Комментарии к ст 2401 ук рф

Комментарии к ст 2401 ук рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 240.1 УК РФ. Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 240.1 УК РФ. Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Статья 332. Неисполнение приказа

1. Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 332 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является установленный в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ порядок воинской подчиненности, т.е. регулируемые законами и воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными.

Основным принципом организации и внутреннего построения Вооруженных Сил и других войск РФ является единоначалие. Согласно ст. 33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ и ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, утвержденных Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (в ред. 29.07.2011) , единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. Оно выражается в праве командира (начальника) единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение и в обязанности подчиненного беспрекословно повиноваться. Командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 47 (ч. 1). Ст. 5749; 2008. N 43. Ст. 4921; 2011. N 4. Ст. 572; N 18. Ст. 2595; N 31. Ст. 4714.

Понятие приказа определено ст. 39 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, согласно которой приказ — это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение. Приказ по форме может быть письменным, устным или переданным по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих.

Согласно Закону о воинской обязанности (п. 3 ст. 37), военнослужащему не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона. Ответственность за отдачу и исполнение незаконного приказа решается в соответствии со ст. 42 УК.

Приговором Новосибирского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения кассационным определением и постановлением президиума Западно-Сибирского окружного военного суда, капитан Д. осужден по ч. 1 ст. 332 УК к ограничению по военной службе на один год с удержанием в доход государства 15% денежного довольствия.

Как установил суд, в присутствии офицеров и представителя штаба Сибирского военного округа Д. открыто отказался исполнять приказ командира части, изданный во исполнение приказа командующего войсками Сибирского военного округа, об убытии для дальнейшего прохождения военной службы в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа.

Военная коллегия Определением от 7 марта 2007 г. отменила приговор и прекратила уголовное дело за отсутствием в действиях Д. состава преступления.

По смыслу закона ответственность за данное преступление установлена за неисполнение подчиненным только законного приказа начальника.

Д. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании не признавал себя виновным в совершении инкриминируемого ему деяния. В суде он показал, что отказался убывать к новому месту службы, так как усомнился в законности приказов об этом, поскольку согласия на прохождение военной службы в миротворческой бригаде не давал.

Как видно из копии представления, Д. представлялся к назначению на должность командира группы специального назначения роты специального назначения отдельного разведывательного батальона отдельной (миротворческой) мотострелковой бригады Приволжско-Уральского военного округа.

В соответствии с выпиской из приказа командующего войсками Сибирского военного округа командир группы специального назначения роты специального назначения части Д. освобожден от занимаемой должности и откомандирован по замене в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа. В этом же приказе указано, что Д. предназначен для назначения в миротворческую бригаду.

Таким образом, приведенными доказательствами по делу подтверждается факт откомандирования Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа для назначения на должность командира группы специального назначения роты специального назначения именно в миротворческую бригаду (специальный воинский контингент).

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 23.06.1995 N 93-ФЗ «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» (в ред. от 07.02.2011) военный персонал, направляемый для участия в миротворческой деятельности, комплектуется на добровольной основе военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2401; 2011. N 7. Ст. 901.

В п. 4 Положения о специальном воинском контингенте в составе Вооруженных Сил Российской Федерации для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.10.1996 N 1251 , установлено, что воинский контингент комплектуется на добровольной основе военнослужащими Вооруженных Сил РФ, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 44. Ст. 5015.

По смыслу названных нормативных правовых актов при решении вопроса об откомандировании военнослужащего в целях его назначения на должность в воинские части Вооруженных Сил РФ, предназначенные для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности (специальный воинский контингент), в обязательном порядке требуется получение согласия военнослужащего.

Как усматривается из материалов уголовного дела, такого согласия Д. не давал.

С учетом изложенного приказы командования об откомандировании Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа отданы с нарушением требований законодательства РФ. (В комментарии к гл. 33 УК все примеры приведены из обзорных справок Военной коллегии ВС РФ.)

В соответствии с ч. 3 ст. 37 Закона о воинской обязанности командирам (начальникам) запрещается отдавать приказы (приказания) и распоряжения, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства РФ.

Согласно ч. 2 ст. 42 УК неисполнение заведомо незаконных приказа и распоряжения исключает уголовную ответственность военнослужащих по комментируемой статье.

Таким образом, преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону. Неисполнение приказа, противоречащего закону или отданного не в порядке службы, не образует рассматриваемого преступления.

Преступление, предусмотренное ч. ч. 1 и 3 комментируемой статьи, относится к преступлениям небольшой тяжести; ч. 2 — к преступлениям средней тяжести.

2. С объективной стороны преступление — это неисполнение приказа, которое совершается в форме неповиновения или иного умышленного неисполнения приказа.

Неповиновение или иное умышленное неисполнение приказа означает открытый отказ от исполнения приказа, когда виновный в категорической форме заявляет или иным способом демонстрирует свое намерение не исполнять приказ или принимает приказ к исполнению, но умышленно не исполняет действий, предписанных приказом, или совершает действия, запрещенные приказом, или не предпринимает действий для своевременного, полного и точного исполнения приказа.

Обязательным признаком преступления является последствие — существенный вред интересам службы. Содержание этого понятия закон не раскрывает.

