Обыск упк рф статья

Статья 182. Основания и порядок производства обыска

СТ 182 УПК РФ

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

2. Обыск производится на основании постановления следователя.

3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

4. До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, — судебное решение, разрешающее его производство.

5. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

9.1. При производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации. Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись.

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Комментарий к Статье 182 Уголовно-процессуального кодекса

1. Обыск — следственное действие, заключающееся в принудительном обследовании помещений, участков местности либо отдельных граждан в целях отыскания и изъятия скрываемых объектов, имеющих значение для уголовного дела. К таковым объектам относятся орудия, оборудование и иные средства совершения преступления, предметы, документы, разыскиваемые лица, трупы и ценности.

2. Обыск по своим целям сходен с осмотром места происшествия, который, так же как и обыск, направлен на обнаружение следов преступления и иных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела. Однако процессуальная регламентация производства этих следственных действий различна. Обыск в отличие от осмотра несет принудительный характер, решение о его производстве следователь принимает по своей инициативе, когда имеются достаточные основания полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться интересующие следствие объекты. Осмотр места происшествия производится только в случае получения следователем информации об обнаружении признаков преступления.

3. Обыск классифицируется по различным основаниям:

1) по обыскиваемому объекту: а) обыск в помещении (в квартире, доме, на даче, служебном кабинете и т.д.); б) обыск на участках местности (приусадебном участке и в иных местах, не являющихся помещениями (в погребе, подвале, автомашине и т.п.); в) обыск лица (личный обыск);

2) по последовательности производства обыска: а) первичный; б) повторный. Повторный обыск производится в тех случаях, когда: первичный обыск произведен поверхностно или в неблагоприятных условиях, что негативно повлияло на его результаты; получена информация о том, что разыскиваемые объекты, ранее удаленные заинтересованными лицами, возвращены на прежнее место; на месте произведенного первичного обыска появились новые объекты, имеющие значение для уголовного дела; возникла необходимость в отыскании и изъятии объектов, которыми не интересовались при первичном обыске;

3) по форме организации: а) единичный обыск (обыск у одного лица, на одном участке местности или в одном помещении); б) групповой обыск (одновременное производство нескольких обысков у одного лица в разных местах или у разных лиц по одному уголовному делу).

4. Под достаточными данными, являющимися основанием производства обыска, следует понимать фактические данные, содержащиеся в материалах уголовного дела, полученные из процессуальных источников. При решении вопроса о достаточности оснований производства обыска учитываются и сведения, поступившие от сотрудников, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность.

5. В постановлении следователя (судебном решении) о производстве обыска указывается, в каком помещении или ином месте и у каких лиц будет производиться данное следственное действие.

6. В исключительных случаях, не терпящих отлагательства, обыск в жилище может быть произведен на основании постановления следователя без получения судебного решения. В этом случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства обыска уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве обыска и протокол обыска для проверки законности его производства. Если судья признает произведенный обыск незаконным, все доказательства, полученные в ходе обыска, признаются недопустимыми. К исключительным случаям, не терпящим отлагательства для производства обыска, относятся, например: внезапно возникшие фактические основания к производству данного следственного действия при проведении осмотра, выемки; необходимость пресечения дальнейшей преступной деятельности; неотложность обыска в обстановке только что совершенного преступления или предотвращения уничтожения тех или иных объектов, имеющих существенное значение для уголовного дела.

7. При производстве обыска обязательно участие понятых. Во избежание негативных последствий нравственного характера не рекомендуется приглашать в качестве понятых граждан, знакомых с обыскиваемым, хотя это и не запрещено законом. Если обыск производится в помещении организации, то обязательно участие представителя администрации соответствующей организации. Обыск в служебных и жилых помещениях дипломатических представительств производится по просьбе или с согласия дипломатического представителя с обязательным присутствием при обыске прокурора и сотрудника МИД РФ.

8. К производству обыска может быть привлечен соответствующий специалист для оказания помощи следователю в обнаружении тайников, следов преступления, вскрытии запертых помещений, хранилищ, определении индивидуальных свойств и оценке стоимости изымаемого имущества. Для участия в производстве обыска, в целях обнаружения и задержания разыскиваемых лиц, могут быть приглашены сотрудники органа дознания.

