Комментарии к ст 446 гк рф

Комментарии к СТ 446 ГПК РФ

Статья 446 ГПК РФ. Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам

Комментарий к статье 446 ГПК РФ:

1. В тексте ГПК РСФСР 1964 г. перечень имущества, на которое не могло быть обращено взыскание, не содержался, такой перечень был дан в приложении N 1 к ГПК РСФСР. В настоящее время данный перечень помещен в «лоно» закона. Этот подход представляется весьма обоснованным, поскольку указанный перечень представляет норму, порождающую правовые последствия. При этом она (норма) претерпела изменения с точки зрения как субъекта, так и состава имущества, на которое может быть обращено взыскание.

2. В комментируемой статье речь идет об ограничениях взыскания по исполнительным документам, касающихся только граждан. Было бы правильно данное весьма существенное обстоятельство отразить и в названии статьи, например: «Имущество граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам». Для юридических лиц состав такого имущества должен определяться федеральным законом. Так, в соответствии с п. 5 ст. 21 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» на движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Перечень видов имущества богослужебного назначения, на которое не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов, устанавливается Правительством РФ по предложениям религиозных организаций.

3. После введения в действие нового ГПК РФ в комментируемую статью были внесены некоторые дополнения, связанные с ипотекой жилых помещений и земельных участков.

Проанализируем абз. 2 и 3 ч. 1 комментируемой статьи с учетом Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 194-ФЗ «О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» и Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 225-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» .

СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4845.

По общему правилу не допускается обращение взыскания на жилое помещение, в котором проживают должник и его семья. Обращение взыскания не допускается независимо от площади, стоимости, места расположения жилья. Доказательствами того, что данное жилье является единственным, служат запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о наличии права (прав) на жилое помещение, а также регистрация гражданина по месту жительства. В том случае, если гражданин постоянно проживает в квартире, которую он занимает по договору найма, в том числе социального найма, обращение взыскания на другие квартиры, принадлежащие ему на праве собственности, представляется возможным.

Обращение взыскания на земельный участок не допускается, если на участке расположено жилье, в котором проживает должник и которое является единственным пригодным жильем для него.

С 1 февраля 2008 г. не имеет значения, используется земельный участок для личных, семейных и иных потребительских целей или для предпринимательских целей.

Исключением из общего правила о недопустимости обращения взыскания является жилое помещение и земельные участки, служащие предметом ипотеки. В соответствии со ст. 50 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон об ипотеке) залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества установленных в ст. ст. 3 и 4 указанного Закона требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в частности неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.

Особенности ипотеки жилых домов, квартир, земельных участков определены ст. ст. 68, 78 Закона об ипотеке.

Обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры. Освобождение таких жилого дома или квартиры осуществляется в порядке, установленном федеральным законом.

Не допускается обращение взыскания на заложенный земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения до истечения соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации произведенной или произведенной и переработанной сельскохозяйственной продукции. Данное требование действует до 1 ноября года, в котором предусмотрено исполнение обеспечиваемого ипотекой обязательства или его части, если договором об ипотеке не предусмотрена иная дата.

Согласно п. 2 ст. 63 Закона об ипотеке не допускается ипотека части земельного участка, площадь которой меньше минимального размера, установленного нормативными актами субъектов Российской Федерации и нормативными актами органов местного самоуправления для земель различного целевого назначения и разрешенного использования.

Статья 446. Преддоговорные споры

1. В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

2. Разногласия, которые возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

Комментарий к статье 446 Гражданского Кодекса РФ

1. Разногласия, возникающие в процессе заключения договора, могут быть переданы на рассмотрение суда по заявлению обеих сторон или по заявлению одной стороны, если они возникли при заключении обязательного договора. В случае обращения сторонами (стороной) в суд условия договора, по которым имеются разногласия, определяются решением суда. Процессуальные требования к участникам данного спора и к судебному решению, его разрешающему, содержатся в ст. ст. 126, 173 АПК.