Для признания преступления оконченным необходимо фактическое причинение вреда. Он может иметь конкретные проявления как материального, так и нематериального характера, зависеть от конкретных обстоятельств дела и должен определяться судом на основе анализа всех имеющихся в деле материалов, оценки важности нарушенных охраняемых законом государственных и общественных интересов в области военной службы, прав и свобод человека и гражданина, отдельного военнослужащего и в целом порядка прохождения военной службы, серьезности и длительности нарушения, размера материального ущерба, обстановки, места и времени.

Существенным вредом интересам службы может быть признан вред, выражающийся, например, в подрыве, в связи с совершенным преступлением, воинской дисциплины в подразделении (части), срыве задания по службе, повреждении или уничтожении имущества, причинении значительного материального ущерба, существенном ущемлении прав и законных интересов военнослужащих.

Между последствием и неисполнением приказа должна быть установлена причинная связь.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий.

Если вследствие неисполнения приказа причинен тяжкий вред здоровью либо наступила смерть по неосторожности, действия виновного кроме комментируемой статьи должны быть квалифицированы по соответствующим статьям о преступлениях против жизни и здоровья.

3. Субъектами неисполнения приказа могут быть военнослужащие, подчиненные начальнику по службе или по воинскому званию, а также военнослужащие, которые в случае нарушения воинской дисциплины или общественного порядка обязаны выполнять требования старших по воинскому званию об устранении этих нарушений, а также военнослужащие при совместном выполнении обязанностей военной службы, начальниками которых выступают старшие по воинскому званию или по занимаемой должности.

Статья 37 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495, предусматривает, что старшие по своему служебному положению и воинскому званию в случае нарушения младшими воинской дисциплины, общественного порядка или других правил поведения должны требовать от них устранения этих нарушений. При невыполнении этих требований младшие по воинскому званию могут быть признаны субъектами рассматриваемого преступления.

При совместном выполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром (начальником), старший из них по должности или по воинскому званию является начальником. Ответственность за неисполнение приказа начальника также наступает по комментируемой статье.

4. С субъективной стороны преступление совершается с прямым или косвенным умыслом.

5. Квалифицирующим признаком преступления (ч. 2 комментируемой статьи) является совершение преступления:

— группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК).

Неисполнение приказа, совершенное группой лиц и группой лиц по предварительному сговору, является таковым, когда все участники группы выступали соисполнителями преступления, т.е. принимали участие в выполнении объективной стороны состава этого преступления. При этом все соисполнители преступления являются военнослужащими. Гражданские лица не должны признаваться исполнителями (соисполнителями) этих преступлений, а могут выступать лишь их соучастниками в виде организатора, подстрекателя либо пособника (ч. 4 ст. 34 УК). Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый участник группы сознает, что он действует согласованно с другими участниками группы, хотя предварительного сговора между ними не было. Предварительный сговор на неисполнение приказа может иметь место до получения приказа начальника, когда подчиненным стало известно, что приказ им будет отдан, во время отдачи начальником приказа, а также после получения подчиненными приказа начальника, когда подчиненные договариваются не исполнять приказ.

Совершая преступления организованной группой, отдельные участники группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления, но участвовать в подготовке или совершении этого преступления. При этом все участники организованной группы признаются исполнителями совершенного преступления, их действия подлежат квалификации по ч. 2 комментируемой статьи без ссылки на ст. 33 УК;

— повлекшие тяжкие последствия.

Содержание понятия тяжких последствий, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, отличается от понятия существенного вреда большей степенью общественной опасности причиненного вреда. К тяжким последствиям могут быть при определенных обстоятельствах и условиях отнесены: наиболее серьезные формы подрыва воинской дисциплины и боеготовности подразделения, части (явное нарушение правопорядка в подразделении, части, срыв боевого задания или серьезное затруднение выполнения боевой задачи на учении, боевом дежурстве и т.п.), катастрофы и аварии, гибель или повреждение боевой техники, крупный материальный ущерб, наиболее опасные формы причинения вреда личности военнослужащих или граждан.

В соответствии со ст. 26 УК отношение к тяжким последствиям неисполнения приказа, квалифицируемого по ч. 2 комментируемой статьи, может характеризоваться и неосторожностью.

6. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает ответственность за неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия. Субъективное отношение лица к совершаемому преступлению — неосторожная форма вины.

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего (ст. 2401 УК РФ)

Основным объектом преступления являются общественные отношения, регламентирующие вопросы общественной нравственности, нормального психического и физиологического развития несовершеннолетнего.

Потерпевшим в таком преступлении может быть признано лицо в возрасте 16-18 лет как женского, так и мужского пола.

Объективная сторона состава преступления выражается в действии — получении сексуальных услуг.

Примечание к данной статье определяет, что сексуальная услуга — это любые действия сексуального характера (в т.ч. половое сношение, мужеложство или лесбиянство), совершенное за деньги или любое иное вознаграждение (обещание вознаграждения) как несовершеннолетнему, так и третьему лицу.

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента получения сексуальных услуг за вознаграждение (обещание вознаграждения).

Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку виновное лицо осознает, что вступает в сексуальную связь с несовершеннолетним в возрасте 16-18 лет за вознаграждение, чем наносит вред общественной нравственности и желает этого.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 18

Статья 240.1. УК РФ

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Комментарии к статье 240.1 УК РФ

Рассматриваемый состав преступления включен в Уголовный кодекс в целях предотвращения сексуальной эксплуатации детей и сексуальных злоупотреблений в их отношении, он призван противодействовать распространению проституции несовершеннолетних. В соответствии с Конвенцией Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, принятой Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2007 г., и Факультативным протоколом к Конвенции о правах ребенка, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 г., государства-участники обязуются принять необходимые меры по криминализации деяний, связанных с использованием услуг детской проституции.

Объектом преступления выступают общественные отношения в сфере общественной нравственности. Потерпевшим от преступления может быть лицо как женского, так и мужского пола в возрасте от 16 до 18 лет.

Объективная сторона заключается в получении сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от 16 до 18 лет. Согласно примечанию к статье под сексуальными услугами понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу. Таким образом, эта норма подлежит применению в отношении потребителей подростковой проституции. Однако проституция представляет собой систематическое вступление в сексуальные отношения за вознаграждение. Полагаем, что диспозицию рассматриваемой нормы нужно трактовать шире, состав преступления окончен с момента однократного получения сексуальных услуг несовершеннолетнего. На квалификацию содеянного не влияет факт передачи вознаграждения, оно может быть лишь обещано самому несовершеннолетнему или третьему лицу. Третьим лицом может быть любой человек, участвующий в организации получения сексуальных услуг несовершеннолетнего, например родитель, другой близкий родственник, попечитель, иное лицо, выполняющее роль сутенера.

Переданное или обещанное вознаграждение может быть как в денежной, так и иной форме. В соответствии со ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающейся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (принят в г. Нью-Йорке 25 мая 2000 г. Резолюцией 54/263 на 97-м пленарном заседании 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН), «. детская проституция означает использование ребенка в деятельности сексуального характера за вознаграждение или любую иную форму возмещения» . Полагаем, к иной форме возмещения могут относиться действия имущественного характера, нематериальные услуги.

Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 28.11.2013;

Состав преступления формальный. Деяние окончено с момента фактического получения сексуальных услуг за вознаграждение или обещание его передачи.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. При этом виновное лицо осознает, что вступает в сексуальные отношения с лицом в возрасте от 16 до 18 лет. То есть виновный достоверно знает о несовершеннолетнем возрасте потерпевшего либо допускает, что потерпевший находится в возрасте от 16 до 18 лет.

Субъект преступления — вменяемое лицо любого пола, достигшее 18 лет, вступающее с потерпевшим в сексуальные отношения за вознаграждение.

Полагаем, что рассматриваемая норма содержит пробел, возникший в связи с указанием в диспозиции статьи возраста потерпевшего от 16 до 18 лет. Такая возрастная характеристика не соответствует требованиям Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. Согласно Конвенции ребенком является любое лицо в возрасте до восемнадцати лет.

Как квалифицировать получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте до 16 лет? Видимо, по ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» (при возрасте потерпевшего от 12 до 16 лет) либо по ст. ст. 131, 132 УК РФ (если потерпевший не достиг 12 лет).

В официальном отзыве Верховного Суда РФ на законопроект о дополнении УК РФ ст. 240.1 «Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего» отмечается, что предлагаемый законопроектом термин «сексуальные услуги» не согласуется с терминологией, уже используемой в уголовном законодательстве для определения действий лиц, вступающих в сексуальный контакт за плату. Так, в ст. ст. 240 и 241 УК РФ, а также в примечании 2 ст. 127.1 УК РФ используется понятие «занятие проституцией». При этом несоблюдение терминологического единства может негативно сказаться на правоприменительной практике . Считая это замечание справедливым, отметим, что понятия «занятие проституцией» и «сексуальные услуги» различны по объему. Предложенная в примечании к ст. 240.1 УК РФ трактовка термина «сексуальные услуги» позволит привлечь виновное лицо к ответственности за факт однократного получения сексуальных услуг, тогда как занятие проституцией требует установления признака систематичности.

Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 13 сентября 2012 г. N 1-ВС-4673/12 «На проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Некоторыми исследователями отмечается, что неопределенность формулировок нового состава преступления порождает конкуренцию уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ), организацию занятия проституцией с использованием несовершеннолетнего (ч. ч. 2 и 3 ст. 241 УК РФ), торговлю несовершеннолетними в целях сексуальной эксплуатации, включая детскую проституцию (ч. ч. 2 и 3 ст. 127.1 и 127.2 УК РФ) . Полагаем, что в указанных примерах нет конкуренции со ст. 240.1 УК РФ, которая предусматривает ответственность потребителей сексуальных услуг несовершеннолетних. Составы же ст. ст. 240, 241, 127.1, 127.2 УК РФ подразумевают совершенно другие признаки объективной стороны и призваны противодействовать организации сексуальной эксплуатации третьих лиц.