9. Принудительному вскрытию запертых помещений должно предшествовать, хотя об этом не говорится в законе, разъяснение следователем обыскиваемому своего права на такое действие и того факта, что несогласие на это обыскиваемого может привести к повреждению вскрываемого объекта.

10. Поисковые действия следователя в определенных случаях могут привести к беспорядку на месте производства обыска. В связи с этим он, исходя из нравственных соображений, должен по возможности придать обстановке первоначальный вид.

11. Реализация запрета закона о неразглашении выявленных в ходе обыска обстоятельств частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личной и (или) семейной тайны, а также обстоятельств частной жизни других лиц возможна различными путями, в том числе привлечением в качестве понятых граждан, незнакомых с обыскиваемым; умолчанием об обнаруженных письмах, дневниках, документах, в которых содержатся указанные сведения, но не имеют отношения к уголовному делу; разъяснением участвующим и присутствующим лицам о недопустимости разглашения ими таких сведений, получением от них подписки об этом с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК РФ.

12. Запрещение лицам, присутствующим в месте обыска или прибывшим туда во время обыска, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами по телефону или иным способом до окончания обыска принимается следователем в целях исключить возможность уничтожения ими интересующих следствие предметов и (или) документов, вынесения из обыскиваемого помещения искомых предметов, документов или ценностей, информирования заинтересованных в исходе дела лиц о факте обыска, его результатах. Прибегать к этим методам следует при наличии действительной необходимости и в разумных пределах, в соответствии со сложившейся ситуацией и обстоятельствами уголовного дела.

13. В соответствии с ч. 2 ст. 184 УПК следователь вправе подвергнуть личному обыску лиц, находящихся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, при наличии оснований полагать, что они скрывают при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела. Личный обыск может быть произведен в целях обеспечения безопасности участников обыска, исключения возможности оказания им вооруженного сопротивления.

14. Личный обыск в указанных случаях производится без соответствующего постановления. Производить личный обыск должно лицо одного пола с обыскиваемым в присутствии понятых и специалистов того же пола.

15. Упаковывание и опечатывание изъятых при обыске объектов необходимы в целях обеспечения их достоверности и сохранности, особенно в тех случаях, когда их доказательственное значение может быть установлено при производстве соответствующей судебной экспертизы.

16. При производстве обыска в любом случае изымаются предметы и документы, изъятые из гражданского оборота или хранящиеся без специального разрешения (огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, сильнодействующие яды, драгоценные камни и металлы, извлеченные из недр земли, и т.п.).

17. При обыске следователь вправе изымать имущество, на которое наложен арест. Изымаемое имущество вносится в отдельную опись и может быть передано под расписку на ответственное хранение обыскиваемому лицу, представителю администрации. Лицу, у которого изъято при обыске имущество, разъясняется ответственность, предусмотренная ст. 312 УК РФ, за его растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу, что отмечается в сохранной расписке, приобщаемой к протоколу обыска. Подлежат также изъятию государственные награды, ордена, медали, нагрудные знаки и документы к ним, если они принадлежат подозреваемому или обвиняемому в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а также если принадлежность и право на хранение их не установлены.

18. В протоколе обыска должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые объекты должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных свойств и по возможности стоимости. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию объекты, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

19. Копии протокола обыска и описи имущества, если она была составлена, вручаются лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копии протокола и описи вручаются под расписку представителю администрации соответствующей организации.

Статья 182. Основания и порядок производства обыска

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

2. Обыск производится на основании постановления следователя.

3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

4. До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, — судебное решение, разрешающее его производство.

5. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

9.1. При производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации. Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись.

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск.

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Комментарий к статье 182 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Обыск представляет собой процессуальный принудительный поиск, осуществляемый в определенном месте, находящемся в законном владении определенного лица, с целью обнаружения, изъятия и фиксации предметов и документов, которые могут иметь значение для дела, а также разыскиваемых лиц и трупов (ст. ст. 182, 184 УПК). Обыск следует отличать от схожих с ним административных действий: досмотра вещей, личного досмотра (ст. 27.7 КоАП РФ), досмотра транспортного средства (ст. 27.9 КоАП), изъятия вещей и документов (ст. 27.10 КоАП). Обыск является розыскным следственным действием, поэтому представляется, что он не может быть произведен в суде.

