Договор дарения под отлагательным условием

Оглавление:

Частные случаи договора дарения

Анализ главы 32 ГК РФ, регулирующей процедуру безвозмездной передачи благ, предельно четко свидетельствует о том, что в узком общем понятии законодателя, сделка дарения совершается путем прямой передачи в пользу одаряемого некоего имущества, прав требования, выполнения за него его имущественных обязанностей или обещания совершения вышеуказанных действий в будущем.

Вместе с тем следует понимать, что к дарению применимы не только специальные нормы главы 32 ГК — частные случаи заключения подобной сделки подтверждают, что такие договоры могут содержать и иные элементы и конструкции, характерные и для других гражданских договоров. Но, несмотря на отсутствие прямых запретов, применение далеко не всех из них всегда допустимо с точки зрения закона.

Руководствуясь ст. 157 ГК РФ, стороны дарения нередко прибегают к заключению сделки под отменительным или отлагательным условием, связывая возникновение или прекращение обязательств дарителя по передаче подарка с наступлением конкретного обстоятельства. Важно понимать, что применение таких условий будет оправдано лишь в консенсуальном договоре.

Не менее часто договором дарения устанавливаются некоторые обременения, например, при дарении недвижимости, закрепляется безусловное право дарителя на проживание. С одной стороны, такое условие основано на нормах ст. 292 ГК, позволяющей членам семьи собственника недвижимости пользоваться этим имуществом, хотя, с другой стороны, оно может ограничивать его распорядительные права, что недопустимо.

В случае указания в договоре дарения условия о целевом общеполезном назначении подарка, в рамках которого одаряемый обязывается его использовать, такая сделка трансформируется в пожертвование (ст. 582 ГК). К такому дарению применяются специальные основания для его отмены, сужен круг допустимых одаряемых, на него не распространяется правопреемство и т.п.

Нередко встречается необходимость совершения дарения одного блага в отношении нескольких человек. Для этого вполне достаточно указания в заключаемом договоре нескольких одаряемых, что допустимо нормами п. 3 ст. 154 ГК.

Реальный и консенсуальный договора дарения

Как уже говорилось, согласно ст. 572 ГК, договор дарения может исполняться в момент его заключения (реальный договор) либо в будущем (консенсуальный договор) — обещание дарения. Такой характер определяет специфические особенности оформления, содержания и последствий заключения договора.

Так, природа реального договора дарения, исходя из п. 1 ст. 572 и п. 2 ст. 159 ГК, позволяет в большинстве случаев заключать его устно, кроме исключений, требующих письменной формы. Отметим, что она может быть применена также и по решению сторон сделки. Таким образом, процедура заключения реальной сделки существенно упрощена для дарителя и одаряемого.

Этого же нельзя сказать про обещание дарения — согласно п. 2 ст. 574 ГК, оно обязательно оформляется письменно, в противном случае такое обещание будет ничтожным. Поскольку моменты заключения и исполнения договора не совпадают, такой договор должен содержать прямое указание на конкретный подарок, а также ясно выраженное намерение передать его одаряемому в будущем.

Необходимость прямого указания на подарок обусловлена п. 1 ст. 432 ГК — поскольку предмет является существенным условием дарения, отсутствие указания на него или указание на все имущество дарителя следует понимать, как отсутствие согласования сторон относительно такого условия, что позволяет считать такой договор незаключенным.

Так, одаряемый может отказаться принимать подарок до его получения (ст. 573 ГК), возместив при этом ущерб нанесенный таким отказом, а даритель вправе отказаться от передачи подарка, если это, в силу новых обстоятельств, существенно снизит уровень его жизни (ст. 577 ГК).

Дарение с отменительным или отлагательным условием

Несмотря на безусловную безвозмездность дарения, согласно ст. 157 ГК РФ предусматривается возможность совершения сделки под отменительным или отлагательным условием. Они могут устанавливаться исключительно в консенсуальных договорах и их нельзя воспринимать как встречное обязательство одаряемого.

Так, более распространенными считаются отлагательные условия (п. 1 ст. 157 ГК), которые ставят возникновение обязательств дарителя по передаче подарка одаряемому в зависимость от наступления конкретных обстоятельств. Примечательно, что сторонам изначально неизвестно, наступит ли данное обстоятельство или нет. Часто такое отлагательное условие используется в качестве поощрения, например, обещание дарения после окончания университета, свадьбы, получения водительских прав и т.д.

Отменительные условия (п. 2 ст. 157 ГК), которые ставят в зависимость прекращение обязательств дарителя по передаче подарка одаряемому также от конкретных обстоятельств, не следует путать с основаниями для отмены дарения (ст. 578 ГК). По нашему мнению, вполне логично утверждать, что определение таких условий допустимо только до момента передачи подарка, т.е. до момента исполнения обязательства.

Отменительные условия не могут быть противоправными, однако могут носить любой характер — вполне допустимо прекращение обязательства до передачи подарка одаряемому, если одаряемый получил наследство, выиграл в лотерею, у дарителя появились дети и т.п.

После передачи подарка обязательство дарителя прекращается (ст. 408 ГК), а одаряемый становится собственником вещи. С этого момента отменительные условия не могут быть применены, однако уже могут действовать основания для отмены.

