Право и закон общественного развития

5. Право и закон

Проблема соотношения права и закона родилась практически одновременно с правом, ставилась еще в древние времена (Демокрит, софисты, Сократ, Платон, Аристотель, Эпикур, Цицерон, римские юристы) и до сих пор остается центральной в правопонимании.

В контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (законы, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

Концепций, связанных с различением права и закона, существует множество. Однако можно обозначить два принципиальных подхода:

а) право есть творение государственной власти и правом следует считать все официальные источники норм независимо от их содержания;
б) закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей процедурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым законом и выражать политический произвол.

Приверженцем первого подхода у нас в России был, в частности, известный правовед и теоретик права Габриель Феликсович Шершеневич, который считал государственную власть источником всех норм права.

Современный исследователь этой проблемы проф. B.C. Нерсесянц утверждает, что правом можно считать только правовой закон. «Нормы действующего законодательства («позитивного права»), — пишет он, — являются собственно правовыми (по своей сути и понятию) лишь в той мере и постольку, поскольку в них присутствует, нормативно выражен и действует принцип формального равенства и формальной свободы индивидов». В разрешении этой сложной проблемы нужно исходить, с одной стороны, из общего соотношения и взаимодействия общества, права и государства, а с другой — из общефилософских закономерностей связи формы и содержания.

Признано, что право и государство являются самостоятельными (в том смысле, что не государство порождает право) продуктами, результатами общественного развития. В такой же степени независимы от государства и современные процессы правообразования: они идут в недрах общественного организма, проявляют себя в виде устойчивых, повторяющихся социальных отношений и актов поведения, формируются как правовые притязания общества и фиксируются общественным сознанием. А уже дело государства — выявить эти притязания и, основываясь на началах справедливости, возвести их в закон, то есть оформить в официальных источниках как общеобязательные правила поведения. Таким образом, получается, что право как единство содержания и формы складывается в результате взаимодействия общества и государства: содержание права (сами правила поведения, информационная сторона права) создается объективно, под воздействием социальных процессов, а форму праву придает государство.

При различении права и закона обращают внимание на одну сторону проблемы — на возможность неправового содержания у правовой формы (закона). Однако правомерен и другой вопрос: а может ли вообще право существовать вне какой-либо формы объективирования? На этот вопрос следует ответить отрицательно: не может быть права до и вне своей формы (закона). Ведь то, что называют «естественным правом», на самом деле представляет собой естественно-социальные начала, которые должны определять содержание юридических предписаний, а правом в собственном смысле (с точки зрения современных представлений о свойствах права) не является. Тем более что, как справедливо замечает проф. B.C. Нерсесянц, различение естественного права и позитивного права — лишь одна из многих возможных версий соотношения права и закона. В настоящее время суть проблемы различения права и закона состоит не в противопоставлении естественного права позитивному, а в установлении соответствия между содержанием и формой самого позитивного права.

С этих позиций можно наметить пункты, из которых следует исходить в характеристике соотношения права и закона:

1. Право и закон следует различать. Закон (официальные источники норм) — это форма выражения, объективирования права вовне, а право -единство этой формы и содержания (правил поведения).
2. Не может быть права до и вне закона (своей формы). Форма — способ жизни права, его существования. Как замечает проф. Мушинский: «Все современные системы права одеты в мундир законодательства».
3. Закон может иметь неправовое содержание, быть, с этой точки зрения, пустой, бессодержательной формой — «неправовым законом». (Правовое содержание у закона или неправовое — это определяется как на основе общих естественно-правовых начал, так и исходя из конкретно-исторических условий существования данного общества.)

Такой подход отвечает и общим законам связи формы и содержания явлений. Так, может иметь место бессодержательная форма (бессодержательна она, конечно, в строго заданном отношении: «какое-то» содержание у нее все равно есть), но не может быть содержания вне какой-либо формы. Например, можно имитировать из бумаги форму стула, которая внешне будет очень на него похожа. Однако с точки зрения самого предназначения, функций стула, эта конструкция будет абсолютно бессодержательна: стулом она является лишь по форме. С другой стороны, не удастся использовать в качестве стула то, что вообще не имеет никакой формы.

Соотношение права и закона

Для того чтобы эффективно регулировать общественные отношения, право как характеристика социальной организации должно иметь какое-то внешнее выражение, форму. В правовой доктрине эта внешняя форма выражения (объективизация) правовой нормы обозначается условным термином «источник права». Под правовой нормой в данном случае понимается система норм права, действующих в данном обществе.