2. Основаниями для производства обыска являются достаточные данные о том, что: а) в чьем-либо законном (титульном) владении (каком-либо месте, у какого-либо лица) могут находиться объекты, имеющие значение для уголовного дела (предметы и документы, живые разыскиваемые лица или трупы); б) существует опасность (вероятность) сокрытия или уничтожения этих объектов.

3. Принудительный характер поиска при обыске объясняется наличием опасности сокрытия искомых предметов и документов, что отличает его от следственного осмотра, а также добровольной выдачи (ч. 5 ст. 182 УПК). Обыск необходимо отграничивать от осмотра и по конечным целям. Хотя цели обыска частично и совпадают с целями осмотра, но все же отличаются от них. Как и осмотр, обыск в конечном итоге предназначен для обнаружения, фиксации и изъятия объектов, имеющих значение для уголовного дела. Однако при обыске объектами поиска являются предметы, документы (в том числе орудия преступления и ценности), трупы, тогда как при осмотре могут устанавливаться, кроме того, и следы преступления (например, отпечатки пальцев и т.д.). В отличие от осмотра целью обыска может быть и обнаружение разыскиваемых живых лиц (ч. 16 ст. 182). При проведении обыска, так же как и при осмотре, может фиксироваться окружающая обстановка, однако не с целью восстановления общей картины происшествия, а только для выяснения обстоятельств обнаружения, хранения и изъятия искомых объектов. Факультативно обыск может отличаться от осмотра и по месту проведения. Обыск всегда производится в месте или помещении, которое находится в законном (титульном) владении определенного физического, юридического лица или государственного органа, в то время как осмотр может проводиться как в титульном владении (например, в жилище), так и в месте, у которого нет конкретного владельца (например, на улице населенного пункта), либо владении, которое является беститульным. Проводить обыск в таких случаях избыточно и можно ограничиться осмотром или проверкой показаний на месте (например, когда необходимо отыскать и изъять похищенное имущество, спрятанное подозреваемым в заброшенном бесхозяйном строении, в котором он скрывался). При этом сомнения в законном (титульном) характере владения должны толковаться в пользу фактического владельца, у которого в этом случае проводится не осмотр, а обыск (при условии наличия опасности сокрытия искомых объектов).

Титульное владение — владение, основанное на каком-либо праве. В отличие от этого беститульное (фактическое) владение не основывается на каком-либо правовом основании (см.: Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 1997. С. 694).

В определенных случаях беститульное фактическое владение в порядке исключения все же может порождать определенные юридические последствия. Так, лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности (беститульное владение), самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет (ч. 2 ст. 222 ГК РФ). Однако при определенных условиях за таким лицом может быть признано право собственности на самовольную постройку, поэтому при прочих равных условиях в самовольно возведенном сооружении, как представляется, должен проводиться обыск.

Может сложиться и другая ситуация, когда предмет, выступающий в качестве хранилища, в котором необходимо предпринять поиск, находится в чьей-либо собственности, но выбыл из владения собственника в результате уголовно-противоправных действий (например, угона судна или автомобиля). Представляется, что в таком случае следует провести осмотр, а не обыск, ибо признак титульного владения здесь также отсутствует (например, при обнаружении и изъятии в угнанной машине оружия и взрывных устройств после задержания пользовавшихся ею террористов).

4. При выдвижении предположения о местонахождении искомых объектов в целях проведения обыска могут учитываться не только доказательства, но и непроцессуальная информация (например, результаты ОРМ). Однако следует помнить, что обыск затрагивает ключевые конституционные права человека, в связи с чем одна только непроцессуальная информация без наличия уголовно-процессуальных доказательств не может обосновать его проведение (особенно при даче судьей разрешения на обыск в порядке ч. ч. 2 — 4 ст. 165 УПК). Представляется, что только доказательствами может обосновываться (хотя и на вероятностном уровне) предположение о том, у кого могут находиться искомые объекты, в то время как предположение о том, где именно они находятся, в данном помещении или на участке местности, может базироваться как на доказательствах, так и на иной непроцессуальной информации, а также просто на следственном опыте. Об условиях для производства обыска см. ком. к ст. 164.