Договор дарения с закрепленным правом проживания

При дарении недвижимости, даритель нередко рассчитывает на встречное благодарственное отношение со стороны одаряемого. В связи с этим довольно часто практикуется указание в договоре безвозмездной передачи права дарителя на проживание в безвозмездно отчуждаемом объекте недвижимости, что прямо не запрещено законом, а в некоторых случаях даже им и обусловлено.

В то же время при последующем отчуждении объекта недвижимости новым собственником или изначальном дарении не члену семьи, возможность использования дарителем объекта недвижимости, может быть прекращена. Такое правило обусловлено тем, что возложение на одаряемого — нового собственника обязанности предоставления предмета дарения в пользование дарителю нарушает его имущественные распорядительные права — не дает возможности продать имущество или использовать его по собственному усмотрению.

Таким образом, при закреплении в договоре дарения права дарителя на проживание в подаренном объекте недвижимости, оно не может быть установлено пожизненно и обязательно должно предусматривать возможность реализации всех прав одаряемого как собственника. В противном случае такое право следует считать недопустимым встречным условием для одаряемого.

Договор пожертвования

Договор пожертвования — обособленный вид целевого общеполезного дарения, регулируемый большинством норм главы 32 ГК РФ, ввиду чего имеет массу сходств с дарением. Частные правила, применяемые исключительно к данной сделке закреплены в ст. 582 ГК РФ. Особенностью пожертвования является возможность жертвователя указать целевое назначение передаваемого блага, в рамках которого одаряемый обязан будет его использовать. Отметим, что отсутствие назначения при пожертвовании физ. лицу трансформирует его в обычное дарение.

Согласно п. 5 ст. 582 ГК, за нарушение назначения для использования переданного блага, жертвователь и его наследники вправе в судебном порядке отменить совершенную сделку — это единственное основание для отмены. В связи с этим по нашему мнению, жертвователь наделяется правом контроля над использованием пожертвованного им имущества, порядок осуществления которого целесообразно регулировать заключаемым договором.

Обязательное наличие общеполезного характера совершаемого пожертвования, по сравнению с дарением, существенно сузило допустимый субъектный состав и передаваемые блага. Так, пожертвование не может совершаться в пользу коммерческих организаций и в форме выполнения обязанности одаряемого.

Некоторые особенности имеет пожертвование в пользу юр. лица — жертвователь может, но не обязан устанавливать целевое назначение жертвуемого имущества. Такая возможность обоснована тем, что одаряемый — юр. лицо, так или иначе обязан будет использовать переданное ему имущество исключительно в своих уставных целях, с обязательным ведением обособленного учета его использования.

Исходя из вышесказанного, заключение договора пожертвования как частного случая дарения может быть обусловлено тогда, когда необходим контроль над использованием подарка. Однако при этом не стоит забывать про необходимость общеполезного характера.

Дарение двум одаряемым

В большинстве общих случаев, договор дарения — двусторонний. Однако на практике нередко встречаются случаи, когда возникает необходимость совершения дарения в пользу нескольких лиц. В таких ситуациях, в целях экономии времени и средств, чтоб не составлять несколько одинаковых экземпляров, целесообразно заключить многосторонний договор дарения, где одаряемых будет минимум двое.

Возможность заключения подобного договора установлена нормами ст. 154 ГК РФ. Согласно ей, для заключения многостороннего договора дарения потребуется волеизъявление всех участвующих в сделке субъектов. Таким образом, каждый из участвующих в дарении одаряемых, должен дать свое согласие на участие в ней.

При оформлении такого дарения, в преамбуле заключаемого договора достаточно указать лиц, которые участвуют в качестве одаряемых, а также сами предметы или доли предмета дарения, получаемые ими.

Отметим, что такие договоры в равной степени используются как при дарении в пользу нескольких родственников, так и при дарении сотрудникам к массовым праздникам.

Предварительный договор дарения

Возможность заключения предварительного договора установлена нормами ст. 429 ГК РФ. Согласно ей, стороны такого договора берут на себя обязательства по заключению в будущем основного договора, на условиях, установленных в предварительной сделке. Отметим, что глава 32 ГК РФ, как и все гражданское законодательство не запрещает такой конструкции, применительно к договору дарения.

Однако следует понимать, что конструкция предварительного гражданского договора идентична консенсуальному договору дарения, по которому даритель берет на себя обязательства совершить дарение в будущем. Таким образом, несмотря на отсутствие запрета на его заключение, предварительный договор дарения априори является консенсуальным — обещанием дарения в будущем.

Так, предварительный договор дарения требует впоследствии заключения основного договора, в то время как консенсуальный договор своим заключением уже порождает основные обязательства дарителя и не требует никаких дополнительных договоров.

Кроме того, предварительный договор требует указания в нем срока или даты заключения основного договора, а при их отсутствии — применяется годичный срок, в который обязан быть заключен основной договор (п. 4 ст. 429 ГК). Обещание же дарения вполне может ограничиться отлагательным условием или отсутствием срока в принципе — в таком случае одаряемый вправе затребовать выполнение дарителем его обязательств, которые должны быть исполнены в течение недели.

Исходя из вышесказанного, предварительный договор дарения, хоть и допустим с точки зрения законодательства, однако по нашему мнению, более целесообразно и практично заключать именно договор обещания дарения.

