось вплоть до начала империи.

Простые и сложные вещи. Простые вещи, по выражению Помпония, составляли одно целое, физически однородное единство, как, например, раб, бревно, камень.

Сложные вещи делились на два вида:

а) составные, включавшие несколько связанных между собой тел (шкаф, корабль, дом);

б) состоящие из не связанных между собой вещей, но объединенных общим наименованием (народ, легион, стадо).

Вещи движимые и недвижимые. Движимые вещи (res mobiles) — вещи, которые могут изменять свое положение в пространстве. Движимые вещи могли двигаться сами (животные, рабы) или могли приводиться в движение другими (мебель, домашняя утварь).

Недвижимые веши (res immobiles) — вещи, которые не могут изменять свое положение в пространстве без сохранения целостности. Это дома, строения, земельные участки, недра земли.

Движимые и недвижимые вещи подчинялись почти одинаковым юридическим нормам, и поэтому такое деление не имело особого значения.

Интересно то, что к недвижимости в Древнем Риме относили также созданное чужим трудом на земле собственника. Такие изменения считались составными частями земли и следовали юридическому статусу основной вещи (участка) («superficies solo cedit» — «сделанное над поверхностью следует за поверхностью»).

Недвижимые вещи считались категорией более сложной, и поэтому римляне осторожно относились к изменению правового статуса недвижимости. Например, уже по Законам XII таблиц различались сроки вступления во владение движимым и недвижимым имуществом по давности владения: для движимых вещей этот срок составлял один год, для недвижимых — два года.

В эпоху принципата нормы, регулирующие права на недвижимое имущество, отделились и стали специфическими именно для этой категории вещей. В это же время в отношении недвижимости сложились особые права: суперфиций, эмфитевзис.

Вещи индивидуально-определенные (res species) и определяемые родовыми признаками (res genus). Родовые вещи (res genus) — вещи, имеющие общий род и не имеющие индивидуальности. Такие вещи определялись числом, мерой и весом, т. е. если было невозможно понять, родовая это вещь или индивидуально определяемая, применялось правило: если вещи подсчитываются как определенное количество (например, продаются на вес, объем), то вещь принадлежит к категории родовых. Эта вещь всегда может быть заменена в случае утраты на такую же или несколько таких же вещей: «genus perire non censetur» — «вещи, определяемые родовыми признаками, не погибают».

Индивидуально-определенные вещи (res species) противопоставляются родовым. Это вещь, уникальная по своей природе, ее нельзя заменить. Индивидуально-определенная вещь могла быть выделена из ряда подобных (конкретная ваза). При гибели индивидуально-определенных вещей договор прекращался, так как должник уже не мог предоставить эту вещь.

Родовые и индивидуально-определенные вещи также иногда называют заменимыми и незаменимыми.

Это разделение вещей имеет большое значение для обязательственного права.

Вещи потребляемые и непотребляемые. Потребляемые вещи материально уничтожались при первом их ис пользовании по прямому назначению. В эту категорию входят продукты и деньги (расплачиваясь ими, собственник их лишается).

Непотребляемые вещи не изнашивались от употребления или же уничтожались постепенно, не теряя способности выполнять свое назначение (драгоценный камень).

Вещи простые и сложные. Деление вещей на простые и сложные возникло в классическую эпоху. Деление вещей происходило в зависимости от их сложности:

— простые вещи (corpus, quod uno spiritu continetur) представляли собой однородное единое целое и не распадались на составные части (раб, бревно, камень и т. п.);

— сложные вещи состояли из различных соединений вещей и имели между собой материальную связь, например здание, корабль, шкаф. Части сложных вещей до соединения в определенную вещь могли принадлежать разным лицам. Несмотря на то что часть вещи становилась новой сложной вещью, та непосредственная часть принадлежала хозяину. Однако же объединенные части подчинялись праву, уста новленному на целую вещь.

Вещи главные и побочные. Главные вещи — это вещи, имеющие в зависимости и в юридическом подчинении другие вещи.

Побочными (придаточными) признавались самостоятельные вещи, но зависимые от главной и подчиненные юридическому положению последней. Виды побочных вещей: части вещи, принадлежности и плоды.

Части вещи, не отделенные от целого, не имели самостоятельного существования, поэтому не могли быть объектом права. Однако если часть отделить от целого, то эта часть является объектом права (например, кровельный материал). В связи с изложенным римляне рассматривали два по следствия присоединения части вещи к целому. Во-первых, если присоединение вело к изменению сущности присоединенной вещи или нераздельности новой вещи, то право собственности на присоединенную вещь для собственника прекращалось (растворенное вино). Во-вторых, если присоединенная и главная вещи не меняли своей сущности, а совокупная вещь оставалась раздельной, то вещь, присоединенная к главной, могла быть выделена и восстановлена в прежнем юридическом качестве.

Принадлежность — побочная вещь, связанная с главной экономически. Принадлежность могла существовать самостоятельно и быть объектом самостоятельного права (ключ и замок, рама и картина). Вместе с тем лишь при совместном использовании принадлежности и главной вещи достигался конечный результат. Как правило, юридические отношения, устанавливаемые в отношении главной вещи, распространялись и на принадлежность.

Плоды — это, во-первых, вещи, получаемые от плодоносящих вещей (шерсть, молоко, фрукты и т. д.), названных естественными плодами. Во-вторых, к плодам относился доход, приносимый плодоносящей вещью: деньги от продажи фруктов, проценты с капитала, наемная плата и др.

Ввиду самостоятельного физического существования, принадлежность может быть предметом самостоятельных прав на нее. Однако при отсутствии специальных оговорок заинтересованных лиц все правовые отношения, устанавливаемые на главную вещь, считаются распространяющимися (ввиду хозяйственной связи между обеими вещами) и на принадлежность к ней (отсюда афоризм: «принадлежность следует судьбе главной вещи»).

Вещи в обороте и вне оборота. Вещи в обороте (res in commercio) — это вещи, которые могли участвовать в правовом обороте между отдельными людьми (мена, купля-продажа) и являлись объектами частной собственности.

Вещи вне оборота (res extra commercium) — это вещи, которые не могут участвовать в обороте по своим естественным признакам. Согласно Институциям Юстиниана есть вещи, которые по естественному праву принадлежат всем. К этой категории относятся: а) воздух, б) текучая вода и в) моря со всем, что в них водится.

Плодоносящие вещи и плоды. Другую группу внеоборотных вещей составляли публичные вещи (res publicae). Основным и единственным хозяином публичных вещей считался римский народ.

Плодоносящие вещи (res fructiferae) способны производить плоды органически или в результате человеческого труда, не изменяя своего назначения.

Плоды (fructus) делились на:

1) гражданские плоды (fructus civiles), которые возникали вследствие различных имущественных операций и являлись в современном по нимании доходами от использования вещи. Доходы могли быть регулярными (приносимыми естественным путем) или получаться из правоотношений по поводу плодоносящей вещи (например, проценты с капитала, рента с земли);

2) естественные плоды (fructus naturales), которые возникали под дей ствием природных факторов и труда людей:

— плоды, еще соединенные с производящей их вещью (fructus pendentes);

— плоды, уже отделенные от производящей их вещи (fructus separati);

— плоды, уже захваченные кем-то себе (fructus percepti);

— переработанные плоды (fructus consumpti);

— плоды, которые необходимо собрать (fructus perci piendi).

Правовая судьба плодов различалась при наличии какого-либо права на плодоносящую вещь. При истребовании плодоносящей вещи плоды автоматически забирались и возвращались собственнику вместе с ней. Однако если плоды были уже потреблены, то ответственности за это не полагалось.

