Нарушение конституционных прав инвалидов

Определение Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. № 689-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы муниципального образования — городского округа «Город Зеленогорск» Красноярского края на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Н. Кокотова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы муниципального образования — городского округа «Город Зеленогорск» Красноярского края, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации муниципальное образование — городской округ «Город Зеленогорск» Красноярского края оспаривает конституционность статьи 15 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» в части возложения на органы местного самоуправления обязанности по созданию условий инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры (жилым, общественным и производственным зданиям, строениям и сооружениям, спортивным сооружениям, местам отдыха, культурно-зрелищным и другим учреждениям), а также для беспрепятственного пользования железнодорожным, воздушным, водным, междугородным автомобильным транспортом и всеми видами городского и пригородного пассажирского транспорта, средствами связи и информации (включая средства, обеспечивающие дублирование звуковыми сигналами световых сигналов светофоров и устройств, регулирующих движение пешеходов через транспортные коммуникации).

Как следует из представленных материалов, решением Зеленогорского городского суда Красноярского края от 30 июля 2009 года, вынесенным по заявлению прокурора закрытого административно-территориального образования «Город Зеленогорск», было признано незаконным бездействие администрации ЗАТО «Город Зеленогорск», не обеспечившей устройство в общественном здании администрации и в расположенном в многоквартирном доме нежилом помещении «Аптека № 100» входов с пандусами для доступа инвалидов, ограниченных в возможности передвижения и использующих технические средства реабилитации. Суд, обязав администрацию обеспечить устройство пандусов, указал в своем решении, что к вопросам местного значения относится владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности, указанные объекты являются объектами муниципальной собственности, в соответствии со статьей 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» органы местного самоуправления создают условия инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры, а государственные и муниципальные расходы для создания условий инвалидам для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры осуществляются в пределах ассигнований, ежегодно предусматриваемых на эти цели в бюджетах всех уровней. Определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 октября 2009 года данное решение оставлено без изменения, а кассационная жалоба администрации ЗАТО «Город Зеленогорск» — без удовлетворения.

По мнению заявителя, оспариваемое законоположение в части, предусматривающей обязанность органов местного самоуправления обеспечить объекты социальной инфраструктуры средствами доступа инвалидов — вне зависимости от наделения этих органов в установленном законом порядке соответствующими государственными полномочиями, нарушает самостоятельность органов местного самоуправления и противоречит статьям 7, 12, 72 (пункт «ж» части 1), 132 и 133 Конституции Российской Федерации.

2. Согласно Конституции Российской Федерации, ее статье 7, Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (часть 1); в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (часть 2).

Социальная защита инвалидов относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункт «ж» части 1, Конституции Российской Федерации). В то же время органы местного самоуправления в силу конституционного предназначения местного самоуправления как наиболее приближенного к населению уровня власти (статьи 12, 130-133 Конституции Российской Федерации) в пределах своих полномочий участвуют в деятельности по обеспечению инвалидам, проживающим на территории соответствующих муниципальных образований, равных с другими гражданами возможностей в реализации их прав и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации (статьи 2, 7, 18 и 19).

Конституция Российской Федерации непосредственно не закрепляет полномочия органов публичной власти разного уровня в сфере социальной защиты инвалидов, — их установление в конституционно заданных пределах относится к ведению федерального законодателя, который на основании и в соответствии с Конституцией Российской Федерации вправе определять содержание и объем соответствующей компетенции как органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, так и органов местного самоуправления.

Установив в Федеральном законе «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» полномочия, права и обязанности разных субъектов по осуществлению мер социальной защиты инвалидов, включая меры их социальной поддержки и социального обслуживания, федеральный законодатель отнес к таким мерам обязанность ряда субъектов, в том числе органов местного самоуправления, по созданию условий инвалидам (включая инвалидов, использующих кресла-коляски и собак-проводников) для беспрепятственного доступа к объектам социальной инфраструктуры.

Закрепляющее названную обязанность положение части первой статьи 15 названного Федерального закона носит общий характер и не содержит указания на конкретные способы ее исполнения уполномоченными субъектами, в том числе органами местного самоуправления, равно как и не разграничивает ответственность за ее осуществление между названными субъектами. Это положение не ограничивает самостоятельность органов местного самоуправления в выборе средств осуществления данной обязанности, поскольку непосредственно не предусматривает объем расходов местных бюджетов на мероприятия по созданию условий инвалидам для доступа к объектам социальной инфраструктуры и сроки решения поставленной задачи. Конкретизация данного положения, в частности в законодательстве о местном самоуправлении, градостроительной деятельности, техническом регулировании, определяет деятельность органов местного самоуправления и иных управомоченных субъектов в указанной сфере.

3. Одним из средств конкретизации оспариваемого положения части первой статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» является нормативное закрепление требования доступности зданий и сооружений — объектов социальной инфраструктуры для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения, в том числе заключающееся в оборудовании в указанных зданиях и сооружениях пандусов. Необходимость установления такого требования вытекает из Градостроительного кодекса Российской Федерации (статьи 2, 24 и 48) и Федерального закона от 30 декабря 2009 года № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», вступающего в силу в полном объеме с 1 июля 2010 года (статьи 3, 8, 12, 15, 30). Конкретные параметры доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения указаны в строительных нормах и правилах (например, СНиП 35-01-2001 «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения»).

Вытекающая из норм федерального законодательства публичная обязанность по обеспечению доступности зданий и сооружений для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения возлагается, в частности, на собственников зданий и сооружений. Применительно к зданиям и сооружениям, находящимся в муниципальной собственности, данная обязанность возлагается, если нормативно не установлено иное, на муниципальные образования в лице органов местного самоуправления; по своей природе она не является ни государственным полномочием, ни полномочием органов местного самоуправления.

