Доказательство вины коап

Статья 26.2. Доказательства

СТ 26.2 КоАП РФ

1. Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

2. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

3. Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Комментарий к Ст. 26.2 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. В производстве по делу об административном правонарушении необходимо доказать, что имел место факт совершения этого проступка, что лицо виновно в его совершении, а также учесть ряд иных обстоятельств, которые могут повлиять на исход дела (наличие смягчающих и отягчающих обстоятельств, сведения о характере и размере причиненного вреда и др.). Особое значение при этом имеет выяснение обстоятельств, связанных с установлением виновности.

Доказывание — это процесс установления объективной истины по делу, содержанием которого являются собирание, исследование, оценка и использование доказательств.

Доказывание осуществляют судья, орган, должностное лицо, в производстве которых оно находится. С одной стороны, доказывание служит установлению имевших место фактов, обстоятельств, их сущности, оценке значимости для определения истины по делу, с другой — фиксации (в предусмотренных законом порядке и формах) полученных результатов для придания им статуса доказательства.

2. Доказательства всегда представляют собой единство фактического содержания и процессуальной формы, в которой выражены сведения о фактах. Это определяет такие качества доказательств, как их относимость и допустимость. Относимость доказательств — это способность доказательств обосновывать, доказывать, опровергать какие-либо обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу, т.е. относиться к предмету доказывания. Допустимость доказательств означает, что, во-первых, известно происхождение полученных сведений и оно может быть проверено, а лицо, от которого исходят сведения, могло их воспринять; во-вторых, соблюдены общие правила доказывания и правила собирания и фиксации сведений определенного вида; в-третьих, соблюден порядок осуществления производства по делу, не превышены полномочия судьи, органа, должностного лица, в производстве которых оно находится, не нарушены права других участников административно-юрисдикционного процесса.

Не могут рассматриваться как доказательства данные, носящие характер слухов, догадок, хотя бы они были получены от лица, вызванного в качестве свидетеля, эксперта, изложены в документе и т.д. Данные, собранные оперативно-розыскным путем, до их проверки и подтверждения процессуальными действиями имеют лишь ориентирующее значение (указывают на местонахождение доказательств, возможное наличие обстоятельств, существенных для оценки доказательств, и т.д.). Не могут также использоваться в качестве доказательств материалы, не приобщенные к делу.

Обстоятельства, устанавливаемые доказательствами, можно разделить на две группы: к первой относятся обстоятельства, входящие в предмет доказывания; ко второй — не связанные непосредственно с предметом доказывания, но значимые для установления истины (промежуточные факты). Знание обстоятельств, относящихся ко второй группе, установление их связей с обстоятельствами предмета доказывания позволяют составить полную картину правонарушения.

3. С учетом вида и характера фактических данных доказательства принято классифицировать по различным основаниям.

— По источнику происхождения доказательства делятся на личные, вещественные и документы. Личными доказательствами служат объяснение правонарушителя, показания свидетелей и т.д., когда носитель соответствующей информации — физическое лицо. Вещественными доказательствами являются материальные объекты как носители информации, которая относится к обстоятельствам, имеющим значение для дела. Примером здесь могут служить орудие правонарушения или его непосредственный материальный объект (см. комментарий к ст. 26.6 КоАП РФ). Документы — это материалы, которые содержат сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме (см. комментарий к ст. 26.7 КоАП РФ).

— По характеру связи между доказательством и фактом, подлежащим установлению, все доказательства делятся на прямые и косвенные. Прямые доказательства непосредственно, однозначно подтверждают или опровергают любое из обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (например, акт медицинского освидетельствования водителя на состояние опьянения). Косвенные — обосновывают промежуточные факты, а через связь этих фактов может быть выяснено обстоятельство, имеющее непосредственное отношение к предмету доказывания. Допустим, вскрытый факт постоянных неформальных контактов какого-либо лица с членами избирательной комиссии может послужить косвенным доказательством его вмешательства в работу этой комиссии.

— В зависимости от способа формирования доказательства могут быть первоначальными и производными. К первым относятся доказательства, полученные из первоисточника (например, показания свидетеля, который был очевидцем совершения лицом мелкого хулиганства). Ко вторым — доказательства, которые получены на основе первоначальных сведений через какие-либо промежуточные звенья, посредника (например, свидетель слышал, как его сосед хвастался друзьям, что вызвал полицию по поводу якобы установленного взрывного устройства). К производным доказательствам относятся и копии документов, слепки следов.

