Двойная форма вины ст 27 ук рф

Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Комментарий к Ст. 27 УК РФ

1. Умышленно совершенное преступление с материальным составом при последующем развитии причинной связи в ряде случаев может влечь за собой дополнительные последствия, наступление которых виновный либо самонадеянно рассчитывал избежать, либо не предвидел, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

Наступление дополнительных к основному вреду тяжких последствий, к которым виновное лицо относилось по неосторожности, рассматривается в УК как квалифицирующее обстоятельство ряда умышленных преступлений (например, ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 128, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 132, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 3 ст. 211 и др.).

В этой связи важным является законодательное указание в комментируемой статье, что подобные преступления в целом признаются совершенными умышленно со всеми вытекающими последствиями, связанными с категоризацией преступлений (ст. 15 УК), установлением рецидива (ст. 18 УК), соучастия в преступлении (ст. 33 УК), назначения наказания, вида исправительного учреждения, отменой условного осуждения (ч. 5 ст. 74 УК) или условно-досрочного освобождения (ч. 7 ст. 79 УК).

2. При квалификации преступлений, совершенных с двумя формами вины, особую значимость имеют положения об объективно-субъективном характере уголовной ответственности, поскольку требуется точно оценить психическое отношение виновного к нескольким различным материальным последствиям содеянного, образующего в целом один умышленный состав преступления.

Показательным в этой связи является дело Карлова, дошедшее до Пленума ВС СССР (в то время высшей судебной инстанции страны) . Карлов был признан виновным в том, что, будучи недоволен отказом сослуживца ответить на его вопрос, нанес ему со значительной силой два удара кулаком в грудь, повлекшие рефлекторную остановку сердца и смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР соответствует ч. 4 ст. 111 УК).
———————————
Постановление Пленума ВС СССР от 20.06.1985 по делу Карлова Ю.Н. // БВС СССР. 1986. N 1. С. 21 — 22.

Пленум ВС СССР указал, что для признания лица виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности, необходимо установить, что оно, совершая противоправные действия, предвидело возможность причинения тяжкого телесного повреждения и желало либо сознательно допускало наступление этого последствия; по отношению же к смерти потерпевшего его вина должна характеризоваться неосторожностью. Однако в ситуации конкретного дела рефлекторной остановкой сердца потерпевшему не причинялось ни телесных повреждений, ни вреда здоровью. Иначе говоря, обнаружилась логическая несогласованность выводов: невозможно желать или сознательно допускать остановки сердца, но не желать при этом смерти потерпевшего.

С учетом изложенного высшая судебная инстанция констатировала, что, нанося удары кулаком в грудь потерпевшему, Карлов должен был и мог предвидеть возможность наступления тех последствий, которые фактически наступили, и переквалифицировал содеянное со статьи о двойной форме вины на норму об ответственности за причинение смерти по неосторожности (ст. 106 УК РСФСР, ныне — ст. 108 УК). Естественно, что оценка и отражение в приговоре признаков субъективной стороны в подобной ситуации приобретает первостепенное значение .
———————————
Более подробно см. об этом, например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

3. От преступлений, совершенных с двумя формами вины, когда основной состав предусматривает умышленную вину, а последствия, как квалифицирующий признак, причиняются по легкомыслию или небрежности, необходимо отличать преступления, в которых основной и квалифицирующий составы предполагают только неосторожную вину (например, ст. ст. 124, 143, 216, 218, 219, 263, 264, 266, 267 — 269 УК и др.). Чаще всего такие преступления связаны с нарушением специальных правил, запретов. Возможны случаи, когда правила и запреты нарушаются осознанно, но виновный самонадеянно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий. Поскольку приведенные составы преступлений сконструированы по типу материальных, то уголовно-правовое содержание вины в них определяется по отношению к последствиям. Сознательное нарушение правил, не повлекшее общественно опасных последствий, в этих случаях уголовно не наказуемо, т.е. находится за пределами состава преступления. Вина же к последствиям определена как неосторожная, следовательно, данные преступления в целом также признаются неосторожными (т.е. не совершенными с двойной формой вины), что подтверждено многолетней судебной практикой (см., например, Постановление Пленума ВС СССР от 30.03.1973 N 7).

Так, ответственность за преступление, предусмотренное ст. 264 УК, может иметь место лишь при условии причинения вреда, указанного в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил движения или эксплуатации транспортных средств. В тех случаях, когда в результате дорожно-транспортного происшествия пострадало два и более человек, действия лица, нарушившего правила дорожного движения при управлении транспортным средством, подлежат квалификации по той части ст. 264 УК, которая предусматривает более строгую ответственность за наступившие по неосторожности тяжкие последствия, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 17 УК совокупностью преступлений признаются только те действия (бездействие), применительно к которым признаки преступлений предусмотрены двумя или более статьями УК. Если из-за нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства по неосторожности был одновременно причинен тяжкий вред здоровью нескольким лицам, то виновное лицо подлежит ответственности по ч. 1 ст. 264 УК. В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, содеянное влечет ответственность по статьям Особенной части УК о преступлениях против личности (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

3.11.3. Преступления с двойной формой вины

Как отмечалось выше, преступления могут совершаться как умышленно, так и неосторожно. Однако имеются некоторые преступления, состав которых предполагает необходимость установления двойной формы вины, т.е.

Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, законодательно закреплена в ст. 27 УК РФ, где указывается, что «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий». В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

В качестве одного из примеров преступлений, совершаемых с двойной формой вины, можно привести ч. 3 ст. 123 УК РФ (незаконное производство аборта). Здесь вина должна устанавливаться: 1) по отношению к незаконному производству аборта в форме умысла (психическое отношение к действию, т.е. производству аборта); 2) по отношению к смерти потерпевшей либо причинению тяжкого вреда ее здоровью — в форме неосторожности.

Следует отметить, что введенный законодателем институт двойной формы вины имеет очень важное значение для решения таких принципиальных вопросов, как наличие или отсутствие в совершенном деянии состава преступления и квалификация содеянного для отграничения одних преступлений от других, а также при определении наказания виновному.

Например, ст. 111 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью) предусматривает преступление с двойной формой вины, т.е. здесь имеется умысел на причинение тяжкого вреда здоровью и неосторожность к причинению смерти потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В данном примере институт двойной формы вины помогает отграничить этот состав преступления от убийства (ст. 105 УК РФ) и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Главным отличием является то, что при убийстве умысел виновного направлен на причинение смерти потерпевшему, а при совершении содеянного, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, умысел направлен на причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ), а по отношению к смерти — неосторожность. Однако здесь необходимо очень тщательно установить вину в форме неосторожности, так как поверхностное исследование обстоятельств дела может привести к неправильной квалификации содеянного. Так, например, если лицо, причиняя умышленно тяжкий вред здоровью потерпевшего, не предвидело и не могло или не должно было предвидеть возможность его смерти, то в действиях такого лица отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ. Иное решение этого вопроса, т.е. квалификация по ч. 4 ст. 111 УК РФ, в данном случае означала бы объективное вменение причинения смерти и как последствие — нарушение важнейшего принципа уголовного права о признании человека виновным только при наличии вины (ст. 5 УК РФ). Здесь следует напомнить, что российское уголовное право стоит на позиции не объективного, а только субъективного вменения. В этом примере квалифицировать содеянное необходимо только по ч. 1 ст. 111 УК РФ, если нет других отягчающих обстоятельств.

В ряде случаев без использования института двойной формы вины было бы невозможно правильное проведение разграничения одних составов преступлений от других. Например, от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) состав, предусмотренный ч. 4 ст. 111 УК РФ, отличается тем, что здесь умысел направлен на причинение вреда здоровью, а это отсутствует в таком преступлении, как причинение смерти по неосторожности.

Вместе с тем, как отмечает профессор А.В. Наумов1, преступление с двойной формой вины в конечном итоге должно быть оценено однозначно, т.е. следует определять, является ли преступление в целом умышленным или неосторожным. Это необходимо, например, для отнесения преступления к категории особо тяжких преступлений, каковыми, в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ, признаются лишь умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более тяжкое наказание. Для определения в этом случае формы вины, характеризующей преступление в целом как умышленное или неосторожное, за основу берется только психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию), образующему основной состав преступления (без отягчающих обстоятельств). В соответствии со ст. 27 УК РФ, преступления с двойной формой вины признаются умышленными.

Это имеет значение также для определения рецидива и особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ), для решения вопроса о признании преступления неоконченным (ст. 29, 30 УК РФ), совершенным в соучастии (ст. 32-35 УК РФ), для решения вопроса об отмене условного осуждения (ст. 74 УК РФ), для отмены уголовно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ).

Следует также отметить, что правильное решение вопроса о двойной форме вины, имеет существенное значение при определении наказания. В зависимости от формы вины как в отношении самого содеянного, так и в отношении общественно опасных последствий, суд может назначить виновному лицу более строгое или более мягкое наказание.

Мотив и цель преступления

Как известно, признаками субъективной стороны отдельных преступлений, кроме вины в форме умысла или неосторожности, является мотив, в силу которого лицо совершает конкретное преступление или специальная цель, к которой стремится преступник, совершающий общественно опасное деяние.

Мотив преступления — это осознанное побуждение человека к конкретному преступлению, источник действия, его движущая сила, и, чтобы стать таковым, мотив должен в зависимости от определенных обстоятельств сформироваться.

Мотивы, порождающие у некоторых людей решимость совершить общественно опасные деяния, бывают различными. К ним можно отнести корысть, месть, зависть, ревность, карьеризм, хулиганские побуждения и т.п.

Следует отметить, что мотивы присущи любому преступлению, как совершенному умышленно, так и по неосторожности. Следовательно, безмотивных преступлений нет.

