Расторжение договора не освобождает стороны от исполнения обязательств

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22 мая 2017 г. N Ф09-2067/17 по делу N А47-6846/2016 (ключевые темы: Неустойка — окончание срока действия договора — ст.425 ГК РФ — прекращение обязательств — прекращение договора)

Резолютивная часть постановления объявлена 17 мая 2017 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 22 мая 2017 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Черемных Л. Н.,

судей Громовой Л. В., Гайдука А. А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Научное производственное предприятие «ГИПРОЗЕМ» (далее — общество «НПП «Гипрозем», заявитель) на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 28.10.2016 по делу N А47-6846/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

От федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Бузулукский бор» (далее — учреждение «НП «Бузулукский бор») поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие его полномочного представителя. Суд кассационной инстанции удовлетворил данное ходатайство на основании норм ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учреждение «НП «Бузулукский бор» (ИНН: 5625020151, ОГРН: 1085658005894) обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с иском к обществу «НПП «Гипрозем» (ИНН: 5612047413, ОГРН: 1065612037193) о взыскании неустойки по договору в сумме 129 620 руб. 72 коп.

Решением суда от 28.10.2016 (судья Ахмедов А.Г.) исковые требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 (судьи Кузнецов Ю.А., Плаксина Н.Г., Скобелкин А.П.) решение суда оставлено без изменения.

Общество «НПП «Гипрозем», не согласившись с названными судебными актами, обратилось с кассационной жалобой, в которой просит указанные решение и постановление отменить, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права.

Заявитель считает, что судами неправомерно отклонены его доводы относительно взыскания неустойки за период после прекращения спорного договора. Ответчик полагает, что в силу п. 3 ст. 425, п. 4 ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации и условий договора (п. 7.2), истечение срока действия договора повлекло прекращение договора, в связи с чем, с указанной даты у ответчика прекращается обязанность совершать действия, являющиеся предметом договора (в данном случае выполнение работ по 3 этапу). В связи с чем, ответчик полагает, что в данном случае отсутствует просрочка исполнения договорных обязательств, то есть, то нарушение обязательств, за которое предусмотрено наказание в виде неустойки.

Кроме того, по мнению заявителя, судами неправомерно отклонен довод относительно чрезмерно высокого размера неустойки, предусмотренного договором.

В отзыве на кассационную жалобу учреждение «НП «Бузулукский бор» просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения.

В соответствии с ч. 1 ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

При рассмотрении спора судами установлено, что между учреждением «НП «Бузулукский бор» (заказчик) и обществом «НПП «Гипрозем» (исполнитель) заключен гражданско-правовой договор от 22.10.2013 N 0353100005513000061-0038554-01 на выполнение лесоустроительных работ на землях особо охраняемой территории лесничества «Национальный парк «Бузулукский бор».

Согласно п. 2.4 договора оплата стоимости выполненных работ по договору производится по завершению каждого из этапов работ, после подписания акта сдачи-приемки выполненных лесоустроительных работ, путем перечисления заказчиком денежных средств на расчетный счет исполнителя безналичным расчетом, в течение 30 банковских дней, на основании счета, счета-фактуры, акта сдачи-приемки выполненных работ.

В соответствии с п. 6 технического задания (приложение N 1 к договору) работы выполняются в три этапа, первый с момента подписания договора по 10.12.2013 — подготовительные работы; второй с 01.01.2014 по 10.12.2014 — полевые лесоустроительные работы и иные лесоучетные работы (обследования); третий с 01.01.2015 по 10.12.2015 — камеральные лесоустроительные работы.

При этом, стоимость работ по первому этапу на 2013 год составляет 4 259 888 руб. 75 коп, по второму этапу на 2014 год — 6 022 601 руб. 34 коп, а по третьему этапу на 2015 год — 4 406 781 руб. 46 коп. (п. 5 технического задания).

В случае нарушения установленных сроков выполнения работ исполнитель уплачивает заказчику неустойку в размере 1% от стоимости невыполненных работ за каждый день просрочки выполнения работ (п. 5.7 договора).