Доказательства бывают также обвинительные (изобличающие лицо или устанавливающие обстоятельства, отягчающие его вину) и оправдательные (опровергающие обвинение или смягчающие вину).

4. Для каждого вида доказательств закон устанавливает соответствующие правила собирания и закрепления, учитывающие их особенности. Нарушение этих правил делает невозможным использование полученных фактических данных в качестве доказательств. Положение ч. 2 ст. 50 Конституции РФ о том, что при осуществлении правосудия не допускается использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона, относится не только к уголовному судопроизводству, но и к производству по делам об административных правонарушениях. В связи с этим особое значение имеет норма, закрепленная в ч. 3 комментируемой статьи. Нельзя, в частности, использовать в качестве доказательства информацию, полученную с нарушением соответствующих процессуальных норм Кодекса, с помощью насилия, другого жестокого или унижающего достоинство обращения.

5. Доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, играющие роль для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными предусмотренными Кодексом и составленными по делу протоколами, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу, показаниями потерпевшего и свидетелей, заключениями эксперта, показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами. Это наиболее типичные источники установления фактических данных по делам об административных правонарушениях. Однако их перечень, данный в статье, не является исчерпывающим, поскольку законодатель говорит также об иных документах, на основании которых могут устанавливаться фактические данные по делу.

В одних случаях такие иные документы указываются в статьях КоАП РФ или других законодательных актах. Например, ст. 27.12 КоАП РФ предусмотрено, что документом, подтверждающим факт опьянения лица, является акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения или акт медицинского освидетельствования.

В других случаях иные документы устанавливаются подзаконными, ведомственными нормативными актами. Например, источниками доказательств по делам о правонарушениях, связанных с несоблюдением правил использования атомной энергии и учета ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 9.6 КоАП РФ), могут быть документы, предусмотренные постановлениями Правительства РФ и ведомственными приказами. Однако в целом ряде случаев вопрос о том, является ли конкретный иной документ источником доказательств по делу об административном правонарушении и можно ли на его основании устанавливать фактические данные, связанные с этим правонарушением, должен решаться судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело.

Комментарии к СТ 1.5 КоАП РФ

Статья 1.5 КоАП РФ. Презумпция невиновности

Комментарий к статье 1.5 КоАП РФ:

1. Принцип презумпции невиновности в законодательстве об административной ответственности — совершенно новое явление. Указанный принцип не провозглашался в законодательстве об административной ответственности.

2. Сопоставление настоящей статьи Кодекса с содержанием ст. 49 Конституции РФ показывает, что комментируемая норма воспроизводит и развивает конституционные положения о презумпции невиновности с учетом особенностей, присущих законодательству об административной ответственности, в частности производству по делам об административных правонарушениях. При этом рамки действия презумпции невиновности расширяются и включают в ее орбиту лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Положения комментируемой статьи пронизаны идеей гуманности, законности и справедливости, наполняют принцип презумпции невиновности конкретными требованиями, обязательными для реализации всеми, кто участвует в административном процессе.

3. В ч. 1 комментируемой статьи указывается на прямую связь административной ответственности с установлением вины. Это полностью согласуется с требованиями презумпции невиновности. Вина — важнейший признак административного правонарушения, для установления наличия или отсутствия которого происходит разнообразная проверочная и доказательная процессуальная деятельность должностных лиц, на которых возлагаются обязанности по привлечению к административной ответственности.

Понятие административного правонарушения, как оно определено ст. 2.1 настоящего Кодекса, специально выделяет в качестве обязательного признака вину в форме умысла или неосторожности. При этом должна быть доказана та форма вины, при наличии которой наступает административная ответственность. Например, в соответствии со ст. 19.5 Кодекса невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), наказуемо при совершении этих действий как по умыслу, так и по неосторожности. В то же время неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль) (ст. 19.4 Кодекса), или мелкое хищение (ст. 7.27) требуют наличия умысла в действиях нарушителя, а ст. 9.10 «Повреждение тепловых сетей, теплопроводов, совершенное по неосторожности», как видно из наименования статьи, предполагает только неосторожную вину.

Все сказанное касается не только признаков состава административного правонарушения в целом, но и каждого из составляющих его эпизодов. Если в том или ином эпизоде не установлена вина лица, привлекаемого к ответственности, этот эпизод в соответствии с комментируемой нормой должен быть исключен из доказательств по делу. Если лицу вменяется совершение нескольких правонарушений, должна быть доказана вина в совершении каждого из них.

