Господа судьи господа присяжные заседатели около месяца тому назад

Геттисбергская речь;

Авраам Линкольн

19 ноября 1863 г.

Восемьдесят семь лет назад отцы наши заложили на этом континенте основы новой нации, зачатой в свободе и преданной идее, что все люди созданы равными. Ныне мы вовлечены в великую междоусобную войну, исход которой должен решить, может ли эта нация или иная, рожденная в тех же условиях и преданная той же идее, рассчитывать на длительное существование.

Мы собрались на великом бранном поле этой войны. Мы пришли сюда, чтобы посвятить часть его месту последнего упокоения тех, кто отдал свою жизнь во имя жизни нации. Правильно и достойно то, что мы делаем.

Но, строго говоря, мы не сможем ни освятить, ни почтить, ни возвеличить эту землю. Сражавшиеся здесь храбрецы, живые и мертвые, освятили ее настолько, что не в наших силах прибавить или отнять что-либо. Мир едва отметит и недолго будет хранить в памяти, что мы здесь говорим, но он никогда не забудет того, что они совершили.

Скорее мы – живые – должны отдать себя тому незавершенному делу, которому они столь благородно послужили. Нам – живым – скорее надлежит посвятить себя великой задаче, все еще стоящей перед нами. От этих мертвых, чтимых нами, мы должны воспринять еще большую преданность делу, за которое они отдали все, чем только можно было доказать преданность. И мы обязаны дать торжественную клятву, что не напрасно погибли они, что наша нация с помощью Божьей вновь возродится к свободе, и власть волей народа, посредством народа и для народа не исчезнет с лица земли.

Задание 7. Ниже приводятся первые абзацы речей различных ораторов. Отметьте известные вам элементы композиции: этикетные формулы, «зацепляющий крючок», вступление.

I. Господа судьи, господа присяжные заседатели! Около месяца тому назад в Спасской улице, в доме Дмитриевского, произошло большое несчастье. Семейство, единственной поддержкой которого был Алексей Иванович Рыжов, состоявшее из жены его и четырех детей, внезапно и неожиданно осиротело: глава этого семейства был лишен жизни. Он лишился жизни, не окруженный попечениями и участием родных, не благословляя своих детей, а сопровождаемый их отчаянными криками и падая от руки близкого и обязанного ему человека. Этот близкий и обязанный ему человек находится в настоящее время перед вами и от вас зависит решить его судьбу (А.Ф. Кони).

II. Мы представили краткий очерк событий новой истории до половины ХVII столетия. Мы видели, какие результаты имела Тридцатилетняя война для Германии. Она выдвинула на театр истории государство, дотоле не имевшее влияния, Швецию. Но положение, занятое ею, было искусственно, оно не было условлено природными средствами этого края. Швеция не к благу своему, а истощению стала так велика (Т.Н. Грановский).

Задание 8.Прочитайте концовки нескольких речей. В чем их особенности?

I. Я кончаю. Криун отсутствует. Вы должны простить ему это. С того момента, как его бесчувственного вытащили из воды с искалеченными ногами, и до сегодняшнего дня протекло четыре месяца: для него это была одна сплошная нравственная пытка. Его отсутствие во время прений избавило его, по крайней мере, от тех ударов, которые носили на себе все характерные черты ударов, которые наносятся лежачему. Я не прошу у вас ни милости, ни снисхождения для него. Я твердо верю, что русское общество своим чутким сердцем давно уже поняло, что в лице Криуна оно имеет дело с гораздо более несчастным нежели виновным человеком (Н.П. Карабчевский из речи в защиту капитана 2-го ранга К.К. Криуна).

II. Вне сомнения, вокруг этого стола находятся представители всяческих мнений, всяческих философских и религиозных верований. Но есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести, то, чему мы обязаны цивилизацией. Для писателя эта свобода необходима особенно, – она для него догмат, аксиома. Ваш же жест, господа члены Академии, еще раз доказал, что любовь к свободе есть настоящий национальный культ Швеции.

И еще несколько слов – для окончания этой небольшой речи. Я не с нынешнего дня высоко ценю ваш королевский дом, вашу страну, ваш народ, вашу литературу. Любовь к искусствам и к литературе всегда была традицией для шведского королевского дома, равно как и для всей благородной нации вашей. Основанная славным воином, шведская династия есть одна из самых славных в мире. Его величество король, король-рыцарь народа-рыцаря, да соизволит разрешить чужеземному, свободному писателю, удостоенному вниманием Шведской академии, выразить ему свои почтительнейшие и сердечнейшие чувства (Из Нобелевской речи И.А. Бунина).

Вступительная часть

Обвинительная речь

Напутственное слово председательствующего

Реплика

Защитительная речь

Обвинительная речь

План

Виды судебных речей

Главная задача обвинительной речи прокурора — дока­зать факт преступления и виновность подсудимого, обосно­вать правильность предъявленного ему обвинения. Проку­рор помогает суду установить истину по делу, принять правильное решение, способствует формированию внут­реннего убеждения судей. Выступление прокурора с ре­чью — один из наиболее ответственных этапов его обвини­тельной деятельности, направленной на разоблачение преступления и предание суду виновного.

Сила прокурорской речи заключается в доказательнос­ти основных положений, обоснованности выводов, желез­ной логике фактов. Ее содержание, структура, последова­тельность изложения материала, соотношение отдельных частей определяются особенностями рассматриваемого дела, характером представленных доказательств, а также во мно­гом зависит от личности самого оратора, его квалификации, профессионального мастерства, владения ораторским ис­кусством и т. д.