В юридической литературе существуют различные точки зрения относительно наличия мотивов в неосторожных преступлениях, полагая, что они там отсутствуют. С таким мнением нельзя согласиться, так как общественно опасные деяния, совершенные по неосторожности, также являются волевыми и имеют свою мотивацию. Другое дело, что мотивы умышленных преступлений имеют отличия от мотивов неосторожных преступлений и каждой форме вины свойственна лишь определенная группа мотивов. При умышленной форме вины мотив, как правило, заранее ориентирован на совершение конкретного преступления (например, при убийстве — месть, ревность; при краже — корысть и т.п.). При неосторожной форме вины мотив необходимо рассматривать как общественно опасное поведение, приведшее к преступным последствиям (например, неосторожному обращению с огнем, повлекшим смерть человека; неосторожному обращению с оружием, приведшему к смерти человека, свойственны такие мотивы, как хвастовство, эгоизм и т.п.). Однако необходимо подчеркнуть, что мотивы деяний, совершаемых с неосторожной формой вины, это мотивы, направленные на определенное общественно опасное поведение, но не на преступление, так как преступные последствия сознанием виновного лица не допускались.

Следовательно, мотив преступления в умышленных преступлениях свидетельствует о том, что способствовало достижению виновным преступного результата (например, месть при убийстве), а мотив общественно опасного поведения — о том, почему виновный поступил так, что содеянное им вызвало тот преступный результат, который он не хотел причинить (например, хвастовство отличным владением оружия).

Цель преступления — это то, чего желает достичь преступник при совершении общественно опасного деяния.

В отличие от мотива цель определяет тот конкретный результат, которого стремиться достичь субъект, совершая преступление. Например, целью диверсии (ст. 281 УК РФ) является подрыв экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации; цель вооруженного мятежа (ст. 279 УК РФ) — свержение или насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации либо нарушение территориальной целостности Российской Федерации.

Мотив и цель, являясь самостоятельными понятиями, внутренне связаны между собой, хотя и имеют определенное различие, которое основывается на том, что они неодинаково характеризуют волевой процесс. Мотив преступления отвечает на вопрос, чем руководствовался субъект, совершая преступление. Цель же преступления определяет направленность действий, способ, средства его совершения и, в конечном счете, желаемый результат, к которому стремиться виновный. Например, мотивом изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186 УК РФ) является корысть, а целью же их изготовления — сбыт.

Уголовно-правовое значение мотива и цели преступления может быть различным. Например, если законодатель при конструировании составов преступлений вводит их в состав конкретного преступления в качестве обязательных признаков, то они являются основой для квалификации этого преступления. Так, подмена ребенка (ст. 153 УК РФ) является преступлением при наличии только корыстных или иных низменных мотивов; квалифицирующие убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ) — при наличии корыстных хулиганских и других мотивов, а также цели; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) квалифицируется по этой статье только тогда, когда виновный преследует специальную цель прекращения потерпевшим государственной или иной политической деятельности. Мотивом в данном преступлении может быть и месть за такую деятельность. Когда речь идет о таких преступлениях, где обязательным признаком их субъективной стороны является тот или иной мотив или цель, отсутствие в действиях виновного лица требуемого мотива или цели означает либо отсутствие состава преступления вообще (например, в приведенном выше примере, связанном с подменой ребенка (ст. 153 УК РФ), либо наличие другого преступления (например, если нет цели или мотива в рассмотренном выше преступлении (ст. 277 УК РФ), то содеянное должно квалифицироваться не по ст. 277 УК РФ, а по ст. 105 УК РФ), либо влиять на квалифицированный состав преступления (например, если убийство совершено не из хулиганских побуждений, то оно квалифицируется при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств по ч. 1 ст. 105 УК РФ как простое убийство. Если же убийство совершается из корыстных побуждений, оно квалифицируется по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При преследовании виновным в убийстве цели использования органов или тканей потерпевшего содеянное квалифицируется по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Следует отметить, что в большинстве составов преступления мотив и цель не включается законодателем в качестве признака субъективной стороны преступлений, а значит, они в данном случае не влияют на квалификацию преступлений. Однако они не безразличны при определении наказания, так как в ряде случаев являются показателем степени общественной опасности как самого деяния, так и лица, виновного в нем. Мотив и цель преступления могут быть либо отягчающим обстоятельством (например, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение — п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ), либо смягчающим обстоятельством (например, совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания — п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) при определении виновному лицу наказания. Мотив преступления должен выясняться по каждому конкретному уголовному делу с целью установления объективной истины по нему. Неустановление мотива преступления не дает возможность следствию и суду сделать категорический вывод о содеянном. Так, злоупотребление должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) будет являться преступлением только в том случае, если использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы совершено из корыстной или иной личной заинтересованности. Неустановление в этом деянии корыстного мотива свидетельствует об отсутствии состава данного преступления.

Учитывая важное значение мотива преступления, в УПК РФ установлено, чтобы в обвинительном заключении (ст. 220), а также в судебном приговоре (ст. 305) обязательно указывались мотивы совершения преступления.