4. В ч. 2 настоящей статьи изложена суть презумпции невиновности применительно к случаям привлечения лица к административной ответственности.

Объединяющим началом, объясняющим распространение упомянутого принципа и на привлекаемых к административной ответственности лиц, является обвинение в совершении существенного правонарушения и возложение за это установленной законом ответственности. Есть сходные обстоятельства, исключающие как уголовную, так и административную ответственность, например крайняя необходимость или невменяемость.

В ч. 2 настоящей статьи под защитой закона от возможного необоснованного обвинения находится лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Именно это лицо считается невиновным до того, как наступят условия, приведенные в этой части статьи. Таким условием является доказанность вины в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установление ее вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Под порядком, предусмотренным Кодексом, имеются в виду правила о порядке возбуждения дела об административном правонарушении, рассмотрения дел об административных правонарушениях, пересмотра постановлений и решений по этим делам.

Специфической особенностью применения принципа презумпции невиновности к лицу, привлекаемому к административной ответственности, является предоставление права признать его вину не только судье, но и органам, должностным лицам, рассмотревшим дело (см. комментарий к ст. 22.1). Все они, как и судьи, должны постоянно помнить о своем высоком предназначении и соблюдать предъявляемые к ним требования каждой из норм, определяющих указанный порядок. Принципиально важным дополнением к существовавшему до недавнего времени положению о производстве по делу об административном правонарушении является требование о вступлении постановления в законную силу.

5. Положение, включенное в ч. 3 данной статьи, прямо вытекает из содержания ее ч. 2, поскольку презумпция невиновности возлагает обязанность доказывать виновность в установленном Кодексом порядке на лиц, уполномоченных возбуждать производство по делам об административных правонарушениях, на судей, соответствующие органы и должностных лиц, и этот порядок должен ими соблюдаться. Именно на них лежит бремя доказывания виновности лица, привлеченного к административной ответственности. Они должны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Они не вправе перекладывать свою обязанность на лицо, привлеченное к административной ответственности.

Положение примечания к настоящей статье, корректирующее указание на бремя доказывания, фактически затрагивает признаки презумпции невиновности. Учитывая это обстоятельство, а также задачи производства по делам об административных правонарушениях (см. комментарий к ст. 24.1), при рассмотрении дел, упомянутых в примечании, как и по другим делам, должно быть обеспечено всестороннее, полное, объективное исследование и оценка в совокупности всех материалов дела, в том числе представленных лицом, привлеченным к административной ответственности.

6. Содержание ч. 4 комментируемой статьи корреспондирует с содержанием ч. 2 настоящей статьи, требующей, чтобы вина лица во вмененном ему правонарушении была доказана и установлена. Если имеющиеся доказательства с неоспоримостью не подтверждают вину лица, оставляют неустранимые сомнения в виновности лица, нельзя считать, что вина установлена. В соответствии с положением, закрепленным в ч. 4 статьи, такие сомнения должны толковаться в пользу привлекаемого к административной ответственности.

7. Учитывая примечание к данной статье, следует отметить, что дополнительные гарантии прав лиц, привлекаемых к ответственности за нарушения норм, предусмотренных гл. 12 Кодекса, на основании фиксации соответствующих нарушений правил дорожного движения работающими в автономном режиме техническими средствами, предусмотрены ст. ст. 2.6.1 и 28.6 настоящего Кодекса.

Комментарии к СТ 26.2 КоАП РФ

Статья 26.2 КоАП РФ. Доказательства

Комментарий к статье 26.2 КоАП РФ:

1. Одной из главных задач производства по делам об административных правонарушениях является всестороннее, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела (ст. 24.1). Выполнение этой задачи невозможно без исследования всех доказательств по делу, т.е. сведений о фактах (фактических данных), на основании которых можно сделать в конечном итоге вывод о виновности лица в совершении административного правонарушения либо об отсутствии таковой. В этой связи в целях обеспечения задач производства по делу в данный Кодекс включена глава, в которой подробно урегулированы как общие вопросы доказательственной базы, так и все конкретные виды доказательств, включая вещественные доказательства, документы, взятие проб и образцов; результаты фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи административных правонарушений, связанных с нарушением правил дорожного движения; показания специальных технических средств (алкометров) при освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения и т.д.