Построение обвинительной речи, как и любого публич­ного выступления, процесс индивидуальный, творческий, требующий от оратора больших усилий, напряженной рабо­ты, глубокого осмысления имеющегося по делу материала.

Однако следует иметь в виду, что многовековая практи­ка судебных выступлений выработала общие структурные части обвинительной речи, знание и использование кото­рых позволяет оратору эффективнее добиться поставлен­ных целей.

Приведенная ниже примерная схема обвинительной речирекомендуется во многих работах по судебному красноре­чию и юридической психологии:

1. Вступительная часть.

2. Изложение фактических обстоятельств преступления (фабула дела).

3. Анализ и оценка собранных по делу доказательств.

4. Характеристика личности подсудимого и потерпев­шего.

5. Обоснование квалификации преступления.

6. Соображения о мере наказания.

7. Рассмотрение вопросов, связанных с возмещением причиненного преступлением материального ущерба.

8. Анализ причин и условий, способствовавших соверше­нию преступления, и предложения по их устранению.

Естественно, что последовательность составных частей обвинительной речи, значимость и объем каждой из них будут меняться в зависимости от характера дела, индивиду­альных особенностей выступающего и т. п.

Вступление является важнейшей составной частью ора­торской речи. Задача вступительной части — привлечь вни­мание слушателей, установить контакт с аудиторией, со­здать благоприятные условия для восприятия речи, подготовить присутствующих в зале к принятию основных положений и выводов оратора.

Отметим, однако, что существуют разные мнения по поводу того, нужны ли вообще в обвинительных речах вступления, нужно ли обвинителю излагать перед судьями свой взгляд на данное преступление, на его особенности, исключительное значение этого дела и т. п.

А. Левенстим формулирует и основные требования, предъявля­емые к вступлению:

— Вступление должно быть кратко, сжато и тесно свя­зано с речью. Нельзя составлять его из общих выражений и мыслей, не имеющих отношения к делу.

— Вступление должно быть спокойное, потому что слиш­ком большое увлечение, жар и резкие картины в на­чале речи вынуждают оратора очень быстро понизить тон в главной части его речи, тогда как в ней кроется вся суть дела.

— Содержание введения может быть самое разнообразное в зависимости от силы улик и общего характера дела.

Действительно, анализ текстов обвинительных речей показывает, что ораторы во вступлениях используют самые разнообразные приемы, позволяющие подвести присут­ствующих в зале суда к восприятию обстоятельств уголов­ного преступления.

Довольно часто прокуроры начинают свою речь с оцен­ки морально-этического значения разбираемого дела, с ука­зания на общественную опасность совершенного деяния. Например:

«Уважаемые судьи! На ваше рассмотрение вынесено дело, представляющее большую общественную опасность. На протя­жении нескольких дней в этом зале судебного заседания мы с вами скрупулезно исследовали все обстоятельства преступле­ния, совершенного Плющем, Никульниковым и Семеновым.

Дела такой категории у нас стали появляться в последние 2 года, в связи с чем мне бы хотелось обратить ваше внима­ние на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 «О судебной практике по делам о бандитизме». В этом постановлении дается понятие банды. В частности, бандой признается устойчивая, организованная, вооруженная группа, предварительно объединившаяся для совершения одного или нескольких нападений на граждан, либо на предприятия, уч­реждения, организации.

В организации вооруженной банды по ст. 77 УК РСФСР и предъявлено обвинение Никульникову, Семенову и Плю­щу. Как указано в обвинительном заключении, подсудимые с целью нападения на граждан, предприятия, учреждения и организации в марте — апреле 1994 года в г. Златоусте орга­низовали преступную группу, вооружившись 4 пистолетами системы «ТТ» и боеприпасами к ним» (Из речи государствен­ного обвинителя прокурора).

Некоторые ораторы начинают обвинительную речь с кар­тины преступления. «Такое введение, — отмечает А. Левенстим, — весьма практично, потому что оно облегчает пере­ход к главной части и дает возможность сразу изложить спорный пункт. В начале речи, когда восприимчивость све­жа и внимание еще усилено хорошим вступлением, вполне уместно указать на главный пункт, около которого происхо­дит борьба». К подобному приему неоднократно прибегал в своих речах А. Ф. Кони. Например:

«Господа судьи, господа присяжные заседатели! Около ме­сяца тому назад, в Спасской улице, в доме Дмитревского, про­изошло большое несчастье. Семейство, единственною поддер­жкою которого был Алексей Иванович Рыжов, состоящее из жены его и четырех детей, внезапно и неожиданно осиротело: глава этого семейства был лишен жизни. Он лишился жизни не окруженный попечениями и участием родных, не благослов­ляя своих детей, а сопровождаемый их отчаянными криками и падая от руки близкого и обязанного ему человека. Этот близ­кий и обязанный ему человек находится в настоящее время перед вами, и от вас зависит решить его судьбу» (По делу об убийстве статского советника Рыжова).

Оратор может начать выступление с указания на свое личное положение в данном деле. Например, Н. В. Мура­вьев, поддерживая в Московской судебной палате обвине­ние против мирового судьи, преданного суду за оскорб­ление действием товарища прокурора, находящегося при исполнении своих служебных обязанностей, начал свою речь следующей фразой:

«Господа присяжные! Выступая перед вами по настояще­му делу, я вполне понимаю необходимость быть особо при­страстным в оценке улик и доказательств, так как лицо, не­посредственно потерпевшее от преступления, мой собрат по оружию, мой подчиненный».

