Ч 2 ст 128 коап рф

Оглавление:

ВС РФ: процедура привлечения нетрезвого водителя к ответственности должна быть безупречной

Управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – одно из наиболее серьезных нарушений со стороны водителя. Тем не менее, далеко не всегда все так очевидно, как кажется. В своих недавних постановлениях ВС РФ напомнил, что важно не только наличие оснований для административного наказания, но и безупречное соблюдение процедуры привлечения лица к ответственности. Рассмотрим несколько важных аспектов, на которые обратил внимание Суд.

Передать управление автомобилем нетрезвому лицу может только водитель

Т. была привлечена к административной ответственности за то, что 25 июля 2015 года передала управление принадлежащим ей автомобилем своему мужу П., находящемуся в состоянии опьянения (ч. 2 ст. 12.8 КоАП, абз. 3 п. 2.7 ПДД). За допущенное правонарушение на нее был наложен штраф в размере 30 тыс. руб. с лишением водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 77 Выборгского района Ленинградской области от 24 декабря 2015 г. № 3-454/15-77).

Свою вину Т. не признала, поэтому обратилась к адвокату, который обжаловал этот судебный акт. В жалобе он ссылался на то, что автомобиль, приобретенный в период брака, является совместной собственностью супругов, к тому же П. вписан в полис ОСАГО – таким образом, согласия Т. на то, чтобы машиной управлял муж, не требовалось. Тем не менее, вышестоящие суды поддержали вывод коллеги и оставили постановление без изменения (решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 12 апреля 2016 г. № 12-257/2016, постановление Ленинградского областного суда от 8 июля 2016 г. № 4а-306/2016).

Вина Т., по мнению судов, была полностью подтверждена протоколами об административном правонарушении и об отстранении П. от управления транспортным средством, а также актом медицинского освидетельствования П. на состояние опьянения. Кроме того, инспектор ГИБДД, составивший протокол, подтвердил, что Т. передала П. управление автомобилем, и пояснил: она этого не оспаривала – своей подписью в протоколе Т. удостоверила факт нарушения и никаких замечаний не внесла.

О том, в течение какого периода со дня правонарушения лицо может быть привлечено к административной ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения и при каких обстоятельствах возможно увеличение этого срока, узнайте из материала «Срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение ПДД» в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Однако адвокат таким вердиктом остался недоволен и обратился с жалобой в ВС РФ, и тот согласился с позицией защитника (Постановление ВС РФ от 17 ноября 2016 г. № 33-АД16-15).

Суд подчеркнул, что довод адвоката о том, что П. не требовалось согласие супруги на управление автомобилем, поскольку он был внесен в полис ОСАГО, а автомобиль находился в совместной собственности супругов, другими доказательствами не опровергнут.

Более того, субъектом вмененного Т. правонарушения считается именно водитель автомобиля вне зависимости от того, является ли он его владельцем (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»; далее – Постановление № 18). То есть привлечь к ответственности по ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ можно только то лицо, которое управляло автомобилем перед тем, как передать руль другому. Однако, подчеркнул ВС РФ, доказательства, на которые ссылались нижестоящие суды, не подтверждают вывод о том, что Т. в момент передачи мужу управления являлась водителем транспортного средства. К тому же она настаивала на том, что не знала об употреблении ее супругом накануне поездки спиртных напитков, а видимых признаков алкогольного опьянения у него не имелось.

По общему правилу неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ). Поэтому ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении Т.

При составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения должен быть строго соблюден интервал между двумя замерами

П. был привлечен к административной ответственности за то, что 13 октября 2015 года управлял автомобилем в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП, абз. 1 п. 2.7 ПДД). За это он был оштрафован на 30 тыс. руб. и лишен водительских прав на полтора года (постановление мирового судьи судебного участка № 124 Безенчукского судебного района Самарской области от 15 декабря 2015 г. № 5-787/15).