Договор вступает в силу с момента подписания и действует до полного исполнения сторонами всех обязательств по договору, но не позднее 10.12.2015. Прекращение срока действия настоящего договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему, но не освобождает сторон от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора, если таковые имели место при исполнении условий договора (п. 7.1, 7.2 договора).

Работы по 1-му и 2-му этапам выполнены ответчиком в полном объеме и приняты заказчиком, что подтверждается представленными в материалы дела актами от 10.12.2013 N 1 и от 02.12.2014 N 2.

Работы по 3-му этапу обществом «НПП «Гипрозем» не были выполнены, что послужило основанием для начисления истцом предусмотренной п. 5.7. договора неустойки в размере 1% от стоимости третьего этапа (4 406 781 руб. 46 коп.) за период с 11.12.2015 по 25.04.2016.

В адрес ответчика истец направил претензию от 27.04.2016 N 1-291 с требованием уплаты неустойки. Ответчик в добровольном порядке неустойку не оплатил, что послужило основанием для обращения учреждения «НП «Бузулукский бор» в суд с соответствующим иском.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что истечение срока действия договора не может препятствовать начислению и взысканию неустойки за неисполнение обязательств по договору, поскольку доказательств согласования сторонами прекращения соответствующей обязанности ответчика материалы настоящего дела не содержат.

Суд апелляционной инстанции решение поддержал полностью, признал его законным и обоснованным. При этом указал, что согласно п. 7.2 договора, прекращение срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

В соответствии с ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив законность обжалуемых судебных актов и обоснованность доводов, изложенных в жалобе, суд кассационной инстанции полагает, что обжалуемые решение и постановление следует отменить, в удовлетворении исковых требований отказать в силу следующего.

Согласно положениям ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Пунктом 3 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства, за исключением случаев, когда договором или законом предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору.

Согласно п. 68 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» окончание срока действия договора не влечет прекращение всех обязательств по договору, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором (пункты 3, 4 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, положениями п. 3, 4 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации сформулировано общее правило о действии договора, исключение из которого может быть установлено законом либо соглашением сторон.

В рассматриваемом случае пунктом 7.2 договора предусмотрено, что прекращение срока действия договора влечет за собой прекращение обязательств сторон по нему.

Таким образом, в п. 7.2 договора как раз содержится исключение, отличное от общего правила, предусмотренного п. 3 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации. Данное условие полностью соответствует диспозитивным положениям п. 3 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющим сторонам возможность договориться об ином, а именно о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по данному договору.

Следовательно, после 10.12.2015 действие договора от 22.10.2013 N 0353100005513000061-0038554-01 прекратилось.

Прекращение договора означает отсутствие у должника обязанности совершения действий, которые являлись предметом договора (например, отгружать товары, оказывать услуги либо как в данном случае продолжать выполнять работы).

Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение (п. 4 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Соответственно, если срок договора истек, но обязательства, образовавшиеся к этому моменту, в силу общего правила ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняются, то продолжают начисляться и пени за их просрочку. Если же в силу специального указания в договоре истечение срока действия договора прекращает обязательство, то начисление неустойки также прекращается.

Возможность применения договорной ответственности после прекращения договора обусловлена наличием соответствующих условий, согласованных сторонами, а также природой основного обязательства, позволяющей ему существовать после прекращения договора (например, обязательства по внесению арендной платы за пользование имуществом; по оплате товара, переданного в период действия договора; по оплате работ, выполненных и принятых заказчиком до прекращения договора и т.п.).

Предметом же настоящего спора является требование истца о взыскании неустойки за невыполнение ответчиком работ по третьему этапу, предусмотренному к исполнению в период с 01.01.2015 по 10.12.2015. Истец просит взыскать неустойку, исчисленную от стоимости третьего этапа за период с 11.12.2015 по 15.04.2016, то есть за период после прекращения действия договора.

Вместе с тем, как было указано выше, в данном случае окончание срока договора повлекло одновременно и прекращение обязательств сторон по исполнению договора в оставшейся части, поэтому данное обстоятельство является основанием для отказа в удовлетворении требований истца о взыскании заявленной им неустойки. Иное фактически означало бы возможность начисления заказчиком пени в течение бесконечного периода времени за неисполнение ответчиком обязательства, которое уже не подлежит исполнению в связи с прекращением договора.

