Оправдательный приговор по ч4 ст 111 ук рф

Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского областного суда от 16 января 2014 г. по делу N 22-85/2014 (ключевые темы: причинение тяжкого вреда здоровью — арест — состав преступления — ритуальные услуги — отбывание наказания)

Апелляционное определение СК по уголовным делам Московского областного суда от 16 января 2014 г. по делу N 22-85/2014

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе: председательствующего Колпаковой Е.А.,

судей Ляхович М.Б., Антонова А.В.,

с участием прокурора Колыханова В.З.,

при секретаре Ярцевой И.Ф.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление заместителя Люберецкого городского прокурора Зайцева Д.В. и апелляционные жалобы осужденного Сосновского Д.Ф., адвоката Кельбиханова Ю.Б. в интересах осужденного Сосновского Д.Ф., адвоката Кувакиной И.В. в интересах осужденного Никонова Е.Г. на приговор Люберецкого городского суда Московской области от 1 октября 2013 года, которым

Сосновский Дмитрий Францевич, «данные изъяты»ранее не судимый, и

Никонов Егор Геннадьевич, «данные изъяты»ранее не судимый,

осужденыкаждый по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда взыскано с Никонова Г.Е. и Сосновского Д.Ф. солидарно в пользу Ч1.компенсация материального ущерба в виде расходов на оплату услуг адвоката в размере «данные изъяты»рублей и расходов на ритуальные услуги в размере «данные изъяты»рублей.

Взыскано с Никонова Г.Е. и Сосновского Д.Ф. в пользу Ч1.в счет компенсации морального вреда по «данные изъяты»рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Ляхович М.Б., объяснения осужденных Сосновского Д.Ф. и Никонова Е.Г., выступление адвокатов Кельбиханова Ю.Б. и Кувакиной И.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Колыханова В.З., полагавшего приговор изменить по доводам апелляционного представления, судебная коллегия

Сосновский Д.Ф. и Никонов Е.Г. признаны виновными и осуждены за совершение 21.04.2012 г. группой лиц (совместно с лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть человека, при обстоятельствах, исследованных судом и изложенных в приговоре.

Допрошенные в судебном заседании осужденные вину в инкриминируемом им преступлении не признали.

В апелляционном представлении заместитель Люберецкого городского прокурора Зайцев Д.В. просит приговор суда изменить, снизив наказание осужденному Сосновскому Д.Ф., поскольку суд, назначив осужденным одинаковое наказание, не учел роль каждого в совершении преступления.

В апелляционной жалобе адвокат Кувакина И.В. в интересах осужденного Никонова Е.Г. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, несоответствующим личности осужденного. Указывает, что органами следствия не добыто достаточных доказательств вины Никонова Е.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, и наличия у него умысла на причинение тяжкого вреда здоровью.

В суде было установлено, что Никонов Е.Г. совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную утрату трудоспособности, то есть в действиях Никонова Е.Г. усматривается преступление, предусмотренное ст. 115 УК РФ. Однако поскольку от потерпевшего не поступило заявление, просит приговор отменить и оправдать Никонова Е.Г. на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Кельбиханов Ю.Б. в интересах осужденного Сосновского Д.Ф. указывает о несогласии с приговором суда в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона.

Не согласен с оценкой, данной судом в приговоре показаниям свидетелей и иным исследованным доказательствам, а также выводами суда о совершении тремя лицами единого преступления. Считает, что собранные доказательства не подтверждают вывод суда о доказанности вины осужденного Сосновского Д.Ф. в инкриминируемом ему преступлении.

Просит приговор суда отменить, Сосновского Д.Ф. оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Сосновский Д.Ф. указывает о недоказанности его вины. В суде установлено, что избиение потерпевшего состояло из нескольких эпизодов, однако суд объединил их в одно преступление. Выводы суда о том, что избиение потерпевшего охватывалось единым умыслом, произошло в короткий промежуток времени, практически в одном месте, не подтверждаются доказательствами, поскольку потерпевший был избит в разных местах, разными людьми по разным причинам.

Указывает, что показаниями свидетелей и заключением судебно-медицинской экспертизы подтверждается объем его действий и тот факт, что он не причинял потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Просит приговор суда отменить и вынести оправдательный приговор, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ.

В возражениях на апелляционное представление прокурора, апелляционные жалобы осужденного и адвокатов потерпевшая Ч1.указывает о законности вынесенного приговора и просит оставить его без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает приговор подлежащим изменению.

Из материалов уголовного дела усматривается, что оно рассмотрено полно, всесторонне, с соблюдением принципа состязательности сторон, без нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену судебного решения.