2. В результате буквального толкования данной нормы складывается впечатление, будто бы с момента передачи преддоговорных разногласий на рассмотрение суда стороны лишаются права урегулировать возникший спор миром, в частности посредством заключения мирового соглашения. Поскольку данный вывод вступает в противоречие с принципом диспозитивности, проходящим красной нитью сквозь действующие ГПК и АПК, его следует признать ошибочным.

Несмотря на передачу преддоговорного спора на рассмотрение суда, условия договора могут быть определены и соглашением сторон, если оно будет достигнуто ранее вынесения судом решения по делу и будет оформлено как мировое соглашение в соответствии со ст. 39 ГПК РФ или гл. 15 АПК, в зависимости от подведомственности спора. В связи с этим рассматриваемую норму следует считать диспозитивной, а не императивной, хотя прямо об этом в ней и не сказано.

Статья 446. Преддоговорные споры

СТ 446 ГК РФ

1. В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

2. Разногласия, которые возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

Комментарий к Ст. 446 Гражданского кодекса РФ

1. Преддоговорной спор — спор, возникший при заключении договора, в частности при согласовании условий договора, заключение которого обязательно для одной из сторон (см. комментарий к ст. 445 ГК РФ). Понятие «разногласия» может означать либо несовпадение предложенных контрагентами содержания или формулировок условий договора, либо уклонение одним из них от его заключения.

Преддоговорной спор передается на рассмотрение суда:

1) по основаниям, предусмотренным ст. 445 ГК РФ (см. абз. 2 п. 1; абз. 1 п. 2);

2) либо по соглашению сторон, у которых возникли разногласия.

Процессуально-правовой целью рассмотрения споров об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, является установление параметров обязательственных правоотношений сторон посредством определения в судебном акте условий договора, по которым у сторон имелись разногласия.

2. В силу п. 2 комментируемой статьи разногласия, которые возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

3. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 15.07.2010 N 996-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Апатит» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 446 Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» (см. п. 4.3);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 06.10.2005 N 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (см. п. 1);

— Постановление Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (см. п. 18);

— Определение ВС РФ от 05.05.2016 по делу N 305-ЭС15-19695, А40-214066/2014 (об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения);

— Определение ВС РФ от 14.04.2016 N 309-ЭС15-17035 по делу N А71-12773/2013 (об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора энергоснабжения);

— Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.08.2016 N Ф03-3555/2016 по делу N А51-17671/2015 (об урегулировании разногласий по договору купли-продажи арендуемого муниципального недвижимого имущества с условием о рассрочке);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.08.2016 N Ф04-2843/2016 по делу N А27-21054/2015 (об урегулировании разногласий при заключении договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования);

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.08.2016 N Ф05-10057/2016 по делу N А41-94051/2015 (об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи земельного участка).

Статья 446 ГК РФ. Преддоговорные споры

Новая редакция Ст. 446 ГК РФ

1. В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

2. Разногласия, которые возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

Комментарий к Ст. 446 ГК РФ

Поскольку согласия обеих сторон об установлении неустойки за нарушение сроков передачи квартир в натуре не достигнуто, арбитражный суд не вправе устанавливать такую ответственность и в случае, когда передача разногласий по этому условию наряду с другими разногласиями на разрешение арбитражного суда была согласована сторонами. Арбитражный суд может вынести решение по существу спора, если обе стороны считают необходимым установить неустойку за нарушение обязательства по договору, но у них возникли разногласия по ее размеру (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56).

Другой комментарий к Ст. 446 Гражданского кодекса Российской Федерации

Комментируемая статья отвечает на вопрос о том, как определяются судом условия договора, относительно которых у сторон имеются разногласия, если спор по этому вопросу должен рассматриваться в суде, а сам договор еще не заключен.

В статье предусматриваются два основания возникновения у суда права рассмотрения таких споров: 1) данный случай указан в ст. 445 ГК; 2) стороны согласились с тем, что данный спор подлежит рассмотрению в суде.

При рассмотрении спора по первому основанию следует учитывать, что ст. 445 содержит три разных ситуации для передачи спора в суд; они указаны, соответственно, в п. п. 1, 2 и 4 ст. 445.