Финансирование деятельности органов местного самоуправления, иных уполномоченных субъектов, реализующих указанную публичную обязанность, осуществляется за счет средств местных бюджетов, однако в случае недостаточности собственных средств для покрытия соответствующих расходов муниципальные образования вправе рассчитывать на оказание им Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации финансовой помощи целевого характера, а также привлекать средства из иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации (статьи 1 и 7, пункт «ж» части 1 статьи 72, статья 133 Конституции Российской Федерации, часть 2 статьи 18 Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»; преамбула, часть третья статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

Таким образом, само по себе оспариваемое положение части первой статьи 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» конституционные права заявителя не нарушает, а потому данная жалоба, как не отвечающая критериям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, установленным статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята им к рассмотрению.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных по делу заявителя со ссылкой на оспариваемое им законоположение, как и исследование фактических обстоятельств дела не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы муниципального образования — городского округа «Город Зеленогорск» Красноярского края, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Нарушение конституционных прав инвалидов

Разъясняет заместитель начальника управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры г. Москвы Наталья Анатольевна Емелькина

Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 20 декабря 1993 года приняты «Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов», в соответствии с которыми равные возможности для указанной категории граждан обеспечиваются посредством проведения с ними процесса реабилитации с целью помочь достигнуть оптимального физического, интеллектуального, психического и социального уровня деятельности и поддержания его.

Статьей 39 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и иных случаях, установленных законом. То есть, государство стремится обеспечить инвалидам и лицам пожилого возраста равные с другими гражданами возможности в реализации гражданских, экономических, политических и других прав и свобод.

В этой связи Правительством Российской Федерации приняты постановления, регламентирующие вопросы практической реализации прав инвалидов.

Так, постановлением Правительства РФ от 7 апреля 2008 г. № 240 «О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации и отдельных категорий граждан из числа ветеранов протезами (кроме зубных протезов), протезно-ортопедическими изделиями» утвержден порядок обеспечения инвалидов колясками, протезами и прочими необходимыми им техническими средствами реабилитации.

Постановление Правительства РФ от 7 апреля 2008 г. № 247 «О внесении изменений в Правила признания лица инвалидом» предусмотрена возможность установления группы инвалидности без указания срока переосвидетельствования при отсутствии положительных результатов реабилитационных мероприятий, проведенных гражданину до его направления на медико-социальную экспертизу.

Понятие «инвалид», т.е. лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты, содержится в ст. 1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико- социальной экспертизы, бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро в порядке, предусмотренном ст. 8 указанного Закона и Правилами признания лица инвалидом, утвержденными постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 г. № 95. Решения указанных органов могут быть самостоятельно обжалованы гражданином в суд либо в порядке подчиненности в вышестоящее бюро, входящее в систему органов медико-социальной экспертизы.

Вторым этапом реализации прав граждан данной категории является реабилитация инвалидов, то есть система и процесс полного или частичного восстановления способностей инвалида к бытовой, общественной и профессиональной деятельности.

В этой связи на основании ст. 11 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» соответствующим федеральным государственным учреждением медико- социальной экспертизы разрабатывается индивидуальная программа реабилитации инвалида включающая в себя виды, формы, объемы, сроки и порядок реализации медицинских, профессиональных и иных реабилитационных мер, направленных на восстановление, компенсацию нарушенных или утраченных функций организма, способностей к выполнению определенных видов деятельности.

Форма индивидуальной программы реабилитации инвалида, выдаваемая федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, а также порядок разработки и реализации индивидуальной программы реабилитации инвалида утверждены приказом Минздравсоцразвития от 4 августа 2008 г. № 379н.

В целях практической реализации основных направлений реабилитации инвалидов, предусмотренных ст. ст. 9, 10, 11, 11.1 указанного Закона распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2005 г. № 2347-р (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 16 марта 2013 г. № 216) утвержден федеральный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду.

Вместе с тем, в ходе прокурорских проверок выявляются факты, когда специально уполномоченные органы по различным причинам не разрабатывают индивидуальные программы реабилитации инвалидов, в связи с чем, процесс возврата указанной категории граждан к нормальной жизни затягивается.

В этой связи прокуроры, руководствуясь ст. 45 Гражданско- процессуального кодекса Российской Федерации, ст.ст. 8, 10 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» в целях защиты прав указанной категории граждан обращаются в суд с заявлениями об обязании соответствующего Филиала ФГУ Бюро медико-социальной экспертизы по г. Москве разработать индивидуальную программу реабилитации инвалида.

Кроме того, в ходе проверок прокуроры уделяют внимание вопросам практического исполнения положений индивидуальных программ реабилитации инвалидов, и при установлении фактов невыполнения по каким — либо причинам соответствующих реабилитационных мероприятий, вносят руководителям стационарных учреждений социального обслуживания представления об устранении нарушений закона.

Следующим этапом реализации прав инвалидов является создание условий, при которых указанные лица обеспечиваются беспрепятственным доступом к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур. Так, Правительством Российской Федерации издано распоряжение от 26 ноября 2012 г. № 2181-р, утвердившее государственную программу Российской Федерации «Доступная среда» на 2011 -2015 годы.

Во исполнение указанной государственной программы постановлением Правительства Москвы от 6 сентября 2011 г. № 420-ПП утверждена Государственная программа «Социальная поддержка жителей города Москвы на 2012-2016 годы», 3-я подпрограмма которой предусматривает мероприятия по социальной интеграции инвалидов и формированию безбарьерной среды для инвалидов и других маломобильных групп населения.

Решение данной проблемы является актуальным для такого мегаполиса как Москва, где проживает более 1 млн. 200 тыс. инвалидов, причем из них: свыше 31 тыс. инвалиды в возрасте от 18 до 30 лет. По данным общегородского Регистра лиц с ограничениями жизнедеятельности в г. Москве проживает 1 205082 человек, в т.ч. 12 882 человек – на присоединенных к г. Москве новых территориях.

Право инвалидов на обеспечение беспрепятственного доступа к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур, и ответственность за неисполнение данных требований, подробно регламентированы ст. ст. 15, 16 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и Законом города Москвы от 17 января 2001 г. № 3 «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур города Москвы».

Юридические и должностные лица, уклоняющиеся от исполнения требований закона об обеспечении беспрепятственного доступа к объектам инженерной, транспортной и социальной инфраструктур, пользования всеми видами транспорта, средствами связи и информации несут административную ответственность в соответствии с действующим законодательством.

