Право лица не свидетельствовать против себя

Статья 51 Конституции РФ

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Статье 51 Конституции РФ

1. Статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах в числе минимальных гарантий при рассмотрении любого предъявляемого обвинения указывает на право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский Суд по правам человека в толковании права на молчание как составной части права не давать показания против самого себя исходит из того, что эти положения являются общепризнанными международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции). Их смысл в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны властей, что помогает избежать судебных ошибок и добиться целей, поставленных ст. 6. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. Это право тесно связано с презумпцией невиновности (п. 2 ст. 6 Европейской конвенции).

По мнению Европейского Суда, право не свидетельствовать против себя не может быть ограничено лишь запретом на принуждение к признанию в совершении правонарушения или к даче показаний, прямо носящих инкриминирующий характер, но должно включать и любую иную информацию о фактах, которые могут быть в последующем использованы в поддержку обвинения. Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования в целях обвинения ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования.*(668)

Указанное право весьма актуально для России, пережившей период массовых репрессий, когда признание было царицей доказательств и самооговор добывался под пытками, угрозами, шантажом и обманом. Конституции посткоммунистических государств, по мнению А. Шайо, выражают страхи перед белым деспотизмом.*(669) Статья 51 Конституции закрепляет более широкую гарантию, чем Международный пакт, которая распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Так, УПК относит к этому кругу супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку, внуков (ч. 4 ст. 5). Одновременного УПК хотя и для иных целей выделяет категорию близкие лица — лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений (ч. 3 ст. 5). Последние не обладают по букве закона свидетельским иммунитетом как близкие родственники, однако очевидно они также могут быть поставлены в ситуацию ложного выбора между лжесвидетельством и моральным чувством, а также традиционным представлениям, осуждающим доносительство и предательство.

Моральное основание свидетельского иммунитета хотя и очень сильное, но не единственное. Это и человеческое достоинство, защищаемое ст. 20 Конституции под запретом обращения с личностью как с объектом чужой воли, и охрана неприкосновенности частной жизни, и охрана личной и семейной тайны, которую доверяют конфиденциально друг другу близкие родственники и иные лица (статья 23 Конституции РФ).

Вообще «свидетельствовать» означает не только давать показания в качестве свидетеля, подтверждать или удостоверять какое-либо событие, очевидцем которого является свидетельствующий субъект. Свидетельствовать означает и предоставлять доказательственную информацию об обстоятельствах и фактах, указывать источник этой информации. Свидетельство при этом выступает как удостоверение, доказательство, улика. По мнению Конституционного Суда РФ, право не свидетельствовать против себя самого предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления (Постановление от 25.04.2001 N 6-П*(670).

В такую ситуацию, например, было поставлено лицо, совершившее дорожно-транспортное преступление, обязанное под страхом уголовной ответственности (ст. 265, в настоящее время исключена из УК) не покидать место происшествия и сохранять его обстановку, тем самым принудительно разоблачая себя с риском подвергнуться уголовному наказанию. Однако УК предусматривает иную, не противоречащую ч. 1 ст. 51 Конституции Российской Федерации форму учета добровольного признания вины и явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК).

Перед допросом свидетель, подозреваемый, обвиняемый должны быть предупреждены о своем праве не давать показания против себя и других близких родственников, в противном случае данные, полученные в ходе допроса, могут быть признаны недопустимыми доказательствами в смысле ч. 2 ст. 50 Конституции. Соответственно, лица, обладающие свидетельским иммунитетом, не могут нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников (ст. 308 УК) и за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником (ст. 316 УК). Наоборот, принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий является преступлением против правосудия (ст. 302 УК).

Поскольку свидетель не всегда может предвидеть и определить, какие именно сведения могут быть использованы в дальнейшем против него самого или его близких родственников, он имеет право являться на допрос с адвокатом и получать от него соответствующую помощь и консультации (ч. 4 ст. 56 УПК), что служит существенной гарантией от злоупотреблений должностных лиц против свидетельского иммунитета.

Право, предусмотренное ч. 1 статьи 51 Конституции РФ, не зависит от процессуального статуса лица и распространяется на все виды процесса, где показания рассматриваются в качестве юридически значимого источника информации.