Эффективным в начале речи является и изложение про­граммы выступления. Обвинитель начинает речь с перечис­ления вопросов, на которых он предполагает остановить­ся; указывает, какие положения будет обосновывать, какие обстоятельства анализировать, и т. д. Это помогает слуша­телям целенаправленно следить за ходом рассуждений ора­тора, облегчает восприятие речи. Вот, к примеру, начало речи прокурора И. П. по делу Петрова, обвиняемого в убий­стве гражданки К.:

«Уважаемые судьи! Задача обвинения — доказать, что 15 февраля подсудимый Петров из ревности убил связанную с ним интимными отношениями гражданку Красильникову. Мы докажем также, что убийство это совершено умышленно, по заранее обдуманному плану; что орудия преступления были заранее принесены убийцей на место преступления и что, со­вершив убийство, Петров предпринял затем ряд мер к сокры­тию следов преступления, действуя и здесь расчетливо и об­думанно».

А. Левенстим указывает еще на один прием начала выс­тупления:

«Можно указать на особый характер доказательств, с ко­торыми приходится оперировать по делу: на отсутствие улик прямых, которые отличаются рельефностью, и вместо этого на присутствие косвенных, которые по характеру данного дела только и могут быть собраны. Такое начало окажется весьма удобным по делам о поджоге, об уничтожении документов, о даче ложного показания, в которых к выводу о виновности приходится пробираться путем целого ряда умозаключений, а не на основании сильных, прямых улик»

Таковы основные приемы, которые обычно используются ораторами во вступительной части обвинительной речи, однако, как уже отмечалось, специальное вступление есть во всех речах.

Готовясь к судебным прениям, прокурор должен особое внимание уделить главной части речи, в которой излагаются факты дела, анализируются доказательства, делаются выводы.

Изложение фактических обстоятельств преступления (фабула дела).Иногда эта часть заменяет введение, но чаще всего вступление плавно переходит в изложение обстоятельств дела.

Речь прокурора подводит итоги судебного следствия, но она не должна быть повторением обвинительного акта. Поэтому при изложении обстоятельств дела обвинителю рекомендуется быть кратким и точным, излагать материал ярко и убедительно.

В судебной практике существуют разные способы изло­жения обстоятельств дела: хронологический, систематичес­кий и смешанный.

Используя хронологическийспособ, обвинитель излага­ет обстоятельства дела в той последовательности, в какой они устанавливались на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства, т. е. показывает путь выяс­нения обстоятельств дела.

Систематический способпредполагает изложение обстоя­тельств дела в той последовательности, в какой они имели место в действительности, точнее, как они представляются обвинению. Такой способ изложения дает целостное пред­ставление о существе дела, рисует полную картину совер­шенного преступления. К недостаткам данного способа спе­циалисты относят то, что фактически обстоятельства дела как бы обособляются от доказательств, изолируются от них.

Поэтому ораторы чаще всего прибегают к так называе­мому смешанному методу, в котором сочетаются элементы как хронологического, так и систематического способа изложения обстоятельств дела.

Анализ и оценка собранных по делу доказательств. Это наиболее сложная и ответственная часть обвинительной речи.

Прокурор обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследо­вания обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отяг­чающие его ответственность обстоятельства.

Задача прокурора — систематизировать все собранные по делу доказательства (показания свидетелей, показания подсудимого, показания потерпевшего, заключения экс­пертов, вещественные доказательства, протоколы судебных действий, документы, удостоверяющие определенные фак­ты, и т. п.) и дать им оценку с позиции обвинения.

Оценка доказательств включает установление таких их свойств, как допустимость, относимость, достоверность и достаточность всей совокупности для подтверждения об­винения. Все доказательства должны быть получены из предусмотренных законом источников, в установленном законом порядке и надлежащим образом процессуально оформлены.

В своем выступлении государственный обвинитель дол­жен четко и ясно показать, какие доказательства подтвер­ждают виновность подсудимого, какое обвинение можно считать обоснованным, а какие обстоятельства не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и должны быть отвергнуты.

Следует иметь в виду, что ни очевидность дела, ни при­знание вины подсудимым не снимает с прокурора обязанность доказывания обвинения.

А. Ф. Кони обращает внимание читателей на то, что сде­лал и виновен — разные понятия, поэтому, оценивая окончательно выработанные на судебном следствии доказатель­ства, можно делать указания на житейскую сторону дела, на практические условия общежития, на господствующие взгляды, на влияние среды, примеров, печати и т. п. Иног­да могут оказаться необходимыми указания на физические и психические свойства пола и возраста обвиняемого лица на особенности его служебного или общественного поло­жения, которые сами по себе доказательством служить не могут и никакой проверке на судебном следствии не под­лежат.

Урок по русскому языку. Пример контрольной работы для 11 класса.

Задание 1 . Определите, к какому типу речи (описанию, повествованию, рассуждению) относятся приведенные ниже отрывки. Свой ответ обоснуйте.