Две формы вины

Преступление, совершенное с двумя формами вины

В ст. 27 УК предусмотрена ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Из данного законодательного определения преступления, совершенного с двумя формами вины, вытекают следующие выводы:

  • виновным совершается умышленное преступление;
  • такое умышленное преступление причиняет последствия, которые не охватываются умыслом виновного лица;
  • последствия по своему характеру относятся к тяжким, и они влекут более строгое наказание;
  • наступившие последствия причинно связаны с совершенным умышленным преступлением;
  • психическое отношение лица к наступившим последствиям характеризуется или легкомыслием, или небрежностью;
  • данные неосторожные последствия относятся к обязательным признакам состава совершенного умышленного преступления;
  • в целом данное преступление, несмотря на наличие причиненных по неосторожности более тяжких последствий, признается умышленным.

Уголовный кодекс РФ предусматривает немало составов преступлений, совершаемых с двумя формами вины — умыслом и неосторожностью, например, когда умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека, торговля людьми, использование рабского труда, изнасилование, насильственные действия сексуального характера и др. повлекли по неосторожности смерть или иные тяжкие последствия.

Такие преступления можно разделить на две группы:

  • умышленные преступления, влекущие последствия, причиненные и умышленно, и неосторожно;
  • умышленные преступления, влекущие только последствия, причиненные по неосторожности.

К первой группе относится, например, преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК. При его совершении виновный умышленно причиняет потерпевшему вред, предусмотренный ч. 1 ст. 111 УК, — тяжкий вред здоровью, действия виновного влекут неосторожное последствие в виде смерти потерпевшего. Основной состав данного преступления предусматривает последствия точно так же, как и квалифицированный состав.

Ко второй группе относятся умышленные преступления, которые признаются квалифицированными при наличии неосторожных последствий, наступивших в результате их совершения, например изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК). Основной состав данных преступлений не предусматривает последствий в качестве обязательного признака в отличие от квалифицированного состава.

Наличие в УК норм, предусматривающих ответственность за преступления, совершаемые с двумя формами вины, порождает научную дискуссию и приводит к многочисленным правоприменительным ошибкам.

С точки зрения науки уголовного права спорными представляются следующие вопросы:

  • обоснование необходимости существования двух различных форм вины в рамках одного состава преступления;
  • определение возраста субъекта преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК (14 или 16 лет);
  • возможность покушения на совершение преступления, совершаемого с двумя формами вины;
  • решение вопросов соучастия в данных преступлениях.

Представляется, что отказ от законодательных конструкций, предусматривающих ответственность за преступления с формальным составом, квалифицированный вид которых образуют неосторожные последствия, был бы оправдан. Во-первых, признание преступлений, совершаемых с двумя формами вины, в целом умышленными преступлениями алогично. Во-вторых, данное законодательное признание не имеет особого практического значения. Предварительная преступная деятельность и соучастие в данных преступлениях невозможны. В-третьих, существование подобных законодательных конструкций не вызывается криминологической обоснованностью.

Многочисленные правоприменительные ошибки вызываются сложностью конструкции составов преступлений, совершаемых с двумя формами вины. Особенно это касается случаев, когда речь идет об умышленных преступлениях, предусматривающих и умышленные и неосторожные последствия.

Например, часто возникает проблема разграничения умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст. 111 УК) и убийства (ст. 105 УК). Разграничить данные составы преступлений представляется весьма проблематичным. В обоих случаях потерпевшему причиняется тяжкий вред, который приводит к его смерти. Однако в одном случае содеянное квалифицируется как преступление против здоровья по ч. 4 ст. 111, а в другом — как преступление против жизни. Разграничение проводится по признакам субъективной стороны. Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, исключает наличие какого-либо умысла на причинение последствий в виде смерти потерпевшего.

Так, граждане А. и Н. проживали в зарегистрированном браке. А. злоупотребляла спиртными напитками, не ночевала дома, продавала вещи, а деньги пропивала, и из-за этого между супругами возникали ссоры и скандалы. Однажды А. после употребления спиртных напитков пришла к М., где легла на кровать и уснула. Около 23 ч. туда же зашел Н. и, увидев жену пьяной, стащил ее на пол и стал наносить ей удары кулаками и ногами по различным частям тела. Он продолжал бить ее по пути к дому, а затем за волосы затащил в коридор, где также наносил удары. После этого Н. лег спать. Проснувшись в 5 ч. утра, он стал будить А., но она оказалась мертва. О случившемся Н. сообщил в милицию.

По данному делу была допущена судебная ошибка: областной суд признал Н. виновным в убийстве А. Объяснения гражданина Н., что он не имел умысла убить жену, а избил в связи с ее неправильным поведением, нашли подтверждение в материалах дела.

