К административным правонарушениям посягающим на права граждан относится

§ 1. Административные правонарушения, посягающие на права граждан и здоровье населения

Объектом административных правонарушений, посягающих на права граждан (гл. 5 КоАП), являются пассивные и активные избирательные права физических лиц (13 из 23 составов правонарушений, рассматриваемых в данной главе; см. также ст. 32 Конституции РФ).

Объединяющим признаком этих правонарушений является субъективная сторона — наличие вины, как правило, в форме прямого умысла, а также виды налагаемых административных взысканий. Все 13 составов правонарушений, рассматриваемых в гл. 5 КоАП, влекут санкции в виде административного штрафа, однако критерии его исчисления различны: в основном применяется базовый критерий определения суммы штрафа — в величине, кратной размеру месячной оплаты труда (ст. 401 — 4011, 4013); в ст. 4012 «Незаконное принятие пожертвований кандидатом либо избирательным объединением (избирательным блоком)» размер штрафа исчисляется на основе вспомогательного критерия, крайне редко используемого в КоАП, — в сумме, кратной размеру незаконного дохода, полученного в результате административного правонарушения (в данном случае в сумме, равной трехкратному размеру незаконного пожертвования).

В большинстве случаев субъекты правонарушений, предусмотренных ст. 401 — 4013 КоАП, представлены должностными лицами — членами избирательных комиссий, государственными служащими (ст. 401), лицами, наделенными негосударственными властными полномочиями (в ст. 408 — главный редактор средства массовой информации — СМИ). Чле-

ны избирательных комиссий осуществляют делегированные им государственно-властные полномочия временно, что соответствует дефиниции должностного лица, поскольку любой сотрудник избирательной комиссии уполномочен государством осуществлять функции представителя власти.

Другие субъекты, указанные в составах ст. 401 — 4013 КоАП, — иные ответственные лица, среди них кандидат в депутаты на выборную должность, избирательные объединения (избирательные блоки), журналисты и др.

Действия этих лиц могут повлечь за собой прекращение правоотношения в сфере избирательного права. Например, административные правонарушения, предусмотренные ст. 402, 408, 4012 КоАП, являются основанием для отмены результатов выборов, а совершение проступков, предусмотренных ст. 40′, 405, 406 КоАП, может повлечь за собой признание вышестоящей избирательной комиссией выборов или референдума несостоявшимися.

К субъектам рассматриваемых правонарушений относятся не только физические, но и юридические лица, отечественные или зарубежные: международные общественные объединения, избирательные блоки, российские коммерческие организации с иностранным участием и др., однако предусмотренные КоАП штрафные санкции налагаются только на физических лиц.

Главой 5 КоАП предусмотрены также составы правонарушений, посягающих на осуществление гражданами права на труд (ст. 41, 411 — 414 КоАП). Общественная опасность этой группы проступков заключена в воспрепятствовании гражданам реализовать свое конституционное право в сфере трудовых правоотношений (ст. 37 Конституции РФ).

Субъектом правонарушений, предусмотренных ст. 41, 41′ — 414 КоАП, могут быть и юридические лица — предприятия, учреждения, организации любой формы собственности, на руководителей которых налагаются административные взыскания в виде штрафов. Физические лица, совершающие административные проступки в сфере трудовых правоотношений, всегда относятся к категории должностных лиц независимо от того, действуют ли они в сфере частного права или публично-правовых отношений (см. ст. 41 КоАП). Причиненный вред, например в случае незаконного увольнения, может быть не только имущественным, но и моральным.

Субъективная сторона рассматриваемых административных проступков предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Умышленная вина квалифицируется, в частности, при уклонении должностным лицом от участия в переговорах по заключению, изменению или дополнению коллективного договора (ст. 41′ КоАП). Руководитель предприятия, учреждения, организации должен быть осведомлен об особенностях

трудовых правоотношений и не может не сознавать противоправную основу своего действия или бездействия.

Глава 5 КоАП включает четыре состава правонарушений, объектом посягательства которых являются общественные отношения в сфере охраны здоровья граждан (ст. 42 — 45 КоАП). Две из них (ст. 42, 43) содержат отсылочные предписания, предусматривающие ответственность за нарушение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемичес-ких правил и норм (далее — санитарные правила). Такие правила установлены, в частности, Федеральным законом от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Законом РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»1 и принятыми на их основе подзаконными, в том числе ведомственными, актами. Все основные функции в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения отнесены к ведению Министерства здравоохранения РФ, первый заместитель министра ex officio является Главным государственным санитарным врачом России и возглавляет всю систему государственного надзора в этой сфере.

Наиболее суровые санкции гл. 5 КоАП — исправительные работы и административный арест на срок до 15 суток предусмотрены ст. 44 КоАП «Незаконные приобретение или хранение наркотических средств в небольших размерах либо потребление наркотических средств без назначения врача».

Следует учитывать приведенные далее особенности данного состава административного проступка.

1. Диспозиция ст. 44 воспроизводит лишь отдельные стороны правонарушения, указанного в заголовке; в частности, о потреблении наркотических средств как квалифицирующем признаке административного проступка в ч. 1 ст. 44 и в примечании к этой статье не упоминается. В отличие от рассматриваемого случая все другие составы правонарушений, перечисленные в КоАП, дословно воспроизводят наименование соответствующей статьи либо определяют дополнительные признаки правонарушения, отсутствующие в ее заголовке.

2. Под наркотическими веществами понимаются способные оказать неблагоприятное воздействие на психику человека растительные или синтетические средства, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ, определяемый Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ, а также компоненты, используемые при их производстве, изготовлении и переработке.

1 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации (далее — ВСНД и ВС РФ). 1992. № 10. Ст. 457.

Таким образом, к наркотикам относятся и психотропные вещества, воздействующие на психику и мотивацию поведения человека и применяемые обычно при лечении психически больных. Список психотропных средств, определенный Конвенцией о психотропных веществах 1971 г., соответствует правовым критериям их квалификации. Этот список ведется Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ. По состоянию на июнь 1997 г. он насчитывал 13 наименований психотропных веществ (кетамин, аминорекс, амобарбитал и проч.) и 59 наименований наркотических средств (смола каннабиса, гашиш, марихуана, различные виды опия, маковая соломка, морфин, кодеин, героин и т.п.).