В мировой практике известны различные виды источников права: правовой обычай (обычное право), нормативный правовой акт государственных органов, судебный прецедент, договор нормативного содержания, общие принципы, идеи, доктрины. Одним из основных видов источников права являются законы.

Законы как основная и главная форма выражения права играют первостепенную роль в системе права любого цивилизованного государства. В современной юридической литературе встречается множество определений понятия «закон», из которых следует, что закон (в упрощенном определении) – это нормативный правовой (юридический) акт, издаваемый государством и содержащий общие правила поведения (правовые нормы), который регулирует важнейшие общественные отношения с участием граждан, государственных и общественных организаций.

Закон – это почти всегда нормативный правовой акт, устанавливающий, излагающий или изменяющий общие предписания – нормы права. Подобная характеристика закона обусловлена двумя обстоятельствами:

во-первых, с точки зрения этимологии и смысла слово « з акон » означает «правило», «предел, положенный свободе воли и действия»; это акт государства и в отличие от норм обычного права под словом «закон» всегда имеют в виду правило поведения общего значения, обязательное для всех лиц или организаций;

во-вторых, с юридической точки зрения смысл слова «закон» состоит в том, что под ним понимается «правило, постановление высшей власти».

Следовательно, закон (равно как и другие нормативные правовые акты) отражает объективные потребности регулирования общественных отношений и в силу этого приобретает форму общего и обязательного правила поведения для всех. Потребности общества неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме закона приобрести общеобязательную силу.

Главное в законах, кроме их всеобщности, – это то, что они рассчитаны не на один конкретный случай, а на множество случаев, то есть законы являются общеобязательным регулятором поведения людей и организаций. Закон реален, если выражает существенные, основные связи социальных факторов. В этом смысле теория закона непосредственно связана с проблемой содержания и формы права, вытекает из их соотношения.

Говоря о соотношении права и закона, прежде всего необходимо решить проблему: что представляет собой сам правовой закон. Многие теоретики государства и права полагают, что правовыми следует считать законы, соответствующие правовым критериям. Только в этом случае, по их мнению, право и закон совпадают.

Во-первых, сразу напрашивается вывод, что есть законы, которые не отвечают правовым критериям и, соответственно, с правом не совпадают. Во-вторых, возникает целая серия вопросов, а именно:

Каков же критерий правовых законов?

Какие законы можно рассматривать как совпадающие с правом, а какие — нельзя?

Исчерпывающего ответа на эти вопросы не существует. В различные времена учеными и философами предлагались различные критерии (основания) разграничения права и закона, правовых законов и неправовых, но все они не являются бесспорными.

Еще в конце XIX — начале XX веков в отечественной и зарубежной литературе в качестве такого критерия предлагалось, например, понятие «общая воля», то есть воля всего общества, нации или народа. По логике подобных суждений правовыми следовало считать лишь такие законы и нормативные акты, которые адекватно отражали бы эту «общую волю». Следовательно, все прочие нормативные акты автоматически оказывались бы в разряде неправовых.

Пытаясь провести грань между правом и законом, авторы нередко обращаются к таким категориям морали, как справедливость, добро, гуманизм, зло и т.п. Из подобной концепции следует, что государство в лице своих законодателей может превратить в право любую социальную норму, которая оценивается как справедливая с точки зрения господствующей морали.

Однако, по мнению многих правоведов, попытки определить право как справедливость не могут быть признаны удачными. Понятие «справедливость» — абстракция, и в процессе его воплощения и использования каждый вкладывает в него свое собственное понимание. Право же представляет собой общий масштаб поведения. Он одинаков для всех и в принципе не допускает неоднозначной интерпретации. Кроме того, такой подход отрицает сам факт существования правовой справедливости до ее выражения законодателем. Сказанное, однако, не означает, что справедливость вовсе отсутствует в юридических нормативах и потому не должна участвовать в определении права. Справедливость учитывается в дефиниции права постольку, поскольку оно представляет собой систему правил поведения свободных и равных субъектов.