Обжалование этого постановления результата не дало. П. указал что был трезв, а сотрудники ГИБДД оказывали на него моральное давление при составлении процессуальных документов, но несмотря на это, судьи также пришли к выводу о его виновности (решение Безенчукского районного суда Самарской области от 22 января 2016 г., постановление Самарского областного суда от 23 мая 2016 г. № 4А-560/2016). По их мнению, акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вполне достаточно, чтобы привлечь водителя к ответственности. Однако ВС РФ, куда П. также обратился с жалобой, с этим выводом не согласился и отметил следующее (Постановление ВС РФ от 18 ноября 2016 г. № 46-АД16-24).

Ответственность за вождение в нетрезвом виде наступает только тогда, когда установлен факт употребления водителем алкоголя (Примечание к ст. 12.8 КоАП РФ). Доказательствами этого являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 Постановления № 18). И по результатам проведенного в отношении П. медицинского освидетельствования действительно был оформлен акт.

Вместе с тем, отметил Суд, при составлении этого акта медицинский работник проигнорировал требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее – Инструкция). В настоящий момент Инструкция утратила силу в связи с утверждением Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (утв. приказом Минздрава России от 18 декабря 2015 г. № 933н; далее – Порядок), но действовала на момент совершения проступка. Положения старого и нового документов во многом совпадают.

Так, в ходе медицинского освидетельствования медики оценивают концентрацию алкоголя в воздухе, который выдыхает водитель. Если она выше 0,16 мг на л, состояние опьянения считается подтвержденным (п. 16 Инструкции, п. 11 Порядка). Важно, чтобы такое измерение было проведено дважды, с интервалом 15-20 минут.

При этом, как подчеркнул ВС РФ, из акта медицинского освидетельствования П. от 13 октября 2015 г. следует, что при проведении повторного измерения положенный интервал не был соблюден – первое исследование выдыхаемого воздуха проведено в 04.36, второе – в 04.49, то есть через 13 минут.

Допущенное врачом нарушение, заключил Суд, не позволяет признать заключение объективным. А значит, данный акт допустимым доказательством по делу об административном правонарушении не является. И однозначный вывод о том, что в действиях П. имелся состав вмененного ему административного правонарушения, сделать невозможно.

Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу этого лица (ч. 1, ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ), судебные акты нижестоящих судов были отменены, а производство по делу об административном правонарушении в отношении П. – прекращено.

Внесение в протокол об административном правонарушении изменений без ведома водителя является основанием для освобождения его от ответственности

4 апреля 2015 года инспектор ГИБДД составил в отношении Г. протокол, согласно которому водитель управлял транспортным средством, будучи нетрезв (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ). Инспектор сделал этот вывод на основании таких признаков, как запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, покраснение кожи на лице, а также поведение, не соответствующее обстановке.

Первоначально водитель согласился пройти медицинское освидетельствование, поэтому был направлен инспектором ГИБДД в медицинское учреждение в присутствии двух понятых (ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ). Однако прибыв туда, он отказался от проведения процедуры.

В связи с этим действия Г. были переквалифицированы, и в протоколе сделана отметка о том, что водитель отказался проходить медицинское освидетельствование – а это, напомним, образует самостоятельный состав правонарушения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). В итоге суд обязал водителя уплатить штраф в размере 30 тыс. руб. и лишил его прав на полтора года именно по указанному составу (постановление мирового судьи судебного участка № 27 Нолинского судебного района Кировской области от 19 мая 2015 г. № 5-157/2015).

Г. обжаловал это постановление в вышестоящие инстанции, но ни районный, ни областной суды не нашли оснований для его отмены (решение судьи Нолинского районного суда Кировской области от 23 июня 2015 г. № 12-2/19/2015, постановление заместителя председателя Кировского областного суда от 13 августа 2015 г. № 4А-252/2015).

Суды отметили, что факт допущенного Г. нарушения подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколами об отстранении водителя от управления транспортным средством и о направлении его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, объяснениями врача и др.

Тогда Г. обратился в ВС РФ. В своей жалобе он настаивал на отмене этих актов – и Суд встал на его сторону (Постановление ВС РФ от 21 ноября 2016 г. № 10-АД16-7).