3. Под незаконностью приобретения или хранения наркотических средств в небольших размерах следует понимать нарушение установленного Федеральным законом от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» (далее — ФЗ от 8 января 1998 г.) порядка оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров1. К составу административного проступка, предусмотренного ст. 44 КоАП, относятся только отдельные разновидности оборота наркотических веществ, не представляющие значительной общественной опасности. Другие разновидности оборота наркотиков, например, изготовление или сбыт наркотических средств, квалифицируются в качестве преступления (ст. 228 УК). При отсутствии количественных показателей наркотических средств, указанных в ч. 1 ст. 44, правонарушение может содержать признаки состава преступления, предусмотренного ст. 228 УК. При отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических веществ и психотропных средств необходимо руководствоваться заключениями Постоянного комитета по контролю наркотиков при Минздраве РФ, а также данными экспертов.

Порядок оборота наркотиков представляет собой совокупность методов государственного регулирования, несоблюдение которых может повлечь за собой административные или уголовные санкции (ст. 44 КоАП, ст. 228 УК). Такие методы предусматривают следующее.

1. Введение государственной монополии на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотиков (культивирование растений, ввоз и вывоз наркотических средств и др.). Государственная монополия означает ограничение правомочий субъектов частного права, а также введение особых форм контроля и надзора. В частности, изготовление сильнодействующих наркотических средств или психотропных веществ, а также внешнеторговая деятельность в этой сфере осуществляются только

‘СЗРФ. 1998. №2. Ст. 219.

государственными унитарными предприятиями и государственными учреждениями.

Негосударственные юридические лица вправе производить и изготовлять только психотропные вещества, употребление которых не представляет значительной общественной опасности. В отношении этих препаратов Правительство РФ устанавливает льготный режим контроля.

2. Лицензирование всех видов деятельности, связанной с оборотом наркотических средств и психотропных веществ (в том числе приобретения и хранения, упомянутых в ст. 44 КоАП), осуществляется на основе Федерального закона от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» (ст. 9 — 13) и Федерального закона от 25 сентября 1998 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее- Закон о лицензировании) (ст. 17). В случае коллизий применения норм, установленных вышеназванными законами, применяются предписания ФЗ от 8 января 1998 г., поскольку действие базового закона о лицензировании не распространяется на лицензионные отношения, возникшие до его вступления в силу (п. 3 ст. 19 Закона о лицензировании).

3. Введение государственных квот (количественных ограничений) на культивирование растений, содержащих наркотические вещества или представляющих собой исходное сырье для изготовления наркотических средств.

4. Введение особого порядка разработки новых наркотических средств и психотропных веществ, предусматривающего осуществление этой деятельности на основе госзаказа государственными научно-исследовательскими учреждениями.

Вред, причиняемый здоровью человека, обусловлен спецификой производства наркотических средств, дозой и средой их потребления, индивидуальными особенностями организма к их привыканию, токсичностью их воздействия.

Перечень наркотических средств определяется Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ, который в своих рекомендациях определяет размер приобретаемых или хранящихся наркотических средств.

Субъективная сторона данных правонарушений предполагает наличие вины в форме прямого или косвенного умысла.

Примечание к ст. 44 предусматривает редко употребляемую в КоАП практику освобождения от административной ответственности несмотря на наличие состава административного проступка. Такая возможность допускается в случае добровольной сдачи правонарушителем приобретенных или хранимых им наркотических веществ.

Общественная опасность рассматриваемого правонарушения характеризуется не только причинением вреда здоровью граждан — незаконный оборот наркотиков наносит ощутимый ущерб общегосударственным интересам. Приобретение, хранение, потребление наркотиков отрицательно сказывается на динамике преступности; асоциальные элементы, дейст-вуюдцие в этой сфере, часто привлекают к совершению правонарушения других лиц, что отягчает ответственность. Повышенная смертность наркоманов негативно сказывается на демографических показателях и неблагоприятно воздействует на национальную безопасность.

Объектом правонарушения, предусмотренного ст. 45 КоАП (сокрытие источника заражения венерической болезнью и контактов больных, создающих опасность заражения), являются общественные отношения в сферах частноправовых и государственных интересов. Эпидемия или пандемия при распространении венерических болезней, которые могут быть следствием и рассматриваемых проступков, сказываются не только на здоровье отдельных граждан, но и на санитарно-эпидемиологическом благополучии всего населения. Употребление названия «венерические болезни» (morbus venerus) было впервые введено в обиход в 1527 г. Жаком де Бетанкуром, он связывал их распространение с результатом служения культу Венеры (ex Venere).

По смыслу ст. 45 КоАП к венерическим болезням относятся и ВИЧ-инфекция. Однако УК отграничивает категорию ВИЧ-инфицированных. КоАП определяет обязанность инфицированных лиц сообщать все известные сведения об источнике заражения и последующих контактах, содействующих распространению инфекционного заболевания. Правонарушитель должен осознавать, что сокрытие соответствующих данных создает опасность распространения болезни. Сокрытие источника заражения, повлекшее тяжкие последствия — инфицирование венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией другого лица, квалифицируется как преступление (ст. 121, 122 УК).

Правонарушение, предусмотренное ст. 45 КоАП, характеризуется умышленной виной — лицо знает о наличии у него венерического заболевания и осознает степень вреда, который может быть причинен сокрытием информации об источнике инфицирования. Лица, имевшие контакты с инфицированными больными, подлежат административной ответственности лишь в том случае, если они были осведомлены органом здравоохранения о наличии венерического заболевания и продолжали асоциальные действия, создающие опасность распространения инфекции.

Административные правонарушения, посягающие на права граждан (общая характеристика)

Объектом административных правонарушений, посягающих на права граждан (гл. 5 КоАП), преимущественно являются пассивные и активные избирательные права физических лиц (13 из 23 составов правонарушений, рассматриваемых в данной главе).

Объединяющим признаком этих правонарушений является субъективная сторона – наличие вины, как правило, в форме прямого умысла, а также виды налагаемых административных взысканий. Все составы правонарушений, рассматриваемых в гл. 5 КоАП, влекут санкции в виде административного штрафа, однако критерии его исчисления различны: в основном применяется базовый критерий определения суммы штрафа – в величине, кратной размеру месячной оплаты труда.