При этом, ссылка судов на п. 67 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» необоснованна, поскольку данное разъяснение касается возможности взыскания неустойки за неисполнение обязанностей, связанных с последствиями прекращения основного обязательства, каковыми могут быть, например, обязанность возвратить предоставленные заказчиком материалы, оборудование; возвратить перечисленный заказчиком аванс и т.п.

Доводы истца о том, что в п. 7.2 договора также предусмотрено условие о том, что прекращение обязательств по договору не освобождает стороны от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора, если таковые имели место при исполнении условий договора, также несостоятельны, поскольку до 10.12.2015 у ответчика отсутствовала просрочка исполнения работ по третьему этапу, а после указанной даты договор прекратил свое действие.

При таких обстоятельствах, принятые по настоящему делу судебные акты подлежат отмене.

Статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определены полномочия суда кассационной инстанции. Согласно п. 2 ч. 1 указанной статьи по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить обжалуемые судебные акты полностью или в части, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт.

Данное полномочие может быть реализовано судом кассационной инстанции в случае, когда фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Поскольку суды установили фактические обстоятельства дела, однако неправильно применили нормы материального права, суд кассационной инстанции на основании п. 2 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полагает возможным принять новый судебный акт без передачи дела на новое рассмотрение, отказав учреждению «НП «Бузулукский бор» в удовлетворении иска.

В соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отказом в удовлетворении иска судебные расходы по уплате государственной пошлины по иску в сумме 4889 руб. 00 коп. подлежат отнесению на истца. Излишне уплаченная госпошлина (48 297 руб. 00 коп.) возвращается истцу из федерального бюджета Российской Федерации в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку доводы общества «НПП «Гипрозем», изложенные в кассационной жалобе, признаны судом кассационной инстанции обоснованными, с истца в пользу ответчика подлежат взысканию 3000 руб. в возмещение расходов по апелляционной жалобе и 3000 руб. в возмещение расходов по кассационной жалобе.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 28.10.2016 по делу N А47-6846/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 по тому же делу отменить.

В удовлетворении иска отказать.

Взыскать с федерального государственного бюджетного учреждения «Национальный парк «Бузулукский бор» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Научное производственное предприятие «ГИПРОЗЕМ» 3000 (три тысячи) руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины при подаче апелляционной жалобы и 3000 (три тысячи) руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины при подаче кассационной жалобы.

Возвратить федеральному государственному бюджетному учреждению «Национальный парк «Бузулукский бор» из федерального бюджета Российской Федерации 48 297 руб. 00 коп. государственной пошлины, излишне уплаченной платежным поручением от 05.07.2016 N 9102.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 30 октября 2014 г. N Ф06-15183/13 по делу N А55-23117/2013 (ключевые темы: договор возмездного оказания услуг — прекращение обязательств — окончание срока действия договора — неисполнение обязательство по договору — бюджетные учреждения здравоохранения)

Резолютивная часть постановления объявлена 23 октября 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 октября 2014 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Федоровой Т.Н.,

судей Арукаевой И.В., Филимонова С.А.,

истца — извещен надлежащим образом,

ответчика — извещен надлежащим образом,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Быковского Алексея Александровича на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2014 (председательствующий судья Морозов В.А., судьи Буртасова О.И., Демина Е.Г.)

по делу N А55-23117/2013

по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Быковского Алексея Александровича (ИНН 64491866616, ОГРНИП 305644906000017) к государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Самарская городская клиническая больница N 1 имени Н.И. Пирогова» (ИНН 6316019432, ОГРН 1026301165329) о взыскании 50 000 руб.,

индивидуальный предприниматель Быковский Алексей Александрович (далее — ИП Быковский А.А., истец) обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском к государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Самарская городская клиническая больница N 1 имени Н.И. Пирогова» (далее — учреждение, ответчик) о взыскании 50 000 руб. — убытков, связанных с неисполнением обязательств по договору оказания услуг от 01.04.2012 N 41 (с учетом принятого судом уточнения основания иска).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 14.03.2014 исковые требования удовлетворены. С учреждения в пользу предпринимателя Быковского А.А. взыскано 50 000 руб. — убытков и 2000 руб. — в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2014 решение Арбитражного суда Самарской области от 14.03.2014 отменено, по делу принят новый судебный акт, которым исковые требования индивидуального предпринимателя Быковского Алексея Александровича оставлены без удовлетворения.