Кодексом РФ об административных правонарушениях предусмотрены
следующие составы административных правонарушений:

ст. 5.43 Нарушение требований законодательства, предусматривающих выделение на автомобильных стоянках (остановках) мест для специальных автотранспортных средств инвалидов;

ст. 9.13 Уклонение от исполнения требований доступности для инвалидов объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктур;

ст. 9.14 Отказ от производства транспортных средств общего пользования, не приспособленных для использования инвалидами;

ст. 11.24 Организация транспортного обслуживания населения без создания условий доступности для инвалидов.

Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.8 Закона города Москвы от 17 января 2001 г. № 3 «Об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной, транспортной и инженерной инфраструктур города Москвы» неоднократное нарушение норм настоящего Закона в период строительства и проведения ремонтных работ объектов и территорий юридическим лицом, а также нарушение, совершенное в течение одного года с момента наложения штрафа, может явиться основанием ликвидации юридического лица в соответствии с требованиями п.2 ст.61 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Гарантии трудовой занятости инвалидов, права, обязанности и ответственность работодателей за неисполнение требований закона и данной сфере правоотношений регламентированы ст. ст. 20-24 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», соответствующими нормами Закона РФ от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» и Закона города Москвы от 22 декабря 2004 г. № 90 «О квотировании рабочих мест».

В целях реализации выше указанных законов Правительством Москвы принято постановление от 4 августа 2009 г. № 742-1111 «Об утверждении положения о квотировании рабочих мест в городе Москве».

Ранее, постановлением Минтруда РФ от 8 сентября 1993 г. № 150 утвержден Перечень приоритетных профессий рабочих и служащих, овладение которыми дает инвалидам наибольшую возможность быть конкурентоспособными на региональных рынках труда.

За нарушение права инвалидов на занятость федеральным и московским законодательством предусмотрена административная ответственность:

ст. 5.42 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — нарушение прав инвалидов в области трудоустройства и занятости;

ст. 2.2 Закона города Москвы от 21 ноября 2007 г. № 45 «Кодекса города Москвы об административных правонарушениях» — нарушение установленного порядка квотирования рабочих мест.

Изложенное свидетельствует, что действующим законодательством подробно регламентированы вопросы защиты прав инвалидов, а также предусмотрены санкции за нарушение прав граждан данной категории.

В этой связи, граждане, чьи права в данной сфере правоотношений нарушены, вправе самостоятельно (по своему выбору) в установленном порядке обратиться с соответствующим заявлением в суд, Департамент социальной защиты населения города Москвы, территориальные органы исполнительной власти для восстановления нарушенных прав.

Кроме того, органы прокуратуры в рамках полномочий, предоставленных Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» по заявлению инвалида либо лица представляющего его интересы, вправе провести соответствующую проверку и при наличии оснований принять меры по защите прав заявителя в гражданско-правовом порядке либо рассмотреть вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении.

§ 1. Конституционное право инвалидов на социальное обеспечение

Конституция Российской Федерации закрепила равенство прав и свобод граждан. Данное равенство означает, что права и свободы признаются за всеми людьми, в равной мере, не допускается дискриминация в пользовании правами по каким-либо основанием, зависящим от естественных особенностей личности и ее социального статуса169.

Равенство прав и свобод признается независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

В зависимости от перечисленных выше и иных личных и социальных признаков человека ему не могут быть оказаны какие-либо привилегии или допущено ущемление в правах по сравнению с другими1. В Конституции РФ установлено, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой и религиозной принадлежности.

Указанными в Конституции РФ правами и свободами обладают и инвалиды. Исторически понятия «инвалидность» и «инвалид» в России связывались с понятиями «нетрудоспособность» и «больной». И нередко методические подходы к анализу инвалидности заимствовались из здравоохранения, по аналогии с анализом заболеваемости. Представления о происхождении инвалидности укладывались в традиционные схемы «здоровье — заболеваемость» (хотя, если быть точным, заболеваемость — показатель нездоровья) и «больной — инвалид». Последствия таких подходов создавали иллюзию мнимого благополучия, так как относительные показатели инвалидности на фоне естественного прироста населения улучшались, из-за чего реальные стимулы к поиску истинных причин роста абсолютного числа инвалидов отсутствовали. Лишь после 1992 года в России произошел перекрест линий рождаемости и смертности, и явления депопуляции нации приобрели отчетливый характер, сопровождаясь устойчивым ухудшением показателей инвалидности, возникли серьезные сомнения в правильности методологии статистического анализа инвалидности. Специалисты долгое время рассматривали понятие «инвалидность», отталкиваясь преимущественно от биологических

предпосылок, 1 расценивая ее возникновение в основном как следствие неблагоприятного исхода лечения. В связи с этим социальная сторона проблемы была сужена до нетрудоспособности, как основном показателе инвалидности. Поэтому основной задачей врачебно-трудовых экспертных комиссий было определение того, какую профессиональную деятельность освидетельствуемый не может выполнять, а что может — определялось на основе субъективных, преимущественно биологических, а не социально- биологических критериев. Понятие «инвалид» сужалось до понятия «неизлечимо больной». Таким образом, социальная роль человека в действующем правовом поле и конкретных экономических условиях отступала на второй план, и понятие «инвалид» не рассматривалось с точки зрения многопрофильной реабилитации, использующей социальные, экономические, психологические, образовательные и другие необходимые технологии. С начала 90-х годов традиционные принципы государственной политики, направленной на решение проблем инвалидности и инвалидов в связи со сложной социально-экономической ситуацией в стране утратили свою эффективность. Надо было создавать новые, приводить их в соответствие с нормами международного права. В настоящее время инвалид характеризуется как лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты (Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», 1995).

Согласно статистическим данным численность инвалидов в Российской Федерации к 2006 году составит 11 миллионам человек (2004 г. — 10,8 млн. человек, 2000г. — 10,5 млн. человек, 1997г. — 9,3 млн. человек, 1995г. — 6,3 млн. человек, 1992г. — 4,7 млн, человек), из них около 80% относятся к наиболее тяжелым категориям (инвалиды 1 и II групп). Среди одного миллиона человек, которые ежегодно впервые признаются инвалидами, более половины — лица трудоспособного возраста170.

В ч. 2. ст. 7 Конституции РФ говорится, что «В Российской Федерации. обеспечивается государственная поддержка. инвалидов. »; ст. 39 Конституции РФ в ч. 1 указывает, что «Каждому гарантируется социальное обеспечение по.. .инвалидности.. .»2.