«Представьте себе, любезные читатели, человека полного, высокого, лет семидесяти, с лицом, напоминающим несколько лицо Крылова, с ясным и умным взором под нависшей бровью, с важной осанкой, мерной речью, медлительной походкой. Вот вам Овсяников. Носил он просторный синий сюртук с длинными рукавами, застегнутый доверху, шелковый лиловый платок на шее, ярко вычищенные сапоги с кистями и вообще с виду походил на зажиточного купца. Руки у него были прекрасные, мягкие и белые, он часто в течение разговора брался за пуговицы своего сюртука. Овсяников своей важностью и неподвижностью, смышленостью и ленью, своим прямодушием и упорством напоминал мне русских бояр допетровских времен».

«Как-то летом я возвращался с озера в деревню. Дорога шла лесом, все вокруг заросло пахучими травами. Заслушавшись пением птиц, я заметил на поляне синие цветы. Заросли их были похожи на маленькие озера с густой синей водой. Я насобирал этих цветов.

Густая поросль березняка закрыла от меня дорогу, и я вскочил на пень, определяя, куда мне надо идти. Наконец я вышел из леса в поле.

На полевой дороге мне попались две загорелые деревенские девушки. Увидев меня с цветами, они точно замерли, а потом рассмеялись и начали оживленно разговаривать. Поравнявшись со мной, девушки сказали: «Спасибо вам, что вы повстречались нам с этими цветами». А потом поклонились мне и бросились бежать.

Я предлагал девушкам взять цветы с собой, но мое предложение их еще больше смешило. Я решил, что девушки шутят надо мной. Но все же было что-то таинственное и удивительное в этом случае, что касалось этих девушек и чего я не мог понять.

В деревне загадка разъяснилась. Моя соседка сказала: «Вы нашли очень редкие цветы.

Есть поверье, что они приносят девушкам счастливую любовь».

Теперь уже никто не считает сверхъестественным и необъяснимым тот факт, что с начала принятия христианства и до монголо-татарского нашествия Киевская Русь была страной высокой и прекрасной письменной культуры. Почему? Введение христианства и приобщение ее к византийской книжности установило преемственность двух письменных культур. Это сильно приумножило интерес восточных славян к книге и способствовало распространению письменности еще на заре их цивилизации.

Не без основания предполагают, что грамотность у нас была воспринята в течение самого короткого времени и беспрепятственно развивалась на первых порах. Это подтверждается сохранившимися надписями на деревянных предметах, например, на прялках, на причудливых гребнях для расчесывания волос.

Берестяные грамоты Новгорода (находки относятся к ХI-ХVI векам) — беспрецедентное открытие в археологии: в них запечатлелась оригинальная предыстория русской книги. Авторами грамот оказались представители всех классов общества, люди различных отраслей старинного производства. Тематика писем поистине необъятна. Все это, конечно же, свидетельствует о многовековой традиции письменной культуры Древней Руси.

Задание 2 . Приведите пример сочинения-описания, рассуждения и повествования на тему: «Озеро», «Сад», «Лес» (на выбор). Используйте в каждом случае соответствующие лексические средства.

Задание. Определить, к какому функциональному стилю относится каждый из приведенных фрагментов текста (научному, художественному, публицистическому), доказать примерами, проставить в тексте пропущенные буквы и знаки препинания. При выполнении задания следует опираться на план стилистического анализа текста.

План стилистического анализа текста

1.Определите сферу общественной деятельности, к которой относится текст.

2.Выявите общие стилевые черты текста.

3.Оцените языковое оформление текста. Выполните поуровневый анализ языковых единиц:

-особенности лексики и фразеологических средств текста: соотношение абстрактной и конкретной лексики, тематические группы лексики, особенности употребления многозначных слов с эмоционально-экспрессивной окраской, наличие/отсутствие средств создания образности (метафор, сравнений, эпитетов и т.д.).

-особенности морфологии: соотношение частей речи (например, в разговорном стиле преобладают глаголы, в научном — именные части речи), наличие причастий, деепричастий, прилагательных).

-особенности синтаксических конструкций: полнота и развёрнутость предложений, характеристика предложений по цели высказывания и эмоциональной окрашенности, соотношение простых, осложнённых предложений (с однородными членами, причастными и деепричастными оборотами, вводными словами) и сложных конструкций, порядок слов в предложении.

4. Сделайте вывод о принадлежности текста к одному из функциональных стилей речи.

Москва город великих исторических и революцио…ых традиц…й ру…кого народа город ру…кой славы сокровищ..ница ру..кой культуры сер…це России ст…лица могуществе..ого г…сударства.

Восемь ст…летий пр…шло с тех пор когда впервые на страницах древн…й ру…кой лет…пис… было названо имя Москвы. В 1147 году летописец отметил встречу в Москве владимиро – суздальского князя Юрия Долгорук…го со своими союзниками, черниг…вскими княз…ями. Этот ист…рический факт стал начал…м большой жизни Москвы многовековая история которой как в фокус… отр…зила в главнейш…х явлениях историю ру…кого народа.

Скромное начало Москвы в середин… 12 века казалось (н…)чем (н… )пр…двещало ее велик…го будущ…го. Человек правда давно знал удобное для пос…ления крутое взгор…е поднимавш…ся между Москвой-рекой Неглинной и Яузой. Здесь как показывают нахо…ки (из)давн… ост…навливались купцы пользовавши…ся реч…ными дорогами для сообщения между Балтикой и закаспийскими странами. Древние м…гильники и г…родища разброса…ые на территор… самой Москвы и в ее окрес…ностях немые пам…тники ее еще более отдале…ого прошл….о от которого не сохр…нилось (н…)каких пис…ме…ых известий. Но край стал оживать лиш… в 12 веке (в) связи с ув…личением русского нас…ления.