Не согласившись принятым по делу постановлением суда апелляционной инстанции, ИП Быковский А.А. обратился в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой (с учетом дополнений), в которой просит постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2014 отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции от 14.03.2014.

Определением Арбитражного суда Поволжского округа от 19.08.2014 назначена к рассмотрению на 30.09.2014 кассационная жалоба индивидуального предпринимателя Быковского Алексея Александровича на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2014 по делу N А55-23117/2013.

Определением от 30.09.2014 рассмотрение кассационной жалобы по делу N А55-23117/2013 было отложено на 23.10.2014 на 15 часов 40 минут.

Определением Арбитражного суда Поволжского округа от 23.10.2014 была произведена замена судьи Сибгатуллина Э.Т. на судью Филимонова С.А., в связи с нахождением судьи Сибгатуллина Э.Т. в очередном отпуске.

Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы (путем направления почтовых извещений и размещением информации о времени и месте судебного заседания на официальном сайте Федерального арбитражного суда Поволжского округа в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в соответствии с требованиями абзаца 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

В соответствии с частью 3 статьи 284 АПК РФ неявка извещенных надлежащим образом лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, а также дополнения к кассационной жалобе, коллегия находит, что она удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между учреждением и ИП Быковским А.А. (заказчик) был заключен договор от 01.04.2012 N 41, по условиям которого учреждение приняло на себя обязательства оказывать заказчику услуги по организации и проведению фото и видеосъемки при выписке родильниц из 20 родильного отделения, а заказчик обязался оплатить предоставляемые учреждением услуги.

Согласно пункту 3.1. цена по договору составила 50 000 руб. в месяц.

В соответствии с пунктом 3.2. договора оплата осуществляется заказчиком в форме денежных средств путем перечисления на расчетный счет учреждения до 15 числа настоящего месяца.

Истцом была произведена оплата по договору на сумму 50 000 руб., что подтверждается чеком-ордером от 11.04.2012.

Пунктом 6.1. договора предусмотрено, что договор вступает в силу с 01.04.2012 и действует до 30.06.2012. Окончание срока действия договора не влечет прекращения обязательств по договору и не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Ссылаясь на неисполнение ответчиком обязательств по договору, а также на не предоставление актов выполненных работ, истец направил в адрес ответчика претензии от 28.08.2013 и от 04.10.2013 с требованиями дать пояснения о причине невыполнения условий договора и возврате уплаченных денежных средств в сумме 50 000 руб.

Поскольку ответчик денежные средства не возвратил, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании 50 000 руб. убытков, связанных с неисполнением обязательств по договору.

Отменяя принятый судебный акт, и, отказывая в удовлетворении заявленных требований, Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд правомерно указал, что при обращении с иском о взыскании убытков на основании статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), истцу в силу требований статьи 65 АПК РФ необходимо доказать факт причинения убытков, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение ответчиком договорных обязательств и юридически значимую причинную связь между нарушением ответчиком обязательств и возникновением у истца убытков, а также их размер.

Требование о взыскании убытков может быть удовлетворено только при установлении в совокупности всех указанных элементов ответственности.

Судами установлено и не оспаривается участниками процесса, что заключенный сторонами договор является договором возмездного оказания услуг и регулируется, как общими положениями гражданского законодательства, так и нормами для отдельных видов обязательств, содержащихся в главе 39 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 и пунктом 1 статьи 781 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Статьей 783 ГК РФ предусмотрено, что общие положения о подряде и бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если они не противоречат специальным правилам об этом договоре и особенностям его предмета.

Как следует из искового заявления, истцом заявлены убытки, причиненные неисполнением обязательств по договору. При этом в качестве убытков истец просит взыскать уплаченные по договору денежные средства в сумме 50 000 руб.