Инвалидность является одним из важнейших показателей социального неблагополучия населения, отражает социальную зрелость, экономическую состоятельность, нравственную полноценность общества и характеризует нарушение взаимосвязей человеком-инвалидом и обществом. Проблемы инвалидов затрагивают не только их личные интересы, но и в определенной степени касаются их семей, зависят от уровня жизни населения и других социальных факторов, можно констатировать, что их решение лежит в общенациональной, а не узковедомственной плоскости и во многом определяет лицо социальной политики государства. Инвалидность как проблема деятельности человека в условиях ограниченной свободы выбора, включает в себя несколько основных аспектов: правовой; социальный; психологический; общественно-идеологический; производственно-экономический; анатомо- функциональный1.

Вопросы законодательного закрепления права инвалидов на социальное обеспечение и реализации государственной социальной политики в отношении инвалидов рассматриваются в числе наиболее острых проблем и приоритетных направлений современного развития социальной сферы в Российской Федерации. Право инвалидов на социальное обеспечение получило свое закрепление в Конституции РФ. Данное право затрагивает жизненно важные интересы около 11 млн. граждан России, являющихся инвалидами, а также значительно большего числа членов их семей.

В целях формирования законодательной базы государственной поддержки инвалидов и реализации последними конституционных прав, разработаны и введены в действие такие основополагающие законы, как «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» , «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов»171, «О ветеранах»172, «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на

Чернобыльской АЭС» , Указ Президента Российской Федерации «О мерах по обеспечению государственной поддержки инвалидов»6.

Важные аспекты реализации конституционных прав инвалидов нашли свое отражение также в Налоговом кодексе Российской Федерации173, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях8, Градостроительном Кодексе Российской Федерации174, Федеральном законе «О

лицензировании отдельных видов деятельности» . Принят и введен в действие Федеральный закон, установивший систему социальных гарантий для лиц, пострадавших от испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне175. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статьи 15 и 16 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской

Федерации»176, гарантирующий создание условий для беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры, пользования средствами связи, транспорта, информации, а также регламентирует административную ответственность за уклонение от исполнения требований по созданию этих условий.

Основным нормативным актом Российской Федерации, обеспечивающим конституционно закрепленное право инвалидов на социальное обеспечение является Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»1, принятый 24 ноября 1995 года и имеющий более поздние редакции. В его основе — Декларация о правах инвалидов, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1975 году и стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов, принятые Организацией Объединенных Наций в 1993 году.

Следует выделить три принципиальных положения, составляющих основу указанного федерального закона: первое — это наличие у инвалидов особых прав на определенные условия для получения образования; обеспечение средствами передвижения; на специализированные жилищные условия; первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства, и другие.

Таким образом, основополагающей концепцией в отношении инвалидов является профилактика и реабилитация. Именно реабилитация должна стать инструментом, устраняющим или компенсирующим ограничения жизнедеятельности инвалида. Такая норма отражена как в документах международного права, так и в российских нормативных актах. В России признаны равные гражданские, социальные, культурные права инвалидов. Тем самым, особо уязвимой части нашего общества даны гарантии социального обеспечения.

К недостаткам данного закона можно отнести отсутствие четкого распределения полномочий в сфере реализации права инвалидов на социальное обеспечение между федеральными органами власти и органами власти субъектов Российской Федерации.

Несмотря на провозглашенный Конституцией РФ принцип равенства граждан, в настоящее время большинство инвалидов не могут реализовать в полной мере свои конституционные права. Положения международных актов, закрепляющих право инвалидов на социальное обеспечение реализуются не в полной мере. Это связано со сложной социально-экономической ситуацией в стране. При провозглашенных целях реализации конституционных прав инвалидов, и, прежде всего права на социальное обеспечение, максимального вовлечения их во все сферы жизнедеятельности, реальное участие инвалидов в общественном труде сокращается. Важное значение для реализации инвалидами своих конституционных прав имеют вопросы занятости. В настоящее время необходимо законодательно закрепить и обеспечить реальные механизмы квотирования рабочих мест для инвалидов, создать условия для получения инвалидами общего и профессионального образования, особенно высшего, и профессиональной переподготовки. С одной стороны, российское законодательство обеспечивает право инвалидов на труд, снимает ограничения по заработной плате и пенсиям. С другой стороны, занятость инвалидов сократилась с 25% в дореформенный период до 11% в настоящее время.

Сложно обеспечивать конституционные права инвалидов с тяжелыми формами заболеваний из-за ограничения в передвижении и недоступности судов и исполнительных органов для посещения инвалидами. Многие инвалиды России не информированы о своих правах, порой информация носит неполный характер177.

Рассматриваемая в общем контексте современного состояния и стратегии реформирования социальной политики в Российской Федерации, государственная поддержка инвалидов имеет ряд недостатков: в условиях ограниченности финансовых средств основные средства, выделяемые государством, расходуются на материальную поддержку инвалидов, а не на их реабилитацию; отсутствуют законодательные механизмы реализации важнейших правовых норм в области профилактики инвалидности и реабилитации инвалидов. Тем самым поддерживается и воспроизводится состояние инвалидности, но не предпринимаются меры по ее преодолению. Это аналогично направленности современной государственной политики Российской Федерации в области бедности, когда бедность воспроизводится, а не преодолевается.

Поэтому предложением в области реформирования государственной политики в отношении инвалидов является переход от вопросов материальной поддержки инвалидов к профилактике инвалидности, обеспечению для инвалидов среды жизнедеятельности и медицинской, социальной и трудовой реабилитации. Отсутствие в Конституции РФ положений о гарантиях социальной реабилитации инвалидов, создает возможности для манкирования указанной деятельностью социальными службами и государства в целом, что ведет к нарушению конституционных прав инвалидов.

В целях обеспечения принципов равенства и эффективности реализации конституционных прав инвалидов, автор предлагает ч. 1 ст. 39 Конституции РФ изложить в следующей редакции: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Социальная реабилитация инвалидов гарантируется государством».