Как укрепле…ый пункт расп…ложе…ый (в)близи грани.. владений Владимиро-Суздальского княжества Москва ст…регла пути из южных степ..й в Окско-Волжское междуречье. В начал… 13 века она становит…ся ст…лицей (не)большого «удельного» княжества. Прошло еще (не)много врем…ни и над Москвой как и над всей русской землей проне…я ур…ган монголо-татарского нашествия. Москва оказала отчая…ое сопр…тивление полч…щам Батыя и была ими пр…вращена в груду пепла но умертвить ее навсегда было (не)возможно…

В (не)об…ятном воздушн…м океан… много (не)видимых (не)и…ледованных дорог. Но Тимур Фрунзе наш…л нужную дорогу и нащупал врага. (Ни)кем еще (не) замече…ый фаши…ский самолет пр…ближался к нашим войскам.

Част… забилось воинстве…ое но еще (не) испыта…ое в бою сер…це Тимура. Ост…навливая п…спешные (не)сдержанные порывы и (не)расчетливые движения Тимур …таковал врага по всем правилам вое…ого иску…тва. (Не)навис…ный враж…ский самолет был …бит.

Но (со) ст…роны со…нца (не)прерывающ…мися волнами неслись другие. (Не)устрашимый как отец Тимур п…мчался (на)п…ререз врагу. (В)двоем с лейтенантом Шутовым они дружно ударили по четверк… «непобедимых» и сразу …били одного. Смертельный бой прод…лжался. Вот ране…ый осколк…м сн…ряда отход…т Шутов.

Шутов ок…зался один против всей вражеск…й эскадриль…. Он остался (н…)кем (не) защище…ым с фланга. Но надо было ск…вать силы врага и Тимур дрался на полома…ом (не)действующем самолет….

Так погиб бе…трашный орленок – сын М. Фрунзе.

3. ПОКОРЕНИЕ КОСМОСА И НАУКА

Весной 1981 года мы отметили двадцатилетие перв…го п…лета ч…ловека в космос – полета Юрия Гагарина на корабле «Восток-1». Спустя несколько месяц…в в август… того (же) 1961 года с…стоялся первый суточ…ный п…лет в космос его выполнил на корабл… «Восток-2» Герман Титов. Так началась эра пок…рения человеком космоса.

Минувшие два с половиной десят…летия заметно расширили знания о нашей планет… и ее окре…ностях позволили заглянуть (в) зап…ведные глубины Вселе…ой.

В первую г..довщину выхода человека на …рбиту академик С.П.Королев с…здатель наших космических кораблей писал Еще (мало) изуче…ые пространства космоса (не)сомненно предст…вляют большой практический интерес для решения цел..го ряда пр…кладных задач… народнохозяйстве…ого и научного значения. И пре…сказывал « в дальнейш…м орбитальные ап…араты в космическ…м пространств… Земли будут создават…ся по определ…ой системе… с рас…четом на их существ…вание на своей орбите (в) течени…весьма длительн…го времен…

Эти слова вопл…тились в действительность. Проводят…ся наблюдения за поверхност…ю планеты, исследуется атмосфера, став…тся интереснейшие технические опыты.

Задание3 . Вставьте пропущенные буквы и знаки препинания, укажите эмоционально-окрашенные слова, выпишите синонимы.

Встан…те бойц… и к…мандиры обн…жите головы! Я хочу ра…казать как б…ролся и победил смерть изумительный русский лет…ик капитан Виктор Гусаров.

Он был искус…ный летчик бе…трашный воин человек (не)иссякаемой энерг…горячо любил Родину и страс…но (не)прим…римо (не)навид…л врага. В бою он (не) знал неудач… и пр…красно умел ори…нтироват…ся на чудовищ…ных скор…тях.

Однажды Гусаров повел в бой свою г…роическую ш…стерку. (На)встречу рванулись (не)пр…ятельские самолеты. Враг ярос…но рвет…ся исступле…о набрасывает…ся стремит…ся нанести смертельный удар. Но (не) поддают..ся страху питомцы Гусарова и бе…заветно ср…жаются с пр…восходящ…м по силе противником. Борет…ся сам…тверженно командир звена но (не) хватает у него патронов. Вражеская пуля смертельно ран…т его. Кровь л…ется по лицу по ше. Руки перестают слушат…ся. Кажет…ся не б…ется сер…це.

Ты (не) дыш…шь Гусаров ум…раеш…? (Не)ужели расстаеш…ся с жизн…ю? Но нет открыл глаза отважный летчик заг…ворил в нем голос жизн… воля к побед…

Стой смерть ост…новись! П…рестань как вор краст…ся к тому кто (не) боит…ся п…смотреть тебе прямо в глаза!

Гусаров соб…рает последние силы лиш… бы достич… родной земл… нажима…т на руль уход…т от (не)приятеля и с последн…м вздохом сажа…т машину на своем аэродроме…

Слава герою! (Не) плакать хоч…тся над ним а пр…клонит…ся перед его мужеств…м. Пусть красует…ся его имя среди имен героических воин…в нашей страны!

2. Докажите уместность употребления просторечий в данном тексте.

Вот ты вышел спозаранку, глянул — в пот тебя и в дрожь: Прут немецких тыща танков.