Вина осужденного Никонова Е.Г. в содеянном полностью установлена судом и подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, которым суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, в том числе на относимость, допустимость и достаточность.

Вопреки доводам жалобы адвоката Кувакиной И.В. выводы суда о причинении Никоновым Е.Г. тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ч.подтверждаются собранными по делу доказательствами.

Из показаний осужденного Сосновского Д.Ф. и свидетелей М., П., исследованных в судебном заседании суда первой инстанции, следует, что Никонов Е.Г. нанес потерпевшему множественные удары кулаками по лицу, шее, спине и левой части туловища.

Указанные обстоятельства подтверждаются и сведениями, отраженными в протоколах проверки на месте показаний Сосновского Д.Ф. и Никонова Е.Г.

Причинение Никоновым Е.Г. тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть Ч., подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы N25/530-Е-12 от 22.09.2012 г. и показаниями эксперта Я., согласно которым от действий Никонова Е.Г. — ударов в область затылка и шеи могла быть причинена закрытая черепно-мозговая травма, а также от ударов в область спины, ключицы могла быть причинена травма грудной клетки, причинившая тяжкий вред здоровью, которая привела к наступлению смерти потерпевшего.

Отвергая доводы Никонова Е.Г. о незначительной силе нанесения ударов, суд правильно исходил из заключения судебно-медицинской экспертизы труппа Ч., из которого следует, что наличие переломов ребер свидетельствует об ударном воздействии по левой заднебоковой поверхности грудной клетки и правой лопатки, причем с большой силой.

Оснований не доверять показаниям свидетелей и эксперта у суда и у судебной коллегии не имеется, они последовательны, непротиворечивы и полностью подтверждаются письменными материалами уголовного дела, согласуются между собой, с показаниями осужденных и с другими исследованными по делу доказательствами. Оснований для оговора осужденного у свидетелей не имеется.

Вывод суда о том, что Никонов Е.Г., нанося удары потерпевшему, сознавал их опасность для здоровья и жизни потерпевшего, не вызывает сомнений у судебной коллегии, поскольку вывод сделан на основе исследованных судом доказательств с учетом характера причиненных телесных повреждений, их количества и локализации.

При таких обстоятельствах вывод суда о виновности осужденного Никонова Е.Г. в совершении преступления и квалификации его действий по ст. 111 ч. 4 УК РФ является законным и обоснованным.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, мнение потерпевшей.

Выводы суда об отсутствии оснований для назначения условного наказания, а также для изменения категории преступления на менее тяжкую в приговоре мотивированы, с ними соглашается и судебная коллегия.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не находит оснований для изменения приговора в отношении Никонова Е.Г. по доводам апелляционной жалобы адвоката.

Вместе с тем приговор в отношении Сосновского Д.Ф. подлежит изменению.

В силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона одним из условий постановления судом законного и обоснованного приговора является соответствие описательно-мотивировочной части приговора материалам дела, которые были исследованы во время судебного разбирательства.

Данные требования закона выполнены по делу не в полной мере.

Как усматривается из фактических обстоятельств дела, установленных судом, в ходе избиения потерпевшего Ч.осужденный Сосновский Д.Ф. нанес потерпевшему удар рукой по руке и в область головы (затылка), удар ногой в область ягодицы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы и показаний эксперта Я.действиями Сосновского Д.Ф. удар рукой в область головы (затылка), могла быть причинена закрытая черепно-мозговая травма, причинившая легкий вред здоровью потерпевшего Ч.Другие воздействия, нанесенные Сосновским Д.Ф. потерпевшему, не сопровождались причинением телесных повреждений.

При этом все действия по избиению потерпевшего Сосновский Д.Ф. совершал один. Его действия в судебном заседании были отграничены от действий других лиц, участвовавших в избиении потерпевшего. После нанесения указанных выше ударов потерпевшему, Сосновский Д.Ф. в его дальнейшем избиении не участвовал.

Ответственность по ч. 4 ст. 111 УК РФ наступает при условии, если виновный, совершая противоправные действия, предвидел возможность причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, и желал либо сознательно допускал наступление такого результата.

Вместе с тем в материалах уголовного дела данных о причинении Сосновским Д.Ф. тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ч., повлекшего по неосторожности его смерть, в материалах дела не имеется.

Выводы же суда о том, что Сосновский Д.Ф. действовал группой лиц, а также о наличии у Сосновского Д.Ф. единого умысла с Никоновым Е.Г. и лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено, на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего Ч., в рамках реализации которого, он сознательно допускал возможность причинения потерпевшему тяжких телесных повреждений и желал этого, приведенными в приговоре доказательствами, не подтверждаются и носят предположительный характер.