Виды прав на вещи. Вещное право по своему содержанию и объему полномочий, которое оно предоставляло управомоченному лицу, делилось на: а) владение; б) собственность; в) права на чужие вещи.

5.2. Понятие и виды владения

Понятие владения. Владение (possessio) — это такое об щественное отношение, при котором данное лицо считает ту или иную вещь находящейся в составе своего хозяйства, а также считает ее своей. Это реальное господство лица над вещью. В каждом факте владения, как учили римские юристы, следует различать два элемента: corpus possessions, т. е. тело владения, фактическое обладание вещью — это телесный момент, и animus possessions — душу владения, т. е. наличие желания, намерения владельца иметь вещь у себя, сохранить ее за собой и обращаться с ней как с собственной. Только такое владение считается юридическим и будет подлежать юридической защите, где есть сочетание указанных двух элементов: факта нахождения вещи в хозяйстве и наличия желания сохранить, иметь эту вещь у себя. Первый элемент является объективным, второй — субъективным. Термин «possessio» является сравнительно поздним. По цивильному праву владение обозначалось словом «usus», т. е. «пользо вание». Обычно владелец и собственник как бы сливаются. Поэтому говорят о «владеющем собственнике». Но владение может возникать и вне связи с правом собственности, и даже быть его нарушением. Некоторые римские юристы говорили: «Собственность не имеет ничего общего с владением».

Обычно владельцем становится первый приобретатель. Установление фактического господства над вещью именовалось завладением (apprehensio), например, некто захватил дикое животное. В передаче владения (traditio — от одного лица другому) римское право усматривало производное приобретение владения. Владение могло приобретаться и через третьих лиц. «Corpus» некогда понималось как физическое обладание вещью: в руках, в доме, во дворе. Позднее стали рассуждать так: «corpus» — налицо во всех случаях, когда при нормальных условиях обеспечена возможность длительного и беспрепятственного проявления господства лица над вещью.

Виды владения. Различаются несколько видов владения исходя из законности владения вещью:

1) законное владение (posessio iusta) — вещью владеет ее собственник;

2) незаконное владение (posessio vitiosa) — когда тот, кто владеет вещью, не имеет на это права:

— добросовестное владение (posessio bona fidae) — владелец вещи не знает, что вещь принадлежит не ему;

— недобросовестное владение (posessio malae fidae) — владелец знает, что вещь ему не принадлежит, но ведет себя так, как будто вещь ему принадлежит. В этом случае не дей ствует приобретение права собственности по давности, и предъявляются более строгие требования относительно возмещения реальному владельцу после суда стоимости плодов или ухудшения состояния вещи;

3) производное владение возникало из временного нахождения вещи у третьего лица.

Владение вещью третьим лицом осуществляется до разрешения спора о том, чья это вещь на самом деле (фактически он — хранитель вещи). Такие отношения считались владением с целью упрощения возможности хранителю осу ществить защиту вещи в случае посягательств на нее. В этом случае о защите нельзя попросить и собственника, ведь он не известен. Владение вещью залогодержателем владения осуществляется также с целью защиты вещи от посягательств.

Также различали следующие виды владения:

цивильное владение (posessio civilis) — владение в соответствии с ius civile (цивильным правом). Этот вид владения существовал в древнее время еще до принятия Законов XII таблиц. Цивильный вла делец должен был быть лицом правоспособным (sui iuris), поэтому чаще всего таким владельцем являлся глава семьи. Он владел имуществом на свое имя, подвластные владели имуществом также на его имя. В то время были уже известны сроки для обращения владения в право собственности по давности владения;

посредственное владение — нахождение вещи во владении у третьих лиц (фактически — держание вещи). Оно не признавалось владением, несмотря на то, что имело место воздействие на вещь, но держатель не имел права владеть вещью от своего имени. Чаще всего в роли держателей выступали поверенный, поклажеприниматель и ссудоприниматель. Они были экономически зависимы от владельца и владели «для него». По усмотрению владельца вещи такое держание могло быть прекращено. С течением времени отношения держания развивались, стали появляться договоры пожизненного «посредственного владения» землей и другим имуществом по договору найма;

преторское владение — владение, признанное претором и защищаемое им до истечения срока владельческой давности. Претор предоставлял свою защиту на основе интердикта. С течением времени защита претора стала предоставляться любому лицу, осуществляющему господство над вещью, при наличии у него кроме фактического обладания вещью намерения владеть ею. Защита предоставлялась вне зависимости от способа, которым это лицо приобрело право владения, кроме незаконного недобросовестного.

Защита владения. Владение защищалось специальными правовыми средствами, т. е. интердиктами (interdicta). Интердикты (запрещения) издавались римскими магистратами в форме распоряжения о немедленном прекращении действий, нарушающих права граждан. Первоначально они издавались преторами после фактической проверки права владения просителя на оспариваемую вещь как прямое и категорическое указание передать вещь реальному владельцу, а впоследствии — как условные распоряжения: «если подтвердятся доводы просителя, то передать ему вещь, запретить посягательства на его вещь».

— интердикты, служащие для защиты владения прежнего владельца (interdicta retinendae possessionis). Такой интердикт применялся при владении и движимыми, и недвижимыми вещами, если владение требовалось защитить от посягательств третьих лиц.

Интердикт, издаваемый для защиты недвижимых вещей, назывался «uti possidetis», он издавался по просьбе заинтересованного лица независимо от давности владения. Таким образом, этот интердикт защищал последнего владельца недвижимости.

Интердикт для защиты движимых вещей (interdictum utrubi) — до Юстиниана мог применяться только в том случае, если владелец вещи владеет ею большую часть года в том календарном году, когда издается интердикт.

При Юстиниане на движимые вещи стали распространяться такие же правила, что и на недвижимость:

— интердикты, предназначенные для повторного установления владения в интересах владельца, который противоправно был лишен владения (interdicta recuperandae possessions). Фактически это интердикт о возврате владения тем, у кого оно было отнято силой. Этот интердикт мог применяться любым владельцем, даже если вещь была приобретена противоправным путем.

Защита владения также могла осуществляться при помощи иска с фикцией (публицианов иск).

Приобретение владения. Приобретение владения всегда устанавливается впервые и самостоятельно самим лицом, желающим владеть предметом. Все способы приобретения владения в классическую эпоху представлялись римским юристам как первоначальные, всегда осуществлявшиеся впервые приобретателем. Это, конечно, не исключало помощи и содействия подвластных и рабов римского домовладыки, но владение возникало только в лице последнего. Требовалось лишь, чтобы оба элемента владения — волевой и материальный — были осуществлены им или для него самого. В тех случаях, когда приобретение владения облегчалось тем, что шло от лица, уже осуществившего владение, путем передачи предмета владения, можно было говорить о производном владении. Но и в этих случаях не признавалось никакого преемства и тождества между старым и новым владением. Объем и содержание последнего определялись собственными фактическим господством и волей нового владельца.

Общим термином для акта установления фактического господства над вещью было завладение (apprechensio). В нем явственно выступал момент материального захвата, осуществляемый в полном составе. Особенно широкое поле для применения его как преимущественно первоначального способа приобретения владения открывало приобретение никому не принадлежащих движимых вещей (res nullius) и диких животных (ferae bestiae), населяющих природу. В этих случаях акт владения сводился к окончательному захвату их в руки или к преследованию и поимке их. Так, диким зверем завладеть можно не путем ранения, а по окончательной поимке, так как в промежуток времени после ранения может случиться много такого, что помешает поймать зверя (D. 41. 1. 5. 1).

Поимка и захват сводились к фактическому господству данной вещи. При возникновении споров о захвате учитывались все совокупности обстоятельств и воззрений оборота.