ВС РФ напомнил, что при применении мер административного принуждения важно не только наличие законных оснований для этого, но и соблюдение порядка привлечения лица к административной ответственности (ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ). По общему правилу, о совершении правонарушения составляется протокол (ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ). В нем указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы составившего его лица, сведения о нарушителе, данные о свидетелях и потерпевших, если таковые имеются, место и время совершения правонарушения и др. (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). При этом лицу должна быть предоставлена возможность ознакомиться с протоколом, а также дать объяснения и замечания по его содержанию (ч. 4 ст. 28.2 КоАП РФ). Составить протокол в отсутствие лица можно, только если оно было извещено об этом в установленном порядке (ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП РФ). Эти же правила, отметил ВС РФ, касаются и внесения в протокол изменений (аналогичный правовой подход сформулирован в Постановлении ВС РФ от 30 мая 2016 г. № 5-АД16-25).

В суде инспектор ГИБДД подтвердил, что действительно внес в протокол об административном правонарушении изменения, заменив ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ («Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения») на ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ («Невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения»). При этом он подчеркнул, что ознакомил Г. с правками.

Между тем водитель указал, что изменения были внесены в протокол в его отсутствие. Это же подтверждают и показания свидетеля В., проживающей совместно с ним. Она пояснила, что 6 апреля 2015 г. в вечернее время инспектор ГИБДД приходил к ним домой для того, чтобы ознакомить Г. с уже внесенными в протокол изменениями.

При этом в материалах дела нет данных о том, что Г. присутствовал при внесении в протокол изменений, а также о том, что его извещали о необходимости явиться в подразделение ГИБДД. Следовательно, сделал вывод ВС РФ, должностное лицо ГИБДД нарушило требования закона при внесении в протокол изменений.

На стадии подготовки дела к рассмотрению протокол, составленный с нарушением требований, нужно было вернуть составившему его должностному лицу для устранения недостатков (п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ). Однако такая возможность была утрачена, поскольку возвращение протокола после начала рассмотрения дела законом не предусмотрено.

И так как использование доказательств, полученных с нарушением закона, не допускается, а лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном порядке (ст. 1.5, ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ), ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу в отношении Г.

Статья 12.8 КоАП РФ. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

Новая редакция Ст. 12.8 КоАП РФ

1. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

2. Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

3. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с настоящим Кодексом не может применяться административный арест, в размере тридцати тысяч рублей.

4. Утратила силу с 1 июля 2015 г.

Примечание. Употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Комментарий к Статье 12.8 КоАП РФ

1. Объектом данного административного правонарушения является безопасность дорожного движения, жизнь и здоровье граждан. С объективной стороны правонарушение выражается в управлении транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения; в передаче управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения; а с 1 января 2008 г. еще и в управлении транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами (ч. 3). Также с 1 января 2008 г. новой частью 4 будет установлена ответственность за повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 или 2 настоящей статьи.

2. При квалификации нарушения по статье 12.8 необходимо точное установление факта состояния опьянения в процессе вождения транспортного средства (с помощью освидетельствования на состояние опьянения с применением индикаторной трубки или других технических средств). Если водитель не согласен пройти такое освидетельствование, он направляется на медицинское освидетельствование.

Согласно Правилам медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2002 г. N 930, медицинскому освидетельствованию подлежат водители транспортных средств, в отношении которых согласно критериям, установленным Минздравом России, имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения (Критерии, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование, утверждены Приказом Минздрава России от 14 июля 2003 г. N 308 (зарегистрирован в Минюсте 21 июля 2003 г. N 308)) (см. п. 2 комментария к ст. 11.9).

Невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения квалифицируется по ст. 12.26 КоАП.

3. Субъектом данного правонарушения является водитель, управляющий транспортным средством либо передающий управление транспортным средством другому лицу. В качестве наказания по данной статье установлено лишение права управления транспортным средством, а с 1 января 2008 г. будет еще предусмотрен административный арест или штраф для лиц, не подвергающихся аресту (ч. 3).