Договор дарения под условием (отлагательным или отменительным)

Как известно, стандартная конструкция сделки дарения носит безвозмездный и безусловный характер. Касаясь последней характеристики, следует понимать, что она не исключает возможности определения дарителем некоторых условий, а лишь ограничивает их применение рамками безвозмездности. Таким образом, очевидно, что применение в безвозмездной сделке отменительных и отлагательных условий, ставящих возникновение и прекращение обязательств в зависимость от обстоятельств, вполне допустимо.

Так, сделка считается совершенной под одним из указанных условий, если при заключении договора, возникновение или прекращение прав и обязательств было поставлено в прямую зависимость от некоторых обстоятельств, про которые достоверно неизвестно о возможности их наступления. Ввиду этого, применение таких условий возможно исключительно в консенсуальных сделках дарения.

Согласно ст. 157 ГК, при определении обстоятельств, в зависимости от которых будут возникать или прекращаться права и обязанности, стороны не могут достоверно знать, наступят они или нет. Однако это не значит, что такими обстоятельствами могут быть исключительно события — по нашему мнению, ими могут выступать и действия сторон и других лиц. Закон не запрещает добросовестного содействия наступлению указанных событий (п. 3 ст. 157 ГК), а следовательно, действиям сторон, в некотором смысле, может быть придано значение условия.

Этой же нормой запрещено недобросовестное содействие и воспрепятствование наступлению условных обстоятельств. Под такой формулировкой стоит понимать поведение заинтересованного лица, характеризующееся незаконностью и противоречащее основам нравственности.

Природу отменительных и отлагательных условий следует отличать друг от друга. Так, отлагательные обстоятельства, довольно часто применяются в качестве поощрительной меры — передача подарка после окончания учебы, при получении водительских прав и т.д. Применение же отменительных условий, довольно спорный вопрос — они не могут использоваться после передачи подарка и не могут быть тождественны основаниям для отмены дарения (ст. 578 ГК) и отказа от исполнения обязательства (ст. 577 ГК).

Обстоятельства, в зависимость от которых поставлены возникновение или прекращение прав и обязанностей, также не могут быть незаконными, противоправными и безнравственными.

Явившись к П. в указанный срок, К. вдруг обнаружил, что даритель усыновил ребенка. Таким образом, наступало указанное в договоре отменительное условие, которое лишало одаряемого права требования исполнения дарения. Посчитав такое усыновление ребенка недобросовестным содействием, К. обратился в суд, с целью обязать П. передать ему обещанную квартиру.

В судебном заседании К. аргументировал свою позицию тем, что даритель П. усыновил ребенка не ранее, чем за несколько дней до необходимости исполнения его обязательства. Таким образом, при усыновлении он руководствовался личной выгодой сохранить свою квартиру, а совсем не желанием обзавестись ребенком. Таким образом, по мнению К. он недобросовестно способствовал наступлению отменительного условия, что согласно п. 3 ст. 157 ГК, позволяет считать условие не наступившим. Исходя из этого, К. просил суд обязать П. исполнить его обязательство, как до сих пор не прекращенное. Ответчик П. в суд не явился, однако, в своих письменных возражениях указал на то, что процесс усыновления ребенка был начат им еще около года назад, о чем были предоставлены соответствующие документы.

Выслушав аргументы К., суд не смог с ними согласиться. По мнению суда, для признания отменительного условия не наступившим, должно было иметь место именно недобросовестное содействие наступлению обстоятельства. Под таким содействием следует понимать противоправное, незаконное и безнравственное поведение дарителя. Исходя из того, что в действиях П. такого поведения не содержалось, его нельзя назвать недобросовестным содействием. Более того, исходя от обратного, суд воспринял действия П. , как добросовестное содействие наступлению выгодных ему обстоятельств, что вполне законно. На основании вышесказанного, суд отказал К. в его исковых требованиях.

Понятие и стороны договора дарения

Согласно ст. 572 ГК РФ, договор дарения представляет собой соглашение о безвозмездной передаче одной стороне каких-либо имущественных благ, принадлежащих на праве собственности другой стороне или обещание такой передачи. Аналогичная сделка, обусловленная общеполезным целевым назначением подарка, является обособленным видом дарения — пожертвованием (ст. 582 ГК).

По общепринятым принципам гражданского права, сторонами сделки дарения могут выступать любые из субъектов права — юридические и физические лица, соответствующие общим требованиям законодателя для участия в договоре. Так, дарителем следует считать лицо, наделенное дееспособностью, которое намеревается совершить безвозмездное отчуждение блага, принадлежащего ему на праве собственности. Одаряемый — лицо, принимающее в собственность передаваемое дарителем благо.

Отдельного внимания заслуживает возможность участия в дарении недееспособного или ограниченного в дееспособности одаряемого. Так, недееспособное лицо может участвовать в сделке только через своего законного представителя. Малолетние и несовершеннолетние лица (ограниченные в дееспособности), могут участвовать лично в тех сделках дарения, которые не требуют нотариального удостоверения и регистрации прав, при наличии такой необходимости, их интересы представляют законные представители (ст. ст. 26, 28 ГК).