Таким образом, исходя из положений ч. 1 ст. 35 УК РФ, невозможно сделать вывод о том, что Сосновский Д.Ф. действовал в составе группы лиц и его действия образуют объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ.

С учетом наличия в деле протокола о принятии устного заявления о преступлении от потерпевшего Ч.(т. 1 л.д. 31) действия осужденного Сосновского Д.Ф. судебная коллегия переквалифицирует с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ, предусматривающую уголовную ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

При назначении наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного Сосновского Д.Ф., обстоятельства, смягчающие наказание, влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи и приходит к выводу о возможности назначения наказания в виде штрафа. В силу положений ч.5 ст.72 УК РФ, поскольку Сосновский Д.Ф. содержался под стражей с 01 октября 2013 года по 16 января 2014 года, судебная коллегия считает возможным освободить Сосновского Д.Ф. от отбывания наказания.

С учетом принятия решения об изменении квалификации действий Сосновского Д.Ф. на менее тяжкое преступление, его роли в совершении преступления, а также его непричастности к причинению по неосторожности смерти потерпевшему Ч.судебная коллегия считает необходимым изменить размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с осужденного Сосновского Д.Ф., а также освободить Сосновского Д.В. от компенсации расходов на ритуальные услуги, которые подлежат взысканию с осужденного Никонова Е.Г.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 13, 389 15, 389 16, 389 20 , 389 26, 389 28УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Люберецкого городского суда Московской области от 1 октября 2013 года в отношении

Никонова Егора Геннадьевича и Сосновского Дмитрия Францевичаизменить:

— переквалифицировать действия Сосновского Д.Ф. со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 115 ч.1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде штрафа в размере «данные изъяты»(пятнадцати тысяч) рублей.

На основании ст. 72 ч. 5 УК РФ освободить Сосновского Д.Ф. от отбывания наказания, поскольку он содержался под стражей с 1 октября 2013 года по 16 января 2014 года.

Сосновского Дмитрия Францевича из-под стражи освободить.

Снизить размер компенсации морального вреда подлежащего взысканию с Сосновского Д.Ф. в пользу потерпевшей Ч1.до «данные изъяты»(пятидесяти тысяч) рублей.

Компенсацию материального ущерба в виде расходов на ритуальные услуги в размере «данные изъяты»рублей взыскать с Никонова Егора Геннадьевича.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, апелляционное представление — удовлетворить частично, апелляционные жалобы осужденного Сосновского Д.Ф. и адвоката Кельбиханова Ю.Б. — удовлетворить частично, апелляционную жалобу адвоката Кувакиной И.В. — оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в течение одного года с момента его вступления в законную силу.

Оправдательный приговор по ч4 ст 111 ук рф

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Черепаново 20 октября 2009 г.

Судья федерального районного суда общей юрисдикции Черепановского района Новосибирской области Голубченко Д.И.,

при секретарях Монаховой Е.В., Попель Е.В.,

с участием государственного обвинителя Толстопятовой О.Н. – помощника прокурора Черепановского района Новосибирской области,

подсудимого Л., данные личности установлены, судимости не имеющего,

защитника Грибанова Е.В., предоставившего удостоверение № 1337 и ордер № 612,

а также потерпевшего И,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ,

СО при ОВД по Черепановскому району Новосибирской области Л. предъявлено обвинение в том, что он умышленно причинил И. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

Согласно предъявленному обвинению преступление Л. совершено при следующих обстоятельствах.

24 апреля 2009 г. около 23 часов Л. в состоянии алкогольного опьянения находился около дома, расположенного по адресу: Новосибирская область, Черепановский район, р.п. Н. куда он пришел совместно с М. и К. с целью поездки в магазин для приобретения спиртных напитков. Вышеуказанные лица подошли к автомобилю Л. марки «Таврия» с регистрационным знаком Х 493 КО 54, расположенному вблизи указанного дома.

В автомобиле Л. обнаружил на заднем сиденье спящего своего знакомого И., и на почве личных неприязненных отношений к последнему, вызванных выделением в салон автомобиля рвотных масс, с целью умышленного причинения И. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, стал вытаскивать его из салона автомобиля. При этом Л. нанес И. по грудной клетке один удар внутренней частью металлической дверцы автомобиля «Таврия», после чего бросил его на землю, а затем нанес ему еще один удар рукой либо ногой, обутой в ботинок, по грудной клетке. Свои действия Л. прекратил самостоятельно. Тем самым Л. причинил И. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека в виде: ушиба грудной клетки, осложненного пневмотораксом слева.