В случаях первоначального приобретения владения вещью, не состоявшей ни в чьем владении, факт завладения связан, естественно, с волей владеть на себя, т. е. основание владения (causa possessionis) заменяет другое проявление воли. Гораздо сложнее вопрос, когда владение устанавливается на основании каких-либо соглашений с предшествующим владельцем. Характер этих соглашений определяет, порвал ли последний окончательно свое владение вещью, чтобы всецело уступить место новому владению (например, при продаже), или наоборот (сдача внаем, в ссуду или на хранение). В приведенных отношениях основание владения создает для нового владельца равное положение: или цивильного владельца, или простого держателя. Определившееся из основания владения положение владельца или держателя не может быть изменено самим обладателем вещи: «nemo sibi causam possessionis mutare potest» — «никто не может изменять себе основания владения». Перемена намерения держателя не может превратить его во владельца.

Таким образом, только фактическими действиями против владельца держатель может изменить основание своего отношения к вещи (первоначальным способом) или установить иное путем соглашения с владельцем (производным способом).

Приобретение владения считается всегда первоначальным, даже если владение передается одним лицом другому. Для приобретения владения в любом случае требуется наличие у приобретающего владения обоих его элементов — воля на владение и реальное господство над предметом владения. Однако, если владение переходит от одного лица к другому по их обоюдному согласию (посредством передачи), тем самым облегчаются требования в отношении господства над предметом владения и воли на владение нового владельца:

1) при приобретении движимых вещей от прежнего владельца с его согласия достаточно было, чтобы вещи были перемещены отчуждателем в дом приобретателя и находились там под охраной. По аналогии способом передачи товаров считалась передача ключей от помещений, где находились проданные товары. Она рассматривалась как установление власти над всем, что находится в запертом помещении. Требовалось, чтобы передача ключей происходила перед складами, чем подчеркивается наличие товара (praesentia) и момент свободного доступа к передаваемому объекту. Благодаря постоянному фактическому содействию подвластных и рабов римские владельцы могли вдали от своего домицилия через них осуществить передачу;

2) точно так же при приобретении владения недвижимостями от предшествующих владельцев требование полного материального овладения ослаблялось допущением частичного овладения, при полноте знания плана и границ имения. Продавцу при отчуждении недвижимости достаточно было показать покупателю передаваемый участок с соседней башни, чтобы совершить акт передачи участка. Те случаи, когда прежний владелец, не передавая предмета, лишь указывает на него приобретателю, получили название «передача длинной рукой» (traditio longa manu);

3) право Юстиниана пошло дальше по пути облегчения передачи владения и стало пользоваться наличным материальным отношением к вещи, чтобы изменять его значение путем выражения соответствующих намерений сторон. Оно ввело передачу короткой рукой (traditio brevi manu) (сокращенно). Прежний держатель с согласия прежнего владельца становился сам владельцем, что бывало, например, когда наниматель покупал вещь у наймодателя.

Наряду с этим некоторые классики сформулировали еще один способ приобретения владения, при сохранении материального момента, но путем изменения волевого элемента. Это бывало в тех случаях, когда собственник продавал кому-нибудь вещь и одновременно брал ее у покупателя внаем, не выпуская вещи из рук. В средневековом праве этот способ получил название «установление владения» (от constituere — устанавливать).

Самовольный захват владения. Более сложным вопрос представлялся в тех случаях, когда постороннее лицо завладевало участком в отсутствие и без ведома владельца. Самовольный захватчик, по воззрению Ульпиана, насильственно (VI) нарушивший существовавшее до тех пор владение, окончательно приобретал владение только в том случае, если прежний владелец, узнав об этом, не оспаривал захвата, или если и оспаривал, то без успеха. С более древней точки зрения Лабеона, признавалось за таким захватчиком только тайное владение (possessio clandestina), которое становилось сразу недействительным, если прежний владелец оспаривал его.

Насильственное вытеснение владельца из земельного участка не прекращало его владения, если его подвластным удавалось удержаться на нем.

Приобретение владения через других лиц. Приобретение владения домовладыкой через подвластных ему лиц вытекало из строения римской семьи. Приобретение владения через третьих свободных лиц получило признание лишь в эпоху классической юриспруденции. Одной из причин этого является то обстоятельство, что в этот период крупную роль в ведении хозяйства богачей играли вольноотпущенники. «Per quemlibet volentibus nobis possidere adquirimus» — «Мы приобретаем через любое лицо, раз мы желаем владеть».

Приобретение владения через других лиц предполагало, что:

а) последний подчинил вещь своему господству;

б) имел намерение приобрести владение для другого лица;

в) другим лицом была изъявлена воля приобрести владение через постороннее лицо.

Утрата владения. Для недобровольной потери владения достаточно было утраты фактического господства над вещью. При добровольном прекращении владения требовалась утрата обоих элементов владения: фактического господства над вещью и намерения владеть вещью:

1) утрата фактического господства над вещью предполагала длительную очную потерю господства над вещью. Так, владение убежавшим со двора сразу не прекращалось, ибо его можно было найти и возвратить обратно. Владение земельным участком (равно другой недвижимостью) прекращалось с того момента, когда владелец узнал об этом и не смог или не пожелал предотвратить насилие со стороны оккупанта. Пренебрежительное отношение владельца к своей вещи также могло рассматриваться как отказ от владения. Такое могло иметь место, когда лицо не обрабатывало землю, не пыталось организовать ее охрану, а также допускало другие существенные упущения по сохранению владения движимыми и недвижимыми вещами;

2) смерть владельца. Со смертью владельца владение прекращалось и не распространялось на наследников. Ввиду этого наследники обязаны были заявить о своем намерении и «захватить» владение естественным путем;

3) гибель вещи и превращение ее во внеоборотную вели к прекращению владения;

4) прекращение владения, осуществляемого через представителя. Владение вещью через представителя могло быть прекращено:

— по воле владельца;

— вследствие смерти владельца;

— в случае гибели вещи.

Если владелец был вытеснен из господства над вещью, он все-таки продолжал владеть, если его представитель продолжал владение для него.

В том случае, если представитель был вытеснен из господства над вещью, то владелец продолжал владеть, пока он имел возможность воздействовать на вещь. Если же земельный участок был захвачен третьим лицом в отсутствии представителя, то владелец терял владение, если представитель не смог либо не изъявил желания изгнать захватчика. В том случае, когда самовольный захват был вызван небрежностью или умыслом представителя, владение для владельца утрачивалось лишь тогда, когда он сам не желал или не смог вытеснить захватчика.

5.3. Право собственности

Понятие прав собственности. Первоначально римское право не знало термина собственность (proprietas). В древнейший период собственность обозначалась словами «моя вещь», «наша вещь» (pleno iure), т. е. «в полном праве». Трудно сказать, когда появился термин «собственность». В Ин ституциях Га я (середина II в. н. э.) он встречается шесть раз. Но столько же раз встречается в качестве синонима и термин dominium, т. е. «господство над вещами». Когда речь идет о правомочиях собственника, то обычно имеется в виду извест ная триада: владение, пользование, распоряжение.

Право собственности принципиально не ограничивается. Такое, абсолютное по своей защите, право есть право собственника распоряжаться принадлежащей ему вещью по своему усмотрению вплоть до уничтожения. Собственность рассматривалась римскими юристами как наиболее полное право лица на вещь. Отдельный собственник всевластен.

Тем не менее до какой-то степени право собственности ограничивалось так называемыми сервитутами, известными уже Законам XII таблиц. Полномочия собственника могли ограничиваться по двум основаниям: по закону и по волеизъявлению самого собственника. Законодательные ограничения устанавливались в интересах других собственников. Ограничения бывают негативные, т. е. это обязанность лица (собственника) воздерживаться от каких-либо действий (in non faciendo), и позитивные (in patiendo), т. е. обязанность собственника терпеть действия других лиц.