Отметим также некоторые запреты законодателя на участие в сделке дарения. Так, согласно п. 1 ст. 575 ГК, законодатель исключает дарение со стороны недееспособных и малолетних лиц, а также их представителей. Отметим, что указанное правило не распространяется на подарки небольшой стоимости.

Для противодействия финансовым злоупотреблениям в хозяйственной сфере, законодателем установлен запрет на дарение между коммерческими структурами (п. 4 ст. 575 ГК). Однако, подобный запрет создает предпринимателям определенные неудобства, в частности, не позволяя совершить прощение безнадежной задолженности контрагентам в рамках дарения и т.п.

Форма договора

Согласно положениям ст. 574 ГК, законодатель допускает две формы договора дарения — устную и письменную. Устная форма применима к подавляющему большинству реальных договоров, кроме прямо установленных исключений, требующих письменного обличения, как одного из факторов действительности совершаемой сделки.

Так, обязательность письменной формы установлена для:

  • Договора дарения недвижимости. Основной причиной, требующей письменной формы, является необходимость государственной регистрации недвижимости (ст. 131 ГК), регистрация самого договора отменена. Порядок проведения указанной регистрации требует предоставления регистратору пакета документов, в который входит и сам договор, как основание для перехода прав. Согласно п. 5 ст. 18 ФЗ № 122 от 21.07.1997г, все представляемые документы должны быть выполнены на бумажном носителе, что невозможно без исполнения их в письменной форме.
  • Консенсуального договора дарения. Согласно п. 2 ст. 572 ГК, обещание дарения должно совершаться в надлежащей форме. Согласно п. 2 ст. 574 ГК, такой формой является письменная. Кроме формы, законодатель требует указания в этом договоре конкретного предмета и намерения дарителя, направленного на передачу подарка в будущем.
  • Договора дарения, где даритель — юр. лицо, а стоимость подарка превышает 3 тыс. рублей. Отметим, что при стоимости подарка ниже 3 тыс. допустима устная форма, что, однако расходится с общим правилом, установленным п. 1 ст. 161 ГК, требующим письменного оформления всех сделок, заключаемых юр. лицами.

Еще одним договором, требующим письменной формы является нотариально удостоверяемое дарение, поскольку заверение устных сделок невозможно. В то же время нотариальная форма не является обязательной ни для одного из договоров дарения.

Недопустимость встречного обязательства в договоре дарения

Как известно, основной квалифицирующей характеристикой сделки дарения, является ее безвозмездность, означающая возможность определения обязательств, исключительно с одной стороны — дарителя (п. 1 ст. 572 ГК, п. 2 ст. 423 ГК). Наличие встречного имущественного обязательства или представления со стороны одаряемого недопустимо — их наличие неизбежно влечет притворность договора, что согласно п. 2 ст. 170 ГК делает сделку ничтожной.

Учитывая вышесказанное отметим, что дарение является односторонне обязывающей сделкой, ввиду недопустимости встречного обязательства одаряемого, вытекающего из заключенного сторонами договора. Притворность сделки, вытекающая при наличии встречного обязательства, являет собой прикрытие одной сделки другой, в целях маскировки подлинных намерений сторон, например, прикрытие купли-продажи дарением.

От такого обязательства следует отличать условие об извлечении дарителем полезных свойств из подаренного блага, например — дарение недвижимости с правом проживания дарителя. Данное условие не порождает обязательств одаряемого, а лишь является предшествующим дарению обременением подарка, приводящим его в такое специфическое состояние.

От встречного представления и обязательства также нужно отличать условие об обещании передачи подарка, обусловленном наступлением события, прямо зависящего от одаряемого. Подобная конструкция будет либо договором с определенным сроком исполнения, либо совершенным под отлагательным условием.

По своей сути, договор может содержать любое условие, даже направленное на совершение одаряемым некоторых действий — главное, чтоб они не имели направленности на удовлетворение имущественного интереса дарителя. Даже если их совершение в некоторой степени будет выгодно дарителю, это не сможет повлечь притворность и ничтожность сделки.

Дарение под отлагательным условием

Согласно п. 1 ст. 157 ГК, дарение, совершенное под отлагательным условием, представляет собой соглашение, по которому возникновение обязательства дарителя передать одаряемому подарок или освободить его от обязанности, ставится в зависимость от конкретного обстоятельства, про возможность наступления которого достоверно неизвестно сторонам сделки. Проще говоря, отлагательное условие (обстоятельство) является предпосылкой к возникновению обязательств дарителя по передаче подарка.

Исходя из доктрины цивилистики и самой нормы, регулирующей отлагательное условие, можно сделать вывод, что к нему предъявляются некоторые требования. Так, условие должно предусматривать обстоятельство, которое возможно наступит в будущем времени. При связи возникновения обязательств дарителя с обстоятельством, которое уже наступило на момент совершения сделки, в зависимости от конкретной ситуации такой договор будет признан либо ничтожным, либо безусловным.

Кроме того, изначально не может быть известно, наступит ли такое обстоятельство или нет. Ввиду этого, нельзя считать отлагательным условием обещание совершить дарение ко дню рождения, так как оно однозначно наступит. В данном случае имеет место не условие, а срок исполнения договора.