– Тыща танков? Ну, брат, врешь.

– Ладно. Что там триста, двести. Повстречай один хотя б.

– Что ж, в газете лозунг точен: Не беги в кусты да в хлеб. Танк — он с виду грозен очень, А на деле глух и слеп.

– То-то слеп. Лежишь в канаве, А на сердце маята: Вдруг как сослепу задавит, — Ведь не видит ни черта.

Задание 4 . Прочитайте фрагмент выступления Т.Н.Грановского Укажите, к какому роду и виду красноречия относится текст, какие изобразительные и выразительные средства использованы:

Каждый член феодальной аристократии располагал по произволу своими рабами и отчасти своими вилланами. На него не было апелляции; апелляция на вассалов появилась уже позднее, в ХШ столетии. Кроме того, у него не было общих юридических положений: при каждом колодце было свое право, по известному французскому выражению. Владелец судил по преданиям и обычаям своей местности, но и эти обычаи не обеспечивали подданных от его произвола. Уже в этом было много тяжкого для народа, который не находил нигде управы и защиты (…) Ни в одну эпоху историческую мы не увидим такого страшного эгоистического развития, кое выражало презрение к подчиненным. Особенное почетное право феодального владельца состояло в том, что он имел свою виселицу перед замком. Поборы с крестьян определялись его собственной волею. Он не только облагал их огромными налогами, но к этому присоединялись еще несколько обстоятельств, коих не найдется нигде в мире, кроме феодального порядка вещей: что часто, например, умиравший без близких родственников оставлял свое имение господину; если после него ничего не оставалось, сборщик подати феодала отсекал руку у трупа и приносил господину. В этом обряде выражается взгляд феодального владельца на своих подданных. Следы этого обычая остались в названии manus mortua, droit de main morte (мертвая рука – лат.; право мертвой руки – франц.). Иностранец, умерший на земле владельца, оставлял собственность свою в пользу последнего. Это сохранилось до 819 года, когда имение поступало уже в казну короля.

Задание 2 . Проанализируйте текст- фрагмент речи А.Ф.Кони по делу «Об убийстве статского советника Рыжова». Определите род, вид фрагмента речи (свое мнение обоснуйте). Укажите, какие изобразительные и выразительные средства использованы в данном фрагменте. Отметьте элементы композиции: этикетные формулы, «зацепляющий крючок», вступление.

Господа судьи, господа присяжные заседатели! Около месяца тому назад в Спасской улице, в доме Дмитриевского, произошло большое несчастье. Семейство, единственной поддержкой которого был Алексей Иванович Рыжков, состоявшее из жены его и четырех детей, внезапно и неожиданно осиротело: глава этого семейства был лишен жизни. Он лишился жизни не окруженный попечением и участием родных, не благословляя своих детей, а сопровождаемый их отчаянными криками и падая от руки ближнего и обязанного ему человека. Этот близкий и обязанный ему человек находится в настоящее время перед вами, и от вас зависит решить судьбу его.

Задание. Вставить пропущенные буквы и знаки препинания в предложенных текстах, указать изобразительные и выразительные средства речи.

Однажды вечером окончив дн…вной …бор вин…града партия м…лдаван с к…торой я работал ушла на берег моря а я и старуха Изергиль остались (под) густой тен…ю виноградных лоз и лежа на земле… м…лчали глядя как тают в г…лубой мгле ночи силу…ты тех людей что пошли к морю.

Они шли пели и смеялись; мужчины – бронз…вые с пышными ч…рными усами и густыми кудрями до плеч… в к…ротких куртках и широких шар…варах; жен…щины и девушки – в…селые ги…кие с (темно)синими глазами то(же )бронз…вые. Их волосы ш…лковые и ч…рные были распущ…ны ветер теплый и ле…кий играя ими звякал м…нетами впл…тенными в них. Ветер тек широкой ровной волной но иногда он точ…но прыгал чере… что(то) (не)вид…мое и р…ждая сильный порыв разв…вал волосы женщин в ф…нтастические гривы вздымавши…ся вокруг их голов… Они ух…дили все дальше от нас а ноч… и фантазия од…вали их все пр…краснее.

Кто(то) играл на скрипке…девушка пела мя…ким контральто, слышался смех…

Воздух был пр…питан острым запах…м моря и жирными и…парениями земли (не)задолг… до вечера обильно смоче…ой д…ждем. Еще и теперь по небу бродили обрывки туч… пышные стра…ых оч…ртаний и красок тут мя…кие как клубы дыма сизые и пеп…льно(голубые) там – ре…кие как обл…мки скал матово(ч…рные) или к…ричневые. Между ними ласк…во бл…стели темно(голубые) кл…чки неба украше….ые з…лотыми крап…нками звезд. Все это – звуки и запахи тучи и люди – было странно красиво и грус…но казалось начал…м чудной ска…ки. И все как (бы) ост…новилось в своем росте ум…рало шум гол…сов гас удаляясь п…рерождался в печальные вздохи.

Между дал…ю и правым г…ризонтом мигнула молния и так ярко что осветила часть степи и место где ясное небо гранич…ло с ч…рнотой. Страшная туча надв…галась (не) спеша сплошной мас…ой; на ее краю висели большие ч…рные лохмот…я; точно такие( же) лохмот…я давя друг друга гр…моздились на прав…м и на лев…м горизонт…. Этот оборва…ый разлохмач…ый вид тучи пр…давал ей какое(то) п…яное оз…рническое выражение. Я…ственно и (не) глухо пров…рчал гром.