Органом предварительного следствия действия Л. квалифицированы по ст. 111 ч. 1 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Допросив подсудимого, потерпевшего, свидетелей, исследовав материалы уголовного дела, суд установил следующее.

Согласно медицинской карте № 89 (выписка приведена в заключении судебно-медицинского эксперта) 25.04.2009 г. в 16 часов с жалобами на боли в области левой половины грудной клетки И. был доставлен автомобилем скорой помощи в Черепановскую ЦРБ.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у И. имеются телесные повреждения в виде ушиба грудной клетки, осложненного пневмотораксом слева (свободный воздух в плевральной полости). Данные телесные повреждения образовались от воздействия тупых твердых предметов с ограниченной травмирующей поверхностью, возможно от удара, как рукой, так и ногой, образовались, возможно, в срок, соответствующий ночному времени 24.04.2009 г. и расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Установлено, что тяжкий вред здоровью И. был причинен в р.п. Н., Черепановского района Новосибирской области в ночь на 25.04.2009 г. При этом лицо (лица) причинившие И. тяжкий вред здоровью, не установлены.

Суд приходит к убеждению, что причастность подсудимого Л. к совершению указанного преступления не установлена, на основании следующих доказательств.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Л. вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ не признал и показал, что 24.04.2009 г. он на своем автомобиле «Таврия» приехал в р.п. Н. к шурину И.. В доме у И. распивали спиртные напитки. Затем продолжили распивать спиртное на улице около его автомобиля. Вечером С. отвел его домой к К. переночевать. Через некоторое время он с К. и М. решили съездить за спиртным. Когда садились в его автомобиль, К. сказал, что в автомобиле кто-то спит. Он увидел, что в автомобиле спит И.. Он вытащил его из автомобиля и посадил на землю. И. был сильно пьян. И. вытаскивал со стороны водительского сиденья. М. находился с обратной стороны автомобиля. Вытаскивал И. под руки, было неудобно, при этом мог ударить его о стойку автомобиля не умышленно. Руками и ногами он И. ударов не наносил. Был обут не в ботинки, а в мягкие кроссовки. Было темно, освещения не было. Когда вернулись через 25-30 минут, И. около дома не было, посчитал, что тот направился к себе домой. Дома у К. распили спиртное, после чего он уснул. С И. знаком давно. Поддерживает с ним хорошие отношения, конфликтов у них не было. Тяжкий вред здоровью И. он не причинял.

Из показаний потерпевшего И. следует, что 24.04.2009 г. он распивал спиртные напитки с Л. у себя дома. Затем распивали спиртные напитки не улице. После того как опьянел, ничего не помнит. Ранее с ним такое бывало. Очнулся около дома и заполз домой 25.04.2009 г. около 4 часов 30 минут – 5 часов. У него нет ступней ног, и он передвигается на коленях. В дневное время сестра вызвала скорую помощь и его отвезли в больницу. Кто ему причинил телесные повреждения, не знает, возможно, упал, возможно, кто-то побил. Л. телесных повреждений ему не причинял. С Л. он знаком давно, находится с ним в хороших отношениях, и ссор между ними не было, в том числе и 24.04.2009 г.

Из показаний свидетеля К., оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 ч. 3 УПК РФ, следует, что 24.04.2009 г. около 23 часов у нее дома находились М. и Л. В это время они решили втроем съездить в магазин за спиртным. Когда она села в автомобиль Л., на заднем сиденье увидела спящего И., о чем она сказала Л.. Л. стал вытаскивать И. из автомобиля. И. на это не реагировал. Вытащив И. из автомобиля, Л. бросил его на землю. Не видела, чтобы Л. наносил удары И. Минут через 30 они вернулись к дому, и И. на улице уже не было. (л.д.10-11)

Показания свидетеля К. в судебном заседании о том, что она не давала такие показания и в тот вечер вообще не видела И., суд оценивает как недостоверные, поскольку протокол допроса подписан свидетелем, и в судебном заседании К. давала непоследовательные и противоречивые показания относительно обстоятельств дела.

Из показания свидетеля Э. следует, что 24.04.2009 г. из окна своей квартиры он увидел автомобиль Л., около которого находились Л., И., Г.-инвалид, О. со своей женой. Они распивали спиртные напитки. Он также присоединился к ним. И. сидел на переднем сиденье автомобиля Л. и был сильно пьян. Конфликтов при нем не было. Когда стемнело, он отвел Л. к соседке К. переночевать, и при нем Л. лег спать. И. с остальными оставался на улице. На следующий день стало известно, что И. увезли в больницу. При нем И. никто не бил. Соседка Ш. рассказала, что около 5 часов слышала, как И. кричал дома. После больницы он разговаривал с И. и тот пояснил, что ничего не помнит.