Статья 446 относится ко всем этим случаям. Об условиях и сроках передачи разногласий на рассмотрение суда по ст. 445 см. комментарий к этой статье.

Другим основанием передачи преддоговорных разногласий на рассмотрение суда является «соглашение сторон договора». Такое соглашение оформляется письменно.

В литературе отмечается, что данное соглашение может быть устным (заявление ответчика в суде о согласии на рассмотрение спора), что оно может выражаться даже в виде конклюдентных действий. При этом обычно ссылаются на следующее дело.

Иск в суд (относительно условий будущего договора) был заявлен стороной, для которой заключение договора было обязательным; ответчик, для которого заключение договора не было обязательным, представил в суд свои предложения по условиям договора, не указав, что спор не подведомственен суду. В этом случае, как было указано Президиумом ВАС РФ, арбитражный суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон (п. 1 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7).

С таким подходом трудно согласиться. По сути дела, речь идет о презумпции возможности передачи в суд любого спора, не связанного с гражданским правом. Между тем такой презумпции не существует.

Соглашение сторон о передаче преддоговорного спора на рассмотрение суда может относиться к любым случаям; в частности, оно может расширять рамки норм, содержащихся в ст. 445 ГК. Такое соглашение может относиться не к одному договору, а к ряду договоров.

Решение суда, определяющее, каким должно быть то или иное спорное условие договора, должно основываться на нормах закона.

Статья 446 ГК РФ. Преддоговорные споры

Текущая редакция ст. 446 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 настоящего Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

2. Разногласия, которые возникли при заключении договора и не были переданы на рассмотрение суда в течение шести месяцев с момента их возникновения, не подлежат урегулированию в судебном порядке.

(Пункт дополнительно включен с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ)

Комментарий к статье 446 ГК РФ

1. При недостижении сторонами соглашения по существенным условиям договора и после того как принятые сторонами меры по разрешению возникших разногласий оказались безуспешными, разногласия, возникающие между сторонами при его заключении, возможно передать на рассмотрение суда, арбитражного суда, третейского суда. Понятие «разногласия» может означать либо несовпадение предложенных контрагентами содержания или формулировок условий договора, либо уклонение одним из них от его заключения.

Споры по заявлениям о понуждении заключить договор и о разногласиях по условиям договора подлежат судебному рассмотрению в случаях, если:
— заключение договора носит обязательный характер в соответствии с законом или иным правовым актом или в силу положения предварительного договора;
— у одной из сторон в силу закона или иного правового акта есть право требовать заключения договора;
— между сторонами достигнуто соглашение о передаче спора на рассмотрение суда (арбитражная оговорка).

Процессуально-правовой целью рассмотрения споров об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, является установление параметров обязательственных правоотношений сторон посредством определения в судебном акте условий договора, по которым у сторон имелись разногласия.

2. В судебной практике сложилась позиция, согласно которой суд, арбитражный суд, третейский суд вправе обязать стороны совершить сделку по цене, определенной в ходе рассмотрения спора в судебном заседании, только в случаях обязательности совершения сделки в соответствии с законодательством РФ.

3. Судебная практика:
— постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2014 N 18АП-318/2014 по делу N А07-13784/2013;
— определение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 11.11.2013 по делу N 33-4354/13;
— постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2012 по делу N А54-5841/2011.

Консультации и комментарии юристов по ст 446 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 446 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Арест неподлежащего взысканию имущества: позиция Президиума ВАС РФ

На данный момент в Федеральном законе от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон) отсутствует четкая классификация видов ареста, которые могут налагаться на имущество должника в рамках исполнительного производства, а также целей, для достижения которых это может происходить. В связи с этим зачастую суды должны в ходе рассмотрения соответствующих споров определять, какой именно вид ареста был применен. Был ли он направлен на взыскание имущества, либо выступал лишь как мера обеспечения исполнительного документа или стимулирования должника к исполнению своих обязательств. На практике регулярно возникают споры о том, может ли в упомянутых целях быть арестовано имущество должника, которое не подлежит взысканию в соответствии со ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ.