Вдруг рванул ветер и …со свистом поне…я по степи бе…порядочно закружился и поднял с травою такой шум что из(за) него (не) было слышно (н…) грома (н…) скрипа колес. Он дул с ч…рной тучи неся (с) собой обл…ка пыл…и запах д…ждя и мокрой земл…. Лун..ый свет затуман…лся стал как(бу..то) гр…знее звезды еще больше нахмурились и видно было как по краю дорог… сп…шили куда(то) назад обл…ка пыли и их тени…

Черн…та на неб… раскрыла рот и дыхнула белым огнем; тот(час) же опять загр…мел гром…

Вдруг над самой гол…вой со страшным оглушит…льным треск…м разл…малось небо. Р…здался новый удар такой (же) сильный и ужас…ный. Небо уже (н…)гремело (н… )грох…тало а изд…вало сухие тр…скучие п…хожие на треск сух…го дерева звуки.

Задание : Определить вид документа, перечислить реквизиты.

Господа судьи господа присяжные заседатели около месяца тому назад

Перехожу к защите госпожи Акар. Нам указывают на то, что интимных, как выразился господин защитник, отношений между подсудимою и Станиславом Янсеном не существовало, и горячо старается опровергнуть возможность их существования. На это я считаю нужным заметить, что обвинение не может рассчитывать, по каждому данному делу, на сочувствие защиты, но имеет право ожидать, чтобы к словам его относились со вниманием, вытекающим из уважения к взаимному труду, который должен иметь одну общую цель. Если так отнесется к обвинению защита, то она должна будет сознаться, что, кроме указаний на старинное знакомство и приязнь, никаких других заявлений обвинением делаемо не было, тем более, что для выяснения дела вовсе и не нужна интимность отношений между Янсеном и Акар. Довольно, если Янсен стоял в положении пользующегося полным доверием друга и заведовал кассою Акар. Делать из слова дружба произвольные выводы, конечно, можно, но едва ли защита госпожи Акар оказывает ей хорошую услугу подобными выводами… Повторять доводов против Акар я не стану, равно как и вновь приводить показания свидетелей. Общий образ госпожи Акар уже, вероятно, сложился у вас, господа присяжные заседатели, и мы едва ли изменим его нашими спорами, наложением на него темных красок или освещением его искусственным светом. Замечу только, что присутствие Акар в России вовсе не доказывает спокойного сознания ею своей невиновности, так как уехать за границу она не могла по той простой причине, что тотчас после упавшего на нее подозрения была задержана под домашним арестом. От обвинительной власти требуют, чтобы она привела сюда созданных ее воображением свидетелей — великосветских дам. Это невозможно, да и не нужно, потому что ссылка на них сделана как на могших потерпеть от преступления. Я уже объяснял свойство дел о подделке бумажек, состоящее в отсутствии явки потерпевших лиц на суде. У нас могли бы требовать и привода тех рабочих, которые работали на железной дороге, где Жуэ укладывал шпалы и распространял фальшивые бумажки. Но вы, вероятно, не потребуете этого привода для того, чтобы решить дело. Фальшивые ассигнации похожи на сказочный клубок змей. Бросил его кто-либо в одном месте, а поползли змейки повсюду. Одна заползет в карман вернувшегося с базара крестьянина и вытащит оттуда последние трудовые копейки, другая отнимет 50 руб. из суммы, назначенной на покупку рекрутской квитанции, и заставит пойти обиженного неизвестною, но преступною рукою парня в солдаты, третья вырвет 10 руб. из последних 13 руб., полученных молодою и красивою швеею-иностранкою, выгнанною на улицы чуждого и полного соблазна города, и т. д., и т. д. — ужели мы должны проследить путь каждой такой змейки и иначе не можем обвинить тех, кто их распустил? Едва ли это так, и ваш приговор, быть может, покажет противное. Здесь заявлялось, что подсудимые явились в Россию с полным доверием к русскому гостеприимству. Оно им и было оказано. Станислав Янсен прочно устроился в России; Акар основала магазин, куда обильно потекли русские рубли; Эмиля встретили в Петербурге театры и охоты. Но одного гостеприимства мало! Когда нам льстят, то хвалят наше русское гостеприимство; когда нас бранят — а когда нас не бранят? — про нас говорят, что единственную хорошую нашу сторону— гостеприимство — мы разделяем с племенами, стоящими на низкой степени культуры. Поэтому надо иметь что-нибудь за собою, кроме благодушного свойства. Надо дать место и справедливости, которая выражается в правосудии. Оно иногда бывает сурово и кончается подчас насильственным гостеприимством. Этого правосудия ждет от вас обвинительная власть.

ПО ДЕЛУ ОБ УБИЙСТВЕ СТАТСКОГО СОВЕТНИКА РЫЖОВА *

Господа судьи, господа присяжные заседатели! Около месяца тому назад, в Спасской улице, в доме Дмитревского, произошло большое несчастие. Семейство, единственною поддержкою которого был Алексей Иванович Рыжов, состоявшее из жены его и четырех детей, внезапно и неожиданно осиротело: глава этого семейства был лишен жизни. Он лишился жизни не окруженный попечениями и участием родных, не благословляя своих детей, а сопровождаемый их отчаянными криками и падая от руки близкого и обязанного ему человека. Этот близкий и обязанный ему человек находится в настоящее время пред вами, и от вас зависит решить его судьбу.