2. В соответствии с ч. 2 ст. 51 Конституции уголовное процессуальное законодательство устанавливает иные случае освобождения от обязанности давать свидетельские показания для определенных категорий лиц в отношении сведений, доверенных им конфиденциально в связи с их профессиональной деятельностью.

Так, согласно ч. 3 ст. 56 УПК не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, в том числе защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Вместе с тем наделение определенного круга лиц свидетельским иммунитетом не может рассматриваться в качестве препятствия для реализации лицом, обладающим таким иммунитетом, права использовать известные ему сведения в целях обеспечения и защиты прав и законных интересов лиц, которых эти сведения непосредственно касаются и, следовательно, не исключает возможность их допроса, в том числе по ходатайству стороны защиты, при условии их согласия на это (Постановление КС РФ от 29.06.2004 N 13-П*(671)). Безусловный запрет допроса этих лиц во всяком случае приводил бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажал бы само существо данного права (Определение КС РФ от 06.03.2003 N 108-О*(672)).

Право лица не свидетельствовать против себя

1.3 Круг лиц обладающих свидетельским иммунитетом. Пределы свидетельского иммунитета / Свидетельский иммунитет в уголовном процессе

Как мы уже подчеркивали Конституция РФ (ст.51) не определяет полного перечня лиц, на которых распространяется правило о свидетельском иммунитете.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ наделяет свидетельским иммунитетом:

— потерпевшего (п.3 ч.2 ст.42),

— гражданского истца (п.7 ч.4 ст.44);

— представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ч.3 ст.45);

— подозреваемого (п.2 ч.4 ст.46);

— обвиняемого (п.3 ч.4 ст.47);

— гражданского ответчика (п.4 ч.2 ст.54);

— представителя гражданского ответчика (ч.2 ст.55);

— свидетеля (п.1 ч.4 ст.56).

В соответствии с п.2 ст.56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей:

— судья, присяжный заседатель;

— адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого;

— член Совета Федерации, депутат Государственной Думы.

В юридической литературе [1] всех субъектов обладающих свидетельским иммунитетом условно разделяют на две группы.

Первая группа – это лица, которые могут отказаться от дачи показаний, но могут и не воспользоваться своим правом (свидетели, потерпевшие, которые могут отказаться свидетельствовать против себя, своих близких родственников, — п.1 ч.4 ст.56 УПК РФ; лица, обладающие правом дипломатической неприкосновенности, — ч.2 ст.3 УПК РФ; члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, которые без их согласия не могут быть допрошены об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением ими своих полномочий, — п.5 ч.3 ст.56 УПК РФ).

Вторая группа – это те лица, которые в соответствии с законом не могут допрашиваться в качестве свидетелей по поводу некоторых обстоятельств либо вообще давать показания по делу (судья, присяжный заседатель, защитник подозреваемого, обвиняемого, адвокат, священнослужитель — пп.1-4 ч.3 ст.56 УПК РФ; потерпевший или свидетель, который в силу своего психического или физического состояния, установленного заключением экспертизы, не способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания, — ч.4 ст.195, п.4 ст.196 УПК РФ).

Заметим, что такая классификация лиц обладающих свидетельским иммунитетом вступает в противоречие с легальным определением свидетельского иммунитета, под которым, напомним, понимается «право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом». Между тем, вторая группа лиц реализует прав не право (диспозитивное поведение), т.к. законодателем установлен запрет на допрос данной группы лиц (императивная норма). При такой цепочке логических рассуждений, получается, что вторая группа лиц обладает не «свидетельским иммунитетом», а закон попросту ограничивает право их допроса в качестве свидетелей. Такой точки зрения, придерживается В.В. Лазарев, отмечающий, что ситуации, регулируемые ст. 51 Конституции РФ и ст. 56 (ч. 3) УПК РФ — далеко не однозначны [2] . Либо вышесказанное является основанием для разделения свидетельского иммунитета на две самостоятельных категории. Свидетельский иммунитет в силу запрета допроса определенной категории лиц и свидетельский иммунитет, как право лица отказаться от дачи показаний.

На наш взгляд, неточность заключается в законодательной формулировке свидетельского иммунитета, закрепленной законодателем в УПК РФ. Представляется, что необходимо расширить понятие свидетельского иммунитета, включив указание на категорию лиц, для которой установлен запрет на допрос.