Из показания свидетеля П., оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 ч. 2 п. 1 УПК РФ, следует, что она проживала с сыном И. 24.04.2009 г. в дневное время сын И. ушел из дома. В течение дня она сына не видела. У И. ампутированы ступни ног, и он передвигается на коленях. 25.04.2009 г. И. заполз в квартиру в 5 часов и стал жаловаться на то, что ему нечем дышать. И. пояснил, что его кто-то избил, кто и где, он не помнит. После этого вызвали скорую помощь и И. отвезли в ЦРБ. (л.д. 14-15)

Из показаний свидетеля Ш. следует, что 24.04.2009 г. вечером она шла из магазина и видела, что около подъезда дома О. выпивала компания. Там были О., его Ю., И., Л.. И. сидел на переднем сиденье автомобиля. В 5-ом часу утра она находилась дома и слышала крики человека. Утром узнала, что И. избили. Кто его избил, не видела, но предполагает, что это мог сделать О. и его Ю..

Из показания свидетеля М. в судебном заседании следует, что 24.04.2009 г. около 23 часов он, К. и Л. решили съездить на автомобиле Л. в магазин за спиртным. Втроем вышли на улицу. В автомобиле Л. спал пьяный И.. Л. стал вытаскивать И. из автомобиля. И. был сильно пьян, тяжело дышал, кряхтел. Л. вытаскивал И. через водительскую дверь. Он стоял с противоположной стороны автомобиля. При вытаскивании И. он услышал шум. От чего произошел данный шум не знает, возможно хлопнуло сиденье автомобиля. Л. посадил И. на землю к стене дома. Не видел, чтобы Л. бил И., а также не слышал звуков ударов. После этого они уехали в магазин. Когда приехали, И. на месте не было. Они втроем поднялись в квартиру К., где продолжили распивать спиртные напитки.

Согласно сообщению Черепановской ЦРБ от 25.04.2009 г. в ЦРБ поступил И. с диагнозом: тупая травма грудной клетки, пояснив, что его избили. (л.д. 2)

Согласно заключению эксперта № 182 от 29.05.2009 г. у И. имеются телесные повреждения в виде: ушиба грудной клетки, осложненного пневмотораксом слева (свободный воздух в плевральной полости). Данные телесные повреждения образовались от воздействия тупых твердых предметов с ограниченной травмирующей поверхностью, возможно от удара как рукой, так и ногой, образовались, возможно, в срок, соответствующий ночному времени 24.04.2009 г., и расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. (л.д. 56-57)

Согласно заключению эксперта № 182/1-Д от 04.06.2009 г. при падении с высоты около полуметра получить разрыв легкого нельзя. (л.д. 83-84)

Согласно заключению эксперта № 182/2-Д от 07.08.2009 г. учитывая отсутствие в медицинских документах описания каких-либо телесных повреждений на коже грудной клетки потерпевшего, сделать вывод о количестве ударов и области приложения травмирующей силы не представляется возможным. При незначительном ударе грудной клеткой потерпевшего о стойку автомобиля образоваться разрыв легкого не мог и образование данного повреждения характерно для удара с довольно значительной силой по грудной клетке, учитывая выраженную упругость реберного каркаса грудной клетки. (л.д. 184-185)

Из приведенных доказательств следует, что с достаточной степенью достоверности установлен только факт причинения потерпевшему И. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Однако, причастность подсудимого Л. к совершению данного преступления не установлена.

Так из показаний подсудимого Л. в судебном заседании следует, что он допускает, что при вытаскивании И. из салона автомобиля он мог неумышленно ударить его о стойку автомобиля. Данные показания основаны на предположении, т.к. из них не следует, что он ударил потерпевшего И. о стойку автомобиля, и какой именно частью тела. Руками и ногами потерпевшего он не бил.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта № с 182/2-Д при указанных Л. обстоятельствах тяжкий вред здоровью И. не мог быть причинен.

Из показаний потерпевшего И., свидетелей М., К., П., Л., Ш. не следует, что тяжкий вред здоровью И. причинил подсудимый Л.

Кроме того, из показаний подсудимого Л., свидетелей М., К. следует, что потерпевший И. был оставлен на улице около дома № 0 по ул.Т. в р.п. Н. 24.04.2009 г. около 23 часов, а из показания потерпевшего И. и свидетеля П. следует, что потерпевший оказался дома только около 5 часов 25.04.2009 г.