Две формы вины в одном преступлении

В УК включена ст. 27 под названием «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины». В статье сказано: если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитываю на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

По своему внешнему проявлению то или иное преступление может быть весьма сложным. Преступление может состоять из одного либо из нескольких действий, при этом иногда наступают различные по характеру и тяжести общественно опасные последствия. Поэтому неодинаковым может быть психическое отношение лица к совершенным действиям (бездействию) и различным наступившим последствиям. Так, лицо может нанести ранение ножом в ногу потерпевшего и неосторожно относиться к наступившей в результате этого его смерти. Следовательно, возможны такие случаи, когда психическое отношение к действию (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям является неодинаковым. На несовпадении психического отношения лица к совершаемым действиям (бездействию) и наступившим последствиям и основывается уголовно-правовое понятие двух форм вины в одном преступлении.

Подобная форма психического отношения имеет место при преступлениях, в которых цель действия не совпадаете наступившими последствиями. При оценке содеянного и определении вины необходимо учитывать субъективное отношение лица и к действиям, и к наступившим последствиям. Однако правовая природа содеянного в таком случае и общественная опасность его зависят от отношения лица к наступившим в результате его действий (бездействия) общественно опасным последствиям.

В отдельных случаях при определении ответственности за содеянное в статьях УК учитывается не одно, а несколько последствий, психическое отношение к которым неодинаково. Примером этому могут быть преступления, ответственность за которые предусмотрена ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и ч. 3 ст. 123 УК (незаконное производство аборта, повлекшее смерть потерпевшей). Психическое отношение лица к последствиям разного порядка в таких случаях действительно неодинаково. Умышлено причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего, лицо может неосторожно относиться к наступлению другого последствия своих действий — смерти потерпевшего.

Установление двух форм вины в указанных случаях имеет практическое значение, так как в каждом конкретном случае даст возможность отграничивать названные деяния от смежных составов преступлений. Именно с учетом характера субъективной стороны проводится отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), с одной стороны, от убийства (ст. 105 УК), а с другой — от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Если умысел лица был направлен не только на причинение тяжкого вреда здоровью, но и на лишение жизни, то содеянное следует квалифицировать как убийство. Если же лицо не имело умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, а психическое отношение к факту наступления смерти характеризуется неосторожной виной, то содеянное надлежит квалифицировать как причинение смерти по неосторожности.

Преступления с двойной формой вины

В отдельных случаях (довольно немногочисленных) законодатель конструирует состав преступления таким образом, что необходимо устанавливать двойную форму вины – вину по отношению к совершенному лицом общественно опасному деянию (действию или бездействию) и отдельно – по отношению к наступившим в результате этого деяния общественно опасным последствиям. Такое положение ограничивается случаями, когда преступление, образующее основной состав (без отягчающих обстоятельств), может быть совершено только умышленно (с прямым либо косвенным умыслом), а психическое отношение к наступившим последствиям, образующим квалифицированный (с отягчающими обстоятельствами) состав того же преступления, возможно только лишь в форме неосторожности (легкомыслия или небрежности). Примером таких составов являются преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 и ч. 3 ст. 123 УК РФ. В первом случае речь идет об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. В этом случае виновное психическое отношение как бы раздваивается на отношение к причинению тяжкого вреда здоровью (прямой или косвенный умысел) и к наступившей в результате этого смерти потерпевшего (только неосторожность в виде легкомыслия или небрежности). Во втором случае вина устанавливается раздельно по отношению к незаконному производству аборта и к причинению в результате этого смерти потерпевшей либо причинению тяжкого вреда ее здоровью. Психическое отношение к действию (производству аборта) возможно лишь в форме умысла (учитывая специфику этого преступления – только прямого), а к смерти или причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей – в форме неосторожности (как в виде легкомыслия, так и небрежности).

Особенности ответственности за преступление, совершенное с двумя формами вины, предусматриваются в ст. 27 УК РФ: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Иногда в теории уголовного права преступления с двойной формой вины именуются преступлениями со смешанной виной. Однако это наименование является неточным. В указанных случаях никакого «смешения» умышленной и неосторожной вины не происходит.

Выделение преступлений с двумя формами вины необходимо для квалификации преступлений и в особенности для разграничения некоторых смежных составов. Так, двойная форма вины в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), позволяет отграничить этот состав преступления, с одной стороны, от умышленного убийства, а с другой – от причинения смерти по неосторожности. От умышленного убийства этот состав отличается психическим отношением к наступлению смерти потерпевшего: при умышленном убийстве – только умысел на причинение смерти, при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, умысел направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, а в отношении смерти налицо неосторожность. От причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) этот состав отличается направленностью умысла на причинение вреда здоровью, что отсутствует в причинении смерти по неосторожности.

Вместе с тем следует отметить, что и преступление с двойной формой вины в конечном итоге должно быть оценено однозначно, т.е. следует определять, является ли преступление в целом умышленным или неосторожным. Это необходимо, например, для отнесения преступления к категории особо тяжких преступлений, каковыми в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ признаются лишь умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание. Для определения в этом случае формы вины, характеризующей преступление в целом как умышленное или неосторожное, за основу берется только психическое отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию (действию или бездействию), образующему основной состав преступления (без отягчающих обстоятельств). В соответствии со ст. 27 УК РФ в целом преступления с двойной формой вины признаются умышленными.