2. Комментируемая статья содержит общие положения о доказательствах, их видах. Содержание данной статьи находится в органической связи с нормами ст. 26.1 об обстоятельствах, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении (см. комментарий к ст. 26.1). Особое внимание правоприменителя обращается на исследование доказательств, свидетельствующих о наличии или отсутствии события административного правонарушения, о вине либо об отсутствии вины физического или юридического лица, привлекаемого к административной ответственности. Вместе с тем доказательства являются основаниями для суждения субъекта административной юрисдикции об обстоятельствах, смягчающих или отягчающих ответственность, о размере причиненного ущерба, а также об обстоятельствах, исключающих производство по делу, и других обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

3. Комментируемая статья рассматривает доказательства как любые фактические данные, имеющие значение для правильного разрешения дела и являющиеся основаниями для соответствующих выводов судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело. При этом следует обратить внимание на требования ст. 26.1 об обстоятельствах, подлежащих обязательному исследованию.

4. В ч. 2 комментируемой статьи перечислены источники получения данных, используемых в качестве доказательств по делу, которые должен иметь в виду правоприменитель: протокол об административном правонарушении (ст. ст. 28.2 — 28.5); иные протоколы (имеются в виду протокол осмотра места совершения административного правонарушения (ст. 28.1.1), а также протоколы, составляемые при применении мер обеспечения производства в соответствии со ст. ст. 27.2 — 27.17); объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу, показания потерпевшего и свидетелей (ст. 26.3); заключение эксперта (ст. ст. 26.4 и 25.9); документы (ст. 26.7); вещественные доказательства (ст. 26.6); показания специальных технических средств (ст. 26.8). Для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств могут быть использованы пояснения специалиста (ст. 25.8).

5. С точки зрения теории доказательств и практики их применения во всех видах судопроизводства и производства по делам об административных правонарушениях доказательства можно классифицировать по конкретным юридическим основаниям. По источнику доказательства разделяются на личные (объяснения лица, привлекаемого к ответственности, его законного представителя, потерпевшего и других лиц) и предметные (вещественные доказательства, документы и др.). В первом случае носителями информации являются физические лица, во втором — материальные объекты. По характеру связи между доказательством и фактом, подлежащим установлению, доказательства делятся на прямые и косвенные. Последние являются сведениями о промежуточных фактах, при установлении связи между которыми могут быть выявлены обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к предмету доказывания. В зависимости от способа формирования доказательств они подразделяются на первоначальные и производные. К первым относятся доказательства, полученные от первоисточника (свидетельские показания), ко вторым — полученные на основе первоначальных сведений от какого-либо промежуточного источника (соседи слышали шум и крики в квартире, видели человека, загружавшего машину, и т.д.).

6. Важное значение для практики имеет решение правоприменителем вопроса об относимости и допустимости доказательств применительно к предмету доказывания. Под относимостью доказательств понимается наличие причинной, объективной связи доказательства с установленными по делу обстоятельствами. Допустимость доказательств рассматривается с позиции определения источников фактических данных. Ориентиром в этом отношении является ч. 2 комментируемой статьи. Не могут быть признаны доказательствами данные, источник которых не установлен, либо данные, полученные с нарушением прав граждан, в том числе права на неприкосновенность личности, жилища и т.п.

7. В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ в ч. 3 комментируемой статьи указано, что не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. В частности, запрещается использование доказательств, полученных с помощью насилия, другого унижающего человеческое достоинство обращения (см. ч. 3 ст. 1.6). Не допускается, например, получение информации в результате оперативно-розыскных мероприятий, административного расследования, проведенных с нарушением порядка, установленного федеральным законом.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (РГ. 2005. 19 апр.) указано, что нарушением такого рода может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1, ч. 2 ст. 25.2, ч. 3 ст. 25.6 КоАП РФ (см. абз. 2 п. 18).

В качестве доказательства могут быть использованы протоколы и иные материалы ранее прекращенного уголовного дела в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности за те же действия (бездействие) (см. абз. 4 п. 18 упомянутого выше Постановления Верховного Суда РФ).

Доказательства по делу об административном правонарушении

Способы получения и фиксации доказательств

В процессе установления и оценки (проверки) фактических данных, относимых к доказательствам по делу об административном правонарушении (далее — доказательства), участвуют должностное лицо, уполномоченное рассматривать указанное дело, и лицо, подозреваемое в совершении проступка.