Где в указанный промежуток времени находился потерпевший, учитывая, что передвигаться он может только на коленях, в ходе предварительного следствия не выяснялось, и стороной обвинения в судебном заседании освещено не было. При этом как из показаний подсудимого, так и из показаний потерпевшего и свидетелей следует, что И. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Также из материалов уголовного дела следует, что причастность иных лиц к совершению данного преступления не проверялась, в том числе и лиц, которые совместно с потерпевшим и подсудимым 24.04.2009 г. распивали спиртные напитки в р.п. Н.

Согласно исследованным доказательствам у подсудимого Л. не было мотива для совершения преступления в отношении И., т.к. они находились и находятся в хороших отношениях, конфликтов между ними не было, в том числе и 24.04.2009 г.

Обосновывая свою позицию о виновности Л. в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ сторона обвинения ссылается на следующие доказательства.

— Показания подсудимого Л., данные им в качестве подозреваемого, оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 276 ч. 1 УПК РФ, о том, что вытаскивая И. из салона своего автомобиля, он случайно ударил его тело об открытую дверцу автомобиля. По какой части тела пришелся удар, он не придал значения. И. он положил на землю и не помнит, наносил ли удары ему рукой, либо ногой, т.к. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. (л.д. 19-20)

Из данных показаний не следует то, что Л. дал показания, изобличающие его в умышленном причинении И. тяжкого вреда здоровью, поскольку они основаны на предположении. Причинно-следственная связь между совершенными действиями и наступившими последствиями в указанных показаниях отсутствует.

— Показания подсудимого Л., данные им в качестве обвиняемого, оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 281 ч. 1 УПК РФ, из которых следует, что допрошенный в качестве обвиняемого по ст. 111 ч. 1 УК РФ Л. вину признал частично и показал, что никаких ударов И. он не наносил. (л.д. 30-31)

В приведенных показаниях каких-либо сведений, изобличающих Л. в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, не содержится.

В соответствии со ст. 77 ч. 2 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

— Показания потерпевшего И., свидетелей К., П. Л., Ш..

Приведенные показания не содержат каких-либо сведений о том, что тяжкий вред здоровью потерпевшему И. причинил Л., и фактически подтверждают непричастность подсудимого к совершенному преступлению.

— Показания свидетеля М. на предварительном следствии, оглашенные в судебном заседании в порядке ст. 281 ч. 3 УПК РФ, о том, что Л. стал вытаскивать из салона спящего И., который на это никак не реагировал, т.к. находился в сильном алкогольном опьянении. В это время Л. умышленно ударил спящего И. о внутреннюю часть двери автомобиля, удар пришелся по боку последнего, по какому именно он пояснить не может, т.к. было темно и он находился в состоянии алкогольного опьянения. Сделал Л. это специально, т.к. «удар был целенаправленный и довольно сильный». После этого Л. вытащил И. из салона автомобиля и бросил его на землю, после чего нанес ему один удар по телу, чем он ударил его, не видел, т.к. находился с другой стороны автомобиля, возможно, он ударил его ногой либо рукой. На данные удары И. никак не реагировал. Чем Л. ударил И. он не видел, но удар он точно нанес, т.к. он услышал звук шлепка. После этого они уехали, а когда вернулись примерно через 30 минут И. не было. (л.д. 8-9)

При проведении очной ставки с обвиняемым Л. свидетель М. частично изменил свои первоначальные показания и пояснил, что он не видел, за что Л. вытаскивал И. из салона автомобиля, но предположил, что за ворот одежды. При этом он услышал шум удара тела о кузов автомобиля. Чье тело ударилось о кузов автомобиля, он не видел, но предполагает, что тело человека, которого Л. вытаскивал из салона автомобиля. Каким образом Л. уложил И. на землю, он не видел. После этого он услышал шум удара, который донесся со стороны лежащего на земле И. и стоящего около него Л.. И. на это никак не реагировал. Он предположил, что Л. нанес И. один удар ногой, но сам он этого не видел. После этого они поехали в магазин. На улице было темно и данный участок местности освещен не был. (л.д.108-110)

После проведения очной ставки свидетель М. был дополнительно допрошен и пояснил, что подтверждает свои первоначальные показания. На очной ставке он дал показания о том, что не видел, как Л. наносил И. удары, а только слышал характерные для этого звуки, хотя на самом деле это не так. Он боялся Л., а также 18-19.06.2009 г. в р.п. Н. к нему подошли двое неизвестных парней и сказали, чтобы он поменял первоначальные показания, и сказал, что не видел, как Л. наносил удары И.. (л.д. 111-112) Однако данные показания имеют внутреннее противоречие, так в данных показаниях свидетель М. указывает, что Л. бросил И. не землю, после чего нанес ему удар либо рукой, либо ногой, как он предполагает, по телу. Чем конкретно Л. нанес И. удар, он не видел, т.к. находился с другой стороны автомобиля, но предполагает, что удар был нанесен ногой, т.к. слышал характерный для удара ногой шум.