В целях решения проблемы соотношения права и закона нередко используется и такая категория, как правовой идеал. С.А.Емельянов описывает его как «порождение индивидуального, общественного, научного сознания о разумном устройстве общежития на принципах добра, справедливости, гуманизма и сохранения природной среды». Ссылаясь на известное высказывание древних римлян о том, что «справедливость и благо есть закон законов», автор приходит к выводу, что правовой идеал как раз и составляет содержание правовых законов, что это и есть ничто иное, как «закон законов». Следовательно, все другие законы, которые не содержат в себе правового идеала, сообразующегося с принципами добра, справедливости и иными подобными им категориями, не являются правовыми.

Современное понятие правового государства предполагает достаточно высокий уровень развития права и государственности как таковой. Юридическая сущность правового государства заключается в том, что его публичная власть исключает произвол и действует только в соответствии с правом, причем юристы особо подчеркивают, что под правом здесь нельзя понимать закон, который тоже может быть произволом. Следовательно, правовое государство – это прежде всего система разного рода гарантий, защищающих социально-экономические и политические основы общества, а также основные права и свободы личности.

Легитимный закон не обязательно будет правовым. В этом утверждении, в частности, содержится ответ на вопрос о том, можно ли считать правовыми законы (а заодно и государство, которое их принимает) только потому, что эти законы приняты высшим – избранным народом – органом власти. Ответ отрицательный: ни демократическое избрание высших органов власти, ни принятые этой властью законы сами по себе не в состоянии обеспечить государству статус правового. В результате действия права как продукта естественно-исторического развития юридические нормы, действующие в рамках правового государства, могут формироваться и помимо нормотворческой деятельности органов власти.

Философия права конспект лекций

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

ЛЕКЦИЯ 8. Право и закон: природа,

1. Право как общественный феномен.

2. Соотношение права и закона.

3. Законы общества, государства и социальная технология.

1. Право как общественный феномен

Право как социальное явление исследуют различные науки. Для историка право – это общественный институт, возникающий при определённых исторических условиях в целях регулирования жизнедеятельности людей и общества. Для политолога – средство реализации определённых социально-классовых интересов, «воля господствующего класса, возведённая в закон». Психолог принимает право как переживание применения правовой нормы. Социолог – как отношения между людьми. Юрист видит в нём систему норм и «юридическую форму бытия общества». Вместе с тем, ещё раз отметим, что изначально понятие «право» вырабатывалось философией наряду с такими понятиями, как «общество», «человек», «личность», «государство», «свобода», «справедливость», «долг» и др. И, несмотря на некоторое различие точек зрения, всегда рассматривалось и рассматривается как важнейший феномен общественной жизни, имеющий глубокие связи со всеми сферами существования индивида и общества.

В философской интерпретации сущность права состоит в организации системы человеческой жизнедеятельности посредством её нормативности, формальной определённости, закреплённой санкциями государства, а в догосударственном состоянии – санкциями общественного мнения, старейшинами, всем родом.

Главный признак права – соразмерность поведения и нормы, действий и требований, как общественных, так и естественных. Не случайно философы так много внимания уделяли человеку в «естественном состоянии» и человеку, «обременённому» общественным договором.

Философии принадлежит заслуга и в разработке исходного тезауруса (понятийного аппарата) правовой теории. Вот лишь некоторые из них.

Обычай – стереотипный способ поведения, привычный для той или иной общности. В эпоху античности, кстати, остро стоял вопрос: что важнее – обычай или закон?

Правило – образец поведения или действия, принятый конкретным обществом.

Норма – узаконенное, признанное обязательным правило, причём не любое, а установленное обществом и государством и направленное на регулирование общественных отношений.

Юридическая норма – форма определения и закрепления прав и обязанностей, носящих всеобщий характер и закреплённых в соответствующем государственном документе.

История человеческого общества свидетельствует, что условием, предопределившим становление человека как биопсихосоциального существа, явились не только труд и язык, но и сопровождавшие его жизнедеятельность особые правила – запреты, разрешения, поведенческие стереотипы.

Можно с уверенностью утверждать, что право – сугубо человеческий феномен. Правда, мы говорим о праве на жизнь озёр, растений, животных; отстаивая его, заводим «Красные книги»… Однако это поэтическое преувеличение. Право – феномен собственно человеческий, социальный, его возникновение связано с требованиями человеческой природы права на жизнь, права на средства жизни, права на свободу. В отличие от животных оно построено не на инстинктах, а создаётся, контролируется и регулируется разумом.