Это имеет значение также для определения рецидива и особо опасного рецидива (ст. 18 УК РФ), для решения вопроса о признании преступления неоконченным (ст. 29, 30 УК РФ), совершенным в соучастии (ст. 32–35 УК РФ), для решения вопроса об отмене условного осуждения (ст. 74 УК РФ), для отмены условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ).

18. Двойная форма вины. Понятие, виды. Правовое значение. (Статья 27 ук)

18.1 Понятие. В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Понятие преступлений с двумя формами вины законодательно закреплено в статье 27 УК: „Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно“.

Двойная форма вины возможна в одном преступлении. Двойная форма вины — это сочетание в одном составе умысла и неосторожности. Существует 2 разновидности:

1) Если основной состав сформулирован как формальный:

— вина в форме умысла;

— отношение к преступным последствиям выражено в форме неосторожности.

(Например, статья 126 — часть 1 и часть 3, пункт „в“).

1) Если основной состав сформулирован как материальный:

— вина в форме прямого умысла или косвенного умысла;

— законодатель предусматривает отдалённые последствия, которые являются квалифицирующими;

— отношение к отдалённым последствиям выражено в форме неосторожности.

(Например, части 1 и 2 статьи 167).

Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий.

Двойная форма вины — это различное психологическое отношение лица к основному составу и к квалифицирующим последствиям. Преступление с двойной формой вины в целом признается умышленным. Законодатель объединяет в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое — неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно новое преступление. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей). При этом важно помнить, что каждая из образующих частей такого состава не утрачивает своего преступного характера и при раздельном существовании. Подводя итог рассмотрению вопроса о преступлениях с двумя формами вины, можно сделать следующие выводы:

а) они характеризуются сочетанием двух различных форм вины, т.е. умысла и неосторожности (сочетание прямого умысла с косвенным или легкомыслия с небрежностью не образует двух форм вины);

б) эти формы вины устанавливаются по отношению к различным юридически значимым признакам общественно опасного деяния;

в) в преступлениях с двумя формами вины неосторожным может быть отношение только к квалифицирующим последствиям;

г) две формы вины могут существовать только в квалифицированных составах преступления;

д) преступления с двумя формами вины в целом, как это указано в законе, относятся к умышленным, что определяется умышленной формой вины в основном составе преступления.

18.2 Правовое значение

1) Анализ субъективного отношения виновного к отдаленным последствиям своего деяния позволяет решить вопрос о наличии или отсутствии состава преступления

2) Исследование субъективного содержания преступления с двумя формами вины необходимо для их отграничения от умышленных, с одной стороны, и неосторожных—с другой в тех случаях, когда они сходны по объективным признакам, т.е. в конечном счете, для правильной квалификации. Например, умышленное нанесение множества тяжких повреждений потерпевшему с целью лишить его жизни, от которых наступили смерть, следует квалифицировать как убийство. Здесь — одна форма вины. Далее, если при неосторожном лишении жизни не установлен умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, также нет двух форм вины, и деяние следует квалифицировать как лишение жизни по неосторожности. Лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти дает возможность говорить о преступлении с двойной формой вины.

3) Наличие двойной формы вины в деянии, вменяемом лицу, позволяет оценить степень опасности совершаемых им деяний, что влияет на размер наказания.

4) Учет особенностей психического отношения виновного к деянию, его основному и дополнительному последствиям влияет, с учетом мотивов преступления, на индивидуализацию наказания.

Двойная форма вины — понятие, виды. Ст. 27 УК РФ. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Ключевым признаком, характеризующим субъективный аспект преступления, считается вина. Она выступает в качестве субъективной предпосылки уголовной ответственности.

В соответствии с 5-й статьей УК, гражданин может понести наказание только за такие противоправные действия/бездействия и последствия, наступившие вследствие них, в отношении которых доказана его вина. Законодательством запрещена ответственность за невиновное причинение ущерба.

Понятие «вина» отражает психическое отношение субъекта к действиям, которые он совершает, и последствиям, которые они влекут. Если рассматривать социальный аспект, то этот термин характеризует реакцию гражданина на обычаи и правила, сформировавшиеся в обществе, и предъявляемые к нему требования. Негативное к ним отношение проявляется в совершении противоправного действия.

При рассмотрении содержания и социальной сущности вины отечественные юристы опираются на материалистическое понимание поступка и сознания, ответственности и свободы. Соответственно, вина признается как явление действительности, реально существующее.

Отечественные криминалисты выступают против оценочного понимания термина, в рамках которого она считается упреком, адресованным субъекту, совершившему деяние.

Вина и прочие признаки состава оцениваются органами следствия и судом. Однако от этого вина не превращается в оценочное понятие. Она выступает как факт объективной действительности и изучается вместе с прочими обстоятельствами в порядке, закрепленном уголовно-процессуальными нормами.