Целями публичного доказывания являются не только квалификация вины, как это непосредственно предусмотрено ч. 1 ст. 26.2 КоАП, но и установление обстоятельств, свидетельствующих о невиновности подозреваемого. Таким образом, определение относимых к доказательствам данных и их последующее аналитическое исследование являются исключительной прерогативой должностного лица органа административной юрисдикции (см. ч. 3 ст. 1.5 КоАП).

К доказательствам относятся материалы (письменные данные), представленные публичным или негосударственным органом, организацией, учреждением, сообщения СМИ, а также сообщения и заявления физических лиц независимо от формы их представления. Таким образом, получение уполномоченным должностным лицом доказательств является поводом к возбуждению дела об административном правонарушении (ср. ч. 1 ст. 26.2 и ч. 1 ст. 28.1 КоАП).

Процессуальной формой, подтверждающей наличие доказательств, является протокол по делу об административном правонарушении или протокол рассмотрения указанного дела, либо протокол о применении меры административного пресечения, в которых приводятся соответствующие фактические данные, в том числе полученные в устной форме, а также заключения эксперта или специалиста. Показания специальных технических средств, также относимые к доказательствам, отражаются в протоколе об административном правонарушении (см. ч. 2 ст. 26.8 КоАП).

Доказательства по делу об административном правонарушении должны быть получены способами, установленными КоАП; применительно к правонарушениям, подведомственным судьям арбитражных судов (см. абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП), установление и оценка доказательств определяется АПК. Сведения, полученные при проведении публичного контроля, не могут быть использованы в качестве доказательств по делу об административном правонарушении (см. ч. 3 ст. 26.2 КоАП). Методы установления и фиксации доказательств в гражданском и уголовном процессах определяются соответственно Гражданским процессуальным и Уголовно-процессуальным кодексами.

Процессуальные требования фиксации и исследования доказательств

Фиксация и аналитическое исследование доказательств по делам об административных правонарушениях, совершенных физическим или юридическим лицом, осуществляются на основе различных процессуальных требований. Данное обстоятельство обусловлено правилами возбуждения дела об административном правонарушении и его рассмотрения, установленными КоАП в зависимости от статуса нарушителя. При этом учитываются следующие процессуальные особенности:

o квалификация вины физического лица на основе психологических критериев умысла и неосторожности (см. соответственно ч. 1, 2 ст. 2.2 КоАП);

o квалификация вины юридического лица применительно к формальным (объективным и субъективным) критериям (см. ч. 2 ст. 2.1 КоАП);

o статус мер процессуального принуждения, которые могут быть применены только к физическому лицу (доставление, административное задержание, личный досмотр и др.) или только к юридическому лицу (см. ст. 27.8 КоАП);

o установление обстоятельств, смягчающих или отягчающих административную ответственность физического лица, юридического лица (ср. ч. 2 и ч. 3 ст. 4.1; а также ч. 1 ст. 4.2, ч. 2 ст. 4.3 КоАП);

o различия фактических данных, относимых к доказательствам по делам об административном правонарушении, в зависимости от их подведомственности арбитражным судам (см. п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП) и судам общей юрисдикции (ср. п. 1, 2 ч. 1 с п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП).

КоАП предусматривает различные требования к публичному доказыванию вины лица, подозреваемого в совершении правонарушения, и к оценке доказательств при назначении административного наказания. В последнем случае вина нарушителя установлена, однако необходимо доказать наличие или отсутствие обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность. При установлении обстоятельств, смягчающих ответственность, принцип презумпции невиновности не применяется, поскольку вина лица уже установлена. Таким образом, виновный должен самостоятельно подтвердить наличие таких обстоятельств, например представить документы, свидетельствующие о возмещении имущественного ущерба, подтверждающие его материальный статус (применительно к п. 3 ч. 1 ст. 4.2 КоАП), либо (при раскаянии) доказать свое негативное отношение к совершенному правонарушению, указав соответствующие психологические доводы в письменном заявлении, адресованном лицу, уполномоченному выносить постановление о назначении административного наказания. Наличие обстоятельств, отягчающих административную ответственность, должно быть установлено лицом, рассматривающим дело, однако правонарушитель вправе представить доказательства, свидетельствующие об отсутствии таких обстоятельств.