27 марта текущего года на официальном сайте ВАС РФ было опубликовано Постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 2013 г. № 6065/13 по делу № А43-17970/2012, которое вносит некоторую ясность в данную ситуацию. В документе дается правовая оценка действиям судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на предметы обычной домашней обстановки и обихода, принадлежащие индивидуальному предпринимателю, имеющему задолженность по налоговым платежам. По мнению Президиума ВАС РФ, Закон не предусматривает права судебного пристава-исполнителя накладывать арест на такое имущество с целью обеспечения исполнительного документа или стимулирования должника к выплате задолженности.

Ниже рассмотрены позиции судов первой апелляционной и кассационной инстанции, ВАС РФ и Президиума ВАС РФ по данному делу, а также судебная практика разрешения аналогичных дел другими арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

Фабула дела

Инспекцией ФНС России вынесено решение о взыскании с индивидуального предпринимателя налоговой задолженности. Соответствующее постановление направлено для принудительного исполнения в территориальный орган ФССП России. Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

Ввиду неисполнения требования о добровольном погашении задолженности и отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание, судебным приставом-исполнителем составлен акт о наложении ареста (описи имущества) на телевизор, телефон, стиральную машину, кухонный гарнитур. Имущество оставлено на хранение у должника с указанием на возможность пользования им.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании действий судебного пристава- исполнителя по наложению ареста на спорное имущество незаконными, ссылаясь на нарушение требований ч. 1 ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ.

Первая инстанция, апелляция и кассация

В рассматриваемой ситуации суды не нашли нарушений норм действующего законодательства, которые бы существенным образом повлияли на права и законные интересы заявителя. Согласно позиции судов, в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» в обязанности судебного пристава-исполнителя входит принятие мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Для этих целей ему предоставлено, в частности, право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество.

В соответствии с ч. 1 ст. 68 Закона мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Перечень мер принудительного взыскания предусмотрен ч. 3 ст. 68 Закона.

Судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Он может это сделать и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований (ч. 1 ст. 80 Закона). Арест имущества должника включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости – ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества (ч. 4 ст. 80 Закона).

При этом довод предпринимателя о том, что арест на имущество в нарушение ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ произведен на предметы домашней обстановки, судами отклонен. Так, согласно их позиции, указанные нормы регулируют вопросы, связанные с применением такой меры принудительного исполнения как обращение взыскания на имущество должника (п. 1 ч. 3 ст. 68 Закона) и на спорные правоотношения не распространяются.

По мнению судов, судебным приставом-исполнителем применена иная мера принудительного исполнения – наложение ареста на имущество должника (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона) в виде запрета распоряжаться этим имуществом. По мнению всех трех инстанций, в рассматриваемом случае спорные действия не относятся к числу исполнительных действий, связанных с обращением взыскания на имущества. Кроме того, ограничений права пользования имуществом не вводилось, его изъятие не производилось, арестованное имущество оставлено на хранение предпринимателю с правом пользования.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что оспариваемое действие судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество предпринимателя соответствует требованиям законодательства и не нарушает его прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В связи с этим в удовлетворении заявленного требования отказано.

Мотивация передачи дела в Президиум ВАС РФ

В первую очередь, передавая дело в Президиум (Определение ВАС РФ от 16 августа 2013 г. № ВАС-6065/13 по делу № А43-17970/2012), ВАС РФ отметил, что судами при принятии судебных актов не было учтено, что законодательство об исполнительном производстве различает два вида ареста:

  • арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона);
  • арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (ст. 80 Закона).

При этом ВАС РФ отметил, что ч. 3 ст. 80 Закона содержит закрытый перечень случаев применения ареста на имущество должника:

  • для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации;
  • при исполнении судебного акта о конфискации имущества;
  • при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Из этого ВАС РФ делает вывод: арест имущества должника и обращение взыскания на него представляют собой последовательные этапы процедуры, направленной на реализацию имущества с целью максимально полного восстановления имущественной сферы взыскателя.