Существенные обстоятельства настоящего дела так сами по себе несложны, так, мне кажется, очевидны, что указывать на них подробно и разбирать их вновь перед вами представляется излишним или, лучше сказать, представлялось бы излишним, если бы к ним не приросли некоторые побочные обстоятельства и благодаря им не возбудились некоторые вопросы, которые требуют более подробного рассмотрения всех данных дела. Когда преступление совершено, то только в первые минуты события, в которых оно выразилось, остаются в своем первоначальном незатемненном виде, а затем со стороны преследователей усилия осветить и раскрыть его преступный смысл, со стороны обвиняемого стремление обставить его всевозможными данными и доводами в свою пользу существенно усложняют дело, иногда даже затрудняют его разбор. Таким путем по каждому делу возникают около настоящих, первичных его обстоятельств побочные обстоятельства, так сказать, наслоения, которыми иногда заслоняются простые и ясные его очертания. В некоторых случаях на обвинительной власти лежит только очищение дела от этих посторонних, наносных обстоятельств, снятие этой посторонней, лишней коры, и, по снятии ее, дело оказывается простым и несложным. Снятием этой коры я и займусь в настоящее время. На судебном следствии, во-первых, подсудимого стараются представить человеком, действовавшим ненормально, не владевшим всеми своими умственными способностями и потому безответственным; затем, во-вторых, показания главных свидетелей, которые единственно и могут быть названы свидетелями в этом деле, стараются нравственно пошатнуть перед вами и, наконец, в-третьих, личность покойного Рыжова — личность, о которой обвинение самого высокого мнения, — стараются низвести с того высокого нравственного уровня, на котором она, казалось бы, должна стоять. Все эти категории опровержений, заслоняющих истинный образ дела и участвующих в нем лиц, представленные впервые во время судебного следствия, будут, вероятно, развиты перед вами еще более подробно, и защита постарается искусною рукою подрезать корни обвинения и пересадить все дело на почву защитительных соображений. Насколько это ей удастся — я не знаю; но я, со своей стороны, постараюсь рассмотреть прочность вырабатываемых ею данных. Обращаюсь — к показаниям свидетелей. Из них в сущности только три относятся к убийству Рыжова, а именно: показания его вдовы, Марии Степановны Рыжовой, воспитательницы детей его госпожи Гора и кормилицы Прокофьевой; все же остальные показания не относятся прямо к этому событию.

Первое показание дала перед нами женщина, совершенно растерзанная и убитая горем, вся целиком поглощенная несчастием, ее постигшим; другое показание идет со стороны женщины, которая довольно безучастно относится к происшедшему, и, наконец, кормилица рассказывала о том, что она видела и слышала и как она это «по простоте своей» поняла. Я думаю, что нет возможности усомниться в правдивости показания вдовы Рыжовой. Правда, отчасти в тоне ее голоса, отчасти в манере говорить проявлялась здесь некоторая трагичность, в ее тоне слышалось некоторое стремление выставить особенно рельефно, обрисовать самыми мрачными красками то несчастие, которое разразилось над нею. Но, господа присяжные заседатели, войдя в положение этой женщины, вы поймете, что иначе, при нервной и впечатлительной ее организации, и быть не может. Положение ее поистине ужасно: она лишилась мужа, которого горячо любила, лишилась в нем единственного заступника, единственной поддержки — и лишилась от руки своего брата. Являясь сюда, она должна или признать, что ее брат был прав, и тем показать, что муж ее сделал что-нибудь очень дурное, выходящее из ряда вон, для того, чтобы вынудить его на убийство, или же сказать все как было, а это может быть гибельно для брата. Ей предоставляется ее жестокою судьбою на выбор — или молчаливое согласие на опозоренье памяти покойного, любимого, неповинного мужа, чем, быть может, будет куплено спасение брата, или же горестное и тяжкое служение правде, которое, не возвращая ей мужа, должно подвести брата под справедливую кару. Для нее нет выхода из этого. Я думаю, что характеру более сильному, силам менее потрясенным, чем ее характер и ее силы, трудно бороться с подобным положением и что в голосе всякого лица, поставленного в такое положение, помимо его воли, бессознательно, зазвучит трагическая нота. Мы знаем из дела, что у Рыжовой и у Шляхтина есть родные, жив отец, но знаем ли мы ту борьбу, те колебания, те муки, которые должна была пережить злополучная женщина, прежде чем решиться прийти сюда обличительницею брата, сына своего отца; прийти во имя чести отца своих детей и прийти, по-видимому, как дозволительно заключить из вырвавшихся у нее невольно слов, вопреки ожиданиям и требованиям своей семьи?! Знаем ли мы это? Трагичность жеста и возвышенность тона законны там, где над человеком разыгрывается настоящая трагедия… Указывая на глубину оскорбленного чувства, они не идут вразрез с житейскою правдою. Рыжова здесь, по словам брата, не пощадила его. Я думаю, что она сказала истину. Показание ее точное и ясное, отличающееся теми мелочными подробностями, которые вообще свойственны рассказам людей, настигнутых несчастием, к которому они, растравляя себя, постоянно возвращаются, вспоминая все его печальные подробности, — и часто в то же время не отдавая себе ясного отчета о всем его объеме, — еще более приобретает вероятия с той минуты, как подтверждается и проверяется другими показаниями.