Получение вещественных, письменных доказательств, их фиксация и оценка осуществляются на различных стадиях рассмотрения дела. При этом аналитическое исследование доказательств, как правило, производится лицом, уполномоченным назначать административное наказание. При квалификации обстоятельств, смягчающих административную ответственность, необходимо учитывать, что такие обстоятельства подтверждаются главным образом субъективными критериями, заведомо не применимыми к нарушителю — юридическому лицу (см. п. 1, 3-5 ч. 1 ст. 4.2 КоАП). Поскольку оценка доводов, свидетельствующих о наличии обстоятельств, смягчающих административную ответственность, относится к обязательным процессуальным действиям, осуществляемым при назначении административного наказания юридическому лицу (см. ч. 3 ст. 4.1 КоАП), при подтверждении таких доводов должна быть установлена сопричастность должностных лиц организации-нарушителя к правонарушению, совершенному юридическим лицом. По смыслу ч. 3 ст. 2.1 КоАП корреляция противоправных действий должностных лиц с деянием нарушителя — юридического лица и соотнесение форм вины лица, установленных ч. 2 ст. 2.1 и ст. 2.2 КоАП, представляет собой обязательное процессуальное требование на стадии аналитического исследования доказательств и назначения административного наказания — в противном случае квалификация обстоятельств, смягчающих административную ответственность юридического лица, невозможна.

Таким образом, лицо, подозреваемое в совершении административного правонарушения, наделено дополнительными процессуальными правами, обусловленными презумпцией невиновности, только на стадии получения доказательств по делу и их аналитического исследования. Лицо, виновное в совершении проступка, лишено таких прав при назначении административного наказания.

Доказательство вины коап

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ&nbsp№&nbspФС77-24978 от 05.07.2006 г.

Подписной индекс №42457

Периодичность — 1 раз в месяц.

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Недопустимость доказательств в действующем кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации

Филимонова Мария Вячеславовна,

аспирант Дальневосточного федерального университета, г. Владивосток.

The inadmissibility of evidence under the current code of administrative offences of the Russian Federation

The Far Eastern Federal University.

Статья посвящена недопустимым доказательствам при рассмотрении дел об административных правонарушениях в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Ключевые слова: недопустимость, недопустимые доказательства, существенные нарушения по делам об административных правонарушениях.

The article deals with inadmissible evidence in consideration of cases on administrative offences in accordance with the current legislation of the Russian Federation.

Keywords: unacceptable, inadmissible evidence, significant violations on the cases of administrative offences.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ, доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Зачастую производство по делам об административных правонарушениях прекращают в связи с недоказанностью вины при признании одного или нескольких доказательств по делу недопустимыми. Это происходит в связи с грубыми процессуальными нарушениями, допущенными сотрудниками ГИБДД при составлении протоколов, актов освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования, иных процессуальных документов, при допросе свидетелей в судах и в иных случаях.

В настоящей статье будут рассмотрены наиболее распространенные существенные и несущественные нарушения, допущенные при оформлении процессуальных документов по делам об административных правонарушениях, с учетом судебной практики и анализа правовых норм.

Наиболее важным процессуальным документом в деле об административном правонарушении, имеющим доказательственную силу, является протокол об административном правонарушении.

Статья 28.2 КоАП РФ содержит обязательные требования, предъявляемые к протоколу, сведения, которые должны быть в нем отражены и процедуру его оформления.

Так, в протоколе об административном правонарушении должны быть указаны:

— дата и место его составления;

— должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;

— сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении;

— фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если таковые имеются;

— место, время совершения и событие административного правонарушения;

— статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение;

— объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело;

— иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Кроме перечисленных требований, в протоколе должно быть отражено, что лицу, в отношении которого он составлен, разъяснены его права и обязанности, сделана запись об ознакомлении лица с протоколом и приложены замечания к нему, если таковые имеются.

Протокол подписывается должностным лицом, его составившим и лицом, в отношении которого он составлен (его представителем), либо делается отметка об отказе лица от подписания протокола.

В случае несоблюдения оформления протокола, либо процедуры его составления (например, неознакомления привлекаемого лица с протоколом), такой протокол может быть признан судом недопустимым доказательством по делу.

Важным моментом является вопрос о том, какие недостатки протокола будут признаны существенными и влекущими недопустимость протокола как доказательства.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержит разъяснения по данному вопросу.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для конкретного дела.

Несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушение установленных сроков составления протокола и направления его для рассмотрения судье, поскольку эти сроки не являются пресекательными, либо составление протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, если этому лицу было надлежащим образом сообщено о времени и месте его составления, но оно не явилось в назначенный срок и не уведомило о причинах неявки или причины неявки были признаны неуважительными.

В том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, судья выносит определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол. Возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу.