В большинстве случаев субъекты правонарушений представлены должностными лицами – членами избирательных комиссий, государственными служащими, лицами, наделенными негосударственными властными полномочиями (в ст. 408 – главный редактор средства массовой информации – СМИ). Члены избирательных комиссий осуществляют делегированные им государственно-властные полномочия временно, что соответствует дефиниции должностного лица, поскольку любой сотрудник избирательной комиссии уполномочен государством осуществлять функции представителя власти.

Другие субъекты – иные ответственные лица, среди них кандидат в депутаты на выборную должность, избирательные объединения (избирательные блоки), журналисты и др.

Действия этих лиц могут повлечь за собой прекращение правоотношения в сфере избирательного права.

К субъектам рассматриваемых правонарушений относятся не только физические, но и юридические лица, отечественные или зарубежные: международные общественные объединения, избирательные блоки, российские коммерческие организации с иностранным участием и др., однако предусмотренные КоАП штрафные санкции налагаются только на физических лиц.

Главой 5 КоАП предусмотрены также составы правонарушений, посягающих на осуществление гражданами права на труд. Общественная опасность этой группы проступков заключена в воспрепятствовании гражданам реализовать свое конституционное право в сфере трудовых правоотношений (ст. 37 Конституции РФ).

Субъектом правонарушений могут быть и юридические лица – предприятия, учреждения, организации любой формы собственности, на руководителей которых налагаются административные взыскания в виде штрафов. Физические лица, совершающие административные проступки в сфере трудовых правоотношений, всегда относятся к категории должностных лиц независимо от того, действуют ли они в сфере частного права или публично-правовых отношений. Причиненный вред, например в случае незаконного увольнения, может быть не только имущественным, но и моральным.

Субъективная сторона рассматриваемых административных проступков предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Умышленная вина квалифицируется, в частности, при уклонении должностным лицом от участия в переговорах по заключению, изменению или дополнению коллективного договора. Руководитель предприятия, учреждения, организации должен быть осведомлен об особенностях трудовых правоотношений и не может не сознавать противоправную основу своего действия или бездействия.

Особенная часть

В результате изучения данной главы студент должен:

o знать виды административных правонарушений и особенности их квалификации;

o уметь отграничивать правонарушения, посягающие на публично-правовые интересы от правонарушений, посягающих на частноправовые интересы;

o владеть надлежащими теоретическими и практическими навыками установления квалифицирующих признаков проступка и его отграничения от преступления.

Административные правонарушения, посягающие на права граждан

Глава 5 КоАП включает в себя административные проступки:

o посягающие на пассивные и активные избирательные права граждан (ст. 5.1-5.25, 5.45-5.52, 5.56, 5.58);

o нарушающие законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях (ст. 5.26);

o посягающие на трудовые права граждан (ст. 5.27-5.34);

o посягающие на права несовершеннолетних (ст. 5.35) или нарушающие обязанности публичных и негосударственных лиц по соблюдению таких прав (ст. 5.36- 5.37);

o нарушающие информационные права граждан (ст. 5.39), а также административные правонарушения, обусловленные неисполнением субъектом предпринимательства публичных информационных обязанностей (ст. 5.53- 5.55);

o нарушающие порядок рассмотрения обращений граждан (ст. 5.59);

o посягающие на общественно-политические или социальные права граждан (соответственно ст. 5.40,5.59 и 5.41- 5.43, 5.57);

o умаляющие честь и достоинство лица либо причиняющие ему репутационный вред (ст. 5.61);

o ограничивающие права граждан на основе социальных, общественно-политических и гуманитарных критериев (ст. 5.62);

o нарушающие законодательство о предоставлении публичных услуг (ст. 5.63).

Таким образом, основным объектом посягательств являются избирательные права граждан, ответственность за проступки в этой сфере установлена более чем три четверти составов административных правонарушений, установленных гл. 5 КоАП.

Самым распространенным административным наказанием, предусмотренным гл. 5, является административный штраф, исчисляемый в фиксированной сумме, выраженной в рублевом эквиваленте. Наибольший размер административного штрафа для граждан — в сумме от 10 тыс. до 20 тыс. руб. предусмотрен при нарушениях законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании (ст. 5.38 КоАП). Применение административного штрафа в суммах, многократно превышающих предельные значения, установленные ч. 1 ст. 3.5 КоАП, предусмотрено только в вышеуказанном случае, а также при совершении отдельных нарушений общественного порядка (см. параграф 11.16 настоящего издания). Наиболее обременительные санкции для организаций-нарушителей установлены ч. 1 ст. 5.5, ст. 5.8, 5.10, ч. 1 ст. 5.12, ст. 5.18, ч. 1 ст. 5.57 КоАП, применительно к этим статьям максимальный размер административного штрафа составляет 200 тыс. руб. (административный штраф до 200 тыс. руб. установлен только ч. 1 ст. 5.57 КоАП). Исчисление штрафа в минимальном размере, применительно к рассматриваемым проступкам, предусмотрено ст. 5.38 КоАП. В редких случаях могут быть применены и иные имущественные санкции — конфискация, применяемая наряду с административным штрафом в качестве дополнительного административного наказания (ст. 5.19, 5.20) или предупреждение, выносимое в случаях, установленных ст. 5.35 КоАП в качестве санкции, альтернативной административному штрафу. К субъектам предпринимательства, нарушающим законодательство о труде и об охране труда, а также в случаях нарушений законодательства об образовании применяется наказание в виде административного приостановления деятельности, а к должностным лицам — дисквалификация (см. ч. 1 и 2 ст. 5.27, ч. 3 ст. 5.57 КоАП). Таким образом, при совершении рассматриваемых административных правонарушений применяются исключительно санкции, влекущие за собой обременение имущественных правомочий лица (административное приостановление деятельности), либо прекращающие такие правомочия в полном объеме (применительно к конфискации предмета административного правонарушения).

К субъектам административных правонарушений, установленных гл. 5 КоАП, относятся негосударственные организации, должностные лица публичных органов или негосударственных юридических лиц, а также граждане — физические лица, не наделенные правомочиями должностного лица. В исключительных случаях к административной ответственности могут быть привлечены публичные субъекты, а именно публичные организации, например государственные или муниципальные СМИ, в том числе телерадиовещательные организации (см. ч. 2 ст. 5.5), публичные организации, нарушающие законодательство о труде и охране труда (см. ч. 1 ст. 5.27), а также должностные лица муниципальных органов или федеральных органов исполнительной власти (см. соответственно ст. 5.59 и ч. 1, 2 ст. 5.63 КоАП).