В соответствии с пунктом 4 статьи 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Как установлено судом апелляционной инстанции, доказательств изменения или расторжения заключенного сторонами договора вследствие существенного нарушения ответчиком обязательств в материалах дела не содержится.

Односторонний отказ от исполнения договора в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 405, пунктом 3 статьи 450, 782 ГК РФ истцом не заявлялся.

Согласно пунктам 1, 3 статьи 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

Поскольку пунктом 6.1. заключенного сторонами договора предусмотрено, что окончание срока действия договора не влечет прекращения обязательств по договору и не освобождает стороны от ответственности за его нарушение, суд апелляционной инстанции считает, что данный договор действует до момента исполнения сторонами своих обязательств.

Ссылка истца на неисполнение ответчиком обязательств по договору, а также на не предоставление актов выполненных работ, правомерно признана судом апелляционной инстанции несостоятельной.

Как усматривается из содержания заключенного сторонами договора, данный договор является договором возмездного оказания услуг (глава 39 Гражданского кодекса Российской Федерации), что сторонами не оспаривается, который отличается тем, что от исполнителя требуется не сам результат, а действия, к нему приведшие.

В соответствии с заключенным сторонами договором, принимая во внимание предмет спорного договора, факт оказания услуг со стороны исполнителя презюмируется, а доказательств неоказания услуг, ненадлежащей организации, либо неоказания содействия в проведении фото и видеосъемки, заказчиком не представлено.

Из имеющихся в деле материалов не усматривается, что в спорный период со стороны исполнителя (ответчика) предусмотренные договором услуги не оказывались либо оказывались некачественно.

Доказательства упомянутых выше обстоятельств истцом не представлены.

Довод заявителя жалобы о том, что заключая спорный договор, предполагал наличие обязанности учреждения по проведению фото и видеосъемки, и, как следствие, указанная обязанность на стороне ответчика имелась, не подтвержден материалами дела и опровергается учреждением.

В связи с этим, судом апелляционной инстанции сделан вывод, что фактически установленная пунктом 3.1. договора плата в условиях, когда ненадлежащее исполнение своих обязательств со стороны исполнителя (ответчика) ничем не подтверждено, безусловно, должна быть оплачена заказчиком (истцом).

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре возмездного оказания услуг в отличие от договоров подряда не предусматривают такого обязательного условия как сдача исполнителем заказчику выполненной работы по акту.

Данная правовая позиция подтверждается судебной практикой (Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.04.2013 N ВАС-4747/13, постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 18.12.2012 по делу N А65-8516/2012, от 26.03.2013 по делу N А65-9796/2012).

Необходимость составления актов не предусмотрена и условиями спорного договора.

Учитывая изложенное, судом апелляционной инстанции сделан правильный вывод, что отсутствие акта приемки не влечет отказа в оплате полученных услуг.

При таких обстоятельствах арбитражный апелляционный суд пришел к правильному выводу о том, что изложенные в решении суда первой инстанции выводы, не соответствуют обстоятельствам дела, решение принято с нарушением норм материального и процессуального права и подлежит отмене на основании части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с принятием по делу нового судебного акта об отказе в удовлетворении исковых требований.

Согласно положениям статей 168, 268 АПК РФ полномочиями по оценке и переоценке фактических обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств наделены суды первой и апелляционной инстанций.

Компетенция суда кассационной инстанции определена статьями 286, 287 АПК РФ, согласно которым суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов о применении норм права установленным обстоятельствам и доказательствам, имеющимся в деле.

Доводы заявителя жалобы о ненадлежащей оценке судом апелляционной инстанций представленных в материалы дела доказательств не могут быть приняты как недопустимые в суде кассационной инстанции, не наделенного полномочиями разрешать вопросы факта, исследовать и оценивать доказательства. Процессуальный закон относит это к прерогативе судов первой и апелляционной инстанций.

Несогласие заявителя с установленными по делу обстоятельствами и с оценкой судом доказательств не является основанием для отмены принятого судебного акта в суде кассационной инстанции.

В силу части 1 статьи 288 АПК РФ основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку фактически направлены на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и имеющихся в деле доказательств, не влияют на законность принятого судебного акта.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2014 по делу N А55-23117/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

В случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Президент Российской Федерации

30 ноября 1994 г.