Помимо этого также невозможно поставить возникновение обязанности дарителя в зависимость от обстоятельства, про которое достоверно известно, что оно не наступит. Аналогично уже наступившему обстоятельству, в зависимости от конкретной ситуации, такая сделка будет признана либо недействительной, либо безусловной.

Дарение, совершенное под отлагательным условием, порождает между сторонами сделки довольно специфические правоотношения. Так, даже после заключения договора, стороны все еще не связаны между собой правами и обязательствами по заключенной сделке, однако, уже не могут в произвольном порядке выйти из нее.

При наступлении отлагательного обстоятельства, у дарителя возникает обязательство по передаче подарка одаряемому. Одновременно, у одаряемого возникает право требовать от дарителя передачи подарка. Если даритель отказывается от его исполнения, одаряемый вправе обязывать его к исполнению через суд.

Дарение под отменительным условием

Согласно п. 2 ст. 157 ГК, дарение, совершенное под отменительным условием представляет собой соглашение о безвозмездной передаче имущества, по которому прекращение уже возникших обязательств дарителя по передаче подарка одаряемому, ставится в зависимость от обстоятельств, относительно которых неизвестно про возможность их наступления. Таким образом, наступление отменительного условия дает дарителю право отказаться от исполнения, взятого им обязательства по передаче подарка одаряемому. Право сторон определить самостоятельно подобные условия в положениях договора исходит из норм п. 1 ст. 407 ГК.

Исходя из того, что отменительные условия направлены на прекращение обязательств дарителя и прав одаряемого, вполне очевидно, что они могут применяться исключительно до их исполнения. На основании этого с уверенностью можно утверждать, что применение условий, отменяющих обязательства, допустимо исключительно в договорах обещания дарения.

В этой связи не стоит путать условия с основанием для отказа от исполнения дарения, установленного ст. 577 ГК, которое также нельзя считать отменительным обстоятельством.

Так, определяемые сторонами отменительные условия не могут повторять основания для отмены (ст. 578 ГК) или отказа от исполнения дарения (ст. 577). Это не только бессмысленно, так как их применение возможно без указания в договоре, но и недопустимо, судя по тому, что отменительные условия и законные причины для отмены и отказа от исполнения имеют разные правовые основания для прекращения обязательств дарителя.

Как и отлагательные, отменительные условия не могут быть противоправными, незаконными и безнравственными. Вместе с тем они могут носить любой характер — начиная от повышения зарплаты одаряемого и заканчивая появлением у дарителя детей.

При исполнении дарителем договора, т.е. передаче подарка одаряемого, его обязательства как стороны сделки прекращаются. Таким образом, прекращается и возможность применения отменительных условий, определенных сторонами в договоре. После передачи подарка отмена дарения допустима исключительно по законным основаниям, определенным в ст. 578 ГК.

Договор дарения под отлагательным условием

Виды договора дарения: договор дарения с условием, договора обещания дарения и договора пожертвования

Итак, юристы нашего центра (адвокаты Москвы, Московской области) предлагают своим клиентам следующие услуги:

— консультирование устное, письменное, письменные заключения (консультация юристов в офисе, адвокат с выездом к клиенту, юрист on — line. бесплатные вопросы юристу на сайте, в форуме);
— юридическая консультация (VIP) , в том числе VIP бесплатная юридическая консультация на сайте и непосредственно по электронной почте постоянным клиентам и новым клиентам, пришедшим по рекомендации;
— проверка документов, договоров, исковых заявлений, жалоб по всем юридическим вопросам, связанных с недвижимостью, строительством, по спорам юридических лиц;
— составление адвокатом, профессиональным юристом документов, договоров, исковых иных заявлений, жалоб;
— полное сопровождение сделки, включая страхование рисков, оценки имущества, убытков, защита прав граждан при заключении договоров по приобретению имущества (в т.ч. недвижимости);
— представление адвокатом интересов в судах всех инстанций;
— юрисконсультант по обслуживанию юридических лиц (предприятий, организаций). разовые юридические консультации, постоянное юридическое обслуживание;
— другие юридические услуги по жилищному праву, жилищным спорам, гражданским делам, хозяйственным, налоговым спорам.

За более подробной и актуальной информацией на текущий момент по
Недвижимости и Юридическим вопросам в городе Ярославле
( купить квартиру, дом, коттедж; сдать/снять жильё; оформить сделки купли-продажи/дарения/мены )
Вы можете обратиться к нашим специалистам по телефону (4852) 932-532, +79023332532 ,
Viber, WhatsApp: 89023332532 или написать на электронную почту [email protected] (АН ИНФО),
а так же отправить быстрое сообщение в Агентство недвижимости ИНФО

Если Вы находитесь в Ярославле,
то можете просто заказать обратный звонок » и приехать к нам в офис
Агентства Недвижимости ИНФО г.Ярославль, Б.Октябрьская,67 »

Некоторые услуги Агентства можно заказать через сайт »

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 апреля 2007 г. N Ф08-2060/07 "Одним из существенных условий договора дарения является его безвозмездность; любое встречное имущественное предоставление со стороны лица, бесплатно получающего предмет этого договора в собственность, свидетельствует об отсутствии дарения и к такому договору применяются правила о притворной сделке, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ" (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
от 18 апреля 2007 г. N Ф08-2060/07
«Одним из существенных условий договора дарения является
его безвозмездность; любое встречное имущественное предоставление
со стороны лица, бесплатно получающего предмет этого договора
в собственность, свидетельствует об отсутствии дарения и к такому
договору применяются правила о притворной сделке, предусмотренные
пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса РФ»
(извлечение)