Следует учитывать некоторые особенности квалификации рассматриваемых правонарушений. Индивидуальные предприниматели являются самостоятельными субъектами правонарушений, установленных ч. 1 ст. 5.27 КоАП («Нарушение законодательства о труде и об охране труда»). При квалификации таких правонарушений не применяется общая дефиниция должностного лица, отождествляющая юрисдикционный статус индивидуального предпринимателя и должностного лица (см. прим. к ст. 2.4).

В остальных случаях индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную для должностных лиц, если проступок обусловлен их профессиональной деятельностью, в иных случаях индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную санкцией соответствующей статьи для граждан.

Дела об административных правонарушениях, посягающих на активные или пассивные избирательные права, производство по которым осуществляется в форме административного расследования, рассматриваются судьями районных судов, а в случаях, не требующих проведения административного расследования, — мировыми судьями. Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.35, 5.36 КоАП.

Отдельными административно-юрисдикционными полномочиями наделены должностные лица ОВД, избирательных комиссий, комиссий референдума, органов социальной защиты (см. п. 17 ч. 2 ст. 28.3 КоАП), а также должностные лица специальных публичных органов — федеральной инспекции труда и подведомственных ей органов, Счетной палаты РФ, государственных внебюджетных фондов (см. соответственно п. 16 ч. 2, п. 3, 4 ч. 5 ст. 28.3). Указанные должностные лица вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, применять некоторые меры административного пресечения (см. ч. 1 ст. 27.8, ч. 1 ст. 27.10), а также осуществлять иные процессуальные действия, например должностные лица избирательных комиссий, комиссий референдума вправе назначать административное расследование (см. ч. 1, 2 ст. 28.7 КоАП). Обширными юрисдикционными полномочиями в рассматриваемой сфере наделена прокуратура, к ведению которой отнесено возбуждение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.1, 5.7, 5.21, 5.23-5.25, 5.45, 5.46, 5.48, 5.52 (см. ч. 1 ст. 28.4 КоАП). Мера пресечения в виде временного запрета деятельности применяется в случаях нарушения субъектом предпринимательства законодательства о труде и охране труда (см. ч. 1 ст. 5.27 КоАП).

В зависимости от общественно опасных последствий рассматриваемые правонарушения могут квалифицироваться как преступления. Так, административное правонарушение, установленное ст. 5.39 КоАП, считается законченным в момент принятия должностным лицом решения об отказе в предоставлении гражданину или организации документов, материалов, при нарушении сроков представления документированной информации, либо в случае представления неполной или заведомо недостоверной информации. Таким образом, ст. 5.39 устанавливает административную ответственность за нарушение порядка представления гражданам и организациям документированной информации, открытый доступ к которой определен федеральным законом. К такой информации относятся не только нормативные правовые акты, устанавливающие обязанности граждан (т.е. ограничивающие их права) и подлежащие официальному обнародованию в соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ. Граждане или организации вправе требовать представления сведений о состоянии окружающей среды (экологической информации), сведений, характеризующих санитарно-эпидемиологическую обстановку, информации о возникновении чрезвычайных обстоятельств (стихийных бедствий, аварий, катастроф). Право на представление такой информации установлено ч. 3 ст. 41, ст. 42 Конституции РФ, а также федеральными законами, которыми определены способы обеспечения информационных прав (например, представление не только письменных, но и устных сведений). Отказ в представлении гражданину или организации такой информации квалифицируется по ст. 5.39 КоАП, при этом состав правонарушения устанавливается при наличии формально-юридических критериев, определенных диспозицией этой статьи. Рассматриваемое правонарушение квалифицируется в момент вынесения должностным лицом неправомерного решения, не зависимого от формы его вынесения, которая может быть как письменной, так и вербальной. При этом индивидуальные правовые акты могут быть вынесены в вербальной форме только в случаях, установленных федеральным законом. К таким актам относятся, например, устные разрешения, принимаемые должностным лицом таможенного органа.

При квалификации ст. 5.39 КоАП следует учитывать и другие составы правонарушений, устанавливающие ответственность за нарушение порядка распространения информации, в частности непредставление гражданину экологической информации квалифицируется по ст. 8.5 КоАП. Если деяния, определенные диспозицией ст. 5.39 КоАП, причинили имущественный ущерб или моральный вред физическому лицу или организации, правонарушение квалифицируется по ст. 140 УК.

Корреляция проступков и преступлений возможна также при совершении правонарушений, посягающих на избирательные права граждан. Например, нарушение порядка финансирования избирательной кампании, кампании по проведению референдума в зависимости от размера используемых денежных средств квалифицируется по ст. 5.20 КоАП или по ст. 1411 УК. Незаконное изготовление избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме квалифицируется по ч. 3 ст. 142 УК, сокрытие остатков тиражей указанных бюллетеней влечет за собой применение административных наказаний, установленных ст. 5.23 КоАП. Корреляция деяний возможна также при совершении правонарушений, предусмотренных ст. 5.22 КоАП и 1421 УК, ч. 1 ст. 5.27 КоАП и ч. 1 ст. 143 УК, ст. 5.26 КоАП и ст. 148 УК.

Административные правонарушения, посягающие на права граждан.

Составы административных правонарушений, посягающих на права граждан, закреплены в главе 5 КоАП РФ. Объектом названных правонарушений являются отношения, возникающие при реализации гражданами своих конституционных прав.

Первая группа статей (ст.5.1-5.25, 5.45-5.52, 5.56 КоАП РФ) предусматривает правонарушения, объектом посягательства которых являются избирательные права граждан, которые предусмотрены ст.32 Конституции Российской Федерации и детально регламентированы Федеральным законом от 12 июня 2002 года №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Под избирательным правом понимается конституционное право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, в том числе участвовать в выдвижении кандидатов (списков кандидатов), предвыборной агитации, наблюдении за проведением выборов, работой избирательных комиссий, включая установление итогов голосования и определение результатов выборов, а также в других избирательных действиях.

Для некоторых составов данной группы правонарушений характерно наличие предмета правонарушения, к которым относятся списки избирателей и кандидатов, избирательные бюллетени, бюллетени для голосования на референдум, агитационные материалы- печатные, аудиовизуальные и иные материалы, содержащие признаки предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума и предназначенные для массового распространения, обнародования в ходе избирательной кампании, при проведении референдума.