5. Основания и содержание обыска отличают его от сходного с ним следственного действия — выемки. Для обыска нужны вероятные данные об искомом предмете и его местонахождении, содержание обыска составляют поисковые действия. Для выемки нужно точно (достоверно) знать, какой предмет и где находится (ч. 1 ст. 183), поэтому поисковых действий нет.

6. Буквальное толкование ч. 2 ст. 29 и ст. 182 УПК позволяет прийти к неверному, на наш взгляд, выводу, что только личный обыск и обыск в жилище производятся по судебному решению (ч. 3 ст. 182), а все остальные без исключения виды обыска не требуют дополнительных санкций. В то же время процессуальные нормы и гарантии надо рассматривать с учетом их целей, причем так, чтобы их буквальное или даже формально-логическое толкование не приводило к явным противоречиям (абсурду). Так, следует принять во внимание то обстоятельство, что обыск проводится по меньшим основаниям и серьезнее ограничивает права граждан, чем выемка. В то же время некоторые виды выемки требуют судебного решения (выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, — п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 183). Но в тех же случаях, если исходить из буквального толкования закона, обыск производится без всякого разрешения или согласия, к тому же не на достоверном (как это требуется для выемки), а всего лишь на вероятном основании. Тогда особое санкционирование выемки теряло бы всякий смысл. В самом деле, зачем следователю обосновывать в суде доказательствами необходимость выемки банковских документов, если он вместо этого может произвести обыск в кредитном учреждении и изъять их без какого-либо разрешения? Это явное противоречие дает основание для распространительного толкования норм, содержащихся в п. 7 ч. 2 ст. 29 и ч. 4 ст. 183 УПК. Согласно такому толкованию принудительное изъятие (не только при выемке, но и при обыске) предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, в том числе банковскую тайну, нуждается в судебном разрешении. Такое толкование фактически совпало с правовой позицией КС РФ, изложенной в Определениях от 19.01.2005 N 10-О, от 29.05.2007 N 427-О-О. Следует учесть, что ряд федеральных законов предусматривают необходимость получения судебного решения на производство отдельных видов обыска. Эти законы имеют приоритет перед УПК, поскольку они специально предназначены для регулирования обособленных групп общественных отношений. КС РФ последовательно указывает на недопустимость проведения обыска без судебного разрешения: а) в отношении адвоката, в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности (Определение от 08.11.2005 N 439-О; см.: ч. 3 ст. 8 ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»); б) в отношении предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну (Определение КС РФ от 02.03.2006 N 54-О; См.: ст. 9 ФЗ от 30.12.2008 N 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности»).

7. Добровольная выдача предмета до начала поисковых действий имеет юридическое значение доказательственного факта: а) деятельного раскаяния (как основания для прекращения дела по ст. 28 УПК как смягчающего обстоятельства), если выдавшее предмет лицо еще могло иначе распорядиться им (уничтожить наркотики) ; б) опровергающего версию о подбрасывании предмета во время обыска; в) подтверждающего осознанное владение этим предметом. Согласно примечаниям к ст. ст. 222 и 228 УК РФ (в ред. от 08.12.2003) не признается добровольной сдачей изъятие наркотиков или оружия во время производства обыска и, следовательно, не освобождает от уголовной ответственности. Однако следует учесть, что добровольная сдача может начаться раньше обыска и повлечь освобождение от уголовной ответственности вне зависимости от способа фактического изъятия оружия или наркотиков. Например, гражданин по телефону заявляет в полицию о своем желании добровольно сдать оружие, которое затем изымается в ходе обыска. Судебная практика устанавливает обязанность органов расследования предоставить возможность обвиняемому (подозреваемому) добровольно выдать оружие или наркотики с тем, чтобы он мог воспользоваться положениями уголовного закона, согласно которым лицо, добровольно выдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности ;

См.: п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

См.: Постановление Президиума ВС РФ от 26.03.2003 N 969п02.

8. При обыске дополнительно изымаются предметы, полностью запрещенные к обращению (изъятые из оборота), — ч. 2 ст. 129 ГК, а также могут быть изъяты и вещи, оборот которых ограничен (ч. 2 ст. 129 ГК). Эти предметы изымаются при отсутствии надлежащего разрешения на владение ими.