Комментарий к Ст. 453 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает общие правила о состоянии возникших из договора обязательств (п. 2 ст. 307 и п. 3 ст. 420 ГК) в связи с изменением или расторжением договора. Иными словами, данными правилами устанавливается взаимосвязь между действиями, совершаемыми сторонами договора по его изменению или расторжению, и действовавшими до совершения указанных действий обязательствами. Согласно рассматриваемым правилам п. п. 1 и 2 комментируемой статьи возникшие из договора обязательства сохраняются в измененном виде при изменении договора и прекращаются при его расторжении.

2. Временной момент, с которого обязательства будут считаться для сторон договора измененными или прекращенными, является юридическим фактом, с которым связаны определенные п. п. 1 и 2 комментируемой статьи правовые последствия.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает порядок определения такого временного момента, который прежде всего зависит от способа изменения или расторжения договора: по соглашению сторон или в судебном порядке.

Если стороны действуют по взаимному соглашению, временная точка, с которой связывается изменение или прекращение обязательств, совпадает с моментом заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора. При этом для действий сторон по соглашению устанавливается диспозитивное правило, предусматривающее, что момент, с которого обязательства будут считаться измененными или прекращенными, может быть определен в самом соглашении или следовать из характера изменения договора. Данное диспозитивное правило применимо и для случаев одностороннего отказа от исполнения договора в части возможности установления момента исходя из условий соглашения или характера изменения договора (о моменте вступления в силу одностороннего отказа см. комментарий к ст. 450 ГК РФ).

В тех случаях, когда изменение и расторжение договора осуществляются в судебном порядке, действует императивное правило, согласно которому обязательства считаются измененными или прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. Сроки вступления в законную силу судебных решений установлены процессуальным законодательством. В частности, согласно ст. 209 ГПК РФ и ст. 180 АПК РФ в законную силу соответственно решение суда общей юрисдикции вступает по истечении 10-дневного срока на апелляционное или кассационное обжалование, а решение арбитражного суда первой инстанции — по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Важно отметить, что прекращение обязательств сторон договора при его расторжении не лишает заинтересованную сторону права требовать от должника неисполненного им по обязательству. Об этом свидетельствует судебная практика. Как отмечается в приложении к информационному письму Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 , если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

———————————
См.: п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

Данный вывод был сделан исходя из рассмотрения судами следующей ситуации.

При рассмотрении судом первой инстанции дела по иску одного общества к другому о взыскании суммы задолженности по арендной плате и договорной неустойки за просрочку ее внесения было отказано в удовлетворении иска исходя из того, что спорный договор аренды был расторгнут по соглашению сторон и вытекающие из него обязательства в силу положений п. 2 ст. 453 ГК РФ прекращены.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Из содержания п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о расторжении договора, если иное не вытекает из этого соглашения.

Как следует из материалов дела, до момента расторжения договора обстоятельства, свидетельствующие о прекращении обязательств между сторонами, отсутствовали. Следовательно, срок действия договора к моменту его расторжения не истек.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции указал, что ответчик обязан уплатить истцу сумму задолженности по арендной плате и что, поскольку иное не предусмотрено соглашением о расторжении договора, сам факт расторжения договора не прекращает данного обязательства и не исключает возможности применения мер ответственности в связи с нарушением арендатором условий договора. Расторжение договора аренды влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает арендодателя права требовать с арендатора образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением последним договора. В то же время было отмечено, что соглашение сторон о расторжении договора аренды не освобождает арендатора от обязанности уплатить арендодателю задолженность по арендной плате и договорную неустойку за просрочку платежа в соответствии с требованиями п. 3 ст. 453 ГК РФ.