Виды права собственности. Римское право не знало единого понятия права собственности. Раз личалось несколько его видов:

— бонитарная (преторская) собственность;

Квиритская собственность (dominium ex Jure Quiritium) — это собственность, регулируемая гражданским правом. Это право собственности было единственным в древнее время. С развитием института частной собственности и появлением новых ее видов квиритская собственность продолжала почитаться как наилучшая и освобождалась от всех налоговых платежей.

Для получения квиритской собственности необходимо было быть римским правоспособным гражданином, наделенным правом приобретения собственности. Объектом собственности могли быть как манципируемые, так и неманципируемые вещи, но если говорить о недвижимости, то она должна была обязательно находиться на территории Италии.

Провинциальная собственность возникла и получила ши рокое распространение с развитием Рима и увеличением его территорий. На земли за пределами Италии не могло распространяться квиритское право, а законодательный режим был необходим. Поэтому стало считаться, что земли принадлежат государству (позднее считалось, что принадлежат императору), а тем, кто пользовался ими, принадлежит не право собственности, а право извлекать из земель экономическую выгоду: пользоваться, получать плоды, иметь, владеть («uti frui habere possiderе»). Решение, что эти земли могут передаваться по наследству, и оформило окончательно право провинциальной собственности. Провинциальные земли об лагались особым налогом (платой для сенатских провинций и налогом для императорских земель), это и было основное отличие этого вида собственности от собственности на италь янские земли. Различия в правовом режиме исчезли с введением обязанности землевладельцев на территории Италии также платить налоги на землю.

Бонитарная (преторская) собственность развилась из деления вещей на манципируемые и неманципируемые. К первой группе вещей (земли, рабы, быки, лошади, ослы, мулы, строения на италийской земле) применялись очень сложные и громоздкие процедуры отчуждения и приобретения, что являлось тормозом для хозяйственного оборота Рима. Нередко торжественные формы манципации вещей откладывались договаривающимися сторонами на неопределенное время, и вещь просто передавалась (передача — traditio). Однако покупатель, становившийся в этом случае держателем вещи (до истечения одного года для недвижимого и двух лет — для движимого имущества), очень рисковал, потому что законный собственник, если он был недостаточно честен, мог истребовать вещь обратно.

Преторы ввели два иска, защищающие приобретателей, подтвердив тем самым возможность отчуждать манципируемые вещи как неманципируемые:

а) иск, позволявший противопоставить иску квиритского собственника возражение, в котором говорилось, что вещь приобретена посредством передачи (exceptio rei vinditae ac traditae);

б) иск, позволявший вернуть вещь в случае, если она была отобрана квиритским собственником или любым другим третьим лицом после передачи ее посредством передачи (actio publiciana). Защита прав нового неквиритского владельца (не имеющего возможности предъявить собственнический иск) осуществлялась путем:

— фикции в формуле иска нового собственника о том, что вещь должна быть возвращена ему из чужого незаконного владения, как если бы прошел давностный срок (в цивильном праве: для земли — два года, для прочего — один год, причем вещь не должна быть краденой; в праве на провинциальные земли — 10 лет);

— оговорки в иске неквиритского владельца о том, что вещь должна быть ему возвращена захватившим ее старым квиритским собственником, так как «вещь продана и передана».

Таким образом, на одну и ту же вещь могло существовать параллельно два права — номинальное квиритское и фактическое преторское. Квиритское право в такой ситуации выступало в качестве голого (формального) квиритского права собственности, т. е. права без содержания (nudum ius Quiritem).

Перегринская собственность — это собственность неграждан Рима (перегринов и латинов). Они подчинялись своему собственному праву. Некоторые из них имели право участвовать в сделках купли-продажи. Однако они не могли защищать полученное право собственности, как римские граждане, и их иски рассматривались как «фиктивные» с «воображаемым» статусом перегрина как римского гражданина. Впоследствии перегринская собственность слилась с преторской.

Приобретение права собственности. Римляне разделяли способы приобретения собственности по историческому признаку принадлежности к цивильному праву или к праву народов. В систематическом изложении их удобнее различать по признаку производного перехода права собственности от одних лиц к другим и первоначального возникновения в лице данного приобретателя — впервые или, во всяком случае, независимо от права предшественника. Обычно закон указывал, в каких случаях имеет место такое первоначальное приобретение права собственности.

Переход собственности допускался только между лицами, способными отчуждать и приобретать имущество, и осуществлялся путем договоров и сделок в обороте между живыми (inter vivos), а также на основе сделок по случаю смерти (mortis causa), т. е. путем наследования по завещанию и отказов, а равно и путем наследования по закону.

В классическом праве для договорного приобретения собственности применялись три способа mancipatio, in iure cessio и traditio.

Манципация возникла тогда, когда Рим еще не знал чеканной монеты, и в качестве денег употреблялась медь в слитках, когда ее действительно рубили и взвешивали. Наличие пяти свидетелей есть пережиток участия всей общины в отчуждении. Община некогда давала разрешение на отчуждение и контролировала сделку. Свидетели — не просто очевидцы, а гаранты действительности сделки, прочности совершаемого приобретения. Приобретатель (по общему правилу состоятельный человек) стремился приобрести землю с гарантией, что ни государство, ни отчуждатель не отберут ее. Несомненно, что в начале манципация была действительной куплей-продажей. В момент приобретения вещи покупатель произносил формулу и тут же вручал продавцу плату. С течением времени сохранилась лишь форма сделки, но ее содержание стало иным. Действительная сделка и передача денег совершались вне самого обряда манципации. При наличии чеканной монеты кусок меди вовсе не был эквивалентом. И хотя реальной уплаты не было, но форма оставалась. Больше того, без соблюдения обряда манципации собственность на вещь не переходила к приобретателю. С течением времени обряд манципации получил широкое применение. Торжественная форма с участием пяти свидетелей, весовщика и с произнесением формулы «приобретаю за кусок меди» начинает обслуживать почти весь тогдашний оборот, пусть и несложный. Обряд «посредством меди и весов» (per aes et libram) стали применять даже при совершении брака и при распоряжении имуществом на случай смерти.

Правильно считать, что стеснения являлись следствием былой принадлежности этих вещей коллективу, следствием ограниченности прав отдельных лиц на эти вещи. Отчуждение таких вещей первоначально означало узурпацию общественной собственности наиболее богатыми и влиятельными людьми.

Несмотря на свою сложность и неуклюжесть, манципация вполне удовлетворяла интересы патрицианско-плебейской верхушки римского общества. Она не препятствовала концентрации земель в руках этой верхушки. Последняя стремилась удержать в своих руках земельные богатства, была заинтересована в том, чтобы эти богатства не так-то легко отчуждались, уплывали из ее рук.

Мнимый судебный процесс (in iure cessio). Этот способ перенесения права собственности представлял собой мнимый судебный процесс: судебный процесс о собственности был приспособлен для цели перенесения права собственности (gai. 2. 24. 96).

Приобретатель и отчуждатель, непременно лица, допускавшиеся к участию в римском процессе, являлись к претору. Приобретатель требовал вещь, которую он приобретал, утверждая, что она принадлежит ему. Отчуждатель или признавал право истца, или просто молчал. Претор в свою очередь констатировал право истца и выдавал акт, подтверждающий волю сторон.

Передача (traditio). В качестве способа перенесения права собственности традиция была усвоена «правом народов» (ius gentium) как составной частью римского права. Тради ция состояла в передаче фактического владения вещью от отчуждателя приобретателю. Передача эта была выполнением предварительного соглашения обеих сторон о том, что собственность переносится одним лицом на другое. В классическом праве применение традиции к res mancipi приводило к приобретению не квиритской, а лишь преторской бони тарной собственности. Возможно, что в древности традиция требовала дополнительно еще истечения годового давностного срока для перенесения права собственности. В после классическое время традиция вытеснила старые формальные способы и стала единственным способом передачи собст венности.