Внутриродовые, внутриобщинные отношения носили первоначально эгалитарный характер. Так, Н.Н. Миклухо-Маклай рассказывал, что подаренный им одному из туземцев острова Борнео кусок ткани был моментально разделен поровну между членами племени. Сохранились воспоминания русского купца, когда-то побывавшего на Чукотке; он угостил мальчика-чукчу кусочком сахара, тот пососал его и передал стоящему рядом, так сахар и переходил изо рта в рот, от одного человека к другому, пока не растаял во рту последнего. Приведённые примеры говорят о том, что в родоплеменной общине деление на «моё» и «твоё» ещё не существовало, а господствовала норма «равенство всех во всём». Как норма, единая для всех, воспринималась и воля вождя. Общеобязательность её выполнения не подвергалась сомнению. Таким образом, уже самые ранние нормы означали обязательные требования, согласовывавшие и регулировавшие совместную жизнь людей.

Постепенно возникли надобщинные структуры, осуществлявшие социально-нормативную регуляцию всей жизни первобытной общины. В исторической литературе они получили наименование «протогосударств». Протогосударство и естественное право оказались взаимосвязанными, в их основе лежит не классовое господство, как долгое время считалось в отечественной марксистской литературе, а эволюционное взаимодействие надобщинных структур, превращающих хаотичную человеческую жизнедеятельность в жизнедеятельность, регулируемую определёнными ценностями и нормами. Появление государства означало переход человечества от варварства к цивилизации и к позитивному праву, которое существует как нормативное право, санкционированное государством.

С развитием общества изменялось и право. Оно превратилось в сложное, многогранное общественное образование, охватывающее и регулирующее практически все сферы жизнедеятельности человека. Сегодня общее право делится на трудовое, семейное, гражданское, уголовное, акционерное, экологическое, военное, конституционное, международное и др. Его многогранность подтверждается неразрывной связью со свободой, равенством, справедливостью, общим благом, моралью, политикой, экономикой.

Право прежде всего проявляется в закреплении отношений собственности, оно выступает регулятором форм, методов и мер распределения труда и его результатов (продуктов труда) между людьми, между человеком и обществом, упорядочивает организацию и деятельность государственного механизма, определяет меры борьбы с посягательством на сложившиеся общественные отношения, разрабатывает механизм процедуры разрешения конфликтов, гармонизирует межличностные отношения, регламентирует отношения между государствами.

В истории философско-правовой мысли существовали и существуют разные подходы к пониманию права, которые можно разделить на два основных вида. Первый – запретительный, в котором право зиждется на принципе «запрещено всё, что не разрешено» и рассматривается как порождение государства (ибо именно государство жаловало «особые права», «вольности», титулы и владения). Второй – разрешительный, начало которому положила эпоха Просвещения XVIII в., провозгласившая принцип «разрешено всё, что не запрещено». Просветители убедительно показали бесперспективность запретительных методов, неизбежно ведущих к деспотии, доказали, что строгость и беспощадность наказания, усиление репрессивных мер вовсе не способствуют ликвидации преступности.

В разрешительном подходе право и закон стали рассматриваться как взаимосвязанные, но нетождественные правовые феномены.

2. Соотношение права и закона

Вопрос о соотношении права и закона до сих пор вызывает много споров. Одна из точек зрения сводится к тождественности права и закона; основной аргумент её сторонников: право обретает жизнь, лишь становясь законом, следовательно, вне закона права быть не может.

Другая точка зрения заключается в утверждении, что право нельзя сводить лишь к нормам, так как оно включает в себя и естественное право (прежде всего, социально-правовые притязания человека), не обязательно фиксируемое в законах.

Наконец, третья точка зрения, поддерживаемая авторами настоящего издания, настаивает на том, что, поскольку право – это продукт общества, а закон – продукт государства, право не бывает неправым, тогда как закон может быть и правым, и неправым, завися прежде всего от государственной власти.

Разграничение права и закона – не просто методологический приём, необходимый для уяснения их сущности. Оно имеет глубокий гуманистический смысл, ибо позволяет констатировать, что право как содержание закона выступает критерием его качества. Именно благодаря праву мы имеем возможность отличать законы правовые от неправовых, справедливые от несправедливых, гуманные от антигуманных.