Участник ООО «Кубтелеком» Ласкавая И.Л. обратилась в арбитражный суд с иском к Истоминой Л.В., Садохину С.А., Кружкову А.В., Гончарову А.И., Евглевскому Е.И., Гладской В.Ф., Федотову Ю.Л., Сотниковой Л.Б., Гаража Н.С., Игнатенко И.Ф., Скидановой Г.И., Москаленко В.Е., Луняку Н.П., Самойленко М.В. и ООО «СЦС Совинтел», в котором (с учетом уточнений, принятых судом) просила о следующем:

1. Перевести на Ласкавую И.Л., являющуюся собственником 16,54% долей уставного капитала ООО «Кубтелеком», номинальной стоимостью (размер вклада) 1 876 752 рубля 45 копеек, права и обязанности покупателя по 14 договорам купли-продажи долей уставного капитала ООО «Кубтелеком» в общем размере 73,91% долей уставного капитала, заключенным 27.06.06 между Истоминой Л.В., Садохиным С.А., Кружковым А.В., Гончаровым А.И., Евглевским Е.И., Гладским В.Ф., Федотовым Ю.П., Сотниковой Л.Б., Гаража Н.С., Игнатенко И.Ф., Скидановой Г.И., Москаленко В.Е., Лунякой Н.П., Самойленко М.В. (продавцами долей) и ООО «СЦС Совинтел» (покупателем).

2. Применить к 1 договору дарения части доли уставного капитала ООО «Кубтелеком» в размере 0,1% долей уставного капитала, заключенному между участником общества Садохиным С.А. (дарителем) и ООО «СЦС Совинтел» (одаряемым), уведомление о котором зарегистрировано в ООО «Кубтелеком» 27.06.06, правила/нормы установленные Гражданским кодексом Российской Федерации для договоров купли-продажи и перевести на участника ООО «Кубтелеком» Ласкавую И.Л. права и обязанности покупателя по этому договору.

3. Всего перевести на участника ООО «Кубтелеком» Ласкавую И.Л. права и обязанности покупателя в отношении 74,01% долей уставного капитала ООО «Кубтелеком» номинальной стоимостью (размером) 8 397 729 рублей 68 копеек, купленных ООО «СЦС Совинтел» у 14 участников общества (Истоминой Л.В., Садохина С.А., Кружкова А.В., Гончарова А.И., Евглевского Е.И., Гладского В.Ф., Федотова Г.Л., Сотниковой Л.Б., Гаража Н.С., Игнатенко И.Ф., Скидановой Г.И., Москаленко В.Е., Луняки Н.П., Самойленко М.В.).

Решением от 04.12.06 исковые требования Ласкавой И.Л. удовлетворены в полном объеме. Суд исходил из того, что фактически сделка по дарению 0,1% доли в уставном капитале ООО «Кубтелеком», заключенная между Садохиным С.А. и ООО «СЦС Совинтел», направлена на прикрытие сделки купли-продажи доли в размере 73,91% в уставном капитале ООО «Кубтелеком», заключенной между 14 участниками ООО «Кубтелеком» и ООО «СЦС Совинтел», в результате чего нарушено преимущественное право истца на покупку долей в уставном капитале ООО «Кубтелеком».

Постановлением апелляционной инстанции от 14.03.07 решение суда первой инстанции от 04.12.06 отменено, в иске отказано.

В кассационной жалобе Ласковая И.Л. просит постановление апелляционной инстанции от 14.03.07 отменить, решение суда первой инстанции изменить, указав в резолютивной части стоимость 0,1% долей в уставном капитале ООО «Кубтелеком». По мнению заявителя, выводы суда апелляционной инстанции о действительности договора дарения и о том, что на момент заключения договоров купли-продажи от 27.06.06 ООО «СЦС Совинтел» являлось участником ООО «Кубтелеком», ошибочны. Договор купли-продажи от 18.04.06 — предварительный договор с отлагательным условием. Истец изначально предполагал, в случае нарушения его прав, воспользоваться преимущественным правом приобретения долей. В действиях истца отсутствуют признаки злоупотребления правом.

В отзыве на кассационную жалобу ООО «СЦС Совинтел» считает постановление апелляционной инстанции законным и обоснованным.

В судебном заседании представитель Ласкавой И.Л. доводы, изложенные в жалобе, поддержал, представители ответчиков выступили против удовлетворения жалобы.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела и выслушав представителей сторон, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как видно из материалов дела, в соответствии с уставом, учредительным договором, утвержденными решением общего собрания участников ООО «Кубтелеком» от 19.04.05, участниками общества являются:

1. Ласкавая Ирина Леонидовна (размер доли в уставном капитале 16,54% номинальной стоимостью 1 876 752 рубля 45 копеек);

2. Кружков Александр Викторович (размер доли в уставном капитале 16,54% номинальной стоимостью 1 876 752 рубля 45 копеек);

3. Садохин Сергей Александрович (размер доли в уставном капитале 16,54% номинальной стоимостью 1 876 752 рубля 45 копеек);