Первоначально традиция была реальной, торжественной сделкой. Отчуждатель (tradens), передающий — действительно и публично совершал передачу вещи приобретателю (accipiens). Введение в оборот недвижимых имуществ, а также тех способов передачи владения, которые ограничивались обозрением передаваемого участка, обменом заявлений сторон и передачей планов, постепенно сгладило реальный характер передачи как акта. В классическом праве были известны и несколько упрощенные формы традиции: передача длинной рукой, установление права на вещь, уже находящуюся во владении приобретателя, установление владения, которые были дополнены вручением документа в праве Юстиниана. Они приравнивались к традиции в собственном смысле слова.

Бывали при традиции случаи, когда приобретение права собственности откладывалось до времени более позднего, чем момент физической передачи. Так, при продаже неуплата цены или непредоставление соответствующих гарантий, ненаступление срока или условия могли задерживать по особому соглашению переход собственности, хотя приобретатель уже фактически владел вещью. Ясно, что в течение этого неопределенного времени последний не мог перенести на других больше прав, чем имел сам.

Если приобретатель движимой вещи знал о недостатке основания передачи и все-таки воспользовался ею, то он совершал кражу, и опороченная таким образом вещь не переходила в его собственность (D. 47. 2. 43).

В отдельных случаях традиция являлась ничтожной в силу того, что ее цель противоречила закону или установленному порядку, например при запрещенном дарении между супругами или при дарении, не оформленном протокольным актом, предписанным императорскими законами.

Приобретение права собственности на плоды. Плоды, с момента отделения от плодоприносящей вещи (separatio), т. е. с того момента, с которого плоды становятся отдельной вещью, принадлежали только собственнику последней. Однако допускались исключения в пользу носителей некоторых прав на вещь, например в пользу пожизненных плодопользователей. От них требовалось, однако, чтобы плоды были собраны (perceptio).

Особые правила были выработаны относительно приобретения плодов добросовестным владельцем. Первоначально он приобретал по давности все плоды после их отделения, кроме собранных в течение процесса, возникшего по поводу его владения после момента засвидетельствования тяжбы. Расходы, произведенные им на взращивание плодов, сообразование их с возможными доходами, растущее признание добросовестности главным фактором нормального приобретения собственности — все это привело юристов-классиков в начале империи к признанию за добросовестными владельцами права собственности на плоды.

Спецификация. Под этим термином подразумевалось изготовление новой вещи (nova species) из одной или нескольких других. Юридическое затруднение возникало, когда создатель новой вещи пользовался материалом, принадлежавшим другому лицу.

Юристы-сабинианцы, последователи стоиков, по учению которых материал (materia) доминирует над формой, держались воззрения, что собственник материала оставался собственником вещи и в ее новом виде. Прокулианцы, сле дуя Аристотелю и перипатетикам, считали форму доминирующей и существенной, тогда как материя была вещью побочной, придаточной и несуществующей, пока не по лучит формы. Поэтому новая вещь принадлежит на правах собственности своему создателю, собственник же материала предъявляет к последнему иск из воровства об уплате штрафа (actio furti) и о возвращении владения (condictio furtiva), а при невозможности возврата — об уплате вознаграждения (Gai. 2. 79; D. 13. 1. 8).

В праве Юстиниана возобладало среднее мнение, по которому новая вещь принадлежит собственнику материала или спецификатору, в зависимости от того, может ли она быть обращена в прежнюю форму или нет. По праву Юстиниана спецификатор становился всегда собственником новой вещи, если он к чужому материалу прибавил частично и свой собственный.

Оккупация. Под оккупацией (occupatio) разумелось присвоение и завладение вещами с намерением удержать их за собой. Она обосновывала право собственности захватчика и распространялась на все бесхозяйные вещи согласно принципу, выраженному в Законах XII таблиц: бесхозяйная вещь следует за первым захватившим (res nullius cedit primo occupanti). Вещи, принадлежавшие всем (res omnium communes), были главными объектами для такого захвата — путем охоты, рыболовства и птицеводства. Сюда относились появившиеся в море острова, а также камни, раковины и т. п., находимые на морском берегу или его дне, дикие звери в их естественном состоянии свободы, независимо от того, как последовало овладение ими. Римское право не признавало за собственником земельного участка исключительного права охоты на этом участке, которое мешало бы таким захватам. Наконец, сюда относились вещи, брошенные прежним соб ственником (res derelictae) (D. 41. 1. 1. 5). Вражеское имущество считалось бесхозяйным и могло быть предметом оккупации, но не все. Утверждение Гая, что римлянин особенно считал своим то, что взято им у врагов, является лишь воспоминанием о древнейших временах; в исторические времена военная добыча принадлежала государству (D. 48. 13. 15). Солдаты получали в собственность лишь часть добычи, предоставлявшуюся им полководцами.

К оккупации приравнивался захват морского берега или дна путем застройки и установления ограждений.

Клад. Под кладом (thesaurus) понималась всякая ценность, которая была где-нибудь сокрыта так давно, что после открытия нельзя уже найти ее собственника.

Если такое сокровище было найдено на чьей-либо земле, то с II в. н. э. половину клада получал находчик, а другую — владелец земли. Между ними возникала общая собственность (D. 1. 2. 1. 39). Тогда же было установлено, что находка на священном или погребальном месте принадлежала находчику целиком. Позднее половина шла в пользу фиска. Если находчик производил розыски клада без разрешения собственника земли, то последний получал все.

За поиски путем колдовства находчик лишался всяких прав, а найденное поступало в пользу фиска.

Приобретательная давность. Следующим видом приобретения права собственности была приобретательная давность. Лицо, владев чужой вещью в течение установленного законом срока, приобрело собственность на нее. В данном случае речь идет о лице своего права (самовластного — sui iuris). Приобретение по давности было возможно в том случае, когда в период отчуждения вещи не была использована процедура манципации или мнимого судебного спора. Здесь собственником вещи и по квиритскому праву остается отчуждатель. Но добросовестный приобретатель приобретал ее по давности, причем отчуждателем мог быть и несоб ственник. Гай говорил: «Впрочем, мы можем приобрести по давности даже те вещи, которые нам были переданы несоб ственником, будь они манципированными или не манципированными, лишь бы мы получили их в доброй совести, считая что тот, кто передает, является собственником».

Срок давности должен был течь непрерывно, в результате чего наследник мог воспользоваться владением наследодателя.

Точно так же в прижизненных сделках допускались зачет и причисление времени владения предшественника в пользу добросовестного преемника. Это называлось приращением во владении (accessio possessionis).

Приобретательная давность применялась только к италийским землям и между римскими гражданами. Однако в провинциях, в отношении провинциальных земель, римские правители, а затем и императорское законодательство в борьбе с упадком земледелия и забрасыванием земель ввели ин ститут исковой погасительной давности. Он был основан на эллинистическом принципе, что нельзя сохранить за собой право, которое долго оставалось в пренебрежении. Новому институту дали процессуальное название «приобретательная давность».

Прескрипцией называлась приписка в начале формулы иска. В данном случае в формуле иска об истребовании вещи делалась приписка, в которой судье предлагалось претором освободить ответчика, владевшего недвижимостью 10 лет, если прежний собственник жил в одной с ним провинции, и 20 лет, если они жили в разных провинциях, без различия движимых и недвижимых вещей. Требовалось только основание, оправдывающее вступление во владение. Юриспруденция распространила на эту давность требование доброй совести и законного титула владения. Будучи сначала средством защиты против исков нерачительного собственника, 10 или 20 лет не владевшего своей вещью, такое владение затем приобрело значение особого основания для иска (а не только возражения) со стороны давностного владельца, который мог вытребовать себе вещь, даже если она потом попадала во владение прежнего нерадивого хозяина.