Юридический закон – это нормативный акт, принятый высшим органом государственной власти и обладающий высшей юридической силой. Если закон соответствует праву, то он приобретает силу устрашающей санкции. Но и такие санкции – запретительные, устрашающие, карательные – всегда, даже в периоды смут (междоусобиц, местнического самочинства, передела собственности, массовых грабежей, погромов и т.д.), должны опираться на права личности на жизнь, собственность, благополучие.

Основой и источником юридического закона служит право. И именно поэтому действие закона носит всеобщий характер, распространяется на каждого. Не должен закон делить людей на «юпитеров» и «быков», как и не должно быть, говоря словами Ж.-Ж. Руссо, «всеобщего равенства в бесправии». Иначе он становится антиправовым, что неизбежно оборачивается тоталитаризмом, абсолютизмом, порождает атмосферу верноподданничества, угодничества, конформизма, «телефонного права». В таких случаях закон и право несовместимы. Именно это наблюдалось во времена сталинских репрессий, когда весь народ оказался «врагом народа».

Для понимания соотношения права и закона важное значение имеет учёт степени социокультурной политико-правовой развитости не только общества и государства, но и личности, ибо право и законы не существуют вне человека. А судить о развитости личности позволяют юридические права-свободы: совести, слова, собственности, личной неприкосновенности, передвижения и др. В соответствии с этой взаимосвязью человека и его прав и должно реализовываться законотворчество. Отрадно, что именно такое правовое начало заложено в Конституции Российской Федерации 1993 г.

Исходные положения о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», а «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения», представляют собой правовой фундамент всех законов и подзаконных актов. Более того, Конституция запрещает принятие антиправового (правонарушающего) закона: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Однако реальная жизнь во всей её полноте законом не охватывается и законом не создаётся. Так, закону неподвластно творчество. Оно ускользает от всякой нормы, потому что оно индивидуально, неповторимо ни на уровне личности, ни на уровне социума. Закон «не животворит», он лишь помогает создавать условия для творчества. Вот почему так велика роль специфической правовой деятельности всенародно избранных представителей народа – правотворчества и законотворчества.

И ещё один очень важный аспект: законы – это достояние цивилизации и культуры. По их содержанию, строгости, справедливости мы оцениваем уровень цивилизованности общества, степень развития его культуры. Как утверждал Б.П. Вышеславцев (1877–1954), «закон есть основная святыня всего античного мира, основной принцип дохристианской и внехристианской этики: жизнь в законе, праве и государстве есть совершенная жизнь».

Сегодня мы восстанавливаем этот великий принцип, стремимся реанимировать основную святыню античности. Трудный, но неизбежный процесс.

Исторический опыт человечества подтверждает: действенность закона покоится на авторитете права, а авторитет права – на действующем законе. В этой взаимосвязи важная роль принадлежит государству, обладающему правовыми полномочиями, которые позволяют ему выступать силой права. Понятие «сила права» отражает важные свойства права: быть объективной реальностью, обладать способностью к действию, устанавливать правопорядок, содействовать формированию общественных отношений.

Сила права имеет и другой смысл, когда рассматривается как выражение воли социального субъекта. Здесь важно отметить, что речь идёт не о проявлении воли, а именно о выражении воли как способности социального субъекта реализовать право в действительность. Эта способность не является «чисто правовой». Она включает психологическую составляющую – настойчивость, непоколебимость, решительность; нравственную – честность, неподкупность, обязательность; социальную – справедливость, законопослушание, исполнительность, ответственность и др. Именно поэтому право, опираясь на наличные объективные социоэкономические и социокультурные условия, и способно стать силой.

Право как сила обретает жизнь через юридические законы и государственную власть. В этом аспекте саму власть следует понимать как силу, санкционированную правом. В настоящее время перед нашим обществом стоит задача создания правового государства. Это как раз и означает иметь государство как силу, которая санкционируется правом, а также иметь право, которое существует только в законах, носящих, в свою очередь, правовой характер.

Юристы и философы тщательно исследуют феномен правового принуждения, его основные характеристики (обоснованность, реальность, законность, справедливость) и формы (проверка документов, административное задержание, привод, обыск и пр.).

Неправовая сила принуждения государственной власти проявляется в неправовых законах. Впрочем, российская правовая действительность знает и иную форму неправового принуждения: когда формально законы выступают как правовые, но государственной властью они игнорируются, а то и открыто нарушаются.