Кроме того, указанные показания М. о том, что на него оказывалось давление с целью изменения им своих первоначальных показаний, не подтверждены другими доказательствами.

В судебном заседании свидетель М. не подтвердил свои показания на предварительном следствии и пояснил, что не видел и не слышал, чтобы Л. наносил удары И., и дал показания на следствии под давлением оперативного сотрудника.

По мнению суда, данные показания свидетеля на предварительном следствии основаны на предположении, т.к. М. фактически не видел какие действия произвел в отношении И., т.к. было темно, он находился с другой стороны автомобиля и был в состоянии алкогольного опьянения. Ударил ли Л.. И. по телу и по какой части тела, чем именно ударил, он, фактически не видел ввиду указанных причин, но предположил это по звуку.

Кроме того свидетель М. на предварительном следствии давал противоречивые показания и данные показания не подтверждаются не только показаниями подсудимого Л., но и показаниями свидетеля К., которая также находилась в указанном месте в указанное время и не видела, чтобы Л. наносил удары И..

— Протокол явки с повинной Л. от 26.04.2009 г., в которой он сообщил, что после того, как он вытащил И. из автомобиля и нанес ему удар в область тела. (л.д. 17)

В соответствии со ст. 142 УПК РФ заявление о явке с повинной – это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении.

Как видно из указанного протокола явки с повинной в нем Л. фактически не сообщает о совершенном преступлении, т.к. в протоколе не содержится сведений о том, куда именно он нанес И. удар и чем именно, и повлекло ли нанесение данного удара причинение И. тяжкого вреда здоровью.

— Заключения судебно-медицинского эксперта № 182 от 29.05.2009 г. и № 182/1-Д от 04.06.2009 г. (л.д. 56-57, 83-84) о характере причиненных И. телесных повреждений, механизме их образования, степени причиненного вреда здоровью.

По мнению суда, данные заключения судебно-медицинского эксперта не указывают на то, что телесные повреждения И. причинил именно Л.

Анализируя в совокупности, исследованные в судебном заседании доказательства, представленные стороной обвинения, суд приходит к убеждению, что они фактически не доказывают причастность Л. к умышленному причинению И. тяжкого вреда здоровью.

Анализ доказательств, представленных стороной обвинения, позволяет сделать вывод, что в основу обвинения положены показания свидетеля М. на предварительном следствии, показания Л. в качестве подозреваемого, частичное признание Л. своей вины при предъявлении первоначального обвинения по ст. 111 ч. 1 УК РФ, и протокол явки с повинной Л..

Однако, по мнению суда, данных доказательств недостаточно, для признания Л. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, по основаниям, изложенным в приговоре, поскольку они противоречивы и основаны на предположении, не содержат достаточных сведений о виновности Л. в совершении преступления.

Следствием недостаточности, добытых предварительным следствием доказательств, является неконкретность и предъявленного Л. обвинения («нанес один удар рукой либо ногой, обутой в ботинок, по грудной клетке» потерпевшего и т.д.).

Тот факт, что подсудимый Л. 24.04.2009 г. был обут в ботинки, вообще не подтверждено никакими доказательствами. В судебном заседании последний показал, что был обут в мягкие кроссовки.

Формулировка обвинения о том, что Л. нанес И. по грудной клетке один удар внутренней частью металлической двери автомобиля «Таврия», не основана на доказательствах, собранных на предварительном следствии, т.к. даже из показаний свидетеля М. на предварительном следствии следует, что Л. вытаскивая спящего И. из автомобиля, ударил его о внутреннюю часть двери автомобиля, удар пришелся по боку последнего, по какому именно, пояснить не может. (л.д. 8-9)

Также не основан на доказательствах и мотив совершения преступления – личные неприязненные отношения Л. к И., напротив в судебном заседании установлено, что неприязненных отношений между ними не было, они находятся в хороших отношениях и конфликтов 24.04.2009 г. между ними не было.

Обвинение, предъявленное Л. фактически основано не предположениях стороны обвинения, не подтверждено совокупностью доказательств, как полученных в ходе предварительного следствия, так и исследованных в судебном заседании.

Суд не находит оснований для признания Л. виновным и в совершении преступления, предусмотренного ст. 118 ч. 1 УК РФ (причинение тяжкого вреда по неосторожности), поскольку причастность Л. к причинению И. тяжкого вреда здоровью не установлена. Показания подсудимого Л. о том, что он, вытаскивая И. из салона автомобиля, мог случайно ударить его о стойку автомобиля, основаны на предположении и не подтверждены заключениями судебно-медицинского эксперта о механизме образования телесных повреждений у И.