Заключение Комитета по вопросам семьи, женщин и детей от 18 января 2013 г. N 3.6-5/35 «На проект Федерального закона N 151664-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

Статья 240.1. Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

(введена Федеральным законом от 28.12.2013 N 380-ФЗ)

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Комментарий к ст. 240.1 УК РФ

Статья указывает на то, что получение сексуальных услуг платного характера от несовершеннолетнего, карается в соответствии с установленными параметрами. Наказание приемлет различные виды ответственности, начиная от обязательных работ и заканчивая лишением свободы. Статья определяет, что речь идет о детях, в возрасте от 16 до 18 лет. Судебная практика указывает на то, что в нашей стране такие случаи встречаются достаточно часто, требуют тщательного изучения. Ответственность назначается в соответствии с данными, полученными в результате расследования дела. В ситуациях, когда сексуальные отношения были спровоцированы угрозами, насилием, используются другие варианты ответственности (иные статьи). Если же речь идет о предоставлении услуг несовершеннолетними, с учетом платного характера, то в данном случае используются вариации рассматриваемой статьи. Правонарушитель в соответствии с законом, должен быть в возрасте от 18 лет.

Под платными предложениями принято понимать те действия, которые осуществляются с личного желания несовершеннолетнего по установленному тарифу. Ответственность взрослого человека все равно формируется, так как он обязан самостоятельно выяснить вопрос возраста в случае использования платных сексуальных предложений.

Сексуальные услуги — это предоставление половых контактов за четко установленную плату. Действия людей, которые предоставляют подобные предложения, являются добровольными и осознанными, но если речь идет о несовершеннолетнем, статья определяет наказание пользователя. К проституции в нашей стране отношение однозначное — это своеобразное нарушение законодательства и морали, и за занятие такой деятельностью предусматриваются различные, не слишком серьезные наказания. Во всем мире сегодня ситуация по данному вопросу рассматривается под разными углами. Многие страны узаконивают такую деятельность, в иных странах не формируют наказание, так как считают, что проституция — нормальное явление современного общества. С другой стороны, во всех странах существуют законы, которые не позволяют вовлекать в сексуальные отношения несовершеннолетних детей. За такие действия предусматриваются весьма серьезные меры наказания.

В статье фигурирует такое понятие, как мужеложство. В нашей стране под данным понятием сокрыто значение гомосексуализма. То есть, вступление в половой контакт двух мужчин.

В статье четко определено понятие платных предложений, с указанием на то, что лицо, предоставляющее свои услуги, или же третье лицо, от пользователя услуг получают своеобразное вознаграждение. На основании данного вознаграждения и предоставляются действия сексуального характера. Если представитель является несовершеннолетним, использование таких предложений является запрещенным. Так как формируется масса нюансов, которые не позволяют детям самостоятельно принимать решения в таких вопросах, есть вероятность воздействия психологического плана, и даже принуждения. Соответственно, пользователь обязан самостоятельно разбираться в вопросе возраста представителя, с целью защиты своих интересов от применения уголовной ответственности.

Комментарии ст 2401 ук рф

Статья 332. Неисполнение приказа

1. Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 332 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является установленный в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ порядок воинской подчиненности, т.е. регулируемые законами и воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными.

Основным принципом организации и внутреннего построения Вооруженных Сил и других войск РФ является единоначалие. Согласно ст. 33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ и ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, утвержденных Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (в ред. 29.07.2011) , единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. Оно выражается в праве командира (начальника) единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение и в обязанности подчиненного беспрекословно повиноваться. Командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 47 (ч. 1). Ст. 5749; 2008. N 43. Ст. 4921; 2011. N 4. Ст. 572; N 18. Ст. 2595; N 31. Ст. 4714.

Понятие приказа определено ст. 39 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, согласно которой приказ — это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение. Приказ по форме может быть письменным, устным или переданным по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих.

Согласно Закону о воинской обязанности (п. 3 ст. 37), военнослужащему не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона. Ответственность за отдачу и исполнение незаконного приказа решается в соответствии со ст. 42 УК.

Приговором Новосибирского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения кассационным определением и постановлением президиума Западно-Сибирского окружного военного суда, капитан Д. осужден по ч. 1 ст. 332 УК к ограничению по военной службе на один год с удержанием в доход государства 15% денежного довольствия.

Как установил суд, в присутствии офицеров и представителя штаба Сибирского военного округа Д. открыто отказался исполнять приказ командира части, изданный во исполнение приказа командующего войсками Сибирского военного округа, об убытии для дальнейшего прохождения военной службы в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа.

Военная коллегия Определением от 7 марта 2007 г. отменила приговор и прекратила уголовное дело за отсутствием в действиях Д. состава преступления.

По смыслу закона ответственность за данное преступление установлена за неисполнение подчиненным только законного приказа начальника.

Д. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании не признавал себя виновным в совершении инкриминируемого ему деяния. В суде он показал, что отказался убывать к новому месту службы, так как усомнился в законности приказов об этом, поскольку согласия на прохождение военной службы в миротворческой бригаде не давал.

Как видно из копии представления, Д. представлялся к назначению на должность командира группы специального назначения роты специального назначения отдельного разведывательного батальона отдельной (миротворческой) мотострелковой бригады Приволжско-Уральского военного округа.