Вышесказанное подтверждает и практика Конституционного суда РФ, в ряде Постановлений которого, применяется «расширительная» трактовка свидетельского иммунитета, включающая как лиц первой, так и второй группы.

Таким образом, понятие свидетельский иммунитет следует определить, как «право лица отказаться от дачи показаний против себя, своих близких родственников и в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, а также как запрет допроса лица в случаях, предусмотренных УПК РФ».

Рассмотрим особенности реализации и пределы свидетельского иммунитета для различных субъектов.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу (п.1 ч.3 ст.56 УПК РФ).

В юридической литературе неоднократно высказывалось предложение распространения запрета на допрос судей также и на дознавателя, следователя, прокурора [3] .

Противники распространения свидетельского иммунитета на следователя, дознавателя прокурора аргументируют свою точку зрения тем, что допрос в суде лица, производившего расследование, может иметь существенное значение для выяснения обстоятельств производства следственных действий, которые не нашли отражение в материалах дела. В частности, когда подсудимый или свидетель заявляет о якобы имевших место в отношении них насилия, угроз или иных незаконных мер, следователь, в ряде случаев, может доказательно опровергнуть это утверждение. Возможность и целесообразность подобного допроса прямо вытекает из положения ч.8 ст.234 УПК РФ. Он может быть тем более необходим, что УПК РФ содержит норму, свидетельствующую о недоверии к действиям следователя (п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ) [4] .

Сторонники введения свидетельского иммунитета в отношении данной категории лиц отмечают, что следователь, дознаватель и прокурор являются представителями стороны обвинения, а поэтому не могут вовлекаться в процесс в качестве «частных субъектов». Тем более, что внутреннее убеждение данной категории лиц складывается на основе собранных доказательств, а значит следователь (дознаватель, прокурор) являются «заинтересованными лицами». В этой связи исследователи констатируют нарушение принципа равенства сторон обвинения и защиты, т.к. адвокат (защитник) включен в число лиц, на которые распространяется свидетельский иммунитет.

Более того, свидетельство следователя (дознавателя, прокурора) по обстоятельствам проведения следствия нарушает и права подсудимого (обвиняемого, подозреваемого) и его защитника, т.к. следователю представляется возможность оказать воздействие на суд трактовкой материала по своему усмотрению.

Учитывая приведенные аргументы, на наш взгляд, рационально распространить режим свидетельского иммунитета на следователя, дознавателя, прокурора, тем самым восстановить баланс равенства сторон в уголовном процессе. При этом необходимо сделать исключение, когда данная категория лиц могла бы привлекаться в качестве свидетеля по ходатайству, как и в случае возможности свидетельства адвоката (защитника).

Не подлежат допросу в качестве свидетелей адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п.2 ч.3 ст.56 УПК РФ).

Заметим, что наряду с адвокатом и защитников, ГПК РФ (ч.3 ст.69) и АПК РФ(ч.5 ст.56) запрещают допрос представителя по гражданскому и иному делу об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением своих обязанностей. Представители потерпевшего, истца, ответчика, других лиц также обязаны сохранять в тайне сведения, ставшие им известными от доверителя. Поскольку ст.53 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», ст.ст.45 и 55 УПК, ст.ст.48 и 49 ГПК, ст.59 АПК, ст.25.5 КоАП устанавливают, что представителями участников процесса могут быть не только адвокаты, но и иные лица, в ст.56 УПК должен быть установлен запрет допроса представителя относительно указанных выше обстоятельств.

Из общего правила запрета допроса в качестве свидетеля адвоката (защитника) есть исключение. Как пояснил Конституцион ный Суд РФ в своем определении от 6 марта 2003 г. №108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [5] о свобождая адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения, пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации вместе с тем не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию.

В подобных случаях суды не вправе отказывать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации (в том числе защитникам обвиняемого и подозреваемого), при заявлении ими соответствующего ходатайства. Невозможность допроса указанных лиц — при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения, — приводила бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажала бы само существо данного права.