Таким образом, давностный владелец приобретал право собственности (провинциальной). Преторский эдикт распространил этот способ приобретения права собственности и на все вещи вообще, находившиеся в давностном владении перегринов.

Впоследствии этот институт стал применяться к италийским землям параллельно с приобретательной давностью (usucapio).

Утрата права собственности. Право собственности могло быть утрачено лицом вследствие различных причин: природных событий, по воле собственника, по решению соответствующего государственного органа или в силу действия третьих лиц. В частности, оно прекращалось:

— если собственник отказывался от своего права на вещь (передавал вещь другому лицу; выбрасывал, считая пришедшей в негодность);

— если вещь погибала физически или юридически (ломалась, превраща лась во внеоборотную);

— если собственник помимо своей воли лишался права собственности (в случае конфискации или национализации вещи, в случае приобретения права собственности на вещь другим лицом по давности владения и др.).

Собственность на диких зверей и птиц утрачивалась, когда звери и птицы скрывались от преследователя. Если же они были приручены, то собственность на них прекращалась тогда, когда они потеряли привычку возвращаться к хозяину. Собственность на домашних животных и птиц не утрачивалась в случае оставления ими хозяина.

5.4. Защита права собственности

Собственность защищалась различными правовыми сред ствами. В зависимости от наличия или отсутствия у соб ственника вещи ему предъявлялся соответственно виндикационный или негаторный иск.

В зависимости от вида собственности квиритскому собственнику предъявлялся виндикационный иск, бонитарному (преторскому) обладателю — публициановский иск, провинциальному собственнику — измененный иск добросовестного владельца. В отдельных случаях для защиты права собственности предъявлялись личные иски, носящие обязательственный характер, и интердикты.

Виндикационный иск (rei vindicatio) служил квиритскому собственнику для истребования им своей утраченной вещи из чужого владения, включая все ее плоды и приращения. Виндикационные иск не мог предъявляться для защиты провинциальной или бонитарной (преторской) собственности. Этот иск существовал как в легисакционном, формулярном, так и в экстраординарном процессе и подавался с целью возвращения вещи ее законному собственнику или получения денежной компенсации за вещь.

Истцом в виндикационном иске выступал собственник вещи, а ответчиком могло быть любое лицо, у которого вещь находилась во владении в момент подачи иска. Существо вало две категории ответчиков: реальный владелец (дей ствительно имеющий вещь во владении), а также «мнимый» владелец (умышленно продавший вещь, чтобы в момент разбора иска не владеть ею).

а) добросовестный владелец:

— отвечает за состояние вещи с момента предъявления иска;

— не возмещает плоды и приращения;

— собственник возмещает владельцу все необходимые или полезные издержки, связанные с вещью (расходы по хранению, ремонту и др.);

б) недобросовестный владелец:

— несет полную ответственность за гибель вещи до подачи иска даже при легкой небрежности;

— несет полную ответственность за гибель вещи после подачи иска да же в случае отсутствия вины или небрежности;

— обязан возместить стоимость плодов за период, прошедший до пода чи иска, исходя из предположения его оптимальной заботливости;

— обязан возместить стоимость плодов за период, прошедший после по дачи иска, исходя из предположения оптимальной заботливости при возможностях реального собст венника;

— обязан самостоятельно оплачивать расходы, связанные с сохранением имущества.

По желанию истца он мог получить от ответчика денежную компенсацию за вещь (как бы продажа вещи). Стоимость вещи оценивалась собственником самостоятельно под присягой.

Негаторный иск (actio negatoria) предоставлялся квиритскому собственнику в случае, если он, продолжая владеть вещью, встречал какие-либо препятствия и затруднения к этому. Целью иска было признание, что право собственности свободно от обременения третьих лиц. Собственник подавал иск, в котором отрицал права третьих лиц на внедрение в его право собственности (например, отрицалось право на узуфрукт или сервитут). Ответчик в результате обязывался не вмешиваться более в право собственника владеть и пользоваться вещью по своему усмотрению и не создавать препятствий для осуществления такого права.

Иск о воспрещении (actio prohibitoria) существовал параллельно с негаторным иском и имел своей целью устранение нарушений прав собственника. Истец требовал свободы своего имущества и запрещения ответчику пользоваться и извлекать плоды из этой собственности (в отличие от негаторного иска, в котором требовалось сначала доказать, что ответчик не имеет права на вмешательство в собственность истца, а затем уже требовать запретить ему делать это в будущем).

Публицианов иск (actio Publiciana), также называемый фиктивным иском (actio fictia), был предположительно введен претором Публицием в 67 г. до н. э. Этот иск использовался для защиты бонитарного (преторского) собственника и лица, которое приобрело собственность от несобственника, не зная об этом. Посредством иска с фикцией мог защитить свои права добросовестный владелец вещи, который имел все права на вещь, но вла дел вещью менее 10 лет (т. е. меньше срока приобретательной давности). Фикция заключалась в том, что претор предписывал судье предположить, что срок давности уже истек и владелец вещи стал ее собственником. Иск с фикцией применялся только к вещам, годным к давностному владению (не мог применяться к похищенной вещи или вещи, отобранной насильно).

Собственность могла также защищаться личными исками собственника к нарушителю его прав.

5.5. Права на чужие вещи

Понятие и виды прав на чужие вещи. В римском праве могли существовать права как на свои, так и на чужие вещи. Подразумевалось, что собственность принадлежит определенному ли ц у, но другое лицо при этом имеет ряд прав, связанных с его вещью. Такие ограниченные права возникали или по воле самих собственников (на основании договора), или на основании правовых актов, издаваемых с целью улучшения экономического использования отдельных категорий вещей.

Права на чужие вещи были различными в связи с тем, что различны ми были и виды пользования чужими вещами.

Выделялось несколько видов прав на чужие вещи:

1) сервитуты (servitutes) — имущественные права на чужие вещи:

— личные (ususfructus, quasi ususfructus, usus, habitatio, operae servorum vel animalium);

— вещные (servitutes praediorum urbanorum, servitutes praediorum rustico-rum);

2) залоги — вещь находилась у кредитора в обеспечение исполнения требования;

3) эмфитевзис (emphiteusis) — отчуждаемое наследуемое право долго срочного пользования чужой землей;

4) суперфиций (superfisies) — это аналог эмфитевзиса: долгосрочное отчуждаемое и наследуемое право аренды строительных участков с целью возведения строения и пользования этим строением.

Понятие сервитута. Появление сервитутов было связано с появлением частной собственности на землю. Существовали, например, земельные участки, не имеющие водных источников или выхода к общей дороге. В этом случае возникала необходимость закрепить за собственниками таких «ущербных» участков право пользоваться водой из источников на соседних участках, проходить через соседние участки для выхода на общую дорогу. Так возникла потребность пользо ваться чужой землей, или сервитута (servitutes).

Сервитут (от servitus — рабство вещи, служение ее) представляет собой право пользоваться чужим имуществом в том или ином отношении. Собственник участка, на котором есть вода, ограничивался в правах, а сам земельный участок служил для пользы участка, не имеющего водного источника. Право собственника пользоваться водой с соседнего участка является сервитутным правом.

Следует отличать сервитутное право от обязательственного. Обязательственное право носило личный характер, его предметом являлись действия определенных лиц. Например, собственник, не имеющий на земельном участке водного источника, заключал договор о праве пользования водой с соб ственником другого земельного участка. Однако стоило соб ственнику участка с источником воды продать свою землю, второй собственник уже не имел возможности пользоваться водой, как прежде. Он должен был снова заключить договор о праве пользования водой, но уже с новым соб ственником земельного участка.