Таким образом, действенность государственной власти во многом определяется тем, что собою представляет государство – и как субъект власти, и как субъект права. Государство – юридическое лицо, но не простое, а по своему социальному предназначению существующее ради граждан и через граждан. Следовательно, оно имеет не частно-правовой, а публично-правовой характер, и призвано употребить свою власть на то, чтобы посредством юридических законов создать правовые условия для своих граждан, обеспечить правопорядок в обществе. Правовое государство обязано через силу права дать человеку возможность не только жить, но жить достойно. Магистральный путь реализации этой социальной задачи – соединение силы права с силой закона.

3. Законы общества, государства и социальная технология

Законы общества и государства часто рассматриваются как тождественные. Однако это не так, поскольку они имеют совершенно разную природу: первые объективны, формируются как результат действий больших масс людей, вторые обусловлены волей и сознанием правителей и немногочисленных законодателей.

Общественные законы выражают последовательность развития явлений, их устойчивые, необходимые связи и отношения, а законы государства, подразумевающие запреты, обязанности, права и свободы людей, могут определяться случайными или временными конъюнктурными связями в конкретной правовой ситуации.

Государственные юридические законы, во-первых, являются «законами долженствования» (такая оценка встречается у И. Канта). Они – суть правила, которые людям надлежит соблюдать. И.А. Ильин по этому поводу писал: «Каждый раз, как живой человек действует или совершает известный поступок, он может делать своё дело лучше или хуже. При этом если он живёт сознательной жизнью, он имеет возможность обдумывать свой образ действий, выбирать лучший путь и решать в его пользу. Во всех этих случаях человек имеет перед собою известные правила, которые указывают ему искомый лучший жизненный путь. Эти правила говорят не о том, что существует на самом деле; но о том, как следует жить, действовать и поступать. Эти правила могут быть названы законами потому, что они указывают постоянный и необходимый порядок, который людям надлежит осуществить в их деятельности».

Во-вторых, в силу того что законы государства – это законы нормативные, человек всегда оценивает их, «примеряет на себя». Поэтому разработка законов (законотворчество) издавна волновала человека. Ведь закон для него может быть «хорошим» и «плохим», «правильным» и «неправильным». В зависимости от того, что принимается за основу законотворчества, даётся объяснение принципам разработки законов, позволяющим их сделать такими, чтобы и правопорядок соблюдался, а индивиды были свободны.

Существует два основных подхода к рассмотрению этой проблемы.

Первый подход исходит из исследования самого процесса законотворчества, стремящегося к определённому идеалу. Так, И.А. Ильин утверждал, что для формирования «правильных» законов необходимо иметь «верное и отчётливое» представление о том, что есть лучшее. Однако у каждого своё представление о лучшем. Для художника лучшее – это красота, для этика – добро и т.д. Поэтому правопорядок в обществе как «элементарную обеспеченность и духовную полноту жизни», по И.А. Ильину, могут обеспечить законы, имеющие в своей основе «юридическое лучшее» – справедливость.

Второй подход вытекает из материалистического понимания истории, исследующего законотворчество как процесс отражения требований законов общественного развития. С этой точки зрения законы общественного развития рассматриваются как объективные, несмотря на то, что творят их люди. Под определяющей силой развития общества понимается способ производства материальных благ как единство производительных сил и производственных отношений. Он не навязывается какой-то чуждой силой, «мировым духом» или «мировой волей», а создаётся самими людьми, но в конкретных исторических условиях, не зависящих от их воли и сознания. Поэтому способ производства определяет всю политическую и духовную жизнь, он формирует потребности, интересы, моду, юридические нормы. Другими словами, каков способ производства, таковы и юридические законы, а смена способа производства неизбежно влечёт за собой изменение не только форм собственности, но и юридических форм её закрепления – законов.

Общественные законы – это законы действия больших масс людей, а результаты общественной и индивидуальной деятельности во многом зависят от степени расхождения или совпадения их интересов, поэтому требование учёта интересов людей в процессе законотворчества является наиважнейшим. Чтобы эти интересы реализовать и защитить, важно не только понять ближайшие и отдалённые цели, которые организуют деятельность людей, но и законодательно их отразить.

Таким образом, человеческая жизнедеятельность имеет две стороны: объективную и субъективную. Первая детерминирована объективными условиями. Вторая зависит от свойств социального субъекта – воли, профессионализма, нравственных качеств, ценностных установок и т.д. Но обе эти стороны связаны с правом.