3. Пункт 4 комментируемой статьи содержит общее правило, согласно которому с моментом изменения или расторжения договора связывается возможность предъявления стороной договора требования о возвращении исполненного ею по обязательству. Согласно данному правилу не допускается требование возвращения того, что было исполнено сторонами по обязательству, до момента изменения или расторжения договора. Этим подчеркивается незыблемость исполнения обязательств надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (см. ст. 309 ГК РФ и комментарий к ней). Вместе с тем рассматриваемое правило имеет диспозитивный характер, поскольку иное может быть предусмотрено законом или соглашением сторон. Законом могут быть предусмотрены конкретные случаи, когда сторона договора вправе требовать возврата исполненного ею по договору до момента его изменения или расторжения. К примеру, согласно п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

4. Существенное нарушение договора одной из сторон является основанием для его изменения или расторжения в судебном порядке (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК). Если изменение или расторжение договора произошло по указанному основанию, то согласно п. 5 комментируемой статьи потерпевшая сторона вправе предъявить требование другой стороне договора о возмещении убытков. Следует отметить, что правило комментируемой статьи связывает возможность выдвижения требования об убытках с причинением их именно изменением или расторжением договора. Вместе с тем основной причиной для изменения или расторжения договора выступает допущенное одной из его сторон существенное нарушение, которое, в свою очередь, характеризуется причинением одной из сторон такого ущерба, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. В данном случае убытки возникают по причине допущенного существенного нарушения договора, а не в связи с причинением их изменением или расторжением договора. При этом, конечно, заинтересованная сторона не лишается права на возмещение иных убытков в соответствии с общим правилом о возмещении убытков, предусмотренным в ст. 15 ГК РФ.

В качестве примера из судебной практики о применении судами положений п. 5 ст. 453 ГК РФ приведем Постановление ФАС Центрального округа от 11 октября 2006 г. по делу N А23-369/06Г-4-20.

Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи унитарное предприятие (продавец) обязалось передать в собственность, а предприниматель (покупатель) — оплатить по цене 142600 рублей и принять объект недвижимого имущества — подвал под магазином общей площадью 46,0 кв. м.

Условия договора сторонами были исполнены: оплата объекта произведена покупателем по платежному поручению, подвал общей площадью 46 кв. м передан продавцом по акту приема-передачи недвижимого имущества. Вместе с тем согласно выписке из технического паспорта общая площадь помещения подвала составила 24,2 кв. м, а не 46 кв. м.

Ссылаясь на данное обстоятельство, предприниматель направила в адрес унитарного предприятия претензию, в которой просила внести изменения в заключенный с ней договор купли-продажи в части площади отчуждаемого объекта, указав вместо 46 кв. м общую площадь помещения в размере 24,2 кв. м, а также изменить продажную цену подвала со 142600 рублей на 75020 рублей исходя из стоимости 1 кв. м 3100 рублей и возвратить ей излишне уплаченную за помещение сумму.

Отказ исполнить данные требования явился основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, мотивировав свой вывод тем, что факт существенного нарушения условий договора купли-продажи истцом не доказан.

Апелляционная инстанция согласилась с таким выводом суда первой инстанции, однако, признав установленным факт передачи предпринимателю нежилого помещения меньшей площадью, иск удовлетворила в части взыскания убытков, руководствуясь ст. ст. 466, 556 ГК РФ.

Кассационная инстанция не признала состоявшиеся судебные акты законными и обоснованными в части отказа в удовлетворении требования о внесении изменений в заключенный между сторонами договор купли-продажи.

Суд кассационной инстанции отметил, что в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. В силу п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в 30-дневный срок.

Кассационной инстанцией было принято во внимание, что по договору купли-продажи недвижимого имущества унитарное предприятие обязалось передать в собственность предпринимателю помещение подвала общей площадью 46 кв. м. При этом фактически истице было передано помещение площадью 24,2 кв. м. Последнее обстоятельство подтверждено техническим паспортом и произведенными контрольными замерами.

Кассационная инстанция признала изложенные факты существенным нарушением унитарным предприятием договора купли-продажи и, как следствие, обоснованность требования предпринимателя об изменении условий договора в части указания площади и цены продаваемого объекта недвижимости. В то же время было указано, что порядок изменения договора истцом соблюден.

Кассационная инстанция, отметив положения п. 5 ст. 453 ГК РФ, пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат частичной отмене, а требования предпринимателя — удовлетворению в части внесения изменений в договор купли-продажи, также было оставлено в силе решение суда апелляционной инстанции о взыскании убытков.