9. Особенностью производства обыска является требование обязательного обеспечения участия в нем лица, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи. По смыслу УПК к участию в обыске привлекаются владелец обыскиваемого объекта (а не только помещения), либо его представитель (аналогия ч. 6 ст. 177 и ч. 15 ком. статьи), либо проживающие в жилище лица. Невыполнение этого требования при наличии возможности его выполнить является существенным нарушением процессуального закона (ч. 3 ст. 7) и влечет недопустимость полученных доказательств . В неотложных ситуациях участие владельца обеспечить невозможно. Кодекс (ч. 6 ст. 177 УПК) предусматривает лишь запись в протоколе об этом. Более удачной была аналогичная норма УПК РСФСР (ч. 2 ст. 169 УПК), допускающая приглашение представителя жилищно-эксплуатационной организации или местного самоуправления. Представляется, что на уровне рекомендации ее целесообразно использовать и в настоящее время. Следователь не вправе отказать в присутствии при производстве обыска защитнику (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК) или адвокату владельца обыскиваемого объекта. Более того, для обеспечения гарантий допустимости результатов обыска следователю целесообразно привлекать к участию в деле защитника или адвоката. При этом вполне могут быть соблюдены требования внезапности обыска (защитник приглашается в кабинет следователя в определенное время для участия в каких-то следственных действиях, лишь после начала обыска он только узнает, что это обыск). С учетом Постановления КС РФ от 27.06.2000 N 11-П по делу Маслова, лицо, в отношении которого проводится обыск с целью уличения его в совершении преступления, обладает правом на защиту, так как находится в положении подозреваемого в конституционном смысле слова. Поэтому его адвокат должен обладать всеми правами защитника.

См.: Постановление Президиума ВС РФ N 969п02 по делу Протасова.

10. Если повреждение имущества в ходе обыска породило сомнения в достоверности полученных доказательств или было средством незаконного воздействия на подозреваемого либо обвиняемого (понуждение к даче показаний под угрозой повреждения имущества), то оно влечет недопустимость полученных доказательств.

11. Особой гарантией соблюдения при обыске прав и законных интересов граждан является возможность обжалования постановления о производстве обыска и его результатов непосредственно в суд, что прямо было отмечено Постановлением КС РФ от 23.03.1999 N 5-П. Об этом см. ком. к ст. ст. 125, 165.

Статья 165 УПК РФ. Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия (действующая редакция)

1. В случаях, предусмотренных пунктами 4 — 9, 10.1, 11 и 12 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, следователь с согласия руководителя следственного органа, а дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия, о чем выносится постановление.

2. Ходатайство о производстве следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей.1 настоящей статьи.

3. В судебном заседании вправе участвовать прокурор, следователь и дознаватель.

3.1. Ходатайство о производстве следственного действия, касающегося реализации, утилизации или уничтожения вещественных доказательств, указанных в пунктах 1, 2 (за исключением скоропортящихся товаров и продукции), 3 (за исключением предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды), 6 — 8 части второй статьи 82 настоящего Кодекса, а также передачи безвозмездно либо реализации вещественных доказательств в соответствии с подпунктами «в» и «г» пункта 9 части второй статьи 82 настоящего Кодекса, рассматривается судьей не позднее чем через 5 суток со дня его поступления в суд. Ходатайство о производстве следственного действия, касающегося реализации, утилизации или уничтожения вещественных доказательств в виде скоропортящихся товаров и продукции, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, рассматривается судьей с учетом их особенностей, но не позднее 24 часов с момента поступления ходатайства в суд. При рассмотрении указанных ходатайств в судебном заседании вправе участвовать подозреваемый, обвиняемый, их защитники и (или) законные представители, собственник или иной законный владелец предмета, признанного вещественным доказательством по уголовному делу. Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения указанных ходатайств, либо неустановление собственника или иного законного владельца предмета, признанного вещественным доказательством по уголовному делу, не является препятствием для рассмотрения ходатайств судом.

4. Рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

5. В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска, а также выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на имущество, указанное в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель не позднее 3 суток с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив указанное уведомление, судья в срок, предусмотренный частью второй настоящей статьи, проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со статьей 75 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 165 УПК РФ

1. Кроме действий, указанных в ч. 1 ком. статьи, процедура получения судебного решения используется для: а) эксгумации трупа против воли родственников (ч. 3 ст. 178 УПК); б) помещения подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар (ч. 2 ст. 203, ч. 2 ст. 435). По смыслу Кодекса эта процедура должна использоваться и для обыска в банковских и кредитных учреждениях, а также для обыска, сопряженного с изъятием предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну. Смотрите коммент. к ст. 182.

В отличие от аналогичных процедур судебного контроля в стадии предварительного расследования, предусмотренных ст. ст. 108, 118, 125 УПК, в данной процедуре нет участия заинтересованных лиц. Исключение составляет принятие решения о помещении в медицинский стационар, порядок принятия которого формально не предусматривает участия обвиняемого и его представителя (ст. 203 ссылается на ст. 165), однако по смыслу закона такое право у обвиняемого есть (п. 16 ч. 4 ст. 47 в редакции Закона от 04.07.2003). Именно такое толкование дано в Определениях КС РФ от 18.06.2004 N 206-О и от 08.06.2004 N 194-О. Правила комментируемой статьи могут быть использованы и при производстве дознания (ч. 1 ст. 223), и при выполнении органом дознания неотложных следственных действий (ст. 157).

2. Основания для производства указанных в ком. статье действий, учитывая особое значение затрагиваемых ими конституционных прав граждан, на наш взгляд, должны устанавливаться с помощью уголовно-процессуальных доказательств. Судья проверяет обоснованность ходатайства следователя в судебном заседании (ч. 3 ст. 165), т.е. в порядке осуществления правосудия (п. 50 ст. 5). Это, в частности, означает, что судья должен использовать при принятии решения прежде всего доказательства, ибо по смыслу закона (например, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ) правосудие по своей сущности предполагает использование именно доказательств. Судебные органы решают переданные им дела и в соответствии с законом, и на основе фактов (пункт 2 Основных принципов, касающихся независимости судебных органов, одобренных Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН от 29.11.1985 40/32 и от 13.12.1985 40/146). Но суд может устанавливать факты (обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела) только на основе доказательств (ст. 74 УПК РФ). Смотрите также пункт 3 ком. к ст. 182.

3. Ведомственные нормативные акты предусматривают обязательное участие прокурора и следователя СК РФ в судебных заседаниях по рассмотрению ходатайств о производстве процессуальных и иных следственных действий (п. 1.6 Приказа Генпрокуратуры РФ от 02.06.2011 N 162 и п. 1.17 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1.

В случаях, предусмотренных ч. 3.1 ком. статьи, в судебном заседании также вправе участвовать гражданский ответчик и его представитель, а также лицо, претендующее на право собственности на эти вещественные доказательства. Упоминаемая в ч. 3.1 ст. 165 УПК возможность реализации предметов (под которой по смыслу п. 3 ч. 2 ст. 82 УПК может пониматься возмездная передача их для технологической переработки) указывает на необходимость предоставления процессуальных гарантий возможному законному владельцу.

Если ходатайство возбуждено по просьбе участника процесса (например, потерпевшего, гражданского истца), то он также имеет право на участие в судебном заседании. Остальные участники процесса могут быть приглашены в заседание по усмотрению следователя или судьи.

4. Постановление судьи может быть обжаловано заинтересованными лицами в вышестоящий суд (ч. 1 ст. 127).

5. В порядке, предусмотренном ч. 5 ком. статьи, нельзя произвести наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемку, контроль и запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях между абонентами — ч. 2 ст. 13; эксгумацию трупа без согласия родственников — ч. 3 ст. 178; выемку (и, как представляется, обыск), сопряженную с изъятием предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, — п. 7 ч. 2 ст. 29; а также такую меру принуждения, как помещение в медицинский стационар, — п. 3 ч. 2 ст. 29. Эти действия законодатель не признает настолько неотложными, чтобы не успеть обратиться в суд.