Согласно ч.8 ст.234 УПК РФ по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом. Из данной нормы во взаимосвязи с п.40 ст.5, статьей 56, частью четвертой статьи 271 и статьей 278 УПК РФ не следует, что запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств досудебного производства исключает право такого лица дать соответствующие показания в случае, если оно согласно на это, при условии, что ему как свидетелю разъясняется возможность использования показаний в качестве доказательств по уголовному делу.

С учетом выявленного в Определении от 6 марта 2003 года и Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. конституционно-правового смысла положений УПК РФ о свидетельском иммунитете ч.8 ст.234 УПК РФ не исключает возможность допроса, в том числе по ходатайству стороны защиты, лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов при условии их согласия на это и, следовательно, не ограничивает гарантии судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, закрепленные ст.ст.45, 46, 49-51, 118 и 123 Конституции Российской Федерации.

Не подлежит допросу в качестве свидетеля адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи (п.3 ч.3 ст.56 УПК РФ).

В силу ст.8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. №63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [6] любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю являются адвокатской тайной. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием (п.2 ст. 8).

Адвоката освобожден от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя в уголовном деле, и тем самым защищают конфиденциальность сведений, доверенных подзащитным адвокату в связи с выполнением последним своих профессиональных функций.

Действующее законодательство не устанавливает каких-либо исключений из этого правила в зависимости от времени получения адвокатом сведений, составляющих адвокатскую тайну, не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого (Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. №128-О) [7] .

Адвокат может предавать гласности сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, лишь с согласия доверителя и только в целях наилучшего обеспечения прав и интересов лица.

Подчеркнем, что полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей (абз.2 п.3 ст.8 Закона).

Следующее лицо, наделенное свидетельским иммунитетом — священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди (п.4 ч.3 ст.56 УПК РФ).

УПК РФ не уточняет распространяет ли данная положение свое действие на всех священнослужителей, или только тех, чьи организации прошли соответствующую государственную регистрацию. В отличие от УПК РФ, гражданское процессуальное законодательство (ч.3 ст.69 ГПК РФ) запрещает допрос об обстоятельствах, ставших известными из исповеди, лишь священнослужителей религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию.

Ввиду отсутствия соответствующей оговорки в УПК РФ в теории и практике возникают вопросы. На наш взгляд, по аналогии с нормой ГПК РФ, священнослужителем может быть лишь лицо организации легализованной государством, то есть прошедшей государственную регистрацию.

Следующая группа лиц обладающих свидетельским иммунитетом — член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, Данная категория лиц не подлежат допросу в качестве свидетелей без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий (п.5 ч.3 ст.56 УПК РФ).

Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в постановлении №5-П от 20 февраля 1996г. [8] признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований статей 17 (ч. 3) и 52 Конституции РФ. Суд также отметил, что по смыслу ст. 51 Конституции депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Вместе с тем данное право парламентария, закрепленное отказ от дачи показаний, не допускает расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, не связанных с осуществлением им депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований статей 17 (часть 3) и 52 Конституции Российской Федерации.

В завершение рассмотрения субъектов наделенных законодателем свидетельским иммунитетом, остановимся на праве свидетеля. В соответствии с п.4 ст.56 УПК РФ, свидетель вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний.

К близким родственникам законодатель отнес — супругу, супруга, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку, внуков (п.4 ст.5 УПК РФ). Данный перечень является исчерпывающим. Так, в силу закона сожитель не освобождается от обязанности давать свидетельские показания, поскольку не является ни супругом, ни близким родственником. Как показывает судебная практика, если люди живут вместе много лет, но их брак в органах ЗАГСа не зарегистрирован, они обязаны свидетельствовать друг против друга: «венчание в церкви, наличие совместных детей и ведение общего хозяйства не порождает супружеских отношений и не освобождает от обязанностей свидетеля» [9] . Права и обязанности супругов, в том числе и в уголовном процессе, порождает лишь брак, заключенный в государственных органах актов гражданского состояния.

Дискуссионным является вопрос о распространении института свидетельского иммунитета на бывших супругов. Допустим, что супруги состояли в браке, а к моменту, когда один из них должен выступать свидетелем в процессе – развелись. Может ли в таком случае лицо воспользоваться правом свидетельского иммунитета и не свидетельствовать в отношении бывшего супруга? Нормы морали говорят – да, норма закона, напротив – нет.