Избирательные права и порядок их реализации регламентируется многими другими нормативными актами, среди них: Федеральный Конституционный закон от 28 июня 2004 года №5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», Федеральный закон от 18 мая 2005 года №51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации» (документ утрачивает силу со дня прекращения полномочий Государственной Думы созыва, действующего на день вступления в силу Федерального закона от 22.02.2014 года №20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации»), Федеральный закон от 10 января 2003 года №19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации».

По существу, правонарушения, посягающие на избирательные права граждан, представляют собой большой комплекс противоправных деяний, совершаемых как в форме действия, так и бездействия. В зависимости от непосредственного объекта и характера противоправных действий рассматриваемые правонарушения условно можно разделить на четыре основные группы:

-нарушения, связанные с работой избирательных комиссий, комиссий по референдуму;

-нарушения порядка информационного обеспечения выборов, референдумов;

-нарушения, связанные с деятельностью кандидатов на выборные должности и избирательных объединений, избирательных блоков;

-нарушения установленного порядка проведения предвыборной агитации.

Субъектами таких правонарушений являются как физические лица-граждане и должностные лица, так и юридические лица. Среди специальных субъектов следует отметить лиц, имеющих определенное должностное или служебное положение и использующее его при правонарушении. Ими могут быть также должностные или юридические лица средств массовой информации, члены избирательных комиссий, лица, которым участие в предвыборной агитации запрещено федеральным законом, наблюдатели, некоторые категории государственных и муниципальных служащих в период служебных командировок или при исполнении служебных обязанностей, кандидат, зарегистрированный кандидат, лицо, избранное депутатом, избирательный блок, инициативная группа по проведению референдума, кредитная организация, председатель избиркома.

Субъективная сторона данных правонарушений выражается, как правило, в форме умысла, т.е. нарушитель должен или может сознавать, что он целенаправленно вмешивается в избирательный процесс. В этом плане следует отличать составы иных правонарушений, совершаемых, например, из хулиганских побуждений: срывание, порча, уничтожение различных афиш, плакатов, вывесок, объявлений, размещенных в установленном порядке, от состава, предусмотренного ст.5.14 КоАП РФ, при котором повреждение агитационных материалов совершается не из хулиганских побуждений, а с целью повлиять на ход избирательного процесса.

Совершение административного правонарушения в рассматриваемой сфере влечет наказание в виде административного штрафа.

Вторая группа статей (5.27-5.34, 5.40) предусматривает правонарушения, посягающие на трудовые права, регламентированные ст.37 Конституции РФ. Деяния, указанные в диспозиции этих статей нарушают законодательство о труде, к которым относятся Трудовой кодекс Российской Федерации, Постановление Правительства РФ от 05.08.2008 N 583 (ред. от 28.01.2013) «О введении новых систем оплаты труда работников федеральных бюджетных и казенных учреждений и федеральных государственных органов, а также гражданского персонала воинских частей, учреждений и подразделений федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба, оплата труда которых в настоящее время осуществляется на основе Единой тарифной сетки по оплате труда работников федеральных государственных учреждений» (вместе с «Положением об установлении систем оплаты труда работников федеральных бюджетных и казенных учреждений»), Федеральный закон от 24 июля 1998 года №125-ФЗ « об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», Федеральный закон от 12 января 1996 года №10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности».

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ, заключается в действиях и бездействиях работодателя, нарушающих законодательство о труде и об охране труда, связанных с несоблюдением предусмотренных законодательством условий труда, при этом ч.2 рассматриваемой нормы устанавливает повышенную ответственность за совершение данного правонарушения должностным лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение. Понятие «аналогичное административное правонарушение» разъяснялось в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которому под аналогичным правонарушением, указанным в ч.2 ст.5.27 КоАП РФ, следует понимать совершение должностным лицом такого же, а не любого нарушения законодательства о труде и охране труда.

Правонарушения, предусмотренные ст.5.28-5.31 КоАП РФ обусловлены несоблюдением и нарушением процедур, связанных с заключением коллективного договора или соглашения. Коллективный договор — правовой акт, регулирующий социально — трудовые отношения и заключаемый работниками организации, филиала, представительства с работодателем. Соглашение — правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения между работниками и работодателями и заключаемый на уровне Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, территории, отрасли, профессии.

Ст. 5.32-5.34 предусматривает составы правонарушений, совершаемых в связи с возникновением коллективного трудового спора и с нарушением условий примирительных процедур, при этом под коллективным трудовым спором понимаются неурегулированные разногласия между работниками и работодателями по поводу установления и изменения условий труда, заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений по вопросам социально-трудовых отношений. Примирительные процедуры- рассмотрение коллективного трудового спора с целью его разрешения примирительной комиссией, сторонами с участием посредника, в трудовом арбитраже.

Субъектом данного вида правонарушений может быть лицо, являющееся стороной в трудовых отношениях. В качестве специального субъекта выделяется работодатель и страхователь.

Субъективная сторона правонарушения проявляется, как правило, в форме умысла.

Наказанием за совершение правонарушений, посягающих на трудовые права граждан, является административный штраф. В качестве альтернативной административному штрафу санкции предусмотрен новый вид административного наказания — административное приостановление деятельности указанных лиц на срок до 90 суток. За совершение правонарушения по ч.2 статьи 5.27 КоАП РФ в качестве наказания предусмотрена дисквалификация. При применении дисквалификации следует учитывать, что в ст. 3.11 КоАП РФ определен перечень лиц, которым этот вид наказания может быть назначен.

Ст. 5.38 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании. Данные права относятся к категории политических гарантируются ст.31 Конституции Российской Федерации.

Детальная регламентация организации и проведения массовых мероприятий закреплена в Федеральном законе от 19 июня 2004 года №54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании».

Объективная сторона рассматриваемого деликта выражается в воспрепятствовании организации или проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо участию в них, а равно принуждению к участию в них.

Если публичное массовое мероприятие проводилось без нарушения закона, то никто, в том числе и должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления, не должны препятствовать его проведению. Деяние, сопряженное с воспрепятствованием, может проявляться в любой форме.

Субъектом данного правонарушения могут быть как граждане (в том числе представители общественных объединений), участники и организаторы митингов, так и должностные лица.

Субъективная сторона выражается в форме прямого умысла.

Административная ответственность за правонарушения, посягающие на права ребенка, закреплены ст. 5.35-5.37 КоАП РФ. К числу основных нормативных правовых актов Российской Федерации о правах ребенка можно отнести Конституцию Российской Федерации (ст.38), Федеральный закон от 24 июля 1998 года №124-ФЗ « Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», Семейный кодекс Российской Федерации.

Права несовершеннолетних детей на содержание, воспитание и образование регламентируются ч.2 ст.54 и ч.1 ст.60 Семейного кодекса Российской Федерации, причем содержание должно обеспечиваться в размерах, предусмотренных разделом V Семейного кодекса. Обязанность родителей по воспитанию, образованию и содержанию — ст.63 и 80 Семейного кодекса. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст.5.35 КоАП РФ, заключается в неисполнении или ненадлежащем исполнении родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних. Деяние, предусмотренное ст.5.36, заключается в ненадлежащем исполнении должностных обязанностей, связанных с передачей нуждающихся детей на усыновление (удочерение) или под опеку (попечительство), а также предоставление заведомо недостоверных сведений о таких несовершеннолетних и укрытие несовершеннолетних от передачи на воспитание в семью (на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью) либо в учреждение для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей.

Субъектом данных правонарушений являются лица, на которых в установленном законом порядке возложена обязанность по содержанию, воспитанию, обучению и защите прав несовершеннолетних. Ими могут являться родители, лица их заменяющие (приемная семья), опекуны, попечители, воспитатели, педагоги и другие должностные лица воспитательных учреждений для несовершеннолетних — ст.5.35; руководители учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей, либо должностные лица органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления — ст.5.36.

Субъективная сторона данной группы правонарушений характеризуется умышленной формой вины.

Вопрос 2. Административные правонарушения, посягающие на здоровье и общественную нравственность.

В зависимости от видового объекта административные правонарушения, содержащиеся в главе 6 КоАП РФ, можно разделить на три группы:

1) правонарушения, посягающие на здоровье населения (ст.ст.6.1, 6.2, 6.8, 6.9, 6.9.1., 6.10, 6.13, 6.15, 6.16);

2) правонарушения, посягающие на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения (ст.ст. 6.3, 6.4, 6.5, 6.6, 6.7);

3) правонарушения, посягающие на общественную нравственность (ст.ст. 6.11, 6.12).

В рамках рассматриваемого вопроса остановимся более подробно на правонарушениях, посягающих на здоровье населения и на общественную нравственность.

Правовые отношения по охране здоровья граждан непосредственно связаны с реализацией права на жизнь.

Правовое регулирование отношений по охране здоровья граждан в российской правовой системе представлено следующими уровнями: нормы Конституции РФ (ст. ст. 41, 72), нормы федеральных законов, нормы законов субъектов Российской Федерации, нормы подзаконных актов. Наибольший объем регулирования приходится именно на уровень подзаконных актов. Роль обычая крайне незначительна и присутствует, например, в отношениях между врачом и пациентом. Однако при реализации своих прав в области охраны здоровья граждане в первую очередь испытывают на себе влияние либо неписаных норм, либо же локальных актов медицинской организации, которые не всегда выгодно для граждан интерпретируют содержание законодательно установленных норм.

Цель правового регулирования отношений по охране здоровья граждан состоит в установлении такого порядка, при котором гражданин мог бы полно и качественно реализовать соответствующие права и исполнить обязанности. Решение подобного рода задач требует ориентации, в том числе, на существующую практику международного регламентирования таких отношений. Следует отметить, что современное российское законодательство о здравоохранении придерживается норм и принципов международного права. Большей частью устранены противоречия, наиболее ярко проявлявшиеся в области обеспечения прав граждан при оказании психиатрической помощи.

Здоровье население, будучи самостоятельной социальной ценностью, охраняется совокупностью мер политического, экономического, правового, социального, медицинского и иного характера. В соответствии с Федеральным законом от 21.11.2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» цель этих мер состоит в сохранении и укреплении физического и психического здоровья. Установление административной ответственности за посягательства на здоровье населения выступает одной из мер правового обеспечения достижения данной цели.

Здоровье населения как видовой объект правонарушений, входящих в рассматриваемую главу КоАП РФ, представляет собой совокупность охраняемых законодательством об административных правонарушениях общественных отношений, обеспечивающих безвредные условия жизнедеятельности многих людей.

Общественную нравственность можно рассматривать как совокупность традиций и обычаев, которые сформировались в течение продолжительного времени у какого-либо народа, проживающего на конкретной территории. Все то, что совершается не в соответствии с устоявшимися традициями, является безнравственным. Общественную нравственность можно понимать также как именно ту сферу, которая противостоит существованию в обществе полового распутства (и прежде всего, проституции, как достаточно распространенного явления) и отвечает за ограждение граждан от столкновения с ним в повседневной жизни. Именно такое «суженное» понятие необходимо для правильного определения границ правоохранительной деятельности в рассматриваемой области.

Федеральный закон от 8 января 1998 года №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» к наркотическим средствам относит вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года № 681). В соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года психотропными веществами признаются вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 года. Аналоги наркотических средств и психотропных веществ — это запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химические структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят.

Объективная сторона правонарушений, посягающих на здоровье и общественную нравственность, выражается, как правило, в совершении действий.

Административно наказуемо по ст. 6.8 КоАП РФ незаконно приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических или психотропных веществ только в небольшом размере. Законодателем определены четкие правовые критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств к небольшому, крупному, особо крупному размеру. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении достаточно подробно описывает все действия, образующие объективную сторону правонарушений в рассматриваемой сфере.

Административные правонарушения, предусмотренные ст.6.8 Кодекса, могут выражаться в незаконном приобретении, хранении, перевозке, изготовлении, переработке без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, а также обороте их аналогов.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», незаконным приобретением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов надлежит считать их получение любым способом, в том числе покупку, получение в дар, а также в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (в том числе на землях сельскохозяйственных и иных предприятий, а также на земельных участках граждан, если эти растения не высеивались и не выращивались), сбор остатков находящихся на неохраняемых полях посевов указанных растений после завершения их уборки. Под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги. Под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства, а также в нарушении общего порядка перевозки указанных средств и веществ, установленного ст.21 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». При этом следует иметь в виду, что незаконная перевозка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов может быть осуществлена с их сокрытием, в том числе в специально оборудованных тайниках в транспортном средстве, багаже, одежде, а также в полостях тела человека или животного и т.п. Под незаконным изготовлением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта следует понимать умышленные действия, в результате которых из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ получено одно или несколько готовых к использованию и потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Под незаконной переработкой без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать совершенные умышленно действия по рафинированию (очистке от посторонних примесей) твердой или психотропных веществ, либо повышению в такой смеси (препарате) концентрации наркотического средства или психотропного вещества, а также смешиванию с другими фармакологическими активными веществами с целью повышения их активности или усиления действия на организм. Измельчение, высушивание или растирание наркотикосодержащих растений, растворение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов водой без дополнительной обработки, в результате которых не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление или переработка наркотических средств.

В примечании к рассматриваемой статье закреплено, что лицо, добровольно сдавшее приобретенные без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги или растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, освобождается от административной ответственности за данное правонарушение.

По ст.6.9 КоАП РФ административно наказуемым является потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. Потреблением наркотических средств или психотропных веществ следует признавать их прием внутрь, путем инъекций, курения, вдыхания порошка через нос и т.п.

Основным критерием разграничения рассматриваемого проступка от иных составов правонарушений, связанных с потреблений наркотических средств (ч.3 ст.20.20, ст.20.22), выступают место его совершения. Потребление без назначения врача наркотических средств, психотропных веществ, потребление иных одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах должно повлечь ответственность по ч.3 с. 20.20 КоАП РФ.

В соответствии с ст. 6.9 Кодекса лицо, добровольно обратившееся в лечебно-профилактическое учреждение для лечения в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, освобождается от административной ответственности за данное правонарушение. Лицо, в установленном порядке признанное больным наркоманией, может быть с его согласия направлено на медицинское и социальное восстановление в лечебно-профилактическое учреждение и в связи с этим освобождается от административной ответственности за совершение правонарушений, связанных с потреблением наркотических средств или психотропных веществ. Новеллой является введенная Федеральным законом № 313-ФЗ от 25.11.2013 года статья 6.9.1., предусматривающая административную ответственность за уклонение от прохождения диагностики, профилактических мероприятий, лечения от наркомании и (или) медицинской и (или) социальной реабилитации в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача. В примечании к которой сказано, что лицо считается уклоняющимся от прохождения диагностики, профилактических мероприятий, лечения от наркомании и (или) медицинской и (или) социальной реабилитации в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, если оно не посещает или самовольно покинуло медицинскую организацию или учреждение социальной реабилитации либо не выполнило более двух раз предписания лечащего врача.

Как было отмечено выше, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях включает две статьи, предусматривающие в качестве объекта правонарушения общественную нравственность: ст. 6.11 «Занятие проституцией» и ст. 6.12 «Получение дохода от занятия проституцией, если этот доход связан с занятием другого лица проституцией».

Под проституцией согласно статье 6.11 КоАП РФ понимается вступ-ление в половую связь за материальное вознаграждение. Само понятие проституции предполагает систематичность действий, направленных на получение материальной выгоды от половых сношений. Поэтому отдельный, единичный факт вступления в половую связь за вознаграждение не содержит признаков комментируемого деяния. Занятие проституцией в виде промысла предполагает систематическое вступление в половую связь за материальное вознаграждение при условии, что это основной или дополнительный, но более или менее постоянный источник извлечения материальной выгоды. Размер вознаграждения, получаемого за каждый половой акт, для квалификации значения не имеет. В качестве материального вознаграждения может выступать не только российская и иностранная валюта, но и различные предметы материального мира (вещи, ценности и т.д.).

С субъективной стороны данное правонарушение характеризуется прямым умыслом, четко выраженной целью извлечения материальной выгоды. Получение материальной выгоды – основной признак проституции, причем эта цель формируется у правонарушителя до вступления в половую связь.

Криминогенность проституции проявляется в следующем[1]:

– как правило, проституция является сферой повышенной виктимности как для проституток, так и для их клиентов. К проституткам часто применяется не только психическое, но жестокое физическое воздействие, вплоть до убийства;

– проституция все больше приобретает статус высокодоходного бизнеса и в связи с этим становится одной из стабильных статей дохода организованной преступности;

– проституция способствует активному формированию криминогенных качеств у широкого круга представителей разных по своему социальному статусу групп населения.

Проституция (от лат. prostituo – позорю, бесчещу) – вступление заплату в случайные, внебрачные сексуальные отношения, не основанные на личной симпатии, влечении.

Хотя проституция считается «древнейшей профессией» и существо-вала уже в древнем Египте, Вавилоне и Индии, термин «проституция» впервые появился в Древней Греции в VI в. до н.э. для обозначения женщин, сексуальные услуги которых можно было легально купить в публичных домах. Реформы афинского законодателя Солона впервые узаконили публичные дома (диктерионы). Работавших в них женщин называли «prostasai», т.е. женщинами для продажи. В средние века термин «проституция» был забыт, но вновь вошел в западноевропейскую культуру в конце XVIII в.

Характерной чертой проституции считается именно получение оплаты за профессиональную услугу сексуального характера. Занятие проституцией в обществах западной цивилизации рассматривается почти как неизбежное зло. В восточных обществах (Дальний Восток, Индия, Ближний Восток) в прежние эпохи отношение к проституции было более нейтральным, хотя и в этих странах она, как правило, не одобрялась.

В российских источниках XVII встречаются упоминания о занимав-шихся проституцией «бродячих женщинах». Стражам порядка вменялось в обязанность задерживать их и отправлять на принудительные работы («отсылать на прядильный двор»).

Начало широкому распространению проституции и одновременно официальной борьбе с ней было положено во времена Петра I. Воинский устав 1716 г. требовал пресекать наличие проституток при солдатских полках. В то же время в стране появились публичные дома, количество которых пытались сокращать разными указами и постановлениями, начиная с 1718 г.

В период правления Екатерины II были приняты указы, направленные не только на пресечение занятий проституцией, но и на перевоспитание падших женщин (их направляли работать на фабрики или передавали в «смирительные дома»). Был издан «Устав городского благочестия», которым вводились обязательные врачебные осмотры и пребывание проституток в специально отведенных для этого районах.

Терпимое отношение к поставленной под государственный контроль проституции сменилось запретительными репрессиями при Павле I и Александре I. Поскольку строгий запрет не дал результатов, Николай I в 1840 г. вернулся к системе регламентации и врачебно-полицейскому надзору за проституцией.

В отчетах о «состоянии народного здравия» официально различались проститутки домов терпимости и одиночки, а также женщины, задержанные по подозрению в проституции. Первые две категории (поднадзорные) находились под постоянным надзором полиции, вносились в списки, у них отнимались документы на жительство, а взамен выдавался санитарный билет или альбом с фотографией владелицы, так называемый «желтый билет». Для внесения в списки и получения «желтого билета» требовалось согласие женщины. Однако в списки не вносились девушки до 18 лет, а в публичный дом могли поступить девушки только после 21 года. Женщины, задержанные по подозрению в проституции, обычно занимались ей тайно, вне публичного дома и не могли быть внесены в списки.

В конце XIX века в России было около 2 тысяч зарегистрированных публичных домов. Однако к началу XX века под давлением общественного мнения их число уменьшилось. Так, если в Петербурге в 1876 году было 206 публичных домов, то в 1909 году – всего 32[2].

Однако это не значит, что проституток стало меньше. Становилось все больше женщин, которые работали самостоятельно. Как правило, зарегистрированная проститутка снимала комнату, куда и приводила клиентов. Иногда женщины кооперировались с извозчиками, которые за определенную плату искали им клиентов среди нетрезвых посетителей ресторанов. «Желтый билет» (медицинская карта) был основным документом зарегистрированной проститутки. Скрыть профессию от окружающих (например, от квартирной хозяйки при прописке) было невозможно, поэтому многие занимавшиеся проституцией вне публичного дома старались избежать регистрации. Промысел самодеятельных проституток мог контролироваться сутенерами.

Официальные документы XIX в. определяли следующие основные признаки проституции: продажность, публичность, профессиональность. В 1903 г. второе отделение Русского общества охранения народного здравия постановило создать комиссию для обсуждения вопроса о врачебно-полицейском надзоре за проституцией в связи с общим вопросом о борьбе с ней. Эта комиссия на своих заседаниях в 1903–1904 гг. рассматривала не-сколько вопросов, касающихся проституции, в частности, вопрос об опре-делении таковой. Член комиссии, присяжный поверенный П.П. Соколов в своем докладе говорил о том, что «современное законодательство относительно проституции носит двойственный характер: с одной стороны, оно не только отрицает возможность заниматься проституцией, но даже карает лиц, как женщин, так и мужчин, за соблазнительный образ жизни; а с другой стороны – существует особый порядок и организация способов надзора за ней и порядок открытия и содержания публичных домов», то есть законодательство XIX – начала ХХ вв. относилось к проституции отрицательно, «признавая ее деяния преступными». Эта комиссия разбирала несколько предложенных определений сущности проституции, но четких решений так и не смогла принять. На рассмотрение собравшихся было предложено следующее определение термина: «Проституткой именуется женщина, занимающаяся продажей своего тела, как промыслом, – единственным или побочным при других каких-либо занятиях». Это определение оспаривалось многими на том основании, что в нем отсутствует понятие о публичности. Другое определение, предложенное для анализа, – «проститутка есть женщина, добывающая средства публичной продажей своего тела», также было подвергнуто критике на том основании, что понятие о публичности не всем одинаково понятно, так как некоторые подразумевают под публичностью то, что делается на глазах у всех, а также, что в нем отсутствует указание о занятии проституцией[3].

Исследователи категории «проституция» также не были едины в своих изысканиях. Каждый из них выделял главенствующий (по его мнению) признак.

Э. Шперк главным признаком проституции считал профессиональ-ность. Он писал: «публичная женщина та, которая избрала своим ремеслом проституцию и не имеет и не желает другим путем приобретать средства к существованию», а проституция – это «законный, скоротечный и острый вид брака»[4].

Р. Вардлоу определял проституцию как «всякие недозволенные сно-шения между полами». Он даже отвергал всякое различие между развратом и проституцией и называл публичной женщиной «всякую, которая за деньги, или безвозмездно, добровольно жертвует своей добродетелью». Чтобы назвать женщину таковою, недостаточно одного случая сношения; на женщину «накладывает печать проституции только добровольное повторение полового акта»[5].

По мнению М. Рабюто, единственный решающий признак проституции заключается в следующем: «истинной проституткой мы называем ту женщину, которая под влиянием вынужденной или свободной воли вступает в половые сношения без всякого выбора, без симпатии или хотя бы и чувственной страсти. Как только существует известный выбор, – на основании только импульсов половой страсти – мы имеем перед собой разврат, распущенность, извращения, но не проституцию в истинном смысле этого слова. отсутствие индивидуального выбора, отдача себя безразлично всем и каждому – вот самый существенный и универсальный признак»[6].

Подобно М. Рабюто, Л. Мартино называет проституткой, или публичной женщиной, ту «женщину, которая не выбирает своего покупателя», но и не опровергает мысли, что проституткой может быть и та, «которая его выбирает, но уже в другом роде, с крайним равнодушием к нему».

Проституцию в целом он определяет как торговлю чувственными наслаждениями для других[7].

В определение «проституция», по мнению М. Чистякова, нужно было включать только самые существенные признаки, а именно: «женщина, которая открыто и не разбирая личность продает свою любовь за деньги и ищет известности, как таковая и есть всегда проститутка, в это понятие не должен входить критерий о ее здоровье, а также то, «проституирует она с ведома администрации или нет»[8].

Еще один немаловажный аспект вносит в это определение А. Поспелов – тайность проституции. Он писал: «проститутка – это девица или замужняя женщина, которая открыто или тайно и по привычке отдается мужчине для удовлетворения его полового влечения»[9].

А.Х. Сабинин называл проституцией «всякую половую связь, при которой одна сторона совершенно не заботится о благе другой, т.е. всякое временное удовлетворение полового влечения, лишенное чувства любви и преданности и не принимающее во внимание могущих произойти при этом последствий. Если при этом имеет место денежная плата, то это и есть проституция в узком смысле слова, но в тех случаях, когда этого нет, она таковой не является»[10].

Таким образом, определения категории «проституция» в общественной и научной мысли XIX – начала XX вв. отражали такие основные признаки проституции, как продажность, публичность, профессиональность.