Что такое источник повышенной опасности судебная практика

Оглавление:

Апелляция разъяснила порядок взыскания ущерба за ДТП, которые совершены не автовладельцами

Ивановский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам за второй квартал 2015 года, утвержденный Президиумом суда 10 июля 2015 года.

В обзоре анализируются вопросы назначения наказания, освобождение по амнистии, квалификации преступлений, нарушения права на защиту, взыскание компенсации морального вреда. Кроме того, рассматриваются споры, возникающие из договорных и гражданских правоотношений, а также процессуальные вопросы.

Так, разбирая одно из дел, апелляционный суд отмечает, что освобождение владельца источника повышенной опасности от ответственности возможно лишь в случае отсутствия его вины в противоправном изъятии источника повышенной опасности.

Т. обратился в суд с иском к С.Е., С.Р. о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП. В обоснование требований истец указал, что ДТП произошло с участием принадлежащего ему автомобиля и автомобиля, под управлением С.Р., принадлежащего С.Е. Постановлением по делу об административном правонарушении виновным в ДТП признан водитель С.Р., управлявший автомобилем, принадлежащим ответчику. Гражданская ответственность владельца автомобиля (ответчика) на дату ДТП застрахована не была.

Определением суда от 16 октября 2014 года к участию в деле в качестве соответчика привлечен С.Р. Решением Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 октября 2014 года заявленные требования Т. удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции, признала выводы суда, изложенные в решении, несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в пользу истца подлежит взысканию стоимость восстановительного ремонта его автомобиля, определенная экспертом ООО «А.».

Однако вывод суда о том, что транспортное средство ответчика С.Е. выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц, а именно соответчика С.Р., и вина владельца источника повышенной опасности С.Е. отсутствует, в связи с чем ответственность за вред, причиненный в результате ДТП истцу Т. автомобилем, принадлежащем С.Е., должен нести С.Р., суд апелляционной инстанции признал необоснованным.

По смыслу абз. 2 ч. 1 ст. 1079 ГК РФ, обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ч. 2 названного Кодекса, владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Таким образом, имеющими значение для разрешения спора о возложении обязанности по возмещению материального вреда, причиненного в результате ДТП, являются, в частности, обстоятельства, связанные с тем, кто и на каком праве на момент ДТП владел источником повышенной опасности.

Доказательств того, что транспортное средство выбыло из обладания С.Е. в результате противоправного действия С.Р., не представлено. В правоохранительные органы с заявлением о хищении или угоне транспортного средства С.Е. не обращался, данного факта работниками ГИБДД в рамках административного дела также не выявлено.

В нарушение положений ст. 210 ГК РФ С.Е., как собственник, не обеспечил сохранность своего автомобиля, не осуществлял надлежащий контроль за принадлежащим ему источником повышенной опасности, поэтому в силу п. 2 ст. 1079 ГК РФ обязан нести материальную ответственность перед истцом, как лицо, виновное в причинении вреда.

Оснований, предусмотренных п. 2 ст. 1079 ГК РФ, для освобождения ответчика С.Е. от возмещения вреда судом первой инстанции не установлено и в суд апелляционной инстанции не предоставлено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 18 марта 2015 года решение Фурмановского городского суда Ивановской области от 23 декабря 2014 года отменено. По делу принято новое решение.

С полным текстом обзора законодательства и судебной практики Ивановского областного суда за второй квартал 2015 года можно ознакомиться здесь.

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный источником, если не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего

Калинина А.Ю., действующая за себя и в интересах несовершеннолетних Калининой К.Д., Калинина Д.Д. обратилась в суд с иском к ООО «Защита 01» о взыскании компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей в пользу каждого, расходов по оплате юридических услуг в размере 35 000 рублей.

Требования мотивированы тем, что 01 октября 2012 года в результате дорожно — транспортного происшествия погиб работник ООО «Защита 01» Калинин Д.В., с которым истец с 06 августа 2005 года состояла в зарегистрированном браке.