Другой комментарий к Ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Объектом данного административного правонарушения является безопасность дорожного движения, жизнь и здоровье людей.

Установленными Правилами дорожного движения (п.2.7) водителю запрещается: управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения; передавать управление транспортным средством лицам, находящимся в состоянии опьянения, под воздействием лекарственных препаратов, в болезненном или утомленном состоянии.

2. С объективной стороны административное правонарушение может выражаться: в управлении транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения (ч.1 ст.12.8); в передаче управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения (ч.2 ст.12.8). При этом фактом передачи транспортного средства следует считать передачу рулевого управления в процессе вождения.

При квалификации правонарушения по ч.1 и 2 ст.12.8 необходимо точное установление факта состояния опьянения в процессе вождения транспортного средства, а не его предположение (неустойчивость позы, речи, выраженное дрожание пальцев, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке, сам характер движения транспортного средства). Не является установленным факт состояния опьянения и в случае признания самого лица в употреблении спиртных напитков или наркотических средств и т.д.

В случае, когда в отношении водителя транспортного средства имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения, в установленном порядке проводится его освидетельствование на состояние опьянения с применением индикаторной трубки «Контроль трезвости» или других предназначенных для этих целей технических средств. Если водитель не согласен проходить освидетельствование на состояние опьянения с применением индикаторной трубки «Контроль трезвости» либо других технических средств, а также в случае несогласия с результатами проведенного с применением указанных средств освидетельствования, он направляется на медицинское освидетельствование. Врач при составлении заключения на основании критериев, изложенных в методических указаниях по медицинскому освидетельствованию, должен установить «алкогольное опьянение». При этом «алкогольное опьянение» следует отличать от «факта употребления алкоголя без признаков опьянения». Во втором случае административная ответственность не наступает.

Порядок медицинского освидетельствования регламентируется ст.27.12 (см. комментарий) и Временной инструкцией о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения, утвержденной Приказом Минздрава СССР от 1 сентября 1988 г. Правонарушение образует формальный юридический состав. Правонарушение считается оконченным с момента управления транспортным средством либо с момента его передачи лицу, находящемуся в состоянии опьянения.

3. С субъективной стороны рассматриваемое административное правонарушение характеризуется умышленной виной, его совершение возможно только с прямым умыслом.

4. Субъектом правонарушения выступает водитель транспортного средства, осуществляющий управление транспортным средством.

Как вытекает из содержания ч.2 данной статьи, субъектом правонарушения является одновременно как водитель, который передал управление транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения, так и лицо, которое согласилось управлять указанным транспортным средством.

5. Невыполнение требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения квалифицируется по ст.12.26 КоАП РФ (см. комментарий).

Ч 2 ст 128 коап рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 12.8 КоАП РФ. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления..

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 12.8 КоАП РФ. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения

1. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния , —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

2. Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, —

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

3. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, —

влечет административный арест на срок от десяти до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с настоящим Кодексом не может применяться административный арест, в размере тридцати тысяч рублей.

4. Утратил силу с 1 июля 2015 года. — Федеральный закон от 31.12.2014 N 528-ФЗ.

Примечание. Употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Комментарии к статье 12.8 КоАП РФ, судебная практика применения

Разъяснения Верховного Суда РФ:

Если отсутствует право управления у лица в состоянии опьянения

При совершении водителем, не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным такого права, других правонарушений, предусмотренных главой 12 КоАП РФ, его действия следует квалифицировать по части 1 либо части 2 статьи 12.7 КоАП РФ и соответствующим статьям главы 12 КоАП РФ. Однако в случаях, когда указанные лица управляли транспортным средством в состоянии опьянения либо не выполнили законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования, их действия подлежат квалификации соответственно по части 3 статьи 12.8 либо части 2 статьи 12.26 КоАП РФ .