Для признания субъекта виновным недостаточно установить, что именно он совершил посягательство. В противном случае будет иметь место объективное вменение, т. е. лицо будет привлечено к ответственности только на основании наличия связи между ним и деянием. На практике же может получиться так, что вины гражданина нет. К примеру, человек будет осужден за изнасилование по оговору «жертвы», хотя по факту сексуальный контакт был по обоюдному желанию.

В 1-й части 24-й статьи УК установлено 2 в ида вины – неосторожность и умысел. Последний может быть прямым и косвенным. Неосторожность может выражаться в небрежности или легкомыслии. В ст. 27 УК РФ говорится об особой категории деяний – преступлениях с 2-мя формами вины. Рассмотрим их особенности.

Понятие двойной формы вины

Согласно УК, если при совершении умышленного посягательства возникли тяжкие последствия, влекущие по закону более жесткое наказание, которые не охватывались умыслом субъекта, ответственность за них наступает, только если гражданин предвидел возможность их возникновения, но, не имея к тому достаточных оснований, самонадеянно рассчитывал на их предотвращение. Такое положение закреплено в ст. 27 УК РФ . Оно действует и в случаях, когда субъект не предвидел, но должен был предвидеть тяжкие последствия. Данное деяние в целом считается умышленным и совершенным с двойной формой вины .

Основные признаки

Двойная форма вины в уголовном праве характеризуется следующими чертами:

  • Имеет место умышленное деяние.
  • Совершенное преступление влечет последствия, не охватываемые умыслом субъекта.
  • Последствия являются тяжкими и, соответственно, влекут более строгую санкцию.
  • Возникший вред и преступление имеют причинно-следственную связь.
  • Личное отношение субъекта к последствиям выражается в легкомыслии или небрежности.
  • Вред, возникший в результате посягательства, относится к обязательным элементам состава совершенного деяния.

Стоит сказать, что в УК предусмотрено достаточно много преступлений с двойной формой вины . К примеру, умышленное причинение здоровью тяжкого вреда, изнасилование, похищение человека и пр. влекут по неосторожности смерть жертвы преступления или другие тяжкие последствия.

Классификация

Двойная форма вины и состав преступления могут предполагать последствия, возникшие вследствие умышленных и неосторожных действий либо только неосторожных.

К первой категории следует относить, к примеру, деяние, предусмотренное в 4-й части 111 статьи УК. При совершении такого посягательства субъект умышленно наносит жертве вред, определенный в части первой этой же нормы; действия виновного при этом влекут смерть потерпевшего – неосторожные последствия уголовного преступления . В основном составе посягательства последствия предусмотрены так же, как и в квалифицированном.

Во вторую группу включены умышленные деяния, считающиеся квалифицированными при возникновении неосторожных последствий, вызванных его совершением. К примеру, субъект совершил изнасилование, которое повлекло по неосторожности смерть жертвы. В основном составе последствия не устанавливаются как обязательный признак, в отличие от квалифицированного состава.

Сложности на практике

Наличие уголовных статей, устанавливающих наказание за деяния с 2-мя формами вины, порождает активную дискуссию и влечет множество проблем при квалификации.

Преступления с двойной формой вины имеют достаточно сложные конструкции. Это, в свою очередь, влечет немало правоприменительных ошибок.

Дискуссионными в настоящее время остаются следующие моменты:

  • Вопрос обоснования необходимости существования двух разных форм вины в одном составе.
  • Проблема определения возраста виновного в преступлении, предусмотренном в 4-й части 111-й статьи.
  • Наличие/отсутствие возможности покушения на совершение деяний с двойной формой вины .
  • Вопросы о соучастии в таких преступлениях.

Пояснения специалистов

По мнению ряда юристов, отказ от конструкции, предусматривающей ответственность за преступления, совершенные с двумя формами вины , т. е. в которой присутствует формальный состав и квалифицированный, предполагающий наступление неосторожных последствий, был бы вполне оправдан. В первую очередь, считают специалисты, признание таких посягательств в целом умышленными алогично. Во-вторых, такое признание, собственно, не имеет существенного практического значения. Ни соучастие, ни предварительная деятельность в таких преступлениях невозможны. Кроме того, наличие таких сложных конструкций не имеет криминалистического значения.

Разграничение деяний

Как показывает практика, чаще всего правоприменительные ошибки возникают при квалификации деяний с двойной формой вины , влекущие неосторожные и умышленные последствия.

К примеру, сопровождается сложностями процесс разграничения умышленного нанесения тяжкого ущерба здоровью (4-я часть 111-й статьи) и убийства (105-я статья УК). И в первом, и во втором случае жертве причиняется вред, влекущий смерть. Но в первом случае посягательство относится к категории преступлений против здоровья, а во втором – против жизни. В составе деяния, предусмотренного в 4-й части 111-й статьи, исключено наличие какого-либо умысла у виновного на причинение потерпевшему смерти.