Суд первой инстанции решил взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Защита 01» в пользу истцов в счет компенсации морального вреда по 400 000 рублей каждому, а также 15 000 в возмещение расходов по оплате услуг представителя, всего взыскать с 1 215 000 рублей (один миллион двести пятнадцать тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе ответчик ссылался на неправильное применение норм материального права, указывая на то, что вина работодателя в несчастном случае отсутствует. Виновником происшествия являлся сам погибший, что исключает ответственность работодателя.

Оставляя без удовлетворения апелляционную жалобу ответчика судебная коллегия по гражданским делам пришла к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 01 октября 2012 года на автодороге «Тюмень — Ханты — Мансийск» водитель Калинин Д.В., управляя автомобилем «Шевроле Нива», в нарушение требований пп.1.4, 1.5, 10.1, 11.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, не убедился в безопасности маневра «обгон» выехал на встречную полосу движения, на которой допустил столкновение с автомобилем «КАМАЗ — 54115» р/з 197 ХК 86, под управлением Кускильдина Р.А. В результате дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. от полученных травм скончался на месте.

Материалами дела установлено, что законным владельцем автомобиля «Шевроле Нива» на момент дорожно — транспортного происшествия являлось ООО «Защита 01».

Как отражено в Акте о несчастном случае на производстве, случай произошел в результате нарушения Калиным Д.В. п. 9.10 Правил дорожного движения Российской Федерации «выезд на полосу, предназначенную для встреченного движения». Также из содержания названного Акта следует, что в момент дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. управлял транспортным средством на основании путевого листа, передвигался на автомобиле по заданию работодателя и под контролем последнего.

Погибший Калинин Д.В. являлся мужем Калининой А.Ю., и отцом несовершеннолетних Калининой К.Д., Калинина Д.Д.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пп. 18, 19 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», судам надлежит иметь в виду, что в силу ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью граждан деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности), возмещается владельцем источника повышенной опасности независимо от его вины. При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. Согласно ст.ст. 1068 и 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.

При этом из содержания п. 23 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК РФ). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид).

При отсутствии вины владельца источника повышенной опасности, при наличии грубой неосторожности лица, жизни или здоровью которого причинен вред, суд не вправе полностью освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности (кроме случаев, когда вред причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего). В этом случае размер возмещения вреда, за исключением расходов, предусмотренных п. 2 ст. 1083 ГК РФ, подлежит уменьшению.

Проанализировав имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции на основании приведенных выше норм материального права и правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, пришел к правомерному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика в пользу истцов компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции при определении размера компенсации морального вреда учел положения п. 2 ст. 1083 ГК РФ и уменьшил размер компенсации морального вреда до взыскиваемой суммы. При этом, материалами дела не установлено, что в момент дорожно — транспортного происшествия Калинин Д.В. действовал умышленно, в связи с чем, оснований для полного освобождения ответчика от компенсации морального вреда, как владельца источника повышенной опасности, не имеется.

Уважаемые посетители!

В соответствии со статьёй 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2017 г. N 73-КГ17-3 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции дело о взыскании денежной компенсации морального вреда, поскольку ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н. к Любишиной Ю.Ю. о взыскании денежной компенсации морального вреда по кассационной жалобе Фёдорова И.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Балбаров Д.Б. и Балбарова Э.Н. обратились в суд с названным иском к Любишиной Ю.Ю., указав, что 2 августа 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пассажиру автомобиля . «, государственный регистрационный знак . находившегося под управлением ответчика, Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир Балбарова А.Д., . г. рождения, дочь истцов, скончалась от полученных травм. Полагая виновной в дорожно-транспортном происшествии Любишину Ю.Ю., управлявшую транспортным средством, истцы просили взыскать с неё в пользу Балбарова Д.Б. компенсацию морального вреда в связи со смертью дочери в размере 1 000 000 руб., в пользу Балбаровой Э.Н. — компенсацию морального вреда, причинённого повреждением здоровья, в размере 500 000 руб.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечён собственник транспортного средства Фёдоров И.В.