Право обязательно вовлекается в политику – экономическую, социальную, национальную, религиозную и др. А всякая широкомасштабная политика должна быть не личностной, а инструментальной. В этом отношении право является мощным технологическим инструментом общественного развития, но только в том случае, когда оно (право) научно обосновано.

Отмечают два подхода к исследованию проблемы соотношения законов государства и социальной технологии: марксистский и либерально-сциентистский. Согласно первому, политическая власть осуществляет контроль над всей деятельностью общества, проектируя эту жизнь посредством права, выражающего требования законов общественного развития. Второй подход, который, в частности, отстаивал К. Поппер, предполагает свободу действия социальных институтов и частных лиц, предоставляемую им в определённых, необходимых для достижения целей пределах.

Российскому обществу для эффективного осуществления социально ориентированных реформ необходимо сильное правовое государство. Но реализовать свои задачи оно сможет, лишь опираясь на научную технологию в сфере права. А для того чтобы эта технология влияла на общество, необходимо такое важное условие, как правовой контроль над властью самого государства.

Итак, закон – это форма жизни, конкретизация и реализация права. Право, и только оно, должно быть законом, а закон должен быть правовым. В понимании закона и права нет места ни юридическому позитивизму, для которого закон есть «приказ официальной власти», ни правовому нигилизму, считающему, что «если очень хочется, то всё можно».

Соотношение права и закона

«Узкий» и «Широкий» подходы к праву

Как уже отмечалось, во второй половине 1950-х годов рядом российских правоведов была выдвинута идея «широкого» понимания права.

Предлагалось наряду с нормами включать в право:

  • правоотношения (С.Ф. Кечекьян, А.А. Пионтковский);
  • правоотношения и правосознание (Я.Ф. Миколенко);
  • субъективные права (Л.С. Явич).

Это была попытка социологизации правопонимания в рамках позитивистской концепции.

Сторонники «широкого» подхода считают, что писаное (позитивное) право вследствие различных объективных и субъективных причин не в состоянии полностью и адекватно регулировать общественные отношения. В источниках права нередки пробелы, противоречия, неясности, встречаются устаревшие и несправедливые нормы права. Вследствие этого правоприменительная практика в дополнение, а иногда и вместо норм официального права вырабатывает свои нормы. Эти нормы права находятся в других источниках права, прежде всего в судебной и административной практике и т. д. Следует отметить, что сторонники «широкого» подхода к пониманию права не выработали общепризнанного определения понятия права, хотя два аспекта правопонимания (психологический и социологический) присутствуют в нем.

Сторонники «узкого» понимания права (нормативистского подхода) считают, что нормы права содержатся исключительно в официальных источниках юридических норм, издаваемых государственными органами. Именно в них следует искать ответы на все вопросы, требующие правового разрешения. Правоприменительная практика не должна выходить за пределы официального (позитивного) права.

Споры сторонников «узкого» и «широкого» понимания права в отечественной юридической литературе ведутся постоянно. Так, данная проблема стояла в центре научных дискуссий в конце 70-х — начале 80-х годов, в конце 80-х — начале 90-х годов XX века.

Оба подхода имеют свои достоинства и недостатки. При «узком», нормативистском понимании права достоинством является его фор- мальная определенность, обязательность, всеобщность, что способствует провозглашению и реализации режима строгой законности.

Недостаток нормативного подхода заключается в том, что в силу разных причин могут действовать устаревшие нормы или приниматься нормы, идущие вразрез с объективной реальностью.

Данный недостаток нормативного подхода можно уменьшить с помощью «широкого» понимания права (судебная и административная практика, правосознание и т. д.). Позитивным моментом «широкого» подхода является рассмотрение права в действии.

Однако в «широком» подходе имеются уязвимые места.

Такое понимание права приводит к его неопределенности, нечеткости и неясности, способно подорвать основы законности. «Широкое» понимание права ставит правоприменителя в ситуацию неопределенности. Что, например, должен взять в основу решения суд: идеи правосознания, представления о свободе, справедливости, конкретное правоотношение, требующее защиты, или закон.

В понятие права включаются разнородные явления, хотя и связанные между собой: нормы, различного рода идеи (о равенстве, справедливости и т. д.), правосознание, правоотношения, субъективное право. В этом случае право лишается однородности, становится явлением весьма неопределенным.