Пример судебной ошибки

Виновный и потерпевшая проживали в официальном браке. Супруга вела асоциальный образ жизни, злоупотребляла спиртным, часто не ночевала дома, пропивала деньги, продавала домашнее имущество. Все это приводило к ссорам между супругами.

В один из вечеров потерпевшая пришла к знакомому, где они выпили и легли спать. В этот же день в дом к знакомому пришел муж потерпевшей, стащил ее с кровати и стал избивать, нанося удары по разным частям тела ногами и руками. Он продолжал избивать ее и по дороге домой, затем затащил в коридор и продолжил наносить удары. Затем супруг лег спать.

Когда утром он попытался разбудить жену, оказалось, что она скончалась. Супруг, избивший жену, был признан виновным в убийстве. Однако данный приговор не обоснован, поскольку умысла причинить смерть жене у него не было.

Психическое отношение как признак состава

Внешнее проявление того или другого преступления может быть сложным. Деяние может включать в себя одно или несколько действий. При этом в ряде случае возникают разные по тяжести и характеру опасные последствия. Следовательно, по-разному может проявляться и психическое отношение субъекта к действиям/бездействиям, совершенным им. Гражданин, например, может ранить потерпевшего в ногу ножом и неосторожно относиться к смерти, наступившей вследствие этого.

Из этого следует, что на практике вполне возможны ситуации, когда реакция на преступление и на последствия различается. На таком несовпадении и основывается понятие посягательства с двойной формой вины .

Такое проявление психического отношения субъекта имеет место в деяниях, в которых цель действия/бездействия не совпадает с последствиями, которые наступили. При анализе преступления и установлении вины лица нужно принимать во внимание его субъективную реакцию на происходящее.

В ряде случаев при определении меры ответственности за преступление в нормах УК учитывается несколько последствий, субъективное отношение виновного к которым неодинаковое. Примером могут служить деяние, предусмотренное частью 4 111-й статьи (о котором уже выше говорилось) и ч. 3 123-й нормы Кодекса (незаконное осуществление аборта, в результате которого наступила смерть потерпевшей). В указанных ситуациях отношение виновного к разным последствиям действительно будет различным. При умышленном причинении тяжкого ущерба здоровью, субъект может неосторожно (небрежно или легкомысленно) относиться к возникновению иного последствия – смерти жертвы посягательства.

Определение двух форм вины имеет особое практическое значение, поскольку позволяет отграничивать деяния от смежных составов в каждом отдельном случае.

Принимая во внимание субъективные признаки, можно дифференцировать умышленное нанесение ущерба здоровью, вследствие которого наступила смерть лица (4-я часть 111-й статьи) и убийства (105-я норма) с одной стороны, а с другой – от причинения неосторожной смерти (ст. 109).

Если умыслом виновного охватывалось не только причинение вреда, но и лишение потерпевшего жизни, действия надлежит квалифицировать как убийство. Если у гражданина не было цели причинить тяжкий ущерб здоровью, а его психическое отношение к гибели пострадавшего лица характеризуется неосторожностью, содеянное рассматривается как причинение неосторожной смерти.

Взаимная вина

В Кодексе отсутствуют указания на последствия совершения деяния при наличии вины не только причинителя ущерба, но и потерпевшего. Такое понятие, как правило, применяется в гражданском праве. Между тем, в следственной практике нередко возникают ситуации, когда в преступлении усматривается взаимная вина. В этих случаях говорят о действиях потерпевшего и влиянии их на пределы ответственности для причинителя ущерба.

Взаимной виной называют субъективное отношение лиц, участвовавших в криминальном событии, к произошедшему, при котором они умышленно либо неосторожно совершают противоправные действия. К примеру, два человека, находящиеся в состоянии опьянения, начали драку. В результате они оба причинили здоровью друг друга тяжкий или среднетяжелый вред, оскорбили друг друга и пр.

По мнению многих юристов, целесообразно закрепить понятие взаимной вины. Необходимо также на законодательном уровне раскрыть содержание этого термина, определить степень ее влияния на пределы ответственности субъектов, участвовавших в криминальном событии.

В заключение

В Особенной части далеко не всегда присутствуют прямые указания на конкретную форму вины в том или другом противоправном действии/бездействии. В таких ситуациях ее определение осуществляется в соответствии с характером деяния, способом совершения и на основании иных субъективных признаков (целей, мотива и пр.). К примеру, в 129-й статье клеветой признается распространение заведомо ложной информации, порочащей достоинство, честь потерпевшего, подрывающую его репутацию. В данной норме отсутствует указание на форму вины. Но наличие в диспозиции упоминания о заведомо ложной информации позволяет считать, что данное деяние является умышленным.

Двойная форма вины существенно осложняет положение не только самого виновного, но и создает проблемы для органов следствия. Зачастую лица, совершившие преступления, для уменьшения размера/срока наказания указывают на неосторожность в своих действиях, прикрывая ею истинные намерения, которыми они руководствовались.