Серьезные проблемы связаны с обеспечением для инвалидов доступа к социальной инфраструктуре и приспособленной к их нуждам среды жизнедеятельности. В 1992 году был подписан Указ Президента Российской Федерации «О мерах по формированию доступной для инвалидов среды жизнедеятельности»178, в котором было положено начало преобразованию условий жизни инвалидов с учетом их потребностей. Это означало разработку стандартных правил, учитывающих потребности инвалидов при строительстве жилья, устройстве социальной инфраструктуры. На практике главным препятствием в реализации Указа и принятых в его развитие других нормативных документов явилось отсутствие жесткого контроля по его реализации со стороны федеральных и региональных властей, обязанных обеспечивать контроль за принятием соответствующих мер по реализации инвалидами своих конституционных прав.

Предлагается рассмотреть вопрос о коренном реформировании социальной политики в отношении инвалидов. Обеспечить переход от политики предоставления дотаций и льгот инвалидам к увеличению денежных выплат, которые позволили бы им самим оплачивать все платные услуги, что отвечает общей стратегии развития рыночных отношений в социальной сфере. Эта мера целесообразна только в контексте реформирования социальной политики в целом, в основе которого должно быть реформирование цены труда и распределительных отношений2. Такую возможность предоставил Федеральный закон «О монетизации льгот» от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ. Однако представленные в нем денежные компенсации значительно меньше стоимости предоставляемых ранее натуральных льгот инвалидам. На этом фоне решение вопроса о полном переходе к денежной компенсации инвалидам требует глубокого и четкого изучения ситуации в указанной сфере и осторожного подхода к ее реализации в целях наиболее полного обеспечения конституционных прав инвалидов.

В целях обеспечения реализации конституционного права инвалидов на социальное обеспечение, предлагается разработать ряд дополнительных федеральных законов в интересах инвалидов:

с федеральный закон «О реабилитации инвалидов». Его принятие крайне важно, так как данный закон гарантирует инвалиду обеспечение его полной реабилитации (медицинской, социальной и профессиональной) за счет средств государства;

о в федеральном законе «О монетизации льгот» в части предоставления инвалидам денежной компенсации вместо предоставляемых ранее льгот в натуральном форме, следует пересмотреть сумму денежной компенсации в сторону увеличения денежной выплаты, ввиду того, что суммарный коэффициент предоставляемых ранее льгот в натуральной форме на порядок выше, чем их денежный эквивалент.

о федеральный закон «О государственной поддержке общероссийских общественных объединений инвалидов» с четким распределением функций федерального и региональных уровней; Их отмена в 2002 году поставила под угрозу сохранение производственной базы общественных организаций инвалидов, значит их участия в развитии социальных программ поддержки инвалидов, а также участия в обеспечении и защите прав и свобод инвалидов. Восстановление льгот — это вопрос выживания этого важного института гражданского общества, этой формы самоорганизации инвалидов, которой являются общественные организации инвалидов.

Отсутствие данной законодательной базы затрудняет реализацию положений Конституции РФ о предоставлении инвалидам права на социальное обеспечение.

Уполномоченный по правам человека в РФ зафиксировал массовые нарушения конституционных прав детей-инвалидов

Майкоп, 31 мая 2006, 17:29 — REGNUM Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина «О соблюдении прав детей-инвалидов в Российской Федерации» представлен 31 мая, в канун Дня защиты детей в Москве, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

«Сегодня стало очевидным, что состояние семьи и детства отражают глубокий кризис организации общества, перекосы в области социальной политики государства. По ряду ключевых показателей положение детей постоянно ухудшается, — отмечается в докладе. — Особую озабоченность вызывают массовые нарушения конституционных прав детей-инвалидов. Следует подчеркнуть, что деятельность в этой сфере должностных лиц государственных органов не в полной мере соответствует провозглашаемой политике и Конвенции ООН о правах ребенка».

По данным Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, на 1 января 2005 года численность детей-инвалидов, находящихся на учете в органах социальной защиты населения, составила 593,3 тысячи, однако эти данные не отражают истинную картину детской инвалидности, констатирует Уполномоченный. Далеко не все российские дети своевременно проходят полное медицинское обследование, что затрудняет выявление заболеваний, своевременное установление детям инвалидности, их лечение и адаптацию. В стране отсутствует единая система учета детей-инвалидов, что было отмечено еще в письме Генерального прокурора Российской Федерации от 1 февраля 2002 года президенту Российской Федерации Владимиру Путину «Об исполнении законодательства о социальной защите детей-инвалидов».

Как отмечает Уполномоченный, размеры государственной помощи семьям, имеющим детей-инвалидов, не обеспечивают покрытие даже минимальных потребностей. Рождение больного ребенка становится шоком для семьи и в половине случаев ведет к ее распаду. «Мать одна вынуждена нести все бремя забот о ребенке-инвалиде, нередко находясь в состоянии тяжелой депрессии. В то же время уровень реальной помощи государства семье с ребенком-инвалидом за последние годы резко снизился. Так, размер ежемесячного пособия на ребенка с 1996 года вырос всего в 1,32 раза, доля прожиточного минимума детей увеличилась в 5-7 раз. Доля прожиточного минимума ребенка, покрываемая ежемесячным пособием, сократилась в 4 раза и составляет не более 3 процентов, — констатирует Уполномоченный. — При этом, по данным официальной статистики, расходы на больного ребенка в 3 раза выше, чем на здорового. Душевой доход ниже прожиточного минимума имеют 72 процента семей с детьми-инвалидами, тогда как затраты на самую скромную еду составляют до 80 процентов семейного бюджета».

В докладе отмечаются пробелы в российском законодательстве, обеспечивающем права детей-инвалидов. В частности, отсутствует нормативно-правовое регулирование интегрированного (инклюзивного) образования и ранней коррекционно-педагогической помощи детям с отклонениями в развитии, патронатного семейного воспитания, независимого контроля за соблюдением прав детей. Кроме того, и законодательная база, определяющая деятельность органов местного самоуправления, не соответствует задачам защиты прав детей.

«В то же время совершенствование законов само по себе не решает проблему, поскольку сегодня остро стоит вопрос о неудовлетворительном исполнении действующего законодательства органами государственной власти Российской Федерации, и это является основной причиной массовых нарушений прав детей-инвалидов. Помимо этого, в законах часто отсутствуют механизмы их реализации», — подчеркивает Уполномоченный.