Решением Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от 13 июля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с Любишиной Ю.Ю. в пользу Балбарова Д.Б. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 1 000 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 7 000 руб.; в пользу Балбаровой Э.Н. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 400 000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. С Любишиной Ю.Ю. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере 600 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Фёдорова И.В. поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 26 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

При рассмотрении дела судом установлено, что 2 августа 2014 г. Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем «. «, принадлежащим Фёдорову И.В., не справившись с управлением, допустила его опрокидывание.

В результате указанного дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля Балбаровой Э.Н. причинён тяжкий вред здоровью, пассажир автомобиля Балбарова А.Д., . г. рождения, скончалась от полученных телесных повреждений.

В момент дорожно-транспортного происшествия в автомобиле также находились Фёдоров И.В. и Балбаров Д.Б.

Постановлением следователя следственного отдела по Прибайкальскому району СУ СК России по Республике Бурятия от 28 января 2016 г. уголовное дело в отношении Любишиной Ю.Ю. прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учётом установленных обстоятельств, пришёл к выводу о том, что ответственность по возмещению морального вреда, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, подлежит возложению на Любишину Ю.Ю., являющуюся владельцем источника повышенной опасности, поскольку она в момент дорожно-транспортного происшествия при наличии водительского удостоверения управляла транспортным средством в присутствии его собственника, который доверил ей управление.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Балбарова Д.Б. и Балбаровой Э.Н., суд апелляционной инстанции исходил из того, что управление Любишиной Ю.Ю. транспортным средством по устному поручению собственника не даёт оснований для вывода о том, что ответчик на момент дорожно-транспортного происшествия являлся законным владельцем источника повышенной опасности, и на неё не может быть возложена обязанность по возмещению вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Таким образом, ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, несёт не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях, перечень которых в силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации не является исчерпывающим.

Как разъяснено в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью гражданина», по смыслу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство передано ему во временное пользование и он пользуется им по своему усмотрению.

Если в обязанности лица, в отношении которого оформлена доверенность на право управления, входят лишь обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, за выполнение которых он получает вознаграждение (водительские услуги), такая доверенность может являться одним из доказательств по делу, подтверждающим наличие трудовых или гражданско-правовых отношений. Указанное лицо может считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1. Правил дорожного движения), но не владельцем источника повышенной опасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2012 г. N 1156 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» внесены изменения в Правила дорожного движения Российской Федерации, вступившие в силу 24 ноября 2012 г.

Из п. 2.1.1. Правил дорожного движения Российской Федерации исключён абзац четвёртый, согласно которому водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки документ, подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством, а при наличии прицепа — и на прицеп — в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца.

Таким образом, в настоящее время у водителя транспортного средства не имеется обязанности иметь при себе помимо прочих документов на автомобиль доверенность на право управления им.

При таких обстоятельствах на момент дорожно-транспортного происшествия Любишина Ю.Ю., управляя автомобилем без письменной доверенности при наличии водительского удостоверения данной категории, но в присутствии его собственника, следовательно, использовала транспортное средство на законном основании. При этом вопрос о том, что Любишина Ю.Ю. исполняла обязанности по управлению транспортным средством по заданию и в интересах другого лица, получая за это вознаграждение (водительские услуги), суд апелляционной инстанции не исследовал и не устанавливал. Иных оснований для освобождения Любишиной Ю.Ю. от ответственности за причинённый вред судом также установлено не было.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 19 октября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Что такое источник повышенной опасности судебная практика

Обобщение судебной практики за период с 01.01.2011 г. по 01.08.2011 г. Категория дел «Возмещение вреда здоровью»: классификация источников повышенной опасности.