В сервитутном праве предметом являлись не действия определенных лиц, а сама вещь. Сервитут — это обременение вещи. Поэтому субъект сервитутного права сохранял свои права пользования вещью в том или ином отношении независимо от смены собственника этой вещи. В нашем примере смена собственника земельного участка не прекращала действия сервитутного права.

Личные сервитуты. Личными сервитутами считались пожизненные права пользования чужой вещью. Основными видами личных сервитутов были: ususfructus, usus, habitatio, operae servorum vel animalium.

Узуфрукт (ususfructus) определялся как право пользования чужой вещью и ее плодами с сохранением в целости сущности вещи. Предметом узуфрукта могла быть как движимая, так и недвижимая вещь (например, сад, пруд). Право пользования вещью устанавливалось либо пожизненно, либо на определенный срок.

Узуфруктуарий имел право пользоваться вещью и извлекать плоды из нее. Право собственности на плоды у него возникало с момента сбора. Допускалась передача узуфруктуарием предмета узуфрукта третьим лицам в пользование по договору поднайма. В этом случае он оставался ответ ственным перед собственником за целостность вещи и правильность пользования ею.

Узуфруктуарий обязан был возмещать все затраты на вещь, в том числе выплачивать подати и другие платежи; бережно относиться к вещи; возмещать ущерб собственнику, если по его вине или вине поднанимателя вещь приходила в негодное состояние либо собственник терпел ущерб ввиду пре вышения им своих прав.

Узуфрукт нельзя было отчуждать и передавать по наслед ству. Со смертью узуфруктуария он прекращался, и вещь переходила собственнику.

Собственник вещи мог продать предмет узуфрукта, заложить вещь, обре менить ее другим сервитутом, но при этом не должны были ущемляться права узуфруктуария.

В отличие от других сервитутов узуфрукт был делим и мог принадлежать в долях нескольким лицам.

Quasi ususfructus. В начале империи был издан сенатусконсульт, согласно которому объектом пользования могло являться целое имущество (D. 7. 5. 1). Он распространялся также и на потребляемые вещи и назывался quasi ususfructus, в отличие от ususfructus в собственном смысле слова. В этом случае пользователь становился собственником объектов узуфрукта и должен был под обеспечение (cautio) обещать, что по окончании пользования выплатит твердо установленную вначале стоимость принятого. При соглашении можно было выговорить производство обратной выдачи не в денежном выражении, а в равном количестве (quantum) однородных вещей (D. 7. 5; I. 2. 4. 2). В Институциях упоминаются в качестве объекта quasi ususfructus только деньги, но Гай говорит, что должны быть выданы или деньги, или равное количество вещей, хотя выплату деньгами он считает (commodius) более удобным способом.

Узус (usus) представлял собой право пользования чужой вещью, но без права на плоды вещи. Как правило, узус предоставлялся лицу пожизненно. Пользоваться предметом узуса могли близкие родственники узуария (например, проживать с ним в доме). Однако он не мог передать свое право посторонним лицам, равно как и делить его с кем-либо. Узус был неделим.

Что касается плодов, то узуарий мог пользоваться ими в объеме собственных потребностей (личных и потребностей членов семьи, пользующихся совместно с ним предметом узуса).

Пользователь узуса нес расходы по содержанию вещи: выплачивал повинности, налоги, но в меньшем размере, нежели узуфруктуарий. Во всем остальном обязанности пользователя совпадали с обязанностями узуфруктуария.

Узус мог принадлежать нескольким лицам, но не был делим. Обязанности пользователя также обеспечивались путем документа, подтверждающего факт стипуляции. Подобно узуфруктуарию, пользователь должен был осуществлять свое право, как полагается boni viri arbitratu, и возвратить вещь собственнику в надлежащем виде.

Право проживания в чужом доме или в его части (habitatio) предоставлялось по завещанию. Например, наследователь передавал жилое помещение наследникам и предоставлял право проживать в нем далекому родственнику. Юристы-классики спорили, являлось ли подобное право узуфруктом, узусом или чем-то самостоятельным (C. 3. 33. 13). В праве Юстиниана оно считалось самостоятельным правом, и управомоченному свободно разрешалось сдавать его внаймы, что у классиков вызывало споры. Безвозмездная уступка другому этого права была недопустима (D. 7. 8. 10. pr.; C. 3. 33. 13).

Пожизненное право на пользование чужими рабами или животными (operae servorum vel animalium) — это личный сервитут, который был предметом спора римских юристов. Это право подчинялось тем же правилам, что и право проживания в чужом доме. Разрешалось пользоваться трудом раба (животного) для себя или сдавать его в аренду за плату. Возможность безвозмездной передачи этого права является спорной.

Вещные сервитуты. Вещные сервитуты (servitus rerum или servitus praediorum) относи лись к земле и поэтому назывались земельными. В отличие от личных сервитутов устанавливались не в пользу определенного лица, а в пользу определенной вещи. Эти вещные права предоставлялись лицу, являющемуся собственником другого участка, на использование чужой земли. Вещные сервитуты были постоянными и существовали независимо от смены пользователей:

а) сельские земельные сервитуты (servitutes praediorum rusticorum) устанавливались для использования «служебного» сельского имущества, на которое и дан сервитут, в пользу и для улучшения «господствующе го» имущества. Сельские сервитуты — одни из самых ранних в рим ском праве. Все они делились на следующие категории:

дорожные сервитуты состояли в праве проходить (проезжать) через участок. К ним относились:

— право проходить пешком через служебный участок (iter);

— право проезжать на коне через служебный участок (actus);

— право проезжать на телеге с поклажей (via);

водные сервитуты состояли в праве пользоваться водой с участка или проводить воду через этот участок с целью орошения (aquaeductus):

— право черпания воды на чужом участке (aquae haustus);

— право выгона скота на водопой на чу жой участок или через него (pecoris ad aquam appulsus);

прочие права стали получать признание постепенно, на фоне двух предыдущих категорий:

— право добывать песок с чужого участка (servitus harenaefodindae);

— право варить известь на чужом участке (servitus calcus coquendae);

— право добывать глину на чужом участке (servitus cretae eximendae);

— пра во хранить плоды на чужом участке (servitus ut fructus in vicini villa cogantur coactique habeatur);

— право пасти скот на чужом участке (servitus pescendi);

— право вывозить камень и руду с чужого участка (coquendae servitus ut in tuum lapides provolvantur ibiqueposite habeantur ineque exportentur);

— право собирать лозу с чужого участка и др. (servitus pedamenta ad vineam ex vicini praedio sumere);

б) городские земельные сервитуты (servitutes praediorum urbanorum) устанавливались для использования «служебного» городского участка в пользу и для улучшения «господ ствующего» имущества. Городские сервитуты подразделялись на следующие категории:

право на стены (опоры) (iura parietum) заключалось в том, что собственник господствующего участка наделялся правом возвести строение на своем участке, опираясь на стену соседского дома:

— право опирать балку на стену чужого здания (servitutes tigni immitendi);

— право опирать собственную стену на сте ну чужого здания (servitutis oneris ferendi);

право на пространство сформировалось из права на стены (часто не выделяется в отдельную категорию):

— право делать выступ, нависающий над чужим участком (servitutis proiciendi);

— право возводить крышу, вторгаясь в воздушное пространство соседа (servitus protegendi);

право на стоки (iura stillicidorium) состояло в праве собственника господствующего участка обеспечивать сток воды с собственного участка через служебный участок:

— право проведения нечистот (servitus cloacae immit tendae);

— право отвода дождевой воды (servitus stillicidii);

— право спуска лишней воды (servitus fluminis);

право на окна (вид) (iura luminutn) ограничивало собственника служебного участка в строительстве зданий, которые портят вид или ухудшают освещенность дома на господствующем участке:

— право на то, чтобы соседнее здание было определенной высоты (servitus altius поп tollendi);

— право на то, чтобы на участке напротив не было произведено таких работ, в результате которых будет заслонен свет (servitus ne luminibus qfficiatur);

— право на то, чтобы на участке напротив не было произведено таких работ, в результате которых будет закрыт обзор из здания (servitus ne prospectui qfficiatur).