При рассмотрении дела по существу, как правильно замечает О. Панкова, если нарушения в составлении протокола будут выявлены при непосредственном рассмотрении дела, судья обязан их оценить наряду с другими доказательствами по делу и вынести постановление о назначении административного наказания или о прекращении производства по делу.

Причем если будет установлено, что указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, то, вероятнее всего, протокол будет признан недопустимым доказательством, а производство по делу прекращено.

В этой связи следует иметь в виду, что аргументация, построенная на таких нарушениях, как несоблюдение установленных в КоАП РФ сроков составления протокола или сроков направления его в суд, не будет юридически значимой, поскольку по точному смыслу закона данные обстоятельства не являются основанием для прекращения производства по делу, если при этом на момент вынесения постановления о назначении административного наказания давностный срок привлечения к административной ответственности не истек. [1]

Так, например, Санкт-Петербургский городской суд признал протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, а судебные решения по делу – подлежащими отмене ввиду неточного определения места правонарушения (не указан конкретный дом, около которого совершено правонарушение). Районный суд, несмотря на доводы лица, привлекаемого к административной ответственности, не принял во внимание указанные обстоятельства и не устранил данные недостатки [2] .

В другом деле лицо, привлекаемое к административной ответственности, просит отменить решение районного суда, поскольку протокол об устранении от управления транспортного средства не содержит сведений о месте его составления. Однако суд не удовлетворил данную жалобу, поскольку эти недостатки устранены судом при допросе сотрудника ДПС, который в судебном заседании показал, в каком месте был составлен данный протокол. [3]

Другим существенным нарушением в протоколе является не указание, либо неверное указание пункта Правил Дорожного Движения, нарушенного лицом, привлекаемым к административной ответственности.

Московский городской суд прекратил производство по делу о привлечении к ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ ввиду отсутствия события правонарушения.

Диспозиция ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ предусматривает, что в административном порядке преследуется лишь такой выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, который сопряжен с нарушением Правил дорожного движения. В протоколе об административном правонарушении имеется ссылка на п. 1.3 ПДД. Мировой судья также сделал вывод о нарушении данного пункта. Между тем, согласно п. 1.3 ПДД РФ участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

То есть, пункт 1.3 ПДД содержит общие требования, не устанавливает каких-либо запретов выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения. В связи с этим, суд посчитал, что вывод о наличии события правонарушения является неверным и отменил постановление мирового судьи. [4]

Распространенным нарушением при составлении протокола об административном правонарушении является внесение в него изменений после вручения копии лицу, привлекаемому к административной ответственности и неознакомление лица с внесенными изменениями. Однако суды по-разному оценивают данный недостаток, в зависимости от существенности вносимых изменений для конкретного дела. [5]

Даже если протокол об административном правонарушении не содержит существенных недостатков, огромное значение при оценке допустимости протокола является соблюдение процедуры его оформления. И.Ш. Резепов правильно обращает внимание на то, если копия протокола не вручена под расписку и в протоколе отсутствует подпись лица, привлекаемого к административной ответственности, то эти факты будут доказательством неправомерного поведения сотрудника милиции. Привлечь вас в этом случае к ответственности нельзя — протокол об административном правонарушении признается недопустимым доказательством и не принимается как доказательство. [6]

Помимо протокола, наиболее часто пытаются также оспорить допустимость рапорта и схемы нарушения.

Необходимо помнить, что КоАП РФ не содержит специальных требований к содержанию и оформлению схемы нарушения. Поэтому доводы о том, что в схеме отсутствуют такие сведения как дата составления, сведения о понятых, должность составившего ее лица, условные обозначения, не производились замеры для точного отражения обстановки, не подписана лицом, ее составившим, не принимаются во внимание судами. [7]

Не указание схемы в качестве приложения к рапорту, как и составление ее на одном листе с рапортом также не влекут недопустимости схемы в качестве доказательства по делу.

Схема является дополнительным приложением к рапорту и протоколу об административном правонарушении, ее цель – иллюстрация произошедших событий. Главная задача схемы – зафиксировать достаточное количество данных об обстоятельствах события правонарушения. Схема оценивается судом как письменное доказательство по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Причиной признания схемы недопустимым доказательством может явиться отсутствие сведений, отображающих событие правонарушения.