Анализ судебной практики Советского районного суда г. Омска за период с 01 января 2011 г . по 01 августа 2011 г . показывает, что в адрес суда поступило 2 513 дел, рассмотрено 2 425 гражданских дела, из них по категории возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, рассмотрено в настоящее время 25 дела, что соответствует показателям 2010 года.

Основной массив исковых заявлений, поступивших по указанной категории в Советский районный суд г. Омска за период с 01 января 2011 г . по 01 августа 2011 г ., связан с возмещением вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Так, за семь месяцев 2011 года в адрес суда поступило 19 исковых заявлений, аналогичная ситуация складывалась в 2010 году.

Под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным.

Жизнь и здоровье — одни из самых ценных человеческих благ. Все изменения, происходящие в последнее время в регулировании ответственности за причинение вреда здоровью или лишение жизни, направлены на повышение уровня защиты потерпевших. Поскольку восстановление соответствующих благ практически невозможно, речь идет о создании таких условий возмещения, при которых прежде всего была бы полностью восстановлена имущественная сфера потерпевшего.

В настоящее время, практика сложилась таким образом, что в основном на рассмотрение в Советский районный суд г. Омска, по категории возмещение вреда здоровью, поступают исковые заявления о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненных источниками повышенной опасности.

Источник повышенной опасности — это предмет материального мира, обладающий особыми физическими свойствами, случайное проявление которых может нанести вред. Наносить вред могут физические объекты, обладающие значительной кинетической энергией того или иного вида (например, движущийся транспорт, объекты, обладающие кинетической энергией радиоактивного излучения), большой потенциальной энергией (предметы, падающие с высоты, объекты, создающие сильные электрические или магнитные поля), источники, находящиеся в состоянии покоя, но обладающие опасными химическими или биологическими свойствами (яды, отравляющие газы, дикие животные, микроорганизмы).

Исходя из изложенного, предметы повышенной опасности можно классифицировать следующим образом:

1.1 Простые и сложные вещи;

1.2 Одушевленные объекты прав с потенциально опасными для окружающих свойствами;

1.3 Охотничье и боевое оружие;

1.4. Материальные объекты, не относящиеся к первой группе, но находящиеся в движении и обладающие кинетической энергией, достаточной для нанесения вреда;

1.5. Объекты строительства и промышленности как сложные недвижимые и неделимые вещи;

1.6. Предметы и объекты, считающиеся опасными в силу закона.

1.1. Простые и сложные вещи — материальные объекты, проявляющие опасные свойства даже в состоянии покоя и требующие создания особых условий их содержания. Это яды, отравляющие вещества и газы, некоторые виды химических элементов и соединений, источники радиоактивного излучения, взрыво- и пожароопасные вещества и объекты, транспорт, работающий на химическом топливе, котельные, трансформаторные и насосные станции, высокоэнергетические установки, бензоколонки, газопроводы, бинарные химические вещества, радиоактивные вещества с околокритической массой и др. (необходимо отметить, что требования о возмещении вреда, причиненного указанными источниками встречаются редко, поскольку указанные предметы повышенной опасности находятся под особым контролем, о чем свидетельствуют многочисленные проверки, а также иски прокуратуры в суд с требованиями об устранении нарушений требований пожарной безопасности, о приостановлении деятельности АГЗС и др.).

1.2. Одушевленные объекты прав с потенциально опасными для окружающих свойствами:

а) отдельные виды домашних животных (ряд пород собак, быки). Отнесение некоторых пород домашних собак к источникам повышенной опасности традиционно для советского и российского законодательства, однако отдельных статей, посвященных нанесению вреда здоровью этим специфичным видом источников повышенной опасности, в российском законодательстве как не было, так и нет. Это обстоятельство вызывает значительные сложности при вынесении судебных решений о возмещении вреда, например, в многочисленных в последнее время случаях нападений собак, имеющих конкретных хозяев, на прохожих, в том числе, что самое страшное, на детей.