В соответствии с выпиской из приказа командующего войсками Сибирского военного округа командир группы специального назначения роты специального назначения части Д. освобожден от занимаемой должности и откомандирован по замене в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа. В этом же приказе указано, что Д. предназначен для назначения в миротворческую бригаду.

Таким образом, приведенными доказательствами по делу подтверждается факт откомандирования Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа для назначения на должность командира группы специального назначения роты специального назначения именно в миротворческую бригаду (специальный воинский контингент).

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 23.06.1995 N 93-ФЗ «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» (в ред. от 07.02.2011) военный персонал, направляемый для участия в миротворческой деятельности, комплектуется на добровольной основе военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2401; 2011. N 7. Ст. 901.

В п. 4 Положения о специальном воинском контингенте в составе Вооруженных Сил Российской Федерации для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.10.1996 N 1251 , установлено, что воинский контингент комплектуется на добровольной основе военнослужащими Вооруженных Сил РФ, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 44. Ст. 5015.

По смыслу названных нормативных правовых актов при решении вопроса об откомандировании военнослужащего в целях его назначения на должность в воинские части Вооруженных Сил РФ, предназначенные для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности (специальный воинский контингент), в обязательном порядке требуется получение согласия военнослужащего.

Как усматривается из материалов уголовного дела, такого согласия Д. не давал.

С учетом изложенного приказы командования об откомандировании Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа отданы с нарушением требований законодательства РФ. (В комментарии к гл. 33 УК все примеры приведены из обзорных справок Военной коллегии ВС РФ.)

В соответствии с ч. 3 ст. 37 Закона о воинской обязанности командирам (начальникам) запрещается отдавать приказы (приказания) и распоряжения, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства РФ.

Согласно ч. 2 ст. 42 УК неисполнение заведомо незаконных приказа и распоряжения исключает уголовную ответственность военнослужащих по комментируемой статье.

Таким образом, преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону. Неисполнение приказа, противоречащего закону или отданного не в порядке службы, не образует рассматриваемого преступления.

Преступление, предусмотренное ч. ч. 1 и 3 комментируемой статьи, относится к преступлениям небольшой тяжести; ч. 2 — к преступлениям средней тяжести.

2. С объективной стороны преступление — это неисполнение приказа, которое совершается в форме неповиновения или иного умышленного неисполнения приказа.

Неповиновение или иное умышленное неисполнение приказа означает открытый отказ от исполнения приказа, когда виновный в категорической форме заявляет или иным способом демонстрирует свое намерение не исполнять приказ или принимает приказ к исполнению, но умышленно не исполняет действий, предписанных приказом, или совершает действия, запрещенные приказом, или не предпринимает действий для своевременного, полного и точного исполнения приказа.

Обязательным признаком преступления является последствие — существенный вред интересам службы. Содержание этого понятия закон не раскрывает.

Для признания преступления оконченным необходимо фактическое причинение вреда. Он может иметь конкретные проявления как материального, так и нематериального характера, зависеть от конкретных обстоятельств дела и должен определяться судом на основе анализа всех имеющихся в деле материалов, оценки важности нарушенных охраняемых законом государственных и общественных интересов в области военной службы, прав и свобод человека и гражданина, отдельного военнослужащего и в целом порядка прохождения военной службы, серьезности и длительности нарушения, размера материального ущерба, обстановки, места и времени.

Существенным вредом интересам службы может быть признан вред, выражающийся, например, в подрыве, в связи с совершенным преступлением, воинской дисциплины в подразделении (части), срыве задания по службе, повреждении или уничтожении имущества, причинении значительного материального ущерба, существенном ущемлении прав и законных интересов военнослужащих.

Между последствием и неисполнением приказа должна быть установлена причинная связь.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий.

Если вследствие неисполнения приказа причинен тяжкий вред здоровью либо наступила смерть по неосторожности, действия виновного кроме комментируемой статьи должны быть квалифицированы по соответствующим статьям о преступлениях против жизни и здоровья.

3. Субъектами неисполнения приказа могут быть военнослужащие, подчиненные начальнику по службе или по воинскому званию, а также военнослужащие, которые в случае нарушения воинской дисциплины или общественного порядка обязаны выполнять требования старших по воинскому званию об устранении этих нарушений, а также военнослужащие при совместном выполнении обязанностей военной службы, начальниками которых выступают старшие по воинскому званию или по занимаемой должности.

Статья 37 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495, предусматривает, что старшие по своему служебному положению и воинскому званию в случае нарушения младшими воинской дисциплины, общественного порядка или других правил поведения должны требовать от них устранения этих нарушений. При невыполнении этих требований младшие по воинскому званию могут быть признаны субъектами рассматриваемого преступления.