В этой связи сошлем на иностранный опыт. Уголовно-процессуальное законодательство ФРГ наделило правом отказаться от дачи показаний супруга обвиняемого, если даже брак больше не существует. Представляется рациональным, отвечающим требованиям гуманизации уголовного судопроизводства, включение аналогичной нормы и в УПК РФ.

[1] См.например: Петуховский А. Свидетельский иммунитет: проблемы развития процессуального института // Российская юстиция. — №9. — 2003г. – с.39.

[2] Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В.Лазарев – М.: Норма, 2003 г. – с.261.

[3] Будников В. Субъект доказывания не может быть свидетелем по уголовному делу // Российская юстиция. 2002. — №8. — с.30-31; Пысина Г. «Допрос следователя в суде» // Законность . – 2003 . — №17 . – с.30.

[4] Петуховский А. Свидетельский иммунитет: проблемы развития процессуального института // Российская юстиция. — №9. — 2003г. – с.39.

[5] Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. №108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2003г. — №4.

[6] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2002г. — №23. — Ст.2102.

[7] Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 14 августа 2000г. — №33. — Ст.3433.

[8] Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 1996 г. № 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального закона от 8 мая 1994 года «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 1996г.- №2.

[9] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 4 квартал 1995 г. — М., 1996. — с.21.

Право лица не свидетельствовать против себя

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к статье 51 :

Положения статьи ориентируют на самые высокие международные стандарты, гарантирующие неприкосновенность личности.

В нашем конституционном праве такая норма логически вытекает из содержания ст. 45 и 46 Конституции и полностью соответствует ст. 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., согласно которой «каждый человек. имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом».

Конституция признает эту гарантию в качестве неотъемлемого права каждого человека на защиту себя и своих близких. В странах с демократическими правовыми системами право каждого человека не свидетельствовать против самого себя в уголовном деле или не быть принуждаемым к даче показаний против близких родственников считается неотъемлемым правом.

Содержание ст. 51 полностью согласуется с Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 14).

Надо отметить, что ст. 51 фактически заявляет об осуждении тех незаконных методов, которые применялись в нашей стране в годы массовых репрессий, когда органы следствия и суда вынуждали людей из страха или под угрозами оговаривать себя и доносить на своих близких. Данная правовая гарантия будет способствовать также воспитанию в обществе новых высоких моральных правил.

Статья не содержит формальной оговорки о применении изложенных в ней положений только к уголовным делам, однако фактически содержащиеся в ней гарантии имеют жизненно важное значение именно в сфере уголовного права и процесса. Часть 1 статьи затрагивает два круга вопросов, связанных с правом обвиняемого не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников и гарантией для супруга и близких родственников обвиняемого против привлечения к уголовной ответственности за укрывательство преступления, совершенного обвиняемым. Из анализа первого круга вопросов следует, что всякое признание своей вины должно быть добровольным. Самооговор, вызванный принуждением, угрозами и прочими мерами воздействия, не должен приниматься судом в качестве законного доказательства. Во многих странах (Великобритания, США и др.) недобровольное признание вины суды обязаны исключать из числа доказательств. Статья 51 имеет еще более широкое действие. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

Согласно примечанию к ст. 308 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Ненаказуемо также заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником (прим. к ст. 316 УК).

В то же время ч. 1 ст. 51 нельзя понимать как норму, исключающую всякое самообвинение, признание вины либо свидетельские показания супруга и близких родственников. «Никто не обязан», но каждый, естественно, имеет право давать такого рода показания. Целью предоставляемой ст. 51 гарантии является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Добровольно данные показания вполне допустимы, а оценка их истинности принадлежит суду. Однако и при добровольности свидетельских показаний привлечение к уголовной ответственности за укрывательство и недонесение супруга и близких родственников обвиняемого безусловно исключено.

Обе части ст. 51 Конституции как нормы прямого действия затрагивают и материальное, и процессуальное право.

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к статье 51

Положения статьи ориентируют на самые высокие международные стандарты, гарантирующие неприкосновенность личности.

В нашем конституционном праве такая норма логически вытекает из содержания ст. 45 и 46 Конституции и полностью соответствует ст. 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., согласно которой «каждый человек. имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом».