Так во многих государствах предусмотрена ответственность за вред, причиненный животными, собственник животного или тот, кто этим животным пользуется, является ответственным за ущерб, который причинен животным, как в том случае, если животное находилось под его надзором, так и в том случае, если животное заблудилось или убежало.

В Российском законодательстве отсутствует специальная статья, посвященная ответственности владельцев домашних животных, применяются общие положения ст. 1064 ГК РФ.

(пример: К.И.А. обратилась О.Н.Г. с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного вследствие повреждения здоровья, указав в обоснование, что на территории садоводческого товарищества «Х» её малолетняя дочь К.Н. была искусана принадлежащей ответчику собакой породы «Немецкая овчарка». )

б) биологические и зоологические объекты, не относящиеся к категории одомашненных. Безусловно, имеются в виду не просто животные, изъятые из среды обитания в установленном порядке, а вещи, которыми можно владеть (объекты гражданских прав)». Сюда относятся дикие животные, обладающие опасными для здоровья людей качествами, а также штаммы отдельных микроорганизмов. Существует мнение о том, что животные должны признаваться источниками повышенной опасности при целенаправленном использовании их опасных свойств. Однако представляется, что в случае причинения вреда дикими животными, сопровождавшегося целенаправленным использованием их опасных свойств, речь уже может идти о виновной ответственности их владельцев, при этом сами животные остаются источниками повышенной опасности независимо от целей, преследуемых владельцем, меняется только вид ответственности — виновной или невиновной. Опасность же использования таких объектов обусловлена полным отсутствием или слабой выраженностью самой возможности влиять на их поведение или происходящие в них биологические процессы.

1.3. Охотничье и боевое оружие. Отдельного рассмотрения заслуживает вопросы, связанные с его хранением и использованием. Традиционно суды не относят оружие к источникам повышенной опасности (как и домашних животных), так как считают, что над оружием и домашними животными существует полный контроль со стороны человека.

(пример: иск Б.Е.В. к ОВО о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненных преступлением: К.С.А., являясь сотрудником ОВО, в помещении отдела вневедомственной охраны, не убедившись в отсутствии вблизи него людей, отсутствии патрона в патроннике пистолета, с целью производства контрольного спуска нажал на спусковой крючок пистолета, в результате чего произвел выстрел в находящегося позади него в коридоре Б.А.В., причинив ему сквозное огнестрельное пулевое ранение груди и живота с повреждением крупных кровеносных сосудов, внутренних органов, от полученных повреждений Б.А.В. скончался).

1.4. Материальные объекты, не относящиеся к первой группе, но находящиеся в движении и обладающие кинетической энергией, достаточной для нанесения вреда: движущийся транспорт, не требующий источников топлива (например, велосипед, гужевой транспорт), падающие или летящие объекты. Выделение этой группы предметов обусловлено правовой необходимостью установления рамок невиновной ответственности за падение предметов с высоты (это может произойти не только на строительной площадке).

(пример: В.М.С. обратилась к П.Е.А. с требованиями о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, указывая в обоснование, что на лестнице, ведущей к ПКиО «Советский», была сбита велосипедом под управлением малолетнего П.М.А., 1998 года рождения;

Т.Г.М. обратилась к Д.Д.Ю. с иском о компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, обосновывая заявленные требования тем, что в районе дома № 127 по улице Красный Путь была сбита велосипедом «К-2», под управлением ответчика, следовавшим по тротуару со стороны улицы 7-я Северная в направлении улицы Березовая).

1.5. Объекты строительства и промышленности как сложные недвижимые и неделимые вещи — это здания и сооружения в стадии строительства, эксплуатации и обветшалости.

Необходимо отметить, что Градостроительный кодекс содержит один из самых больших разделов, посвященных ответственности в случае, причинения вреда здоровью.