Пресловутый Федеральный закон от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, известный как Закон о монетизации льгот, дополнительно осложнил ситуацию, в которой находятся дети-инвалиды и их семьи. «Дети-инвалиды различных регионов России с 1 января 2005 года, с того дня, когда закон вступил в силу, были поставлены в неравные условия, что противоречит статье 19 Конституции Российской Федерации, — отмечается в докладе Уполномоченного. — Нормы же вновь принятых в связи с этим изменений в законах «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», «Об образовании» и других создали дополнительные препятствия для детей-инвалидов и молодых инвалидов к их социальной интеграции. Федеральным законом № 122 были сведены на нет начавшие было отлаживаться эффективные механизмы обеспечения помощи детям-инвалидам в негосударственном секторе». В частности, отмечает Владимир Лукин, в результате внесения изменений в Закон «Об образовании» из него оказались исключенными положения о компенсации затрат родителей на обучение детей в негосударственных образовательных учреждениях.

«В настоящее время существует настоятельная необходимость изменить и дополнить нормы федерального законодательства, регламентирующего права детей-инвалидов, выработать механизмы неукоснительного исполнения уже принятых законов и в целом скорректировать государственную политику в отношении детства», — подчеркивает Владимир Лукин.

Как констатируется в докладе, основные проблемы нарушений прав детей в России стабильно сохраняются на протяжении ряда лет. Главными причинами столь слабой активности по их решению Уполномоченный по правам человека считает традиционный приоритет государственной поддержки направления в интернаты детей с нарушениями развития по сравнению с мерами по поддержке семьи (прежде всего, родной, затем — приемной и опекунской); неисполнение норм действующего законодательства, связанного с реабилитацией и образованием детей-инвалидов; непроработанность механизмов реализации законов, регламентирующих эту сферу; лишение в результате принятия Федерального закона № 122 большинства семей возможности обращаться в негосударственные организации, которые дополняют (а иногда заменяют) государственную инфраструктуру помощи детям.

В докладе приводится типология массовых нарушений прав детей-инвалидов, зафиксированных Уполномоченным по правам человека в РФ. Прежде всего это нарушение права детей-инвалидов жить и воспитываться в семье. Так, по данным государственной статистики, 29 тысяч детей-инвалидов постоянно живут в домах-интернатах органов социальной защиты; 67 тысяч — в специальных (коррекционных) школах-интернатах органов образования; 5 тысяч — в домах ребенка. «Таким образом, 17 процентов (101 тысяча) детей-инвалидов лишены семейной среды, — констатирует Владимир Лукин. — При этом доля детей-инвалидов с отклонениями в умственном и психическом развитии детей, постоянно живущих в интернатных учреждениях, достигает 30 процентов и имеет тенденцию к увеличению. Основная причина этого — неприемлемые социально-экономические условия, в которые поставлены многие семьи с детьми-инвалидами».

Уполномоченный высказывается резко против приоритета изъятия детей с выраженными аномалиями развития из общества и содержания их в закрытых стационарных учреждениях, на котором до сих пор строится государственная политика в отношении таких детей. В частности, по данным, приводимым в докладе, средняя стоимость содержания ребенка в интернате составляет 14 тыс. рублей в месяц, тогда как пособие на ребенка, живущего в семье, в 5-7 раз меньше. Кроме того, поступающая к Уполномоченному информация свидетельствует о том, что детей-инвалидов с расстройствами психики и нервной системы, а также с множественными врожденными нарушениями (таких детей 95 тысяч) не принимают в детские сады, в специальные (коррекционные) образовательные учреждения, отказывают в предоставлении услуг в центрах и отделениях социального обслуживания, предпочитающих оказывать помощь детям с минимальными нарушениями. Как следствие, родителям чаще всего совершенно невозможно получить для своих детей, имеющих серьезные психоневрологические нарушения, коррекционно-педагогические услуги.

«Заслуживает изучения и распространения положительный опыт регионов, направивших свои усилия и финансовые средства на развитие институтов профилактики сиротства, а также усыновления, опекунства, приемных и патронатных семей. Этот опыт необходимо применить для наиболее незащищенной группы — для детей-инвалидов, что потребует создания по месту их жительства условий для коррекционно-педагогической реабилитации», — подчеркивается в докладе.

Массовый характер носят также нарушения права детей-инвалидов на образование. По данным Уполномоченного, детей-инвалидов школьного возраста, которые не могут реализовать конституционное право на образование, сегодня около 200 тысяч. Особенно велик процент детей, не получающих образования, среди детей-инвалидов с отклонением в психическом и умственном развитии. Так, в Тюменской области из 2082 детей-инвалидов этой категории обучаются только 50, в Краснодарском крае из 1194 таких детей школьного возраста обучаются 70, в Саратовской области в нарушение законодательства были объявлены «необучаемыми» 1685 детей-инвалидов. Дети с расстройствами аутистического спектра, которых в России, по оценкам специалистов, не менее 150 тысяч, или не получают образования вообще, или поставлены в неадекватные условия получения образования.

Причинами подобных нарушений, по мнению Уполномоченного является, как отсутствие примерных учебных планов и образовательных программ для детей-инвалидов с выраженными отклонениями в умственном развитии и условий для обучения и воспитания детей-инвалидов в образовательных учреждениях, так и недостаточное финансирование и организация образования детей-инвалидов со стороны большинства субъектов Федерации.

Не могут в полной мере реализовать свое право на образование и дети с нарушениями слуха и зрения, поскольку в стране недостаточно учебной литературы, приспособленной к их нуждам, слуховых аппаратов и других технических средств, помогающих детям с сенсорными нарушениями получать полноценное образование и учиться жить свободно и независимо.

Для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата непреодолимым препятстсвием на пути к получению образования становятся трудности доступа к учреждениям образования и здравоохранения, жилым зданиям и транспорту, спортивным и культурным учреждениям, что делает их жизнь фактически изолированной от общества.

Уполнмоченный по правам человека также отмечает такие проблемы как острый дефицит квалифицированных кадров — коррекционных педагогов, психологов, воспитателей и социальных педагогов и недостаточный уровень их подготовки. Причина этого — неадекватная зарплата и низкий престиж труда учителя-дефектолога.