Смотрите так же:

  • Правило умножения на число 100Тема урока: «Умножение и деление на 10 и 100» Тип урока — освоение новых знаний Цель: создать педагогические условия для выведения правила умножения и деления на 10 и 100 через проблемную ситуацию Образовательные: […]
  • Приказ от 07042011 168Приказ Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 7 апреля 2011 г. N 168 «Об утверждении требований к ведению государственного реестра опасных производственных объектов в части […]
  • Изменения в приказ 155Проект Приказа Министерства экономического развития РФ «О внесении изменений в приказ Министерства экономического развития Российской Федерации от 31 марта 2017 г. № 155 «Об установлении предельного уровня соотношения […]
  • 808н приказ мзПриказ Минздравсоцразвития России №808н от 2 октября 2009 г. Приказ, Минздрав России, 02 октября 2009 В соответствии со статьей 37.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля […]
  • 180 приказ министра обороныПриказ Министра обороны РФ от 24 марта 2017 г. № 180 “Об утверждении Порядка обеспечения бесплатным проездом на городском, пригородном транспорте, в сельской местности на внутрирайонном транспорте (кроме такси), а […]
  • Постановление конституционного суда рф 2012Постановление Конституционного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 2-П (с комментарием) Трудовым законодательством предусмотрено право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой […]

При совместном выполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром (начальником), старший из них по должности или по воинскому званию является начальником. Ответственность за неисполнение приказа начальника также наступает по комментируемой статье.

4. С субъективной стороны преступление совершается с прямым или косвенным умыслом.

5. Квалифицирующим признаком преступления (ч. 2 комментируемой статьи) является совершение преступления:

— группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК).

Неисполнение приказа, совершенное группой лиц и группой лиц по предварительному сговору, является таковым, когда все участники группы выступали соисполнителями преступления, т.е. принимали участие в выполнении объективной стороны состава этого преступления. При этом все соисполнители преступления являются военнослужащими. Гражданские лица не должны признаваться исполнителями (соисполнителями) этих преступлений, а могут выступать лишь их соучастниками в виде организатора, подстрекателя либо пособника (ч. 4 ст. 34 УК). Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый участник группы сознает, что он действует согласованно с другими участниками группы, хотя предварительного сговора между ними не было. Предварительный сговор на неисполнение приказа может иметь место до получения приказа начальника, когда подчиненным стало известно, что приказ им будет отдан, во время отдачи начальником приказа, а также после получения подчиненными приказа начальника, когда подчиненные договариваются не исполнять приказ.

Совершая преступления организованной группой, отдельные участники группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления, но участвовать в подготовке или совершении этого преступления. При этом все участники организованной группы признаются исполнителями совершенного преступления, их действия подлежат квалификации по ч. 2 комментируемой статьи без ссылки на ст. 33 УК;

— повлекшие тяжкие последствия.

Содержание понятия тяжких последствий, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, отличается от понятия существенного вреда большей степенью общественной опасности причиненного вреда. К тяжким последствиям могут быть при определенных обстоятельствах и условиях отнесены: наиболее серьезные формы подрыва воинской дисциплины и боеготовности подразделения, части (явное нарушение правопорядка в подразделении, части, срыв боевого задания или серьезное затруднение выполнения боевой задачи на учении, боевом дежурстве и т.п.), катастрофы и аварии, гибель или повреждение боевой техники, крупный материальный ущерб, наиболее опасные формы причинения вреда личности военнослужащих или граждан.

В соответствии со ст. 26 УК отношение к тяжким последствиям неисполнения приказа, квалифицируемого по ч. 2 комментируемой статьи, может характеризоваться и неосторожностью.

6. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает ответственность за неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия. Субъективное отношение лица к совершаемому преступлению — неосторожная форма вины.

Уголовно-правовая политика в отношении несовершеннолетних: вопросы правоприменения

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 17.06.2018 2018-06-17

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Журавлёва А. И. Уголовно-правовая политика в отношении несовершеннолетних: вопросы правоприменения // Молодой ученый. — 2018. — №24. — С. 205-207. — URL https://moluch.ru/archive/210/51556/ (дата обращения: 18.08.2018).

Исследуются нормы уголовного законодательства России, регламентирующие ответственность несовершеннолетних. Устанавливается степень соответствия действующих норм Уголовного кодекса РФ, относящихся к определению ответственности несовершеннолетних, их возрастным особенностям. Делается вывод о том, что зачастую логически невозможно обосновать позицию законодателя, установившего конкретный возраст уголовной ответственности за преступление.

Ключевые слова: несовершеннолетний; возраст; преступление; состав преступления; ответственность.

Правонарушения и преступность относятся к наиболее социально значимым проблемам современного российского общества.

Традиционные и обусловленные реалиями настоящего времени противоречия общественного развития на фоне сокращения несовершеннолетнего населения в стране существенно усиливают свое криминогенное влияние на несовершеннолетних.

Уголовная ответственность является одним из важных направлений противодействия преступности несовершеннолетних. Большое внимание данной проблеме уделяет международное сообщество, принимая соответствующие меры для ее разрешения, в том числе и меры правового характера. В этой связи отметим Международный пакт о гражданских и политических правах, в ст. 24 которого содержится положение, в соответствии с которым каждый ребенок без всякой дискриминации по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального рождения имеет право на такие же меры защиты, которые требуются в его положении со стороны семьи, общества, государства. [7, С. 11]

Уголовный кодекс РФ 1996 г. законодательно определил само понятие «несовершеннолетний»: лицо, которому исполнилось 14 лет, но не исполнилось 18 лет. Лица моложе 14 лет — малолетние, старше 18 лет — совершеннолетние.