Конституция признает эту гарантию в качестве неотъемлемого права каждого человека на защиту себя и своих близких. В странах с демократическими правовыми системами право каждого человека не свидетельствовать против самого себя в уголовном деле или не быть принуждаемым к даче показаний против близких родственников считается неотъемлемым правом.

Содержание ст. 51 полностью согласуется с Международным пактом о гражданских и политических правах (ст. 14).

Надо отметить, что ст. 51 фактически заявляет об осуждении тех незаконных методов, которые применялись в нашей стране в годы массовых репрессий, когда органы следствия и суда вынуждали людей из страха или под угрозами оговаривать себя и доносить на своих близких. Данная правовая гарантия будет способствовать также воспитанию в обществе новых высоких моральных правил.

Статья не содержит формальной оговорки о применении изложенных в ней положений только к уголовным делам, однако фактически содержащиеся в ней гарантии имеют жизненно важное значение именно в сфере уголовного права и процесса. Часть 1 статьи затрагивает два круга вопросов, связанных с правом обвиняемого не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников и гарантией для супруга и близких родственников обвиняемого против привлечения к уголовной ответственности за укрывательство преступления, совершенного обвиняемым. Из анализа первого круга вопросов следует, что всякое признание своей вины должно быть добровольным. Самооговор, вызванный принуждением, угрозами и прочими мерами воздействия, не должен приниматься судом в качестве законного доказательства. Во многих странах (Великобритания, США и др.) недобровольное признание вины суды обязаны исключать из числа доказательств. Статья 51 имеет еще более широкое действие. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

Согласно примечанию к ст. 308 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Ненаказуемо также заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного супругом или близким родственником (прим. к ст. 316 УК).

В то же время ч. 1 ст. 51 нельзя понимать как норму, исключающую всякое самообвинение, признание вины либо свидетельские показания супруга и близких родственников. «Никто не обязан», но каждый, естественно, имеет право давать такого рода показания. Целью предоставляемой ст. 51 гарантии является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких.

Добровольно данные показания вполне допустимы, а оценка их истинности принадлежит суду. Однако и при добровольности свидетельских показаний привлечение к уголовной ответственности за укрывательство и недонесение супруга и близких родственников обвиняемого безусловно исключено.

Обе части ст. 51 Конституции как нормы прямого действия затрагивают и материальное, и процессуальное право.

Коллегия адвокатов «Правовая Защита»

  1. Главная
  2. Статьи
  3. Статья 51 Конституции РФ

Статья 51 Конституции РФ

– разъясняем содержание

Буквально статья 51 Конституции РФ, освобождает каждого от обязанности свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

Адвокаты «Правовой защиты» помогут отстоять Ваши права в суде. Если Вам квалифицированная юридическая помощь, звоните нам по телефонам: (495) 790-54-47.

Относительно последних сделана одна существенная оговорка – их круг определяется федеральным законом. В данном случае под федеральным законом следует понимать любой законодательный акт, принятый Государственной Думой РФ, утвержденный Советом Федерации РФ и подписанный Президентом РФ, подлежащий применению к определенным общественным отношениям. В данном качестве чаще всего ссылаются на Уголовно-процессуальный кодекс РФ, чуть реже на Семейный кодекс РФ. Однако не стоит забывать, что и Гражданский процессуальный кодекс РФ, также содержит перечень лиц, отнесенных к числу близких родственников, право не свидетельствовать против которых закрепляется статьей 51 Конституции РФ. К их числу, в частности, относятся дети, в том числе усыновленные, братья, сестры, дедушка, бабушка и внуки. Следует еще раз оговориться. Что представленный перечень близких родственников оговорен нормами гражданского процессуального законодательства, которым не следует руководствоваться в ходе предварительного следствия или уголовного судопроизводства. В равной степени, сформулированный статьей 51 Конституции РФ принцип, распространяет свое действие в сфере исполнительного производства, при привлечении лица к административной ответственности, что придает ему универсальный характер. Закрепленное статьей 51 Конституции РФ право в равной степени распространяется на всех лиц, участвующих при рассмотрении дела (независимо от вида судопроизводства).