«Применяемые во всем мире программы коррекционно-педагогической помощи детям раннего возраста позволяют существенно улучшить развитие ребенка и тем самым оказать решающее влияние на всю его дальнейшую жизнь. Более половины детей, прошедших через систему качественной дошкольной коррекционно-педагогической помощи, могут обучаться в образовательных учреждениях общего назначения, а не в специальных (коррекционных) школах или классах, затраты на обучение в которых значительно выше», — отмечается в докладе. Однако несмотря на благие намерения, в России до сих пор не создана единая система раннего выявления отклонений в развитии детей и ранней коррекционно-педагогической помощи, и только немногие дети с ограниченными возможностями здоровья, включая детей-инвалидов, получают коррекционно-педагогическую помощь в раннем возрасте, хотя в ряде регионов (например, в Псковской, Свердловской, Самарской областях, Москве, Санкт-Петербурге) положительный опыт такой работы существует.

Как подчеркивается в докладе Уполномоченного, важнейшей задачей является организация обучения детей-инвалидов в системе общего образования, так называемого интегрированного образования, что признано мировым сообществом основной формой социальной интеграции детей-инвалидов.

Касаясь нарушений прав детей-инвалидов на реабилитацию, обеспечивающую полноценную их жизнь, социальную интеграцию, полное или частичное восстановление способностей к бытовой, общественной и профессиональной деятельности, Уполномоченный по правам человека констатирует, что В нарушение закона органами медико-социальной экспертизы в массовом порядке не составляются индивидуальные программы реабилитации инвалида. Но даже в тех случаях, когда ИПР все же составлена, ее практическая реализация, как правило, невозможна, поскольку определенные ИПР мероприятия и услуги могут быть представлены только в соответствии с утвержденным Правительством РФ «Федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду бесплатно», который страдает существенными пробелами. «Если родители все же смогли получить услугу, хотя бы в негосударственном секторе, предусмотренная законодательством компенсация семье средств на реабилитационные услуги органами социальной защиты не производится. Добиться ее получения можно только по решению суда. Такие, впрочем, довольно редкие, случаи все же имеются», — говорится в докладе.

Уполномоченный по правам человека также подчеркивает необходимость определения особого статуса одной из наиболее тяжелых категорий, имеющих серьезные ограничения жизнедеятельности — слепоглухих детей. В настоящее время, по данным Всероссийского общества слепых, слепоглухих инвалидов в Российской Федерации насчитывается не менее 12 тысяч, из них примерно половина — дети, однако, согласно утвержденной классификации и критериям, используемым при осуществлении медико-социальной экспертизы, они определяются определяет либо как глухие, либо как слепые без учета специфических потребностей этой категории.

Особое внимание уделено в докладе нарушениям прав детей-инвалидов — воспитанников интернатных учреждений. «Многие дети-инвалиды помещаются в детские интернатные учреждения, где нередко подвергаются жестокому обращению, унижающему человеческое достоинство», — с тревогой отмечает Лукин.

По данным, приводимым Уполномоченным, в 2005 году в 152 стационарных учреждениях социального обслуживания России воспитывалось 28,7 тысячи детей. Несмотря на то, что в этих учреждениях должны содержаться дети с умственными и физическими недостатками, не способные себя обслужить, нуждающиеся в постоянном уходе и находящиеся на полном государственном обеспечении, реально в них проживает значительное число детей, которые не имеют грубых психических расстройств, связанных с утратой способности к самообслуживанию. В ряде случаев этих детей используют в домах-интернатах для обслуживания других детей, на хозяйственных работах и в подсобных хозяйствах, констатирует Владимир Лукин. Такие факты были установлены в ходе проверок, проведенных аппаратом Уполномоченного совместно со специалистами, учеными, руководителями правозащитных объединений в течение 2005 года в домах-интернатах Московской, Смоленской, Тверской, Владимирской областей.

«В некоторых домах-интернатах упомянутых областей грубо нарушаются права детей на неприкосновенность личности, защиту от физического и психологического насилия, жестокого обращения, от эксплуатации и применения методов, унижающих человеческое достоинство», — говорится в докладе.

Владимир Лукин также отмечает, что особую тревогу вызывает положение детей, находящихся на «постоянном постельном режиме», а также детей, содержащихся в отделениях для «необучаемых». «Они вообще лишены какого бы то ни было воспитания из-за отсутствия соответствующих ставок воспитателей, — отмечается в докладе. — По данным Росстата, в 2004 году в детских домах-интернатах на «постоянном постельном режиме» находилось 17,2 процента (4 917) детей, а к категории «необучаемых» относилось 37 процентов (10 461) детей».

В детских домах-интернатах нарушается и право детей, нуждающихся по состоянию здоровья в медицинском уходе, на получение соответствующей медико-социальной помощи и медицинского ухода, которые должны оказываться специалистами. В связи с тем что ставки палатных медсестер не установлены, уход за детьми осуществляют санитарки-мойщицы или младшие медсестры.

Как следует из поступающих к Уполномоченному обращений, а также по данным, полученным в результате проверок, проведенных аппаратом, имеют место многочисленные факты, когда в интернатных учреждениях к детям «в дисциплинарных целях» применялись сильнодействующие психотропные препараты. Так, в Тверской области было выявлено 11 случаев, когда подросткам старше 15 лет назначалось психотропное лечение без письменного согласия, что нарушает требования статьи 11 Закона Российской Федерации от 1 мая 1992 года № 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

В России широко распространена практика неправомерного помещения детей в детские дома-интернаты фактически на пожизненное проживание, поскольку по достижении совершеннолетия их переводят в аналогичные интернаты для взрослых. Как указывает Уполномоченный, одна из причин этого явления — использование устаревшей инструкции «О медицинских показаниях и противопоказаниях к приему в дома-интернаты», утвержденной в 1978 году и до сих пор еще не пересмотренной Минздравсоцразвитием России. Вместе с этим администрации спецучреждений не выполняют требования статьи 43 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которым они обязаны не реже одного раза в год проводить освидетельствование больных с участием врача-психиатра с целью решения вопроса об их дальнейшем нахождении в учреждении.