В соответствии со ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположении.

Согласно ст. 302 ч. 4 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположении и постанавливается лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступлении доказана. Из этого следует, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и устранены.

Л . подлежит оправданию, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за непричастностью подсудимого к совершению преступления.

Поскольку Л. подлежит оправданию, он имеет право на реабилитацию и возмещение имущественного и морального вреда в порядке, предусмотренном ст. ст. 135, 136 УПК РФ.

По уголовному делу имеются процессуальные издержки в виде оплаты труда защитника подсудимого Л. по назначению на предварительном следствии в размере 4296 рублей 60 копеек, которые в соответствии со ст. 132 УПК РФ, взысканию с Л. не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 302, 305, 306 УПК РФ, суд

Оправдать Л. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, по основанию, предусмотренному ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступления.

Меру пресечения Л. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить.

Признать за Л. право на реабилитацию и возмещение имущественного и морального вреда.

Полностью освободить Л. от уплаты процессуальных издержек в виде оплаты труда защитника по назначению на предварительном следствии.

Уголовное дело направить начальнику СО при ОВД по Черепановскому району Новосибирской области для производства предварительного следствия и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Новосибирский областной суд в течении 10 суток со дня его провозглашения.

Судья Д.И. Голубченко

Приговор был обжалован в областной суд, оставлен без изменения, вступил в законную силу.

Защита при обвинении по ст. 111 УК РФ

В настоящий момент общество многих стран мира находится в напряженной обстановке. На это определенное влияние оказывает политическая обстановка, экономика, финансовые вопросы, классовое неравенство. При этом наибольшее распространение получает национальный вопрос, который связан, как правило, с проявлением агрессии. На фоне всех вышеперечисленных факторов совершение преступлений, связанных с умышленным причинением вреда здоровью личности, обладают тенденцией к росту. В соответствии с уголовным законодательством Российской Федерации умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является тяжким преступлением, что соответственно подразумевает серьезную уголовную ответственность.

Опираясь на результаты статистических исследований можно выделить определенные мотивации к совершению данного преступления:

  1. Агрессия.
  2. Самоутверждение за счет причинения боли другому человеку.
  3. Желание показать свою силу.

При этом необходимо отметить, что по большей части умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совершается лицами в возрасте до 30 лет, так как данная возрастная категория обладает наиболее высокими показателями физической силы, а также активной гормональной работой организма.

В соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации умышленное причинение тяжкого вреда здоровью проявляется в следующих последствиях:

  1. Потеря зрения, речи, слуха, либо какого-либо органа.
  2. Утрата каким-либо органом его функций.
  3. Прерывание беременности.
  4. Психическое расстройство.
  5. Заболевание наркоманией либо токсикоманией.
  6. Неизгладимое обезображивание лица.
  7. Утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть.
  8. Полная утрата профессиональной трудоспособности.

Помимо прочего, уголовное законодательство освещает ряд отягчающих обстоятельств в соответствии с которыми уголовная ответственность за совершенное деяние значительно увеличивается.

По общему основанию умышленное причинение тяжкого вреда здоровью наказывается лишением свободы на срок до 8 лет.

А при наличии следующих отягчающих обстоятельств:

    • Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности.
    • Совершение данного преступления в отношении малолетнего.
    • Совершение данного преступления с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего.
    • Совершение данного преступления обще опасным способом, по найму, из хулиганских побуждений или по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды.

Наказывается лишением свободы на срок до 10 лет.

При этом в случае, если умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекло за собой по неосторожности смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок до 15 лет.

Становится очевидным, что в случае, если вам предъявлено обвинение по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, необходимо незамедлительно обратиться за помощью к квалифицированному специалисту, который окажет вам надежную правовую поддержку на этапе предварительного следствия, а также выступит в защиту ваших интересов и законных прав в суде и на стадии предварительного следствия.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации:

      • оправдательный приговор по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • оправдательный приговор по ч.4 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.4 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.1 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.2 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.3 ст. 111 УК РФ
      • переквалификация преступления по ч.4 ст. 111 УК РФ

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

    • юридическая консультация адвоката по уголовным делам
    • правовое заключение адвоката
    • изучение материалов уголовного дела на предмет из процессуального соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
    • проверка допустимости и законности вменяемых доказательств
    • сбор доказательной базы в пользу подзащитного
    • организация производства дополнительных экспертиз, опрос свидетелей
    • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
    • правовая оценка процессуальных действий органов предварительного следствия
    • обжалование действий органов предварительного следствия
    • составление и подача ходатайств и заявлений
    • представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу