Израильский сериал без свидетелей

Сериал Без свидетелей 1 сезон

  • Жанры : Мелодрамы, Детективы
  • Год создания : 2012
  • Режиссёр : Илья Малкин
  • Дата выхода в РФ : 3 сентября 2012
  • Количество серий : 45
  • Страна : Россия

Актёры и команда 15

Телевизионный сериал «Без свидетелей» — это психологическая драма, созданная режиссерами Ильей Малкиным и Борисом Хлебниковым. Фильм снят на основе известного израильского сериала BE TIPUL («На лечении»), также известного под названием In Treatment.

Главная роль в фильме досталась Ксении Кутеповой. Также в сериале снимались Дарья Мороз, Андрей Ильин, Дмитрий Орлов и другие российские актеры.

Премьера сериала: 3 сентября на Первом канале.

Продолжительность каждой серии: 26 минут.

Фильм имеет ограничение по возрасту: до 16 лет.

Содержание сериала Без свидетелей

Главная героиня фильма — женщина-психолог Татьяна Дубровина. У себя дома она ведет частный прием самых разных пациентов. Каждый день — новый человек и новая история, к которой Татьяна должна найти ключ.

Особенность сериала «Без свидетелей» — статичность декораций. Все события происходят в одном месте — в квартире главной героини. И только в пятой серии действие перемещается на дачу к наставнику Татьяны.

В понедельник на прием к Татьяне Дубровиной приходит бывший ухажер ее старшей дочери. Это непростая ситуация для Татьяны, ведь известно, что психологу не стоит работать с близкими, а Александр едва не стал членом ее семьи. На первый взгляд, он приходит с банальной проблемой, больше подходящей простому терапевту — молодого человека мучают головные боли. Но на самом деле мотивы этого визита гораздо сложнее, ведь на самом деле Александр уже давно безответно влюблен в саму Татьяну.

Вторник оказывается еще труднее. В этот день пациентом Татьяны становится летчик Сергей, надломленный ужасной трагедией, причиной которой стал он сам. Сильный и волевой, на первый взгляд, человек, Сергей нуждается в серьезной терапии: его без конца терзает чувство вины. И с этой виной ему не справиться в одиночку, ведь самолет Сергея упал на детский лагерь, погубив более десяти человек, среди которых были и дети.

В среду Татьяну посещает совсем юная гостья — старшеклассница Женя. У нее в жизни как будто бы всё благополучно — и отношения с другими людьми, и успехи в гимнастике. Даже на прием она пришла только для того, чтобы получить обычную справку от психолога. Но внутренний голос подсказывает Татьяне, что и с этой девочкой не всё так просто.

В четверг к Татьяне приходят сразу два человека — семейная пара. Их проблема довольно деликатного характера. На протяжении нескольких лет Лена и Олег мечтали о втором ребенке и перепробовали множество способов родить его, но ничего не выходило. До недавнего времени. Какое-то время назад Лена поняла, что наконец беременна, однако вместо радости эта новость принесла в семью тревогу и сомнения — супруги всерьез озабочены вопросом, стоит ли им оставлять этого ребенка или же Лене лучше сделать аборт.

И вот наступает пятница. К этому дню сама Татьяна понимает, что ее собственная личная жизнь находится в угрожающем положении, и принимает решение поехать в гости к своему наставнику.

Что же ждет героев дальше? Ведь за выходными снова начнутся будни, а значит – новые сеансы с Татьяной и новые подробности личной трагедии каждого из пациентов.

У влюбленного Александра все еще теплится надежда на серьезные отношения с собственным психологом, а сама Татьяна все больше недовольна его поведением. Бывший летчик Сергей тоже делает не то, что должен – он решает, что в его силах переделать небезупречный мир, в то время, как на самом деле ему нужно начать менять себя. Еще более запутана ситуация с девушкой Женей, которая внешне совершенно адекватна и здорова, но вызывает самые большие опасения у Татьяны. Не все гладко и у семейной пары, Олега и Лены, которая не сумела сохранить свою беременность.

Без свидетелей (2012)

Регистрация >>

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Если вы уже зарегистрированы — Войдите.

Вы хотите зарегистрироваться?

информация о фильме

Российская адаптация израильского сериала «Be tipul/На лечении». Главная героиня – психолог Татьяна Дубровина. Действие сериала происходит в квартире главной героини, где она принимает пациентов, и в кабинете ее наставника. Кажется, люди просто разговаривают. Но в этих разговорах на диване психолога больше энергии и больше действия, чем в ином блокбастере.

Татьяне приходится быть и судьей, и адвокатом, и последней надеждой для тех, кто потерял веру в себя и своих близких. Ее сеансы заставляют людей переосмыслить свое «я» и отношения с миром. Но и ответственность велика. Результаты могут быть самыми разными — от примирения с миром до… самоубийства.

Как бы то ни было, но Татьяна сама периодически испытывает на себе те же проблемы, с которыми к ней обращаются пациенты. Ведь ей каждый день приходится невольно поглощать весь негатив, который ей принесли люди.

Постепенно у девушки начинаются проблемы в семье, причем проблемы как с мужем, так и с дочерью. Теперь ей и самой нужна помощь квалифицированного психолога.

«Без свидетелей», или Как сломать русскую матрицу

Есть такая старая студенческая шутка: мужчина-психолог не мужчина, а женщина-психолог не психолог. Телесериал «Без свидетелей» — российская адаптация знаменитого In treatment — делает ее правдивой как минимум наполовину

Поделиться:

Когда вышел сериал In treatment, снятый HBO по израильскому телешоу BeTipul, мы с друзьями-психологами (да и со сценаристами) были единодушны: в России такого не снимут никогда. Слишком умно, тонко и экзистенциально. Слишком похоже не то что на настоящую — на идеальную психотерапию для страны, где психологи уже появились, но все еще видятся скорее советчиками, занимая нишу где-то между учителями и гадалками.

Тем не менее аналогичный сериал в России сняли и запустили на центральном канале, и каждая серия там тоже равна терапевтической сессии. Только вот очень заметно, что автор BeTipul Хагай Леви много ходил на терапию, а создатели «Без свидетелей» много гонялись за российскими телерейтингами.

Вообще говоря, это, конечно, прорыв. Не в кинематографическом смысле, хотя сериал чем-то напоминает советские телефильмы, качество которых — постановочное, актерское — часто было выше, чем нынче принято в телевизоре. Это рывок социальный: к психотерапевту (которого в сериале называют психологом, что проще, но неточно) ходить не стыдно. Поэтому говорить по существу немного неловко: когда человек учится мыть руки, глупо спорить о качестве мыла.

Но дело в том, что, адаптируя этот сериал к так называемым местным реалиями, в него подспудно вписали привычную «русскую матрицу», которую давно уже пора не привносить в сериалы и фильмы, а поскорей из них выносить.

Пусть в этой версии терапевт — женщина, хотя во всех двенадцати странах, снявших свои варианты BeTipul, главному герою пол не меняли. В России слушать, кивать и понимать — исконно женское занятие, да и чисто статистически средний терапевт здесь — рыжая женщина лет сорока. Неясно другое: почему хорошая актриса Ксения Кутепова довольно быстро начинает играть не психотерапевта, пусть и растерянного, а вариации на тему «вот сижу я перед вами, простая русская баба».

Профессиональная этика, запрещающая терапевту какие-либо взаимодействия с клиентом, кроме собственно терапевтических, стремительно увядает на фоне обычной сериальной интриги: привычный муж или потенциальный полюбовник? Саша или Паша? При таком повороте бывшего клиента можно и в гости приглашать. И пить с ним, пусть и по вескому поводу. («В холодильнике водка, — говорит героиня, — и сыр там».) И, выслушав историю о другой женщине, всматриваться: «Зачем ты мне сейчас сделал больно?» И беззащитно тыкаться в его могучую грудь.

Все это — даже не вдаваясь в по-настоящему сложный вопрос, поднятый в сериале In treatment: может ли эротический перенос клиента и контрперенос терапевта (базовые понятия психоанализа) оказаться обычной человеческой влюбленностью. Там, кстати, есть и ответ (спойлер): не может. Клиент не муж, бывшим не бывает.

Отдельно интересно превращение израильской девушки Наамы, а потом и американской Лоры, строящих свою идентичность через сексуальность, в половозрелого гопника Сашу. Без преувеличения: когда он рассказывает, как со своей Иркой поехал на шашлыки к Лехе, с которым по молодости зажигали, а там Ленка задирает майку и сует сиську малому в рот, автоматически думаешь: героиня сериала, психолог Танька — она ведь Фрейда читала, Юнга там, Фромма небось почитывала, а то и Виктора Франкла или Ролло Мэя, ей вот втюхаться в этого чувака как — не западло?

И ничего еще, если бы это подавалось как культурный мезальянс. Он ей рассказывает, как ударил женщину, а у нее все равно сердечко заходится. Было бы даже увлекательно: мало того что запретные чувства к клиенту, так интеллигенцию снова тянет к народу, отсюда метания. Так нет же, просто таким представляется усредненный герой-любовник. Да и вообще тут заявлен иной конфликт: рохля-муж против рубахи-парня фасона «если бы ты знал женскую тоску по сильному плечу».

Можно было бы, конечно, счесть все это мелочами (линии других персонажей перенесены практически без изменений) ради параллельной реальности, в которой россияне массово терапевтируются. Если бы реальность не оказалась все той же — такой, где все живое и сложное принято подминать под мифические общественные ожидания.

Иначе почему, например, купировали историю клиента, осознавшего свою подавленную гомосексуальность? Терапевт здесь попросту отвергает эту версию, переключая внимание на другое. А клиент произносит монолог, почти дословно взятый из первоисточника: «Не знаю, знакомы ли вы с миром гомосексуалистов — с ними всегда весело». Только гомосексуалисты тут аккуратно заменены на врачей. Ну так, видимо, на всякий случай. А то вдруг чего.

Интересно, кстати, из каких психоаналитических глубин всплыли у сценаристов эти врачи. И еще соседка Люська, романом с которой заменили внезапную связь между двумя клиентами. Вот, думаешь, послушать бы, что все эти авторы, оставшись без свидетелей, рассказывают после съемок своему психотерапевту.

Фильмы и Сериалы

Реалистичный сюжет

Серьезный психологический сериал — редкость для отечественного телевидения. «Без свидетелей» относится как раз к этой категории. Фильм рассказывает об изнанке работы психотерапевта. Несмотря на то, что обращение за психологической помощью элемент скорее американской культуры, проблемы пациентов, затрагиваемые в сериале, универсальны.

Если в первом сезоне в центре сюжета была психолог Татьяна Дубровина, теперь акцент сместился на ее наставника Игоря Максимова. Но неизменными остались откровенность, с которой обсуждаются самые интимные вопросы, и детально прописанные характеры. Истории каждого из героев, каждая достойная отдельного фильма, продолжают держать зрителя в напряжении в каждой серии.

Отдельно стоит отметить, что сериал положительно оценили профессионалы-психологи (на съемках в качестве консультанта работал известный специалист Олег Сус). В Высшей школе психологии РАН по мотивам «Без свидетелей» даже проходил обучающий семинар.

Театральный минимализм постановки

Выбор места действия помогает создать ощущение камерности, интимности — практически все сцены сняты в одном помещении, кабинете психолога. Этот ход также позволяет обострить психологический конфликт, сконцентрировать внимание на особенностях характера каждого героя и игре актеров.

Андрей Ильин исполнитель одной из главных ролей Этот проект — уникальный, ничего подобного не было: двое сидят и разговаривают при минимуме выразительных средств. Мне как актеру это безумно интересно, а роль зрителя — сопереживать, другими словами, — работать вместе с нами.

Блестящий актерский состав

На экране есть за кем последить — создатели сериала подобрали звездную команду. В первом сезоне в актерском составе блистали такие актеры как Илья Любимов (герой многочисленных сериалов, Виталий из «Неадекватных людей»), Дарья Мороз («Дом солнца», «Дурак»), Андрей Ильин (на его счету около ста ролей в кино, среди которых, например, главная в фильме Петра Тодоровского «Какая чудная игра»). Первую скрипку в этом ансамбле играла неуловимо похожая на Джулиану Мур Ксения Кутепова («Танец Дели» Ивана Вырыпаева, «Доктор Тырса»). Дмитрий Орлов исполнитель одной из главных ролей Ксения — блистательная актриса, великолепный партнер. Ты не понимаешь, она уже начала играть или она продолжает думать о чем-то своем.

История героини Дарьи Мороз продолжается и во втором сезоне, а Игорь Максимов в исполнении Андрея Ильина стал центром сюжета. В новых сериях на экране появятся ветераны отечественного кино Ирина Купченко («Звезда пленительного счастья», «Обыкновенное чудо») и Валерий Баринов, впервые появившийся на экране еще в 1960-е, и ставший узнаваемым после фильма «Агапэ» и сериала «Петербургские тайны».

Команда профессионалов за кадром

Съемочная группа сериала не менее представительна, чем Борис Хлебников Мне было интересно работать с актерами, которые 20 минут сидят в кадре и не встают. Я пришел туда в середине, я не основной режиссер, из 80 серий я сделал 25. артисты, появляющиеся в кадре. Режиссерами и первого, и второго сезона стали Илья Малкин и Борис Хлебников. Малкин известен, в основном, своей работой в программе «Школа злословия». Хлебников же по праву считается одним из ярчайших представителей молодого поколения российских режиссеров. Его «Коктебель» получил основной приз на фестивале в Карловых Варах в 2003 году, а «Долгая счастливая жизнь» была представлена в главном конкурсе Берлинале-2014.

За камерой на протяжении первого сезона находился Сергей Мокрицкий («Изображая жертву»), выступивший в этом году с режиссерским дебютом «Битва за Севастополь». Во втором сезоне его сменил оператор «Дикого поля» (картина получила три награды «Кинотавра» и четыре «Ники», в том числе за лучший фильм) Петр Духовской.

Сценарий израильского специалиста Яэля Хедайя адаптировал Валентин Спиридонов, на счету которого работа над «Маршем Турецкого» и «Индиго».

Мировой успех оригинальной версии фильма

«Без свидетелей» — оригинальный формат, с успехом адаптированный в десятках стран. Американская версия, снятая каналом HBO, с лауреатом «Золотого глобуса» Гэбриэлом Бирном в главной роли считается культовой. Оригинальный сериал шел по телевидению в 2005-2008 годах и был первым из целой серии израильских телешоу, успешно адаптированных для зарубежной, в первую очередь, американской аудитории. Самым известным из этого ряда следует признать сериал «Родина» с Клэр Дэйнс и Дэмиэном Льюисом в главных ролях.

Хагай Леви создатель оригинальной версии «BeTipul» Я хотел показать психотерапию «за сценой» — то, что на самом деле происходит у них в голове. Думаю, любой, кто ходил к психотерапевту, спрашивал себя: «Вот он смотрит на меня, слушает, а что он думает сейчас на самом деле? Что у его дочки сегодня день рождения? Что нужно картошки купить или что я маньяк?» Я снял две пилотные серии за свои деньги, пошел с этим на телевидение, и там мне неожиданно сказали, что из этого может что-то получиться. И то, что они на это пошли, — это было смелое решение. Единственное, что я делал, для того чтобы привлечь аудиторию, — приглашал на главные роли известных актеров.

«Можете считать меня занудой» Хагай Леви о сериале «Без свидетелей»

На Первом канале начали показывать адаптацию израильского сериала «BEtipul» — «Без свидетелей». Израильский ситком о психоаналитике и его пациентах прославился на весь мир, после того как телеканал HBO купил у автора и режиссера Хагая Леви права на экранизацию (она называлась «In treatment»). Елена Ванина встретилась с Леви и поговорила о пользе психоанализа, жизни, смерти и панических атаках.

— Вы помните своей первый сеанс у психотерапевта? Давно это было?

— О да, очень. Мне было лет десять. Я был сложным ребенком, и родители решили отвести меня в клинику. Я помню только, что психотерапевт была очень-очень старая. Она спросила меня: «Ну и каким ты хочешь стать, когда вырастешь?» А я ответил: «Только не таким, как папа». Я хожу на прием к психотерапевтам всю жизнь. Слабо себе могу представить, как бы я сейчас без этого обходился. В 16 лет меня послали в иешиву — знаете, что это такое? Еврейская религиозная школа для мальчиков, где изучают Библию. Я был далеко от дома, чувствовал себя одиноким, и меня снова отправили к психотерапевту. Я начал с того, что просто сидел и молчал.

— А психотерапия вообще помогает?

— Когда семь лет назад я начинал делать сериал, я был уверен, что да. Сейчас у меня гораздо больше сомнений на этот счет. Психотерапия совсем не помогает ответить на глобальные вопросы, из-за которых все проблемы и есть: в чем смысл жизни, как справиться с мыслью о смерти? В подростковом возрасте все об этом задумываются, но потом жизнь как-то берет свое. Проходит лет пятнадцать, ты возвращаешься к этим вопросам, идешь к психотерапевту. Тут и выясняется, что ему нечего вам ответить. Он знает не больше вашего. Вы ему такой: «Доктор, я очень боюсь смерти». А он вам: «Да-да, давайте поговорим о том, что такое страх». «Погодите, но это же не просто страх, это очень конкретный страх. Я боюсь умереть, доктор». А им нечего на это сказать. Некоторым людям не обойтись без помощи психотерапевта. Например, тем, кто страдает паническими атаками.

— Понимаю вас, у меня у самой панические атаки.

— Ой, правда? Расскажите-расскажите! Нет ничего интереснее, чем делиться опытом о приступах панических атак. У вас давно началось?

— Лет пять назад. Я ходила к десяти разным докторам. Первый был самый дикий. Когда я рассказала ему, что со мной происходит, он так внимательно посмотрел на меня и сказал: «Ну что же, деточка, поздравляю. Это болезнь думающих людей. Болезнь богоборцев».

— Серьезно? Так и сказал? Невероятно. Мой психотерапевт говорил мне то же самое. Слово в слово! Можете себе представить?

— Ничего себе. Может быть, он просто переехал в Израиль?

— Нет, это было давно. Я пытался ходить в церковь, чтобы от этого избавиться. Думаю, панические атаки — это как раз и есть такой выраженный страх смерти. Весь вопрос ведь в том, как понять про мир чуть больше, чем написано в учебнике по физике. И тут, к сожалению, психотерапия — не помощник. Нужен какой-то метафизический опыт. Если ты, конечно, не отпетый материалист. Вы ходите в церковь? Ладно, не буду вас больше мучать.

— Скажите, с чего все-таки вдруг вы решили свой ­многолетний психотерапевтический опыт превратить в сериал?

— Для меня самое интересное в жизни — это диалог, и как режиссеру мне интереснее всего снимать разговор двух людей. Примерно как некоторым взрывать машины. И я задался вопросом: а что если сделать сериал, основанный исключительно на диалоге между людьми? Сначала я решил делать даже не сериал, а недорогую программу, которую поставили в сетку в ночное время. Успех пришел позже, я до сих пор, если честно, не совсем понимаю, как именно.

«Панические атаки — это как раз и есть такой выраженный страх смерти. Весь вопрос ведь в том, как понять про мир чуть больше, чем написано в учебнике по физике»

— Как вы придумали главного героя? Он довольно сильно отличается от типичного психотерапевта: они все такие молчаливые, сдержанные. А ваш то наорет на клиента, то из себя выведет…

— Я точно решил, что это будет мужчина. Считается, что психотерапия — это женское занятие. Но мужчины — более конфликтные, поэтому мне это было интереснее. Главный герой — личность довольно деструктивная: у него проблемы с наркотиками, он прошел курс лечения. И в психотерапию он, кстати говоря, не верит! У него внутри бури бушуют, даже когда он слушает пациентов. Мы решили, что не будем брать классическую школу психотерапии, знаете, такую, как в фильмах Вуди Аллена показывают. А будем основываться на так называемом интерсубъективном подходе. Идея состоит том, что врач не просто молчаливая стенка, он может исследовать свои собственные чувства, и это тоже часть процесса.

— А зачем вы придумали этот трюк, что психотерапевт у вас раз в неделю сам отправляется к доктору и превращается в пациента?

— Я хотел показать психотерапию «за сценой» — то, что на самом деле происходит у них в голове. Думаю, любой, кто ходил к психотерапевту, спрашивал себя: «Вот он смотрит на меня, слушает, а что он думает сейчас на самом деле? Что у его дочки сегодня день рождения? Что нужно картошки купить или что я маньяк?»

— Как вы все-таки уговорили телевизионных начальников купить такой дикий с точки зрения формата сериал?

— Я снял две пилотные серии за свои деньги, пошел с этим на телевидение, и там мне неожиданно сказали, что из этого может что-то получиться. И то, что они на это пошли, — это было смелое решение. Единственное, что я делал, для того чтобы привлечь аудиторию, — приглашал на главные роли известных актеров.

— А как все получилось с HBO?

— Одна израильская актриса, которая живет в Лос-Анджелесе, приехала в Тель-Авив, а там все только и говорили, что о моем сериале. Она попросила у меня диск с фильмом и показала своему менеджеру в США, а это был Стивен Левинсон, который работает с Марком Уолбергом. Это те ребята, которые сделали сериал «Entourage». Посмотрели они мой диск, ничего не поняли — перевода-то не было. Но идея им понравилась, и они рассказали об этом легендарному агенту Ари Эмануэлю. Дальше все было как в кино — мне позвонили, позвали меня в Америку, принялись селить во всяких дорогих отелях…

— Не то слово. Только я немного удивился. Я был уверен, что сейчас они меня заставят все переделывать. Взрывы, погони, самолеты — все дела. А они просто попросили меня поприсутствовать на съемках. И все.

— В первом сезоне, как я понимаю, почти ничего не изменили.

— И, кстати, зря. Там есть истории, которые работают только для Израиля. Но им хотелось поскорее запуститься. А вот во втором мы уже больше думали над адаптацией. Например, там появляется сорокалетняя женщина-юрист. В Израиле это был очень понятный сюжет: если у женщины в таком возрасте нет детей — это настоящая трагедия. А в Америке людям было непонятно — а в чем проблема-то? Ну 40 лет, ну нет детей — и что?

— А с русскими сценаристами вы много работали?

— Не очень. Я общался с продюсерами, читал библию (термин, которым в телеиндустрии обозначается глобальное описание всего мира сериала. — Прим. ред.), некоторые части сценария.

— А как вы отнеслись к тому, что в русской версии психотерапевтом сделали женщину? Ведь это противоречит вашей концепции…

— Для меня быть верным изначальной концепции означает изменять и адаптировать сюжет, потому что только так можно не потерять самую суть. Так что если женщина-психотерапевт в России смотрится лучше, ей больше поверят, значит, так тому и быть.

— Вы говорили, что половина успеха сериала в Израиле была именно в том, что в Тель-Авиве все повально ходят к психоаналитикам. В России такой практики пока особенно нет. Тут многие думают, что к психоаналитикам обращаются только те, у кого совсем с головой беда. Это может сказаться на восприятии сериала?

— Я слышал, что ситуация в России меняется. Может быть, это обстоятельство даже придает сериалу особый смысл. Так что посмотрим, что будет через год. В Израиле после того как сериал прошел, многие стали требовать от психоаналитиков большей вовлеченности в процесс. Прямо так и говорили: «Хватит молчать, скажите уже что-нибудь».

— Почему вы так мало шутите? Психотерапия — это же излюбленная тема для шуток.

— Не думаю, что это смешно. Люди чаще приходят на сеанс и плачут, а не смеются.

— А как же — смеяться над проблемами?

— Ну это ведь мой сериал. Я люблю смеяться, но думаю, что психотерапия — это серьезно. Она же имеет дело с жизнью, а жизнь не особо смешная штука. Можете считать меня занудой.

Сериал «Без свидетелей»

3 октября 2012 , Елена , Комментарии к записи Сериал «Без свидетелей» отключены

Сериал «Без свидетелей»

Сериал «Без свидетелей» — отечественный вариант израильского сериала «Be tipul»/«На лечении» (американский вариант — сериал «In treatment»). Выпущен в 2012 году, 45 серий. Особенностью нашего варианта является то, что психолог — женщина. Соответственно в первом сезоне вместо женщины, на которую у психотерапевта возникает эротический контрперенос, мы видим героя — мужчину, Александра. В остальном фильм «Без свидетелей» полностью соответствует израильской (и американской) версии. Психолога Татьяну Дубровину играет Ксения Кутепова.

Каждая серия длится по 25 минут и посвящена сеансу с одним клиентом, по одному на каждый день недели. В первом сезоне клиенты: понедельник — Александр, вторник — Сергей (как и в других версиях, он — военный летчик), среда — Женя (в нашем варианте — теннисистка), в четверг — пара Олег и Лена, в пятницу Татьяна сама посещает психотерапевта — Игоря.

Сериал «Без свидетелей»

Я читала нелестные отзывы об отечественном сериале и должна сказать, что он оказался лучше, чем я ожидала. Поскольку беда отечественного кино — неправдоподобность, я боялась, что так же будет и в этом сериале, но напрасно: видимо, курирующие израильтяне пристально следили за съемками.

Что касается нарушения этики в работе психотерапевта, то они имели место и в оригинальной версии. Их можно было бы избежать, если бы психолог не отказывался в течение многих лет от супервизии и личной терапии. Собственная неудовлетворенность в семейной жизни, конечно, тоже имеет значение. Психолог не может быть сапожником без сапог, иначе он бессознательно начнет удовлетворять свои эмоциональные потребности за счет клиентов.

Сериал «Без свидетелей»

Меня насмешила рецензия, объясняющая проблемы в жизни психолога тем, что на нее влияют проблемы других людей, с которыми она сталкивается каждый день. Проблемы Татьяны вызваны недостаточной проработкой ее собственных проблем. Это делается на личной терапии, которой она (по сюжету) избегала в течение многих лет.

В целом я бы определенно рекомендовала сериал «Без свидетелей» к просмотру тем, кого интересует, что происходит на сеансах с психологом или психотерапевтом. Отечественная версия даже предпочтительнее, так как ближе к нашим реалиям.