Позиция Президиума ВАС РФ

Рассматривая дело, Президиум ВАС РФ отметил, что суды, ссылаясь на применение судебным приставом-исполнителем ареста, как самостоятельной меры принудительного исполнения (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона), не направленной при этом на взыскание имущества, не учли, что это возможно исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества. При отсутствии такого акта, принимаемого судом в качестве обеспечительной меры, вывод судов о применении в рассматриваемом споре указанных положений Закона является неверным.

В связи с этим, Президиум ВАС РФ также подчеркнул, что ч. 3 ст. 80 Закона установлен закрытый перечень оснований наложения ареста на имущество должника. При этом из приведенных положений Закона, согласно его позиции, не следует возможность наложения ареста на предметы домашней обстановки и обихода с целью стимулирования должника к исполнению исполнительного документа о взыскании обязательных налоговых платежей за счет имущества налогоплательщика.

«Арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требование о взыскании денежных средств, представляет собой начальный этап осуществления взыскания», – отметил Президиум ВАС РФ.

При этом, по мнению Президиума ВАС РФ, действия судебного пристава-исполнителя в рассматриваемой ситуации относятся к числу исполнительных действий, связанных с обращением взыскания на имущество, поскольку постановление о возбуждении исполнительного производства было вынесено на основании исполнительного документа – постановления налоговой инспекции о взыскании налоговой задолженности.

Вместе с тем, в ст. 4 Закона закреплен базовый принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, который реализуется, в том числе в ст. 446 ГПК РФ. При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене. Также постановление содержит указание на возможность пересмотра судебных актов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, если они расходятся в толковании соответствующих норм права с рассматриваемым Постановлением Президиума ВАС РФ.

Практика рассмотрения аналогичных дел арбитражными судами

Ранее Постановлением Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. № 7300/10 по делу № А51-18120/2009 арбитражным судам уже давалось разъяснение о применении различных видов ареста в рамках закона об исполнительном производстве. Однако документом не затрагивался непосредственно вопрос о наложении ареста на имущество, не подлежащее взысканию. Дело, непосредственно связанное с имуществом гражданина, не подлежащим взысканию, однажды рассматривалось ВАС РФ. Однако оно не было передано в Президиум, так как в предмет по данному делу не входили требования о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя и его действий по реализации имущества, на которое не могло быть обращено взыскание (Определение ВАС РФ от 22 сентября 2010 г. № ВАС-12111/10 по делу № А17-8628/2009).

Арбитражные суды, рассматривая соответствующие дела, в основном придерживаются мнения, что арест имущества, указанного в ст. 446 ГК РФ, является правомерным, если он не направлен на взыскание данного имущества, оно не изымается, право пользования им не ограничивается (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2010 г. по делу № А17-2052/2010; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21 июня 2010 г. по делу № А17-8628/2009, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 ноября 2011 г. по делу № А78-3903/2011).

В частности отмечается, что понятие обращения взыскания на имущество отличается от понятия наложения ареста на имущество. Наложение ареста на имущество не предполагает реализацию этого имущества и, соответственно, нормы ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ в данном случае неприменимы. Таким образом, наложение ареста на имущество должника по исполнительному производству является обеспечительной мерой, которая направлена на сохранность имущества (ограничение права распоряжения им) и не может рассматриваться как мера принудительного исполнения (см. постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2010 г. по делу № А17-8628/2009; постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября 2010 г. по делу № А49-4728/2010).

Однако встречается и противоположная позиция (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 июня 2012 г. по делу № А53-18843/2011). Так, в данном деле, согласно заявлению территориального органа ФССП России, имущество было арестовано с целью обеспечения исполнения требований исполнительного документа и без цели обращения взыскания на него.

Тем не менее, суд отметил, что судебный пристав-исполнитель действительно имеет право согласно положениям ч. 1 ст. 80 Закона в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественном взыскании, наложить арест на имущество должника. Однако происходить это может в случаях, установленных ч. 3 ст. 80 Закона.

Как отметил в данном случае суд, по смыслу указанных правовых норм, наложение ареста на имущество для обеспечения сохранности предполагает его последующую передачу взыскателю или реализацию. В соответствии с ч. 1 ст. 79 Закона взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен ст. 446 ГПК РФ.