Если имеется право управления ТС иной категории

Если находящийся в состоянии опьянения водитель, имея право управления определенными категориями транспортных средств, управляет транспортным средством иной категории, то должностным лицом Госавтоинспекции составляется протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), а если водитель отказался от прохождения медицинского освидетельствования, — об административном правонарушении , предусмотренном частью 1 статьи 12.26 КоАП РФ. В указанном случае действия водителя по управлению транспортным средством при отсутствии у него права управления данным транспортным средством подлежат квалификации по части 1 статьи 12.7 КоАП РФ. При наложении уполномоченным должностным лицом административного взыскания по правилам, предусмотренным частью 1 статьи 28.6 КоАП РФ , протокол об административном правонарушении не составляется.

См. подробнее п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Когда лицо, лишенное прав, вновь в состоянии опьянения управляет транспортным средством (позиция ВС РФ):

«Вопрос 9: Как следует квалифицировать действия лица, ранее лишенного права управления транспортным средством, которое вновь управляет транспортным средством в состоянии опьянения?

Ответ: …Часть 2 ст. 12.7 КоАП РФ предусматривает ответственность за управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством, и влечет наложение административного штрафа в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда.

Таким образом, в случае управления автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения и лишенным права управления транспортным средством, присутствуют два самостоятельных состава правонарушений, предусмотренных ст. 12.8 и ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ. Следовательно, действия такого лица следует квалифицировать по вышеуказанным статьям. При этом протокол об административном правонарушении в отношении такого лица составляется отдельно за каждое совершенное им правонарушение. Рассмотрение дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, отнесено к компетенции судьи, а ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ — к компетенции должностного лица органов внутренних дел (милиции)» («Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года», утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.03.2007, извлечение)

Доказательства состояния опьянения – освидетельствование, показания свидетелей, иные

По делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения вправе проводить должностное лицо, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, а в отношении водителя транспортного средства Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, войск гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формирований при федеральных органах исполнительной власти или спасательных воинских формирований федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области гражданской обороны, — также должностное лицо военной автомобильной инспекции (часть 2 статьи 27.12 КоАП РФ ). Медицинское освидетельствование на состояние опьянения вправе проводить врач-психиатр — нарколог либо врач другой специальности (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом — фельдшер), прошедший в установленном порядке соответствующую подготовку. Наряду с указанными актами не исключается подтверждение факта нахождения водителя в состоянии опьянения и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей). С учетом того, что в силу статей 26.2 , 26.11 КоАП РФ акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения являются доказательствами по делу об административном правонарушении, они должны исследоваться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами и не могут быть оспорены в порядке гражданского судопроизводства.

При квалификации административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.8 КоАП РФ, необходимо учитывать, что субъектом данного правонарушения является водитель транспортного средства независимо от того, является ли он владельцем данного транспортного средства. См. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Если факт опьянения зафиксирован врачом вытрезвителя? .. (позиция ВС РФ):

«Вопрос 8: Необходимо ли проводить медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое подлежит привлечению к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, если он был помещен в медицинский вытрезвитель и врач медицинского вытрезвителя документально зафиксировал факт опьянения?

Ответ:
…если врач медицинского вытрезвителя, который проводит исследование на установление состояния опьянения, имеет соответствующую специальную подготовку, то составленный по результатам осмотра акт, в котором сделан вывод о состоянии в этот момент освидетельствованного лица, может быть использован в качестве письменного доказательства по делу об административном правонарушении, которое подлежит оценке по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, поскольку состояние опьянения может быть установлено любыми средствами доказывания, предусмотренными ст. 26.2 КоАП РФ. Проводить дополнительно медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица в данном случае не требуется» («Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года», утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28.05.2008, извлечение)

Управление транспортным средством в состоянии опьянения не может являться малозначительным правонарушением

При назначении наказания за правонарушения, предусмотренные статьями 12.8 и 12.26 КоАП РФ, надлежит учитывать, что они не могут быть отнесены к малозначительным, а виновные в их совершении лица — освобождены от административной ответственности, поскольку управление водителем, находящимся в состоянии опьянения, транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от роли правонарушителя, размера вреда, наступления последствий и их тяжести. См. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Производство по делу об административном правонарушении по чч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП РФ, подлежит прекращению, если возбуждено уголовное дело по чч. 2, 4, 6 статьи 264 УК РФ (позиция Верховного Суда РФ):

«Вопрос 5. Подлежит ли прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном чч. 1, 3 и 4 ст. 12.8 КоАП РФ, возбужденному в отношении водителя, управлявшего транспортным средством в состоянии опьянения и допустившего нарушение Правил дорожного движения , повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или смерть потерпевшего, при наличии постановления о возбуждении уголовного дела в отношении того же лица по признакам преступлений, предусмотренных чч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ?

…При квалификации действий лица, управлявшего транспортным средством в состоянии опьянения и допустившего нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или смерть потерпевшего (потерпевших), по чч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП РФ, чч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ дважды учитываются одни и те же признаки объективной стороны составов указанных административных правонарушений и преступлений. Поэтому привлечение такого лица одновременно к административной ответственности по чч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП РФ и к уголовной ответственности по чч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ недопустимо. При наличии по факту данных противоправных действий постановления о возбуждении уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных чч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ, производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном чч. 1, 3, 4 ст. 12.8 КоАП РФ, подлежит прекращению на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ» («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2013 года», утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 03.07.2013, извлечение)

Ответственность по статье 12.8 КоАП РФ военнослужащего. Нарушений правил подведомственности дела не будет, если лицо не заявляло о том, что является военнослужащим (позиция Верховного Суда РФ):

Вопрос 18. Возможно ли прекращение производства по делу об административном правонарушении в случае, если при рассмотрении судом жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности военнослужащего, совершившего правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, выяснится, что дело было рассмотрено с нарушением правил подведомственности, а срок давности привлечения к административной ответственности на момент рассмотрения жалобы истек?

Ответ: …Согласно п. 3 ч. 1 ст. 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» и ч. 3 ст. 23.1 КоАП в тех случаях, когда Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрен судебный порядок привлечения к административной ответственности, дела об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, подсудны военным судам.

…В п. 5 ч. 1 ст. 30.7 КоАП закреплено правило, в соответствии с которым, если при рассмотрении жалобы будет установлено, что постановление по делу было вынесено неправомочными судьей, органом, должностным лицом, судья должен вынести решение об отмене постановления и о направлении дела на рассмотрение по подведомственности.

Однако если при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выяснится, что на момент рассмотрения жалобы срок давности истек, судье необходимо руководствоваться положениями ч. 1 ст. 4.5 и п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП , согласно которым по истечении установленных сроков давности привлечения к административной ответственности вопрос об административной ответственности лица, привлекаемого к административной ответственности, обсуждаться не может, а начатое производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что, если при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, совершенном военнослужащим, будет установлено, что дело было рассмотрено с нарушением правил подведомственности, а срок давности на момент рассмотрения жалобы истек, судья выносит решение об отмене постановления и прекращении производства по делу об административном правонарушении на основании п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП.

Вместе с тем, если лицо, привлекаемое к административной ответственности, ни при составлении протокола об административном правонарушении , ни при рассмотрении дела об административном правонарушении не заявило, что является военнослужащим, то соответствующее заявление лица при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении не может служить основанием для отмены этого постановления .

При этом следует учитывать, что к заявлению лица, привлекаемого к административной ответственности о том, что оно является военнослужащим, должны быть представлены доказательства, подтверждающие наличие у него соответствующего статуса («Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2010 года», утвержден постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16.06.2010, извлечение)

Верховный суд возвращает водительские права – часть вторая

«Находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения» – не приговор, если решение о привлечении к административной ответственности принято с нарушениями. О типичных ошибках, которые допускают суды нижестоящих инстанций, при рассмотрении дел о лишении прав на управление автомобилем, говорится в решениях Коллегии по административным делам Верховного суда РФ.

ВС, как надзорная инстанция, нередко становится последней надеждой для водителей, лишенных прав за управление автомобилем в нетрезвом виде. Автолюбители или их представители в жалобах указывают на различные нарушения в процессе привлечения к административной ответственности, которые нижестоящие суды игнорируют, а Верховный суд принимает во внимание, что приводит к благополучному для заявителя исходу дела. «Право.ru» продолжает серию публикаций о причинах, по которым ВС может вернуть право на управление автомобилем любителям «нетрезвой езды» (см. «Верховный суд возвращает водительские права», «Гексорал» – не алкоголь: ВС защитил водителя, оштрафованного за езду в нетрезвом виде», «Неправильный индекс и ошибка «Почты Росcии» помогли водителю вернуть права в ВС»).

Не та статья

Вечером 25 марта 2014 года инспектор ДПС остановил на 202-м км трассы Омск – Тара Алексея Галашова, который управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. 28 июня 2014 года мировой судья судебного участка № 91 Куйбышевского района города Омска привлек Галашова к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП, с лишением прав на три года и обязанием уплатить штраф в размере 50 000 руб. Эту норму суд применил, так как ранее автолюбитель дважды привлекался к ответственности за вождение в нетрезвом виде: в августе 2011-го его на полтора года лишили прав по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ (невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки), а в сентябре того же года таким же образом наказали уже по ч. 1 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния).

Попытки обжаловать последнее постановление в районном и областном судах оказались безуспешными, и водитель направил жалобу в ВС РФ (дело № 50-АД15-3).

Второго ноября текущего года ее рассмотрел судья Коллегии по административным делам Сергей Никифоров, который заметил нестыковку: на момент составления протокола у Галашова в принципе не было водительского удостоверения, сотруднику ДПС, как следует из протокола, он предъявлял паспорт. Согласно информации ОГИБДД МВД России «Тарский» и базы данных АИПС «Водитель», срок действия водительских прав заявителя истек 6 ноября 2013 года, а новые он получил только 29 августа 2014-го. Это значит, что 25 марта прошлого года мужчина одновременно находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения и являлся лицом, утратившим право управления транспортными средствами на основании ч. 1 ст. 28 закона «О безопасности дорожного движения» (истечение срока действия водительского удостоверения). Как указано в постановлении ВС, эти деяния подпадают под санкции ч. 3 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния), а не ч. 4 той же статьи (повторное совершение нарушений, упомянутых в ч. 1 и 2, в старой редакции), как посчитали суды нижестоящих инстанций.

«Однако, поскольку санкцией ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ установлено более строгое административное наказание по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 4 ст. 12.8 данного Кодекса, переквалификация действий Галашова в данном случае невозможна, так как повлечет ухудшение его положения, что недопустимо», – сказано в постановлении ВС, которым предыдущие акты по делу были отменены, а производство по нему прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, в связи с отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

Когда водителя «забыли» попросить подышать в трубочку

Житель Нанайского района Хабаровского края Дмитрий Сахно 12 мая этого года также был привлечен к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ с лишением на три года права управлять транспортным средством и штрафом в 50 000 руб. Основанием для этого стало совершенное им повторное нарушение – 22 февраля 2015 года мужчина находился за рулем нетрезвым. Оспорить постановление мирового судьи судебного участка № 59 Нанайского района в апелляционном и кассационном порядке он не смог, что и стало причиной обращения в ВС РФ (дело № 58-АД15-5).

Судья Никифоров с выводами коллег из нижестоящих инстанций не согласился. Он напомнил, что надлежащими доказательствами состояния опьянения водителя по делу о нарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»).

В материалах дела Сахно зафиксировано: сотрудники ДПС пришли к выводу, что тот нетрезв из-за «поведения, не соответствующего обстановке», поскольку алкотестер никаких отклонений от нормы не показал. Чтобы понять, пьян водитель или нет, его направили на медицинское освидетельствование, которое подтвердило наличие алкоголя в крови. Однако судья Коллегии по административным делам ВС, ознакомившись с актом медосвидетельствования, счел, что он составлен с нарушениями Инструкции по проведению медосвидетельствования. В пп. 11 и 12 этого документа сказано, что сначала врач должен провести «исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь». Если результаты отрицательные, а клинические признаки опьянения присутствуют, «отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование».

Однако Сахно не проверили алкотестером, а сразу направили на анализ крови, который и показал опьянение. «Таким образом, порядок проведения медицинского освидетельствования в отношении Сахно был нарушен, действия медицинского работника по отбору пробы биологического объекта без исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь не соответствуют положениям Инструкции», – сказано в постановлении ВС от 6 ноября 2015 года, которое отменило акты судов нижестоящих инстанций. Производство по делу прекращено на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

Из-за нарушения инструкции при проведении медосвидетельствования ВС 9 ноября 2015 года отменил и акты, вынесенные в отношении туапсинца Игоря Матвеенко (дело № 18-АД15-34), привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП. В его случае исследование выдыхаемого воздуха проводилось при помощи алкотестера, который показал превышение допустимой нормы, но с нарушением п. 16 инструкции, в котором сказано, что пробы нужно отбирать дважды, с интервалом в 20 минут. Но Матвеенко попросили «подышать в трубочку» лишь один раз.

Предположения недопустимы

Николай Савелов постановлением мирового судьи участка № 3 Ершовского района Саратовской области от 17 марта 2015 года был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. За совершение ДТП в состоянии алкогольного опьянения его на два года лишили прав управления транспортными средствами и оштрафовали на 30 000 руб. Ершовский райсуд и Саратовский облсуд оставили решение без изменения. Савелов обратился в ВС РФ с жалобой, в которой просил отменить вынесенные в отношении него судебные акты как незаконные (дело № 32-АД15-8).

Судья Коллегии по административным делам Никифоров при исследовании материалов дела снова нашел нарушения в акте медосвидетельствования. Примечанием к ст. 12.8 КоАП (внесено законом № 196-ФЗ, вступившим в силу 1 сентября 2013 года) установлено, что концентрация паров этилового спирта не должна превышать 0,16 мг (или 0,16 промилле) на один литр выдыхаемого воздуха.

Согласно акту медицинского освидетельствования Савелова от 25 августа 2014 года, концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе нормы не превышала. Но, так как исследование проводилось почти через 12 часов после совершения ДТП, эксперт сделал вывод, что, вероятно, на момент аварии «концентрация алкоголя могла составить примерно 2,0 промилле» (об этом говорится в решении Ершовского райсуда). В заключении судмедэкспертизы сказано, что алкоголь в организме человека подвергается окислению и выведению в соответствии с правилом Видмарка со средней скоростью 0,15 промилле в час, это и позволило медработнику предположить, что за рулем водитель был нетрезв. Несмотря на показания свидетелей, которые утверждали, что Савелов в тот день не пил, суды все же прислушались к теории эксперта.

ВС с этим не согласился и отменил ранее вынесенные постановления. Производство по делу было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На тех же основаниях ВС прекратил и производство по делу Петра Елисейкина (дело № 4-АД15-8), на два года лишенного прав на основании п. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. При измерении во время медосвидетельствования концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе с интервалом в 20 минут алкотестер показал сначала 0,18 мг/л, а потом 0,15 мг/л (нижний допустимый предел 0,16 мг/л). Судья Владимир Меркулов в своем постановлении указал, что в силу ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо подлежит ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности предполагаемого нарушителя должны быть истолкованы в его пользу. Поэтому ВС счел верным повторный результат измерения в 0,15 промилле и не нашел оснований для лишения Елисейкина прав.

У Сергея Ягодина, которому также было назначено административное наказание по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (дело № 67-АД15-10) при проведении освидетельствования алкотестер показал 0,16 промилле. «Следовательно, в рассматриваемом деле факт управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, не установлен», – указал в своем постановлении ВС, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.