(пример: Т.А.А. обратился к ООО «НПО «С» с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного вследствие несчастного случая на производстве, указав в обоснование, что при производстве работ по монтажу теплотрассы в помещении малярного цеха на ТА.А. произошло обрушение поддонов с полистирольными блоками, в результате чего истцу были причинены повреждения;

Б.Д.В. обратился к ООО «Г» с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного вследствие несчастного случая на производстве, указав в обоснование, что при исполнении трудовых обязанностей по выпуску и приему трехслойного гофрокартона, Б.Д.В. зацепился спецодеждой за выступающую часть винта муфты ножа продольного распила рилевочно-отрезного станка, попал левой рукой в зону вращения вала с расположенными на нем ножами, в результате чего ему были причинены значительные повреждения мягких тканей ).

1.6. Предметы и объекты, считающиеся опасными в силу закона. Перечень таких нормативных актов, действующих в настоящее время, приводится в литературе. В частности, в него входят ГОСТ 19433-88 «Грузы опасные. Классификация и маркировка»; приложения к Правилам пожарной безопасности в Российской Федерации; Приложение № 1 к ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Названные шесть групп предметов материального мира образуют объективную часть источника повышенной опасности, связанную непосредственно с объективной действительностью.

Вторым составным элементом источника повышенной опасности является его субъективная часть, выражающаяся в поведении собственника либо лица, взаимодействующего с его первым составным элементом, т.е. в действии или бездействии, направленном на один из названных предметов. При этом этот второй элемент учитывает на самом деле два обстоятельства. Во-первых, подразумевается, что у предмета есть правообладатель (собственник, владелец, пользователь), правомерно воздействующий на предмет. Во-вторых, подразумевается причинная связь между поведением владельца и проявлением вредных свойств предмета. Причем проявление вредных свойств может иметь место в случае утраты контроля за ним со стороны владельца; намеренное противоправное использование вредных свойств предмета его владельцем, разумеется, к теме исследования не относится. Понятно, что такая утрата в значительной степени зависит как от случайных обстоятельств, так и от личных психофизических качеств владельца. Поэтому можно считать, что данный элемент представляет субъективную сторону источника повышенной опасности.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г . № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» сказано, что «имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств (например, в случае причинения вреда вследствие самопроизвольного движения автомобиля). Ответственность за вред по правилам ст.454 ГК РСФСР наступала только в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств материалов, веществ и т.п.)» (п.17, 18). Этот документ позволил некоторым авторам сделать вывод о том, что «автомобиль является источником повышенной опасности лишь тогда, когда он находится в движении, а не стоит с выключенным двигателем в гараже или на стоянке. Поэтому если вред причинен хотя бы и при эксплуатации общепризнанного источника повышенной опасности, но вне связи с его повышенными вредоносными свойствами, ответственность наступает на общих основаниях».

Представляется, что такая точка зрения не учитывает существенные свойства, присущие источнику повышенной опасности. Автомобиль, являясь сложным техническим устройством, представляет собой комплексный источник повышенной опасности независимо от того, движется он или нет. Следуя приведенной классификации, его необходимо отнести к первой группе, т.е. к группе источников, требующих соблюдения определенных правил содержания, так как в нем имеется множество узлов с вредными химическими веществами, в частности, значительным количеством бензина, машинным маслом, щелочью. В случае дефектов возможно вытекание этих жидкостей и нанесение значительного вреда если не здоровью людей, то окружающей среде; не исключено также случайное возгорание.

При этом необходимо отметить, что лишь при наличии факта причинения вреда возникает необходимость возмещения ущерба. И тогда при выяснении обстоятельств случившегося выявление каждого из трех указанных элементов позволит решить, о каком виде гражданско-правовой ответственности должна идти речь.

Таким образом, источник повышенной опасности — это объект гражданских прав, представляющий собой предмет материального мира с опасными свойствами, находящийся в правомерном владении или пользовании лица, поведение которого, направленное на этот предмет, может привести к ненамеренному причинению вреда.