Соотношение права и закона

Следует сразу же отметить, что в контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (законы, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

О соотношении права и закона существуют различные точки зрения.

Если исходить из представления, что право есть творение государственной власти, то в этом случае право и закон — тождественные понятия. Сторонники такого подхода считают, что разделение понятий права и закона ненаучно. Право и государство не могут существовать друг без друга, поэтому право, не опирающееся на авторитет и силу государства, ничего не могло бы регулировать. Оно опирается па силу государства, а последнее нуждается в праве как эффективном регуляторе поведения физических и юридических лиц.

Как мы отмечали выше, различные теоретические школы давали и различные понятия права. С точки зрения теории естественного права, психологической и социологической школ закон и право — разные понятия.

Сторонники «широкого» подхода к праву, как уже было отмечено выше, считают, что право более широкое понятие, чем закон.

Право и закон могут быть тождественными понятиями только в том случае, если закон является правовым, т. е отвечающим интересам общества, отражающим объективную реальность. Закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей процедурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым законом и выражать политический произвол.

(Следует отметить, что слово «право» — исконно русское, обозначающее правду, праведность, истину, справедливость, правдивость, правоту. Термин «закон», скорее всего, внедрился с христианской религией.)

На данной точке зрения остановимся более подробно. С понятием правового закона и его отождествлением с нравом трудно не согласиться. Но в связи с этим возникают вопросы. Каков критерий правовых законов! Какие законы можно рассматривать как совпадающие с правом, а какие нельзя?

Пытаясь решить эту проблему или хотя бы в приближенном виде обозначить грань между правом и законом, исследователи нередко обращаются к различным моральным категориям — справедливости, добру, гуманности, злу и др. Право при этом определяется как «нормативно закрепленная справедливость».

Однако данные моральные категории субъективны и не могут рассматриваться в качестве четкого критерия разграничения правовых и неправовых законов.

В качестве одного из критериев определения правового закона еще в конце XIX — начале XX в. в отечественной и зарубежной литературе предлагалась «общая воля», т. е воля всего общества, нации или народа. По логике подобного предложения следовало считать правовыми лишь такие нормативные акты, которые адекватно отражают эту волю. Все же остальные акты следовало причислять к разряду неправовых.

Данная постановка вопроса, несомненно, заслуживает одобрения и внимания. Вместе с тем она вызывает вопросы, ставящие под сомнение целесообразность, а главное, обоснованность и эффективность использования критерия «общая воля». Кто и каким образом может определить, содержится ли в том или ином законе «общая воля» или ее там пет; почему парламент как высший законодательный и представительный орган, призванный выражать волю и интересы всех слоев общества, в одних случаях издает законы, отражающие «общую волю», а в других — не отражающие ее?

К этому следует добавить, что в обществе с разноречивыми интересами однозначная характеристика закона как правового или неправового невозможна. Например, российские законы о приватизации, о налогах, о земле вызывают целый спектр разноречивых мнений в обществе.

Таким образом, абсолютные критерии определения правового закона найти трудно. Однако в демократическом государстве существует механизм признания закона в качестве правового или неправового. Он именуется конституционным контролем. Суть его состоит в том, что конституция любой страны должна воплощать общепринятые в этой стране представления о справедливости, равенстве, свободе. Таким образом, априорно признается, что конституция — это правовой закон. Л все другие законы могут быть проверены на соответствие конституции или, что то же самое, на соответствие праву. Если закон не соответствует конституции, то считается неправовым и отменяется.

Существует еще одно средство оценки правовой природы закона. Чем больше людей удовлетворено содержанием закона, тем больше оснований считать такой закон правовым. Это можно выяснить опросом общественного мнения, а в некоторых случаях и провести референдум.

При оценке правовой природы закона следует иметь в виду еще некоторые обстоятельства:

  • на стадии подготовки и принятия закона его правовая или неправовая природа может только предполагаться. Выявляется же она в ходе реализации закона, в результате отношения к нему людей;
  • один и тот же закон может быть правовым и неправовым на различных исторических этапах развития общества;
  • оценка закона как правового и отношение к нему в значительной степени зависят от общей и правовой культуры общества. Каково само общество, таковы и его представления о праве и справедливости. С повышением уровня культуры изменяются и критерии, отделяющие правовой закон от неправового.