В действующем УК РФ в ч. 2 ст. 20 дан исчерпывающий перечень преступлений, ответственность за совершение которых установлена с 14 лет. Всего таких деяний. Отметим, что в настоящее время не все российские исследователи разделяют позицию законодателя о пониженной границе уголовной ответственности в 14 лет. По их мнению, нижнюю границу возраста уголовной ответственности несовершеннолетних следует снизить до 12 лет.

Сторонники данной позиции ссылаются на конкретные психологические исследования, «которые показывают, что к двенадцатилетнему возрасту человек становится способным не только понимать характер своих действий, их общественную опасность и вредность, взаимосвязь своего поведения с окружающим миром, но и принимать глубоко продуманные решения» [1. С. 6, 12]. При этом отметим, что осуществляемый ими анализ конкретных психологических исследований (а чаще опубликованных отдельных результатов исследований) осуществляется не всегда корректно и грешит фрагментарностью, что не позволяет однозначно делать вывод, приведенный нами выше. В этой связи появляются дополнительные аргументы в пользу необходимости снижения возраста уголовной ответственности, которые не связаны с особенностями физиологического, психологического, социального развития несовершеннолетних и являются чаще всего производными от вышеназванных особенностей. В частности, делаются ссылки на криминологическую ситуацию в стране и повышенную криминальную активность лиц 12–13-летнего возраста [3, С. 42], на то, что лица несовершеннолетнего возраста, совершая особо опасные преступления, «прекрасно осознают их общественную опасность, поэтому с субъективной стороны отвечают всем признакам субъекта преступления [2, С. 19]. Сторонники данной позиции вслед за авторами никаких сколь-нибудь убедительных аргументов в пользу такой позиции не приводят.

Мы не можем принять такую позицию по следующим основаниям.

Во-первых, в исследованиях по возрастной и педагогической психологии отмечается, что только к 14 годам у несовершеннолетних начинает формироваться абстрактное мышление [5, С. 21]. Именно это обстоятельство во многом предопределяет логику государственных образовательных стандартов для учреждений образования: от простого — к сложному, от конкретного — к абстрактному. Несформированность, неразвитость абстрактного мышления к 12 годам (в этом исследователи единодушны) вряд ли позволяет несовершеннолетним «понимать характер своих действий, их общественную опасность и вредоносность, взаимосвязь своего поведения с окружающим миром».

Во-вторых, говоря о необходимости снижения возраста уголовной ответственности, сторонники данной позиции почему-то всегда утверждают, что несовершеннолетний к 12 годам понимает и, следовательно, осознает общественно опасный характер своих действий, но не подвергают анализу возможность осознания им ответственности за подобное поведение. Ответственность как социальная форма воздействия на поведение человека, как инструмент регулирования отношений людей в обществе, является такой формой абстракции, которая не может восприниматься и осознаваться в 12-летнем возрасте. Формы ответственности, «вызревание» способности ее нести зависят от характера социальных связей личности. По мере формирования личности та или иная форма социальной ответственности становится ей внутренне присущей, а соответственно, и посильной. Уголовная ответственность, являясь установлением государства, реализуемым в приговоре суда в случае совершения преступления, преломляется через субъективную, личностную призму и связана теснейшим образом со свойствами субъекта и его особенностями [7, С. 15].

В-третьих, вряд ли корректно говорить о повышенной «криминальной» активности малолетних, которые не являются субъектами уголовной ответственности. Очевидно, что можно и нужно говорить об их антиобщественной активности. Следовательно, необходимо изучать возрастные особенности, которые позволяют либо препятствуют установлению определенной формы правовой ответственности в конкретном возрасте.

Представляется, что низший предел возраста уголовной ответственности несовершеннолетних не должен вторгаться в годы детства и раннего подросткового возраста. В этом возрасте ребенок только начинает воспринимать окружающий мир, пытается выделить главное, существенное, однако его сознание еще не сформировано, ребенок еще не может правильно анализировать происходящие события, объяснять мотивы своего поведения. Очевидно, что привлечение к уголовной ответственности несовершеннолетних этой возрастной группы (которым не исполнилось 14 лет) не соответствует и принципу гуманизма.

Аргументы, приведенные выше, позволяют утверждать, что привлечение к уголовной ответственности лиц, достигших 12 лет, не являются обоснованными, поскольку противоречат социальной сущности и психологической зрелости лиц данного возраста.

При установлении возрастной границы в 16 лет в качестве общего правила наступления уголовной ответственности в Российской Федерации законодатель учитывал, что в этом возрасте несовершеннолетние уже способны осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения и могут руководить им.

Вместе с тем отметим, что и несовершеннолетние, которым исполнилось 16 лет, являются субъектами далеко не всех преступлений, предусмотренных в действующем Уголовном кодексе РФ. Так, они не могут быть субъектами воинских, должностных и многих других преступлений. Спектр преступлений, за которые установлена уголовная ответственность несовершеннолетних, значительно уже, чем у взрослых лиц, что объективно соответствует уровню сформированности личности данных возрастных групп [4, С. 43].

Однако проблемы установления возраста уголовной ответственности не сводятся исключительно к установлению нижней возрастной границы привлечения лиц к уголовной ответственности, они значительно шире.