Понятие и признаки источника повышенной опасности

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 10.12.2016 2016-12-10

Статья просмотрена: 1231 раз

Библиографическое описание:

Треногина Н. А. Понятие и признаки источника повышенной опасности // Молодой ученый. — 2016. — №27. — С. 617-619. — URL https://moluch.ru/archive/131/36532/ (дата обращения: 28.09.2018).

В настоящее время весьма нередки случаи нарушения гражданских прав, в связи с этим важнейшей задачей государства остается обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда источником повышенной опасности.

Проблема возмещения вреда, причиненного деятельностью, представляющей повышенную опасность для окружающих, весьма своеобразна: она относится к числу «частных» гражданско-правовых проблем, однако значение правильной ее постановки решения выходит за рамки гражданского права, а ее актуальность определяется удельным весом соответствующих гражданско-правовых споров в судебной и арбитражной практике.

Несмотря на это, многие теоретические и практические вопросы продолжают оставаться дискуссионными, по-разному решаются на практике и неоднозначно трактуются в литературе. Считаются спорными, в частности, вопросы о том, чем обусловлено возложение на владельца источника повышенной опасности более строгой ответственности за его поведение, может ли считаться возложение на владельца источника повышенной опасности обязанности по возмещению вреда гражданско-правовой ответственностью и др. Одним из наиболее дискуссионных остается также вопрос о понятии источника повышенной опасности.

Понятие источника повышенной опасности — одна из специфических категорий права. Использование категории источника повышенной опасности, сущность и смысл этой категории определяются гражданским законодательством, из положений которого и следует исходить в процессе применения норм, оперирующих данным понятием [1]

Положения гражданского законодательства о сущности источника повышенной опасности более чем лаконичны. В них нет прямых указаний о том, что следует понимать под данным источником. Ст. 1079 ГК РФ не содержит указаний на какие-либо общие признаки, которым должны отвечать те или иные орудия и средства производства для отнесения их к числу названных источников. Закон, как известно, дает лишь далеко не полный (примерный) перечень тех организаций и граждан, которые могут нести обязанность по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Исчерпывающий их перечень дать невозможно в связи с постоянным развитием науки и техники. Не выработано единого понятия источника повышенной опасности и в науке. Существуют три основных позиции по этому вопросу:

1) источник повышенной опасности определяется как деятельность, создающая повышенную опасность для окружающих [2].

Этой точки зрения придерживался обычно законодатель (ст. 454 ГК РСФСР 1964 г.). Получила она свое выражение и в ГК РФ (п. 1 ст. 1079). Ею руководствовался в своих постановлениях по вопросам возмещения вреда и Пленум Верховного суда (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

Суть данной позиции состоит в том, что источник повышенной опасности — это деятельность граждан и юридических лиц, создающая повышенную вероятность даже невиновного причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами;

2) источником повышенной опасности считаются предметы материального мира, опасные свойства которых при достигнутом уровне развития науки и техники не поддаются полностью контролю человека, создают высокую степень вероятностей причинения вреда жизни и здоровью человека, либо материальным благам [3];

3) третья позиция объединяет две первые и рассматривает источник повышенной опасности как предметы материального мира, деятельность которых в процессе их использования не поддается полному контролю человека [4].

Обстоятельный разбор названных концепций дается О. А. Красавчиковым и И. Н. Поляковым. Кроме этого, авторы дают свои понятия источника повышенной опасности.

По мнению И. Н. Полякова, источник повышенной опасности — это материальные объекты, обладающие вредоносными свойствами, не поддающимися в процессе деятельности полному контролю человека, вследствие чего они могут причинить вред другим лицам.

О. А. Красавчиков считает источником повышенной опасности предметы материального мира (преимущественно орудия и средства производства), обладающие особыми специфическими количественными и качественными состояниями, в силу которых владение (пользование, хранение, транспортировка и т. д.) ими в определенных условиях времени и пространства связано с повышенной опасностью для окружающих.

Аналогичный взгляд высказан и А. А. Собчаком, по мнению которого источник повышенной опасности — это сложные материальные объекты, повышенная вредность которых проявляется в независимости их свойств от человека, что вызывает неподконтрольность ему в достаточно полном объеме самого процесса деятельности, а это, во-первых, создает опасность случайного причинения вреда и, во-вторых, влияет на объем и характер его причинения.

М. Я. Шиминова пришла к выводу, что между взглядами на источник повышенной опасности как «на деятельность» и на «предметы материального мира» вообще нет разницы. С ее точки зрения, источником повышенной опасности может быть как деятельность, так и предметы.

По существу, и А. Субботин относит к источникам повышенной опасности как деятельность, связанную с использованием некоторых специфических объектов техники, веществ и отдельных видов природной энергии, физические свойства которых могут представлять определенную опасность для окружающих, так и отдельные объекты техники, вредоносные вещества, некоторые виды энергии, способные при определенных условиях причинить значительный ущерб окружающим [5]. Представляется, что автор оперирует и свойствами вещей, то есть, совмещает в своем определении компоненты, присущие всем трем вышеназванным позициям. Позиция, в соответствии с которой источниками повышенной опасности являются определенные предметы материального мира, в большей степени, чем другие позиции, учитывает факты реальной действительности и отвечает смыслу закона. Ведь только в этом случае можно владеть источником повышенной опасности. Совершенно очевидно, что ни деятельностью, ни свойствами вещей владеть нельзя. Владеть можно только вещами. От предмета нельзя отделить его свойства. Например, от взрывоопасных веществ их свойство взрываться. Несомненно, и то, что к числу источников повышенной опасности относятся лишь определенные предметы материального мира. Значит должны быть критерии для такого отнесения.

Эти критерии выработаны наукой на основе обобщения жизненной практики и практики правоприменительных органов. Ими являются вредоносность и неподконтрольность человеку, в результате чего предметы создают повышенную опасность для окружающих.

Вредоносность и неподконтрольность человеку должны оцениваться в совокупности. Уязвимость концепции деятельности как раз и состоит в том, что деятельность по самой своей сути не может быть неподконтрольной [7]. Она слагается из актов воли человека. Вредоносность, подконтрольная человеку, не создает той повышенной опасности, которая усиливает ответственность за причиненный вред. Отсутствие вредоносности вообще снимает вопрос о повышенной опасности. Предметы, являющиеся источниками повышенной опасности проявляют указанные качества при их использовании, а не в состоянии бездействия.

И. Н. Поляков выделяет четыре признака, которыми в совокупности должен обладать источник повышенной опасности: 1) являться всегда объектом (предметом) материального мира; 2) иметь вредоносные, опасные для окружающих качества; 3) находиться в процессе эксплуатации, деятельности; 4) исключать возможности полного контроля над собой со стороны человека [6].

Таким образом, природу «источника повышенной опасности» можно вскрыть только при изучении совокупности законодательного материала и судебной практики, что позволяет дать следующие определения:

«Источник повышенной опасности — это обладающие вредоносными свойствами, неподконтрольными или не полностью подконтрольными человеку предметы материального мира, при эксплуатации которых создается возможность случайного причинения вреда окружающим, даже при принятии мер по его предотвращению»;

К «деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих» может быть отнесена любая деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного и иного назначения, обладающих такими же свойствами.

  1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. Абовой Т. Е., Кабалкина А. Ю. — М., Юрайт. 2006. — С. 433..
  2. Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М., Юридическая литература. 1952.- С.463. Система
  3. Флейшиц Е. А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. — М., Юридическая литература. 1951. — С.131.
  4. Майданник Л. А., Сергеева Н. Ю. Материальная ответственность за повреждение здоровья. — М., Госиздат. 1968. — С.48; Егоров Н. Понятие источника повышенной опасности //Советская юстиция. — 1980. — № 11. — С.12; Белякова А. М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. — М., Юридическая литература. 1986. — С.110.
  5. Субботин А. Указ. соч. — С.25.