В докладе также отмечаются также нарушения, связанные с автоматическим ограничением в дееспособности в судебном порядке детей, проживающих в детских домах-интернатах, по достижении 14-летнего возраста.

«Нередко дети и подростки не имеют личных вещей, в том числе одежды, отдельных тумбочек (шкафчиков) для их хранения. Пространство их жизнедеятельности крайне ограничено, помещения переполнены, дети не имеют возможности уединиться», — констатирует Уполномоченный. Таким образом, подчеркивает он, нарушается право детей на частную жизнь. Также нередки случаи нарушения жилищных и имущественных прав воспитанников домов-интернатов.

Владимир Лукин отмечает также случаи психологического и физического насилия со стороны персонала в отношении полностью зависимых от них детей, проживающих в этих учреждениях. «Так, в ходе проверок, проведенных в течение 2005 года, Уполномоченным выявлены нарушения прав детей, предусмотренных Конвенцией о правах ребенка и российским законодательством, в Московской, Смоленской, Тверской, Владимирской областях. О фактах нарушений было сообщено главам администраций и прокурорам этих субъектов Российской Федерации. В ходе проверок дети жаловались на применение по отношению к ним некоторых воспитателей и санитарок. Их зачастую били, заставляли старших подростков раздеваться в присутствии других лиц, стоять на коленях. Так, в Ново-Никольском детском доме-интернате Смоленской области воспитанников в целях наказания за «проступки» помещали к тяжело больным детям», — говорится в докладе.

«Одной из причин полной незащищенности детей в детских домах-интернатах является их закрытость, отсутствие внешнего контроля за соблюдением прав воспитанников», — подчеркивает Уполномоченный. Выходом из ситуации, по его мнению может служить создание системы общественной инспекции в данной сфере, а также ее общее реформирование. «Очевидно, что подход к организации условий жизни детей в интернатах, а также к подбору кадров, в том числе профильных специалистов, должен быть изменен. Жизнь в интернатах должна быть организована по принципу семейных групп с небольшим количеством детей. Необходимо, чтобы такие учреждения имели статус образовательных учреждений. Здания и помещения интернатных учреждений, комнаты, где живут дети-инвалиды, должны не только отвечать всем существующим санитарным нормам, но и соответствовать современным эстетическим представлениям», — говорится в докладе.

В целом, по мнению Уполномоченного, «представляется необходимым усиление прокурорского и общественного контроля за соблюдением прав детей-инвалидов; качественное улучшение судебной защиты их прав; изменение финансовой политики государства в направлении обеспечения возможно более полной реабилитации и социальной адаптации детей-инвалидов; модернизация системы образования с целью обеспечения обучения и воспитания детей-инвалидов в общеобразовательных и специальных учреждениях по месту жительства в условиях проживания в семье». Недостаточно активное стимулирование со стороны государства развития благотворительности и меценатства в интересах детей-инвалидов, по мнению Уполномоченного, не дает возможности для развития действенной негосударственной системы помощи этой категории детей и взаимопомощи семей, воспитывающих детей-инвалидов.

В докладе содержится ряд рекомендаций и предложения Уполномоченного по правам человека по соблюдению и реализации прав и законных интересов детей-инвалидов.

По мнению Уполномоченного по правам человека, необходимо внести в федеральное законодательство изменения и дополнения, предусматривающие увеличение компенсации по уходу за ребенком. Кроме того, Владимир Лукин считает нужным внести изменения и дополнения в Семейный кодекс Российской Федерации, в Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», в Федеральный закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», в Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», в Закон Российской Федерации «Об образовании». В частности, Уполномоченный предлагает внести в Федеральный Закон «Об образовании» изменения, в соответствии с которыми установить обязанность бюджетов субъектов Российской Федерации финансировать дополнительные затраты, обусловленные особенностями обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья, в том числе затраты на создание специальных условий для их обучения и воспитания в общих и специальных образовательных учреждениях, а также содержать обучающихся, воспитанников данной категории в образовательных учреждениях. Предлагается также установить финансирование из федерального бюджета расходов на воспитание и обучение детей-инвалидов в дошкольных и общеобразовательных учреждениях в части реабилитационных мероприятий, технических средств и услуг, включенных в «Федеральный гарантированный перечень реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду», а также существенно расширить сам перечень.

Владимир Лукин также предлагает принять Федеральный Закон, устанавливающий федеральный минимальный гарантированный уровень социальной защиты детей-инвалидов и принять Федеральный Закон «Об общественном наблюдении за обеспечением прав и законных интересов воспитанников детских интернатных учреждений», проект которого разработанный общественными организациями, а также рассмотреть возможность внесения дополнений и изменений в Федеральный закон от 22 августа 2004 года №122-ФЗ в части, регламентирующей права детей-инвалидов.

Уполномоченный считает необходимым усилить административную ответственность за нарушение норм Градостроительного кодекса Российской Федерации в части обеспечения безбарьерной среды жизнедеятельности инвалидов, в том числе для детей-инвалидов.

Владимир Лукин также считает необходимым при разработке Федеральной целевой программы «Дети России» на 2007-2010 годы в подпрограмме «Дети-инвалиды» основным приоритетом определить поддержку мероприятий по созданию условий для получения образования ребенком-инвалидом по месту жительства в условиях воспитания в кровной либо замещающей семье. Кроме того, Уполномоченный предлагает с целью постепенного сокращения количества детей-инвалидов, находящихся в интернатных учреждениях разработать национальную программу по сохранению семейной среды для детей-инвалидов и по развитию альтернативных семейных форм устройства детей-инвалидов и детей, оставшихся без попечения родителей.

В целях пресечения практики неправомерного помещения детей в детские дома-интернаты Уполномоченный считает необходимым признать утратившей силу инструкцию Минздрава от 27 декабря 1978 года № 145 «О медицинских показаниях и противопоказаниях к приему в дома-интернаты».

Необходимо, по его мнению также разработать федеральную систему учета детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья, содержащую характеристики каждого ребенка-инвалида и данные о его потребностях в различных видах реабилитации.

Эти и другие предложения отражены в докладе Уполномоченного по правам человека в РФ, который в ближайшее время будет направлен в Госдуму.