Так, Санкт-Петербургский городской суд прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а именно – в нарушение п. 11.5 ПДД обгон с выездом на полосу встречного движения вследствие недоказанности события правонарушения и признания схемы происшествия недопустимым доказательством — из схемы нарушения, составленной инспектором ДПС, и признанной судом в качестве доказательства по делу, не следует, что лицо совершило обгон транспортного средства, а именно опережение одного или нескольких движущихся транспортных средств, связанное с выездом из занимаемой полосы. Кроме того, на схеме не обозначено транспортное средство, которым управляло лицо, не указано направление движения на данном участке дороги. Таким образом, факт обгона объективно ничем не подтвержден, в связи с чем указание на нарушение п. 11.5 ПДД РФ является незаконным и необоснованным. [8]

При составлении рапорта практика идет тем же путем. Распространенной ошибкой при обжаловании постановлений о привлечении к административной ответственности являются доводы о том, что рапорт сотрудника ДПС не зарегистрирован в книге учета сообщений о происшествиях, не указан в протоколе об административном правонарушении в качестве приложения. Также не требуется предупреждать сотрудника ДПС об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Форма рапорта нормами КоАП РФ не регламентирована. Рапорт не является процессуальным документом, к содержанию и форме которого законом предъявляются определенные требования, в связи с чем отсутствие на рапорте штампа о его регистрации, не влечет признание его недопустимым доказательством и не свидетельствует о том, что изложенные в нем обстоятельства правонарушения недостоверны. Помимо прочего, рапорт инспектора ДПС не является ни показаниями, ни письменным объяснениями, и в связи с этим при составлении рапорта не требуется предупреждения инспектора ДПС об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. [9]

Следующей распространенной ошибкой в процедуре привлечения лица к административной ответственности и признании процессуальных документов недопустимыми доказательствами является отсутствие сведений о предупреждении лица об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Такой практики придерживается Санкт-Петербургский и Московский городские суды. [10] Однако исключение из числа доказательств по делу об административном правонарушении показаний свидетелей в силу непредупреждения об ответственности не может само по себе служить основанием для прекращения производства по делу, поскольку факт нарушения может быть подтвержден и иными доказательствами.

При привлечении лица к административной ответственности, предусмотренной ч. 12.8 КоАП РФ, за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, большую роль в качестве доказательства по делу является акт освидетельствования и акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Важно соблюсти процедуру освидетельствования, разъяснить лицу, в отношении которого проводится освидетельствование, его права и обязанности, этапы освидетельствования, правильно зафиксировать его результаты.

Так, например, прекращено производство по делу в связи с недоказанностью вины лица по причине неправильно зафиксированного в акте результата освидетельствования.

Согласно акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, количество алкоголя в выдыхаемом воздухе зафиксировано в промиллях. При проведении процедуры взятия пробы воздуха, результаты должны быть отображены в миллиграммах на один литр выдыхаемого воздуха. Отображение результата в промиллях не позволяет сделать вывод о наличии положительного результата определения алкоголя у лица, привлекаемого к административной ответственности. [11]

Отсутствие в акте освидетельствования сведений о лице, в отношении которого оно проводится, либо неверное указание таких сведений влечет признание акта недопустимым доказательством, и, как следствие, прекращения производства по делу об административном правонарушении в связи с недоказанностью вины. [12]

Следует отметить, что доводы лица о недопустимости того или иного доказательства оцениваются судом лишь в том случае, если в материалах дела нет обстоятельств, противоречащих данным доводам. Например, в случае, если в протоколе указаны понятые, которые фактически не присутствовали, однако лицо, привлекаемое к ответственности, подписало протокол без замечаний, доводы о недопустимости не будут учитываться судом. Тоже самое касается случаев, когда лицо не было ознакомлено с процедурой освидетельствования, либо не разъяснены права и обязанности, однако в силу неграмотности никаких замечаний и претензий к протоколу на месте не высказано. [13]

Также судом надзорной инстанции не принимаются во внимание доводы жалобы о недопустимости того или иного доказательства в том случае, если эти доводы явились предметом рассмотрения суда предыдущей инстанции и им дана надлежащая оценка. Такие доводы принимаются во внимание только в том случае, если суд не дал им надлежащей оценки и оставил их без внимания. [14]

1. Панкова О. // Восполняя пробелы // «ЭЖ-Юрист», 2004, N 38.

2. Резепов И.Ш. Как защитить себя от неправомерных действий сотрудника милиции // Ростов-на-Дону: Феникс, 2010. 155 с.

Поступила в редакцию 26.09.2012 г.