4. Истомина Людмила Васильевна (размер доли в уставном капитале 7,88% номинальной стоимостью 894 123 рубля 90 копеек);

5. Кондратьев Виталий Иванович (размер доли в уставном капитале 9,45% номинальной стоимостью 1 072 267рублей 88 копеек);

6. Гончаров Александр Иванович (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98 копеек);

7. Евглевский Евгений Иванович (размер доли в уставном капитале 3,15% номинальной стоимостью 357 422 рубля 63 копейки);

8. Гладской Виктор Федорович (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98 копеек);

9. Федотов Юрий Прокопьевич (размер доли в уставном капитале 4,73% номинальной стоимостью 536 701 рубль 28 копеек);

10. Сотникова Людмила Борисовна (размер доли в уставном капитале 3,15% номинальной стоимостью 357 422 рубля 63 копейки);

11. Гаража Николай Семенович (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98 копеек);

12. Игнатенко Иван Федорович (размер доли в уставном капитале 9,45% номинальной стоимостью 1 072 267 рублей 88 копеек);

13. Скиданова Галина Ивановна (размер доли в уставном капитале 3,15% номинальной стоимостью 357 422 рубля 63 копейки);

14. Москаленко Вячеслав Ефимович (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98копеек);

15. Луняка Николай Павлович (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98 копеек);

16. Самойленко Михаил Валерьевич (размер доли в уставном капитале 1,57% номинальной стоимостью 178 143 рубля 98 копеек).

21 декабря 2005 года на внеочередном собрании участников ООО «Кубтелеком» по вопросу приобретения долей в уставном капитале ООО «Кубтелеком» компанией ООО «СЦС Совинтел» (включенному в повестку дня собрания) принято решение о даче согласия на продажу долей в уставном капитале. За принятие данного решения проголосовали 14 участников, «против» — 1 (Ласкавая И.Л.), «воздержался» — 1 (Федотов Ю.П.). Согласно Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» кворум для принятия решения о продаже долей составлял сто процентов. Решение общего собрания участников от 21.12.05 не признано недействительным. Из протокола собрания следует, что не один из участников общества, в том числе и истец, не изъявили желания воспользоваться преимущественным правом покупки доли.

18 апреля 2006 года Ласкавая И.Л. и ООО «СЦС Совинтел» подписали договор купли-продажи ее доли в уставном капитале в размере 16,54%.

25 мая 2006 года Садохин С.А. (даритель) и ООО «СЦС Совинтел» (одариваемый) заключили договор дарения части доли в ООО «Кубтелеком», по условиям которого даритель передает одариваемому в дар, а одариваемый с благодарностью принимает часть доли (в размере 0,1%) в уставном капитале ООО «Кубтелеком».

Переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью происходит в момент уведомления общества об уступке доли ( пункт 6 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В данном случае законодатель не связывает возникновение прав и обязанностей участника общества у приобретателя доли с моментом государственной регистрации изменений в учредительных документах общества.

Уведомление о состоявшейся сделке дарения Садохиным С.А. направлено ООО «Кубтелеком» и получено им 27.06.06. С этого момента ООО «СЦС Совинтел» стало собственником доли и участником ООО «Кубтелеком».

27 июня 2006 года ООО «СЦС Совинтел» заключило договоры купли-продажи долей в уставном капитале ООО «Кубтелеком» с Самойленко М.В. в размере 1,57%; Москаленко В.Е. в размере 1,57%; Садохиным С.А. в размере 16,44%; Федотовым Ю.П. в размере 4,73%; Сотниковой Л.Б. в размере 3,15%; Истоминой Л.В. в размере 7,88%; Скидановой Г.И. в размере 3,15%; Гаража Н.С. в размере 1,57%; Гончаровым А.И. в размере 1,57%; Гладским В.Ф. в размере 1,57%; Евглевским Е.И, в размере 3,15%; Лунякой Н.П. в размере 1,57%; Кружковым А.В. в размере 16,54%; Игнатенко И.Ф. в размере 9,45%.

Судом апелляционной инстанции установлено и сторонами не оспаривается, что обязательства сторон по вышеуказанным договорам исполнены в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, исходил из несостоятельности доводов истца и вывода суда первой инстанции о притворности договора дарения от 25.05.06 ввиду следующего.

В соответствии со статьей 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из содержания указанной нормы следует, что одним из существенных условий договора дарения является его безвозмездность; любое встречное имущественное предоставление со стороны лица, бесплатно получающего предмет этого договора в собственность, свидетельствует об отсутствии дарения и к такому договору применяются правила о притворной сделке, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как в этом случае речь идет о возмездной сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Полагая, что договор дарения совершен на возмездной основе и является притворной сделкой, заключенной с целью прикрыть другую сделку — договор купли-продажи с целью обхода ограничений, установленных нормами Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», Ласкавая И.Л. обратилась в суд.

Частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена обязанность каждого лица, участвующего в деле, доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Таким образом, заинтересованное в оспаривании сделки дарения лицо обязано доказать ее притворность путем предоставления суду документов, подтверждающих, что такой договор совершен с целью прикрыть другую сделку.