В частности, в действующем УК РФ к уголовной ответственности за совершение некоторых преступлений, потерпевшим от которых выступает несовершеннолетний, может быть привлечено лицо, достигшее возраста 14 лет (например, при совершении преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 126, 131, 132, 206 УК РФ), а за другие — с 18 лет (например, за преступления, предусмотренные в ст. 134, 135, 150, 151, 240.1, 242.2 УК РФ), есть и преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена с 16 лет (например, за преступления, предусмотренные в ст. 151.1, ч. 3 ст. 240, ч. 3 ст. 230 УК РФ). Естественно возникает вопрос, почему, например, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или систематическое употребление спиртных напитков и одурманивающих веществ к уголовной ответственности может быть привлечено только лицо, достигшее 18 лет, а за склонение несовершеннолетнего к употреблению наркотических средств и психотропных веществ или за вовлечение в занятие проституцией — с 16 лет. Тот же вопрос возникает и применительно к установлению возраста уголовной ответственности за совершение других деяний, например, за получение сексуальных услуг несовершеннолетнего (ст. 2401 УК РФ) — с 18 лет, а за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242 УК РФ) — с 16 лет. Логика законодателя при установлении возрастных границ уголовной ответственности за совершение преступлений, перечисленных выше, не поддается объяснению, поскольку такой подход не обусловлен ни особенностями возраста, ни общественной опасностью самих деяний. К сожалению, подобных примеров в действующем уголовном законодательстве России немало.

Вариантов выхода из сложившейся ситуации может быть несколько. Наиболее простой, с точки зрения законодательной техники, в ст. 20 УК РФ предусмотреть самостоятельную часть, в которой перечислить (закрепить) все составы преступлений, ответственность за совершение которых наступает с 16 лет. Либо в ч. 4 ст. 20 УК РФ закрепить правило, в соответствии с которым «отягчающее (особо отягчающее обстоятельство) — совершение преступления в отношении лица, не достигшего совершеннолетия, вменяется только лицу, достигшему совершеннолетия».

Не менее важной долгое время считалась проблема определения возраста в сложных преступлениях, когда в рамках основного состава ответственность наступала с 14 лет, а за преступление, являющееся отягчающим обстоятельством, — с 16 лет. Например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст. 111 УК РФ), похищение человека (п. «в» ст. 126 УК РФ), изнасилование (п. «а», ч. 4 ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (п. «а» ч. 4 ст. 132 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч. 2 ст. 167 УК РФ) и др. В указанных составах преступлений в качестве отягчающих обстоятельств было предусмотрено наступление последствий в виде смерти по неосторожности.

Аналогичная ситуация возникает при совершении кражи, грабежа, разбоя, соединенных с проникновением в жилище. Очевидно, что усиление ответственности за эти преступления обусловлено нарушением дополнительного объекта — неприкосновенности жилища. Но ответственность за это деяние (ст. 139 УК РФ) предусмотрена с 16 лет. Возникает вопрос: правомерно ли вменение 14-летнему нарушение неприкосновенности жилища в составе кражи, грабежа, разбоя? С позиции действующего закона ответ должен быть отрицательным, поскольку эти деяния, совершенные лицами, не достигшими 16-летнего возраста, на законном основании могут квалифицироваться как сопряженные с проникновением в помещение [3, С. 44].

Существуют и другие проблемы, связанные с возрастом уголовной ответственности, которые требуют самостоятельного анализа. Однако и сказанного выше достаточно для утверждения, что существующие проблемы не способствуют достижению целей уголовного права применительно к несовершеннолетним, которые заключаются в том, что в отношении этой возрастной группы могут использоваться лишь минимально возможные карательные средства воздействия. При этом, чем младше возраст, тем должно быть меньше возможностей для применения таких средств. Безусловно, что несовершеннолетний возраст не должен становиться «индульгенцией» от уголовной ответственности, но последняя должна помочь оградить общество от дальнейшей криминализации подрастающего поколения.

  1. Артеменко Н. В. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»: некоторые противоречия и нерешенные вопросы / Н. В. Артеменко // Вопросы ювенальной юстиции. — 2014. — № 2. — С. 19–23.
  2. Бабий Н. А. Уголовная ответственность несовершеннолетних / Н. А. Бабий. — М.: Юристъ, 2010. — 582 с.
  3. Баев В. Г. Наказания, применяемые к несовершеннолетним: исторический и современный российский опыт / В. Г. Баев // История государства и права. — 2011. — № 2. — С. 41–45.
  4. Воронин В. Н. Принцип индивидуализации наказания в его практическом преломлении / В.ЕН. Воронин // Судья. — 2016. — № 6. — С. 41–44.
  5. Головнев К. К. О некоторых особенностях назначения наказания несовершеннолетним / К. К. Головнев // Судья. — 2014. — № 6. — С. 19–23.
  6. Селезнева Н. А. Ответственность несовершеннолетних по уголовному праву России: автореф. дис. канд. юрид. наук / Н. А. Селезнева. — М., 2004. — 22 с.
  7. Черненко И. В. Особенности уголовной ответственности и альтернативных ей мер в отношении несовершеннолетних: автореф. дис.. д-ра юрид. наук / З. А. Астемиров. — Кемерово., 2006. — 32 с.