6. Основанием для применения процедуры, предусмотренной ч. 5 ст. 165 УПК, является неотложная ситуация — внезапное возникновение таких обстоятельств, которые дают основания полагать, что промедление с совершением принудительных процессуальных действий может реально повлечь: а) утрату следов преступления; б) сокрытие лиц, его совершивших; в) утрату возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением. Об этом см. также ком. к ст. 157. Решение следователя оформляется мотивированным постановлением. По смыслу закона дознаватель при производстве дознания также вправе применять ч. 5 ком. статьи. При этом следователь или дознаватель (в отличие от принятия решения судьей, действующим в порядке ч. ч. 2 — 4 ст. 165) может заявить ходатайство о неотложном проведении указанных следственных действий не только на основе доказательств, но и иных данных, в том числе результатов непосредственного восприятия им обстоятельств (например, факта отказа проживающих лиц впустить его в жилище для проведения обыска или осмотра, угрозы утраты следов преступления и т.д.). Представляется, что о факте производства следственных действий без судебного решения следователь дополнительно должен уведомить руководителя СО, который вправе отстранить следователя от дальнейшего производства расследования в случае нарушения следователем требований закона (п. 6 ч. 1 ст. 39).

7. В судебном заседании (по ч. 5 ст. 165 УПК) должно обеспечиваться право участия заинтересованных лиц (например, в жилище которых произведен обыск). Следователь в силу требований ч. 1 ст. 11 УПК обязан при производстве обыска разъяснить заинтересованным лицам их право заявить ходатайство об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска, обеспечить возможность их осуществления и указать суд, в котором будет проводиться судебное заседание. Комментируемая статья не предоставляет суду возможность отказать в удовлетворении ходатайства лица, в отношении которого проводился обыск, и его защитника об участии в судебном заседании по проверке законности проведенного обыска и не освобождает суд от обязанности направить им копию судебного решения для обеспечения права на его обжалование. Данные законоположения не устанавливают преюдициальную силу судебного решения о признании проведенного обыска законным и не препятствуют проверке допустимости полученных в ходе обыска доказательств и законности действий сотрудников правоохранительных органов в предусмотренных законом процедурах.

Аналогичный подход к определению пределов судебного контроля с участием заинтересованного лица за действиями органов уголовного преследования используется Европейским судом по правам человека при истолковании положений п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующих право на рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом. Согласно этой позиции до тех пор, пока решение о вмешательстве органов исполнительной власти в права отдельных лиц остается тайным по законным основаниям, оно не подлежит судебному контролю по инициативе заинтересованного лица и с его участием, т.е. в смысле ст. 6 Конвенции. Однако после прекращения такого вмешательства решение, как только это представится возможным, должно подпадать под действие судебного контроля с участием заинтересованного лица (п. п. 55, 57, 75 Постановления Европейского суда по правам человека от 06.06.1978 «Класс (Klass) и другие против Федеративной Республики Германия»). При этом КС РФ и Европейский суд по правам человека сталкиваются с одной деликатной проблемой, так и не получившей пока удовлетворительного объяснения ни в решениях этих судов, ни в теории: почему предшествующий судебный контроль за законностью решения о проведении следственного действия осуществляется хотя и в судебном заседании, являющемся формой осуществления правосудия, однако без участия и даже заведомо без приглашения заинтересованного лица и его адвоката? Как это совместить с состязательностью процесса и принципом равенства сторон, которые признаны обоими судами необходимым условием эффективной судебной процедуры? В то же время судебный контроль a posteriori предполагается с участием обеих сторон. На наш взгляд, никакого противоречия с принципами состязательности процесса такая дифференциация процедуры судебного контроля не содержит. Дело в том, что условия производства предварительного расследования по уголовным делам имеют особый характер. Тяжесть грозящего наказания может толкать лиц, на которых пало подозрение в причастности к преступлению, к сокрытию следов своих действий и другому экстремальному поведению. Интенсивность возможного противодействия интересам правосудия оправдывает и особый, уравновешивающий, характер ответа, который дают на это противодействие публичные органы уголовного преследования. Именно это дает им право применять к противоположной (равной) стороне меры принуждения, в том числе задержание, а также проводить оперативные и следственные действия в условиях необходимой конспирации. Иначе сторона уголовного преследования рискует оказаться безоружной перед опасностью противоправного поведения заподозренного лица. То есть тайна предварительного расследования в разумных пределах есть способ сохранения равенства сторон, а значит, и состязательности процесса в целом.