Возникновение сервитутов. Сервитуты могли возникнуть путем юридических сделок, по давности, в силу предписания закона, посредством судебного решения.

Приобретение путем юридических сделок. По нормам цивильного права все сервитуты устанавливались путем уступки права в ходе процесса, а сельские сервитуты, кроме того, — путем манципации. Собственник земельного участка при отчуждении земли мог приобрести для себя сервитут на отчуждаемую землю путем дополнительного соглашения к договору купли-продажи.

В период империи сервитуты устанавливались уже путем традиции, т. е. передачи владения сервитутом. Сервитуты на провинциальные земли устанавливались путем простого соглашения с применением стипуляции.

Право Юстиниана отменило древние формальные способы установления сервитутного права и оставило лишь преторские способы: путем традиции и простого соглашения сторон.

Приобретать земельные сервитуты мог только собственник, эмфитевт или суперфициарий, а личные — любое физическое лицо. Допускалось установление земельных сервитутов сообща с собственниками.

Приобретение по давности. До середины II в. до н. э. сельские сервитуты приобретались по давности (в течение двух лет). В 149 г. до н. э. законом Скрибония был отменен этот способ приобретения. Однако в период империи преторским эдиктом вновь стало признаваться давностное (10– и 20-летнее) владение сервитутом.

Приобретение в силу предписания закона могло иметь место, например, при разводе супругов. Известно, что семейное право налагало на супруга, создавшего своим поведением основание для развода, штраф. Этот штраф при отсутствии детей поступал невиновному супругу. В случае наличия у супругов детей последние получали собственность на имущество, удержанное в виде штрафа, а невиновный супруг — узуфрукт на имущество.

Установление в силу судебного решения могло иметь, например, место при разделе общей собственности. Предоставив одному из лиц больший по размеру земельный участок, суд обременял его сервитутом в пользу собственника меньшего участка. В другом примере судья мог обязать собственника земельного участка предоставить другому лицу за плату право прохода к месту погребения родных.

Прекращение сервитутов. Сервитутное право могло быть прекращено в силу различных обстоятельств: природных событий, по воле правомочного лица, по стечению обстоятельств и другим причинам. С прекращением сервитута в полном объеме восстанавливалось право собственности, обремененное ранее сервитутом.

Сервитуты прекращались в случае утраты или гибели предмета сервитутного права или превращения его в такое состояние, которое делало невозможным пользование установленным правом. Если существенное изменение предмета сервитута произведено собственником вещи, он обязан был возместить субъекту сервитутного права причиненные этим изменением убытки.

Личные сервитуты прекращались со смертью управомоченного лица, а также в случае утраты им правоспособности любой степени. В законодательстве Юстиниана прекращение личных сервитутов могло иметь место лишь в максимальной и средней степени утраты правоспобности. Сервитуты прекращались также в случаях:

— отказа пользователя сервитутного права от соответствующего права;

— истечения погасительной давности (в силу неиспользования предоставленных сервитутов в течение 10– и 20-летнего срока в соответствии с законодательством Юстиниана);

— при приобретении собственником служащего участка права собственности на господствующий участок (для личных сервитутов необходимо слияние права собственности на вещь и пожизненного пользования вещью уполномоченным лицом).

Защита сервитутов. Первоначально носители сервитутного права защищались с помощью так называемого виндикационного сервитутного иска (vindicatio servitutis). Он применялся как для возвращения утраченного сервитута, так и для устранения препятствий, мешавших владельцу сервитута пользоваться своим правом.

Истец должен был доказать наличность сервитутного права и нарушение его ответчиком.

Сервитуты, установленные преторским правом, защищались иском по аналогии (actio confessoria utile). Он был подобен публициановому иску, предоставляемому бонитарному обладателю вещи.

В законодательстве Юстиниана, когда исчезло различие между сервитутами, устанавливаемыми цивильным и преторским правом, появился иск под названием конфессорный (actio confessoria). Этот иск не только восстанавливал нарушенные права пользователя сервитутом, но и обеспечивал возмещение ему убытков, а также препятствовал нарушению прав истца в будущем.

Некоторые сервитуты защищались с помощью интердиктов как поссессорных средств защиты, когда не требовалось доказывать право лица на сервитут.

Владение узуфруктом, право на эмфитевзис и суперфиций защищалось интердиктами, аналогичными тем, которые использовались для защиты владения вещами. По аналогии с владельческими интердиктами защищались земельные и другие личные сервитуты (водные, дорожные и др.).

Эмфитевзис и суперфиций. Слово суперфиций употреблялось в двух смыслах. Оно обозначало поверхность, т. е. то, что прочно связано с землей — растения, строения. Суперфиций принадлежит собственнику земельного участка. Другое значение этого слова — право иметь строение на чужом, например городском, земельном участке. Имеется в виду на следственное и отчуждаемое право на вещь; речь идет о длительном пользовании чужой землей под здание, пользование строением, возведенным на чужой земле. Здание строилось за счет нанимателя участка суперфициария. Право собственности на строение признавалось за собственником земли, ибо все находящееся на земле и связанное с ней принадлежит собственнику земли. Но суперфициарий в течение срока договора пользуется зданием и платит поземельную ренту соляриум (solarium). Суперфициарий был вправе отчуждать свое право, но без ущерба для прав собственника земли.

Под эмфитевзисом понимается наследственная аренда, т. е. вечное наследственное и отчуждаемое право пользования чужим земельным участком в целях сельскохозяйственной обработки. Управомоченное лицо — эмфитевта или эмфитевтиарий — пользуется участком на правах собственника, но при условии не ухудшать уча стка, вносить ежегодную плату за пользование, именуемую каноном или пенсией. В качестве собственника участка могла выступать и церковь. Главный способ установления эмфитевзиса — договор между собственником и эмфитевтом. Существующий эмфитев зис может переходить от одного лица к другому.

Залог. В римском праве не было единого понятия для обозначения залога, поэтому он назывался по-разному. Общее у залога на разных стадиях состоит в том, что он дает кредитору вещное обеспечение его требования.

Таким образом, договор залога направлен на обеспечение защиты кредитора, давая ему больший простор для осуществления права требования.

Целью залога является обеспечение уверенности, что имущества стороны, не исполнившей своих обязательств на момент иска, будет достаточно для возмещения ущерба независимо от прочих исков третьих лиц к нарушившей стороне.

Таким образом, залог совершается для обеспечения обязательства: «Залог совершается путем соглашения, когда кто-либо договаривается, чтобы его вещь была связана залогом в обеспечение какого-либо обязательства» (D. 20. 1. 4).

Залоговое право было дополнительным («акцессорным») по отношению к основному праву, обеспеченному залогом. Залог производился:

— представителем собственника, если он имел право отчуждать закладываемую вещь;

— кредитором мог быть осуществлен перезалог имущества, полученного им в залог (pignus pignoris).

— по соглашению сторон (fiducia cum creditore, pignus);

— по распоряжению магистрата («судебный залог»);

— по закону («законный залог») в определенных случаях, например, касающихся опеки.