В целях реализации закрепленного статьей 51 Конституции РФ права, гражданину непосредственно перед его допросом или получением объяснений, должно быть разъяснено его содержание. Зачастую разъяснение рассматриваемого права сводится к формальному зачитыванию содержания нормы статьи 51 Конституции РФ, после чего судья или иные должностные лица, не удосуживаются объяснить смысл последний. Соответствующей реакцией в их сторону получается отказ гражданина давать какие-либо ответы на поставленные перед ним вопросы с той оговоркой, что он пользуется статьей 51 Конституции РФ.

Во избежание подобного развития события до сведения лица должно быть доведено, что предоставленное ему право означает наличие у него возможности давать показания, которые в дальнейшем могут быть использованы против него самого, идущие ему во вред, способные сформировать доказательственную базу другого участника процесса. Например, признать факт получения им или его родственником денежных средств по сделке. Однако требование статьи 51 Конституции РФ не освобождает лицо от дачи иного рода показаний, например, предоставлять сведения о деятельности юридического лица или иного участника рынка, являющегося его партнером по бизнесу и не связанным с ним родственными отношениями. Предоставленный статьей 51 Конституции РФ иммунитет распространяется не только на сведения о каком-либо событии или явлении, очевидцем которого является опрашиваемое лицо, но и на информацию об иного рода обстоятельствах и фактах, равно как и ее источник.

Целям реализации, закрепленного статьей 51 Конституции РФ, права служит выяснение у лица, признает ли он себя виновным, согласен ли он с предъявляемыми к нему требованиями или разъяснены обстоятельства дела, по которому оно приглашено в качестве свидетеля. Это выяснение должно сопровождаться разъяснением вышеприведенных конституционных положений. В том случае, если соответствующее право не было разъяснено лицу до момента получения от него показаний, последние должны быть признаны полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами. При этом, поскольку гражданин не всегда может предвидеть и определить, какие именно сведения могут быть использованы в дальнейшем против него самого или его близких родственников, он имеет право являться для дачи показаний с адвокатом и получать от него соответствующую помощь и консультации. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе, и в случае его последующего отказа от них.

Вам нужен хороший адвокат? Наши адвокаты помогут отстоять Ваши интересы в суде. Звоните по телефонам: (495) 790-54-47.

Петров Михаил Игоревич © МОО «Правовая защита»

    Таблицы, которую Вы хотите обработать не существует. Ошибка в строке 132
    , ,
  • Проект о субсидиях на жилье семьям с пятью и более детьми был отклонен государственной думой01.08.2018

Получать ли многодетные семьи дополнительные субсидии от государства на новое жилье? Читать полностью

Верховный Суд РФ расширит перечень дел, где должно будет составляться полное решение05.06.2018

«Процессуальная революция», устроенная Верховным Судом РФ разрешила судьям зачитывать решение в сокращенном виде — только резулятивную часть. Но Пленум ВС предлагает расширить перечень дел, в которых судей обяжут в любом случае составлять решение в полно Читать полностью

Старый советский гараж был рассмотрен в Верховном Суде РФ01.06.2018

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ защитила права собственника старого кирпичного гаража в его споре с городскими властями, на чьей земле расположено данное строение. Читать полностью

Новости коллегии

  • Адвокаты Голованов Алексей и Ежов Антон на радио Свобода: «Лесная амнистия» или как быть простому человеку, у которого изымают земельный участок?10.06.2017

Государственная Дума РФ рассматривает законопроект о лесной амнистии. На самом деле название у проекта более длинное и менее понятное: закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров». Речь идет о противоречиях между сведениями Государственного лесного реестра и Единого государственного реестра недвижимости, из-за которых тысячи россиян рискуют лишиться собственности. Читать полностью

Не выполнена стяжка пола, плохая звукоизоляция, не хватает некоторых труб и даже стен –огрехи работы российских застройщиков27.04.2017

Адвокат Ежов Антон Валентинович прокоммениторовал ситуацию по плохой работе застройщиков на телеканале Россия 1. Читать полностью

Адвокат Ежов Антон Валентинович дал интервью телеканалу Москва24 по теме «Жильцы против коммунальщиков»24.04.2015

Извечный спор между москвичами, которые находят у себя в подвале крыс, мусор и вынуждены переплачивать за услуги коммунальщиков и представителями управляющих компаний, которые стараются заработать сверх нормы на бедных жителях, продолжается. Адвокат Ежов Антон дал по этой проблеме интервью. Читать полностью