Практика рассмотрения аналогичных дел судами общей юрисдикции

Сходная ситуация наблюдается и при рассмотрении подобных дел судами общей юрисдикции. Как правило, суды отмечают, что судебным приставом-исполнителем совершены исполнительные действия по аресту имущества должника, которые не нарушают прав должника по владению и пользованию жилым помещением, а выступают своего рода обеспечительной мерой, гарантирующей возможность исполнения исполнительных документов. Также учитывается, что обращение взыскания на арестованное имущество судебным приставом-исполнителем не производилось.

Кроме того, по мнению судов, из смысла и содержания ст. 69 и ст. 80 Закона следует, что арест имущества, как мера обеспечения исполнения исполнительного документа, не является частью обращения взыскания на имущество и обеспечивает исполнение решения суда о взыскании денежных средств на всем протяжении исполнительного производства (см. Апелляционное определение Ростовского областного суда от 23 декабря 2013 г. по делу № 33-15187/2013; Апелляционное определение Ростовского областного суда от 24 мая 2012 г. по делу № 33-5635; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20 июня 2013 г. по делу № 33-7178/2013; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20 сентября 2012 г. по делу № 33-9475/2012; Определение Свердловского областного суда от 16 октября 2012 г. по делу № 33-12253/2012).

Согласно другой позиции, запрет на распоряжение имуществом является одной из частей такой меры обеспечения исполнения решения суда, как арест, который применяется для обеспечения сохранности имущества, подлежащего передаче взыскателю или реализации. Однако, в силу ч. 1 ст. 79 Закона, взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен ст. 446 ГПК РФ. С учетом этого, указанный запрет лишен практической значимости, поскольку не может привести к исполнению решения суда (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 2 декабря 2013 г. по делу № 11-39357/2013).

Таким образом, большинство судов толкуют ч. 1 ст. 80 Закона, устанавливающую возможность применения ареста для обеспечения исполнения исполнительного документа, в отрыве от ч. 3 ст. 80 Закона, содержащей закрытый перечень случаев, когда может налагаться арест. Аналогичным образом в юридической литературе ряд авторов считают, что ч. 1 ст. 80 Закона позволяет расширять установленный в ч. 3 ст. 80 Закона перечень целей, для достижения которых судебный пристав-исполнитель может накладывать арест 1 . Другие же авторы, напротив, считают, что ч. 1 ст. 80 Закона необходимо применять руководствуясь закрытым перечнем, установленным в ч. 3 ст. 80 Закона 2 . В настоящий момент практика рассмотрения дел, связанных с наложением ареста на имущество, указанное в ст. 446 ГПК РФ, расходится с приведенной выше позицией Президиума ВАС РФ. Вероятно, в дальнейшем она пойдет по пути признания ареста такого имущества незаконным, независимо от того, было ли целью ареста взыскание данного имущества или обеспечение исполнительного документа (стимулирование должника к исполнению своих обязанностей).

Документы по теме:

  • Постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 2013 г. № 6065/13 по делу № А43-17970/2012
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. № 7300/10 по делу № А51-18120/2009
  • Определение ВАС РФ от 16 августа 2013 г. № ВАС-6065/13 по делу № А43-17970/2012
  • Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»
  • Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»
  • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации
  • Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

Материалы по теме:

Новое в законодательстве об исполнительном производстве
В начале года произошли существенные изменения в законодательстве об исполнительном производстве. Изменения коснулись оснований возбуждения, прекращения и окончания исполнительного производства, размеров исполнительского сбора, правил извещения его участников, особенностей совершения отдельных мер принудительного исполнения. Также закреплен порядок исполнения требований об освобождении нежилых помещений, земельных участков, сноса строений и введена возможность зачета встречных однородных требований.

1 Винниченко Н.А., Смирнов А.Ф. Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ. – М.: «Издательство «Юрайт», 2009.
2 Научно-практический (постатейный) комментарий к Федеральному закону от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (под ред. О.В. Исаенковой). – Система ГАРАНТ, 2012.