В процессе рассмотрения дела ООО «СЦС Совинтел» и Садохин С.А. подтвердили безвозмездность договора, из его содержания не усматривается, что он содержит встречные обязательства со стороны одаряемого. Договор дарения от 25.05.06 по форме и по правовым последствиям соответствует главе 32 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции исходил из того, что одно лишь обозначение лица в тексте договора одновременно и в качестве дарителя, и в качестве продавца не может являться подтверждением наличия встречного предоставления по спорному договору дарения и свидетельствовать об иной правовой природе договора — договоре купли-продажи.

Согласно статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии со статьей 21 Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества с ограниченной ответственностью пользуются преимущественным правом покупки доли по цене предложения третьему лицу. Вместе с тем, указанное ограничение на отчуждение долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью касается только возмездных сделок,

Поскольку приобретение ООО «СЦС Совинтел» долей других участников ООО «Кубтелеком» осуществлено в период, когда оно уже являлось участником общества, истец в силу пункта 1 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» преимущественного права на приобретение доли по спорным договорам не имеет, следовательно, заявленные требования не подлежат удовлетворению.

Кроме того, 18.04.06 Ласкавая И.Л. как участник ООО «Кубтелеком» и ООО «СЦС Совинтел» заключили договор купли-продажи доли уставного капитала ООО «Кубтелеком» в размере 16,54%. Указанный договор содержит все существенные условия договора купли-продажи: сведения об обществе, доля в уставном капитале которого отчуждается, условие о предмете сделки (размере подлежащей отчуждению доли).

В соответствии с разделом 11.1 вышеуказанного договора он вступает в силу только при условии подписания ООО «СЦС Совинтел» договоров с аналогичными условиями с перечисленными ниже продавцами — участниками ООО «Кубтелеком» на приобретение их долей в уставном капитале общества: Сотниковой Л.Б.(3,48%); Гаража Н.С. (1,73%); Игнатенко И.Ф. (10,44%); Скидановой Г.И. (3,48 %); Москаленко В.Е. (1,73%); Лунякой Н.П. (3,46 %); Самойленко М.В. (1,73%); Гладским В.Ф. (1,73%); Садохиньм С.А. (18,27 %); Кружковым А.В. (18,27 %); Истоминой Л.В. (8,71 %); Гончаровым А.И. (1,73 %); Федотовым ЮЛ. (5,22%); Евглевским Е.И. (3,48%), с даты подписания последнего из вышеперечисленных договоров («Дата вступления в силу») и действует до полного исполнения сторонами своих обязательств по договору. Расторжение любого из указанных в этом пункте договора по любым основаниям и на любом этапе исполнения может быть основанием для расторжения договора в одностороннем порядке по инициативе покупателя.

Поскольку договоры купли-продажи с участниками ООО «Кубтелеком» заключены 27.06.06, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что договор от 18.04.06 вступил в законную силу с 27.06.06.

Таким образом, сделка совершена под отлагательным условием ( часть 1 статьи 157 Гражданского кодекса Российской Федерации). В данном случае стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от наступления условия: заключение договоров купли-продажи участниками общества.

Довод истца о том, что вышеуказанный договор является предварительным, признан правомерно судом апелляционной инстанции несостоятельным, так как согласно статье 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Вышеуказанный договор такого условия не содержит.

Суд также установил, что на момент рассмотрения спора в суде апелляционной инстанции договор от 18.04.06 не расторгнут и не признан недействительным.

Анализируя поведение истца на внеочередном общем собрании от 21.12.05, на котором он не высказывал намерения воспользоваться правом преимущественной покупки доли, а также действия истца по заключению договора купли-продажи от 18.04.06, переписку истца с ООО «СЦС Совинтел» по поводу приобретения последним ее доли, получение ООО «СЦС Совинтел» заключения Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации от 05.05.06 об удовлетворении ходатайства о приобретении доли в уставном капитале ООО «Кубтелеком», суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу, что истец изначально не предполагал воспользоваться преимущественным правом приобретения доли.

Нарушение, в первую очередь самим истцом, при совершении вышеуказанных действий, норм Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», предполагает наступление неблагоприятных последствий для него самого.

Согласно пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 указанной статьи , арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права ( пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Заявив о своем праве преимущественной покупки, после того как истцом не заявлялось об осуществления намерении воспользоваться таковым на внеочередном общем собрании от 21.12.05, где обсуждался вопрос о продаже всеми участниками общества третьему лицу — не участнику общества их долей, и подтвердив факт того, что такие намерения у истца отсутствовали своими действиями, выразившимися в заключении договора купли-продажи доли первой среди участников ООО «Кубтелеком», суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу, что истец допустил действия исключительно причинить вред другому лицу — ООО «СЦС Совинтел» и остальным участникам общества, а также злоупотребил своим правом преимущественной покупки, в связи с чем ему следует отказать и по этой причине в защите принадлежащего ему права.

Доводы заявителя жалобы отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку они направлены на переоценку обстоятельства дела. Согласно части 2 статьи 277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не наделен полномочиями для переоценки выводов, сделанных судебными инстанциями в результате исследования фактических обстоятельств дела.

Обжалуемое постановление апелляционной инстанции соответствует нормам материального и процессуального права. Основания для его отмены или изменения отсутствуют.

Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановил:

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Краснодарского края от 14.03.07 по делу NА32-18359/2006-55/245 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.