Богдановой на конституционное право

Конституционное право Российской Федерации как учебная дисциплина.

Термин «Конституционное право Российской Федерации» обозначает также соответствующую юридическую дисциплину, соответствующий учебный курс, представляющий собой систематизированное изложение важнейших положений науки конституционного права применительно к учебным целям.

Конституционное право России является одной из основных от­раслей системы права Российской Федерации поэтому, независимо от получаемой специальности её изучение должно быть обязательным всистеме высшего юридического образования. Важность изучения данной учебной дисциплины объясняется значением и ценностью тех общест­венных отношений, которые закрепляются и регулируются нормами конституционного права.

Изучение конституционного права России позволяет получить знания о базовых, основополагающих отношениях в политической, соци­альной, экономической и иных сферах жизни общества, понять ту сложную систему социальных связей, подлежащих правовому воздейс­твию, которые определяют структуру всего нашего социального орга­низма. Предметом учебного курса российского конституционного права является изучение: основ конституционного строя, основ право­вого положения человека и гражданина, федеративного устройства России, основы организации деятельности органов государственной власти и местного самоуправления. В изучении данных вопросов применяются прежде всего историко-правовой и формально-юридический (догматический) методы. Вместе с тем, обращение к таким мето­дам, как социологический, политико-правовой, сравнительно-право­вой, диктуется необходимостью показать в историческом и современ­ном аспектах влияние на устройство отечественного государства и осуществления в нем власти, ее взаимоотношение сгражданами, определяющие устои и развитие России.

Сегодня стоит задача юридизации российского конституционного права как учебной дисциплины (в прошлом данный курс был слишком политизирован и идеологизирован), ее максимальное приближение к конституционно-правовым нормам и отношениям. Это позволит доско­нально изучить соответствующую отрасль отечественного права.

Преподавание курса «Конституционное право России» опирается на знания, полученные при изучении общей теории права, истории государства и права и других учебных дисциплин. В свою очередь, знания конституционного права способствуют усвоению знаний в области политологии, экономики. Изучение данного курса по учебному плану высшей школы предшествует изучению специальных правовых дисциплин, поскольку оно содержит необходимые исходные положения для познания остальных отраслей права.

Думается, нет необходимости доказывать, что юристу нужно знать основные положения Конституции России, основные права, свободы и обязанности граждан для успешной их защиты и реализации; систему органов государственной власти, их компетенцию и соподчинённость; а также разбираться в других вопросах, которые составляют предмет конституционного права России.

Словом, овладение данной учебной дисциплиной совершенно необ­ходимо для приобретения широкого профессионального кругозора, без которого нет полноценного специалиста правоохранительных органов.

[1] См., например: Ковалевская М.М. Общее конституционное право. Лекция. С.П.Б., 1908, с: 3-6; Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Изд. 3е. С.П.Б., 1913. Т.1. Конституционное право, с. 88.

[2] Цит. по: Бойцова В., Бойцова Л., Ломовский В. Конституционное право в российской правовой системе. Общественные науки и современность. 1993, №7, с. 38.

[3] См., например: Фарбер Е.И., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов. 1967.

[4] См.: Коток В.Ф. Содержание конституционного права. Советское государство и право. 1971, №2.

[5] См., например: Лучин В.О. Тенденции развития советского государственного права. В кн.: Актуальные теоретические проблемы развития государственного права и советского строительства. М., 1976. с.36.

[6] См. подробнее. Богданова Н.А. К новой концепции преподавания конституционного права. Государство и право. 1994. №7. с. 11-12.

[7] См. подробнее. Обсуждение актуальных проблем науки конституционного права. Государство и право. 1993. №3. с. 155-159.

[8] Богданова Н.А. Указ. раб. с. 12-13.

[9] См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. В 4х томах. Отв. ред. Б.А. Страшун. М., т.1. с. 1.

[10] См.: Богданова Н.А. Указ. Раб. с. 14

[11] См.: Бабаев В.К., Баранов В.М., Гойман В.М. Словарь категорий и понятий общей теории права. Нижний Новгород. 1992. с. 30

[12] См.: Бабаев В.К. Понятие права. В кн.: Общая теория права. Курс лекций. Под общ. ред. В.К.. Бабаева. Нижний Новгород. 1993. с. 136.

[13] См.: Бабаев В.К., Баранова В.М., Гойман В.И. Указ. Раб. с.55.

[14] См.: Конституционное право России. Курс лекций по общей части. Уфа, 1993, с. 5-6.

[15] См., например: Воеводин Л.Д. Конституция РФ и правовые отрасли: проблемы соотношения. Вестник Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1994. №5. с.33

[16] См. например: Совершенное буржуазное государственное право (критические очерки). М., 1987. с. 153-162.

[17] Цит-но: Современное буржуазное государственное право (критические очерки). М., 1987. с. 5

[18] См.: Конституционное право России. Курс лекций. Уфа, 1993. с. 7-8

[19] См.: Истории буржазного конституционализма XIX века. М., 1986. с. 208-209.; Ковалевский М.Л. Конституционное право. СПБ, 1903; Гессен В.М. Основы конституционного права. 1918.

[20] См.: Чиркин В.Е. О системном анализе социалистических государственно-правовых отношений. Правоведение. 1982, №3, с. 12.

[21] См. Коток В.Ф. Конституционно-правовые отношения в социалистических странах. «Правоведение», 1962, №1; Основин В.С. Нормы советского государственного права. М., 1963; Уманский Я.Н. Советское государственное право. Учебник для юридических ВУЗов. М., 1960; Фабер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права, Вып. 1. Саратов, 1967.

[22] См., например: Проблемы конституционного права. Межвузовский сборник. Саратов. 1993.

[23] См.: Куприц Н.Я. Из истории нации советского государственного права. М., 1971; Его же. Из истории государственно-правовой мысли дореволюционной России (XIX в.) М., 1980.

[24] См.: Бабаев В.К. Правовая система общества. В кн.: Общая теория права. Курс лекций. Под общ. ред. В.К. Бабаева, Нижний Новгород. 1993. с. 87.

[25] См.: Конституционное право России. Курс лекций по общей части. Уфа. 1993. 1993., с. 27.

[26] См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов. 1967. с. 16-33; Советское государственное право. Под ред. Проф. И.Е. Фарбера. Саратов. 1979. с. 33-38

[27] См.: Бабаев В.К. Правовые отношения. В кн.: Общая теория права. Курс лекций. Под общ. ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород. 1993. с. 421-422.

[28] Цит-но: Лучин В.О. Особенности конституционно-правовых отношений. Правоведение. 1987. №1. с. 11.

[29] См.: Бабаев В.К. Указ. раб. с. 425

[30] См.: Лучин В.О. Указ. Раб. с. 18-19

[31] См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. В 4х томах. Отв. ред. В.А. Страшун, м., т. 1. с. 6

[32] См.: Бабаев В.К. Нормы права. в кн.: Общая теория права. Курс лекций. Под .общ. ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород. 1993, с. 298.

[33] См., подробнее: Конституционное (государственное) право зарубежных стран, с. 8-9

Дата добавления: 2016-09-06 ; просмотров: 885 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Богдановой на конституционное право

Издательство: Ай Пи Эр Медиа

Автор: Давыдова Н.Ю., Черепова И.С.

Год издания: 2018

Издательство: Вузовское образование

Автор: Хачатурян Б.Г., Шишкина Е.Б.

Год издания: 2018

Издательство: Воронежский государственный университет инженерных технологий

Автор: Борсяков А.С., Лопушанский В.А., Макеев С.В.

Год издания: 2018

Издательство: Ай Пи Эр Медиа

Автор: Антипова Е.М.

Год издания: 2018

Издательство: Ай Пи Эр Медиа

Автор: Антипова Е.М.

Год издания: 2018

Издательство: Ай Пи Эр Медиа

Автор: Антипова Е.М.

Год издания: 2018

С этой книгой также читают

Издательство: Вятский государственный гуманитарный университет

Автор: Галицких Е.О., Карпов И.П., Григорьева Л.П., Загвоздкина Т.Е., Поздеев В.А., Дунаевская И.К., Мельникова Л.А.

Год издания: 2011

Издательство: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

Богдановой на конституционное право

Богданова Наталья Александровна

Профессор, доктор юридических наук.

Окончила юридический факультет МГУ в 1970 г.

Кандидатская диссертация — «Верховный Совет АССР — высший орган народного представительства автономной республики» (МГУ, 1975 г., научный руководитель профессор Д. Л. Златопольский), докторская диссертация — «Система науки конституционного права» (МГУ, 2001 г.).

На кафедре с 1972 г. Преподает конституционное право. Инициатор включения в учебный план факультета дисциплины «Конституционное право. Общая часть» с лекционным курсом и семинарскими занятиями. Читает данный лекционный курс более 10 лет, разработчик учебной программы курса. Кроме того, ведет конституционное право России, читает спецкурс «Конституционный статус человека и гражданина в Российской Федерации».

Научная проблематика связана с теорией и историей конституционного права, правами человека и другими вопросами конституционного права. Автор более 60 публикаций объемом около 120 п.л.

Подготовила 12 кандидатов юридических наук.

Член диссертационного совета по кандидатским диссертациям и ученый секретарь диссертационного совета по докторским диссертациям в МГУ.

Активно работает в учебно-методическом объединении по юридическому образованию (ученый секретарь секции по общеметодическим вопросам).

Член научно-методического совета при Центральной избирательной комиссии РФ.

Инициатор и организатор музея истории юридического факультета МГУ.

Награждена медалью «850-летие Москвы», нагрудным знаком Министерства образования и науки Российской Федерации «Почетный работник Высшего профессионального образования РФ».

1. Источники

1. Конституция Российской Федерации [Текст]: принята на всенародном голосовании 12.12.1993 г.// Рос. Газета. — 1993. — 25 дек.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая [Текст] (от 26.01.1996 г. N 14-ФЗ) // Сбор. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — №5. — Ст.410.

2. Литература

3. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность [Текст] / С.А. Авакьян. — М.: Приор, 2007. — 112 с.

4. Бельский И.С. Конституционное право России [Текст]: Учебник / И.С. Бельский. — М.: Зерцало, 2005. — 340 с.

5. Богданова Н.А. Система науки конституционного права [Текст] / Н.А. Богданова. — М., 2008. — с. 160.

6. Бошно С.В. Теория государства и права [Текст]: Учебное пособие / С.В. Бошно. — М.: Инфра-М, 2007. — 400с.

7. Венгеров А.Б. Теория государства и права [Текст]: Учебник / А.Б. Венгеров. — М.: Норма, 2005. — 528с.

8. Доржиев Ж.Б. Теория государства и права [Текст]: Учебно-метод. пособие / Ж.Б. Држиев. Воронеж: ВСГТУ, 2005. — 345с.

9. Карпович В.Д. Конституционное право России [Текст]: Учебное пособие для студентов вузов / В.Д. Карпович. — М.: Зерцало. 2003. — 190 с.

10. Конституционное право [Текст]: Учебник для вузов. / Под ред. А.И. Масляева. — М.: Юристъ, 2004. — 280 с.

11. Конституционное право России [Текст]. / Под ред. В.В. Лазарева. -М.: Норма. 2004. — 297 с.

12. Малько А.В. Теория государства и права [Текст]: Курс лекций / А.В. Малько. — М.: Норма-Пресс, 2007. — 776с.

13. Матузов Н.И. Теория государства и права [Текст]: Учебник. — М.: Март, 2004. — 512с.

14. Мелехин А.В. Теория государства и права [Текст]: Учебник / А.В. Мелехин. — СПб.: Питер, 2007. — 640с.

15. Назаренко Г.В. Теория государства и права [Текст]: Учеб. пособие / Г.В. Назаренко. — М.: Норма 2004. — 612 с.

16. Нерсесянц В.С. Проблемы общей теории права и государства [Текст]: Учебник. — М.: Юристъ, 2004. — 832с.

Пиголкин А.С. Теория государства и права [Текст]: Учебник / А.С. Пиголкнин. — М.: Норма, 2003. — 544с.

18. Раянов Ф.М. Проблемы теории государства и права: Учебный курс / Раянов Ф.М., Бобылев А.И.. — М.; Право и государство, 2003. — 304 с.

19. Федотов А.В. Конспект лекций по теории государства и права [Текст]: Учебное пособие / Федотов А.В. — М.; Изд-во ИНЭП, 2005. — 379 с.

20. Цыганов В.И. Теория государства и права [Текст]: Тезисы лекций / В.И. Цыганов. М.: Юрист, 2007. — 201с.

Система науки конституционного права Богданова Наталья Александровна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Богданова Наталья Александровна. Система науки конституционного права : Дис. . д-ра юрид. наук : 12.00.02 : Москва, 2001 334 c. РГБ ОД, 71:02-12/45-3

Содержание к диссертации

Глава Первая. Факторы систематизации конституционно-правового знания

1.1. Предметная предопределенность системы науки конституционного права 22

1.1.1. Понятие предмета и объекта науки 22

1.1.2. Принципиальный ориентир для предмета науки 28

1.1.3. Спор о названии и предмет науки 31

1.1.4. Содержательное и структурное наполнение предмета науки 44

1.1.5. Национальные и интернациональные параметры

предмета науки 52

1.2. Методологические основания систематизации конституционно-правового знания 58

1.2.1. Понятие методологии науки конституционного права и ее функции 58

1.2.2. Мировоззренческий компонент методологии 63

1.2.3. Методический компонент методологии 66

1.3. Конституционно-правовой статус — основа систематизации знания

в науке конституционного права 76

1.3.1. Понятие и основные характеристики конституционно-правового статуса 76

1.3.2. «Институт» и «статус»: связь и различие понятий 86

1.3.3. Структура и содержание конституционно-правового статуса 92

Глава вторая. Основные характеристики и модели системы науки конституционного права

2.1. Понятие системы науки конституционного права 103

2.1.1. Методологические подходы к определению понятия системы науки 103

2.1.2. Отправная идея построения системы науки 106

2.1.3. Факторы, влияющие на систему науки 107

2.1.4. Общая характеристика отдельных составляющих системы науки и обозначение их взаимосвязи 109

2.2. Формализация системы науки конституционного права 119

2.2.1. Вопрос о системе науки в отечественной литературе: исторический аспект 119

2.2.2. Варианты системы науки конституционного права: теоретический аспект 137

Глава Третья. Структура науки конституционного права

3.1. Понятия — первичные элементы системы науки конституционного права 162

3.1.1. Понятия и категории науки конституционного права, их функции и место в системе конституционно-правового знания 162

3.1.2. Основные требования к понятиям 167

3.1.3. Нормативная предопределенность понятий 170

3.1.4. Определения и смысловое содержание понятий 173

3.1.5. Виды понятий 175

3.1.6. Система понятий: вариант построения 177

3.1.7. «Конституционный строй» — основная интегрирующая и предельная категория ‘ 182

3.1.8. «Конституционный строй» и «конституционализм»: соотношение понятий 185

3.2. Принципы и теории в системе науки конституционного права 188

3.2.1. Понятие принципов и теорий, их взаимосвязь и включение

в систему науки 188

3.2.2. Функциональная нагрузка и роль принципов 190

3.2.3. Теории в системе конституционно-правового знания 200

3.3. Концепции, доктрины и гипотезы в науке конституционного права 211

3.3.1. Концепции 211

3.3.2. Доктрины 213

3.3.3. Гипотезы 216

3.4. Основные подсистемы науки конституционного права 219

3.4.1. Научные дисциплины 219

3.4.2. Научные подотрасли 228

3.4.3. Проблемные направления 245

Глава четвертая. Методологические блоки конституционно-правового знания

4.1. Историческое знание в науке конституционного права 251

4.1.1. Соединение исторического и логического 251

4.1.2. Объекты и методы исторического исследования, его формализация 255

4.1.3. Основные императивы исторического исследования

в науке конституционного права 266

4.2. Юридическое и политическое знание в науке конституционного права 276

4.2.1. Догма права и политика 276

4.2.2. О соотношении юридического и политического начал: теоретический аспект 278

4.2.3. Влияние политики на правовую догму: практический аспект 285

4.2.4. Роль науки в переводе политических решений в правовые 290

Глава пятая. Соотношение системы науки конституционного права и системы конституционно-правовых учебных дисциплин

5.1. Основания выделения и функции учебного курса «Конституционное право. Общая часть» 295

5.2. Уровни и варианты преподавания конституционно-правовых дисциплин 302

Введение к работе

Актуальность темы исследования.

В истории каждой науки приходит время приступить к осмыслению накопленного ею знания, явившегося результатом теоретического освоения этой наукой своего предмета и приобретшего черты системности. Давно наступило такое время и для отечественной науки конституционного права. По сути речь идет о познании наукой самое себя как целостной системы конституционно-правового знания, что выступает условием ее дальнейшего эффективного развития и утверждения реальной социальной ценности. Однако ряд обстоятельств объективного и субъективного характера были и сегодня являются сдерживающими факторами для активного и плодотворного осуществления исследований в данном направлении. К числу таких обстоятельств относится, в частности, состояние самой отрасли, изучаемой наукой. Так, длительные, часто, неконструктивные споры о предмете конституционного (государственного) права, его месте в правовой системе негативно влияли на разработку системы отрасли, а значит, и на структурирование знания о ней. Чрезмерная политизация конституционного права всегда ущемляла его правовой потенциал, а юридическую науку склоняла к политологии. Кроме того, идеологическая восприимчивость науки конституционного права отрицательно сказывалась на ее развитии либо прерывностью преемственных связей, категорическим отрицанием ее прошлого (сначала — дореволюционного, досоветского, а затем — советского), либо далеко не всегда взвешенным заимствованием мыслей и опыта, рожденных существенно иными обстоятельствами времени и места. Все это приводило или к хронологической и географической разорванности идей и теоретических построений, или к некритическому реанимированию отживших понятий, теорий, концепций. Предпринимаемые сегодня попытки разделения конституционно-правовой материи — нормативной и теоретической — на самостоятельные отрасли и изучающие их науки также относятся к числу неблагоприятных факторов для комплексных исследований науки конституционного права, ее самопознания.

Однако, несмотря на испытываемые сложности, накоплен богатый массив конституционно-правового знания, требующий осмысления с различных сторон и с помощью различных методологических подходов. При этом важно определиться с содержательным наполнением, структурой и связями такого знания, его

качественными характеристиками, способами получения, объяснения, оценки. Для успешного продвижения в данном направлении необходимо обратиться к теме о системе науки конституционного права. Ее разработка позволяет охватить предельно широкий круг вопросов, затрагивающих, по сути, все аспекты и науки, и изучаемой ею отрасли, включить эти вопросы в системно-структурный анализ конституционно-правовой материи в ее правовом и доктринальном выражении и, таким образом, провести всестороннее теоретическое и методологическое исследование о науке конституционного права.

При самом общем подходе раскрыть тему о системе науки означает показать, что объединяет составляющее ее знание, как оно организовано и каковы возможности его внешнего проявления. Поэтому прежде всего нужно определиться с предметом и конкретизирующими его объектами изучения. Для конституционного права, дискуссии о предмете которого еще продолжаются, обоснование позиции по этому вопросу весьма актуально. Тем более это значимо ввиду произошедших в последнее десятилетие изменений в конституционно-правовой действительности, отражающихся на ее теоретических объяснениях и оценках, а также подходах к аргументации факторов и принципов, связывающих и систематизирующих конституционно-правовое знание.

Помимо предметной предопределенности система науки конституционного права подчиняется соответствующим методологическим правилам. Необходимо показать их влияние на конституционно-правовое знание, его структуру и связи. Для этого требуется обращение к проблемам методологии науки, которые до сих пор остаются неразработанной областью конституционного права. Объяснения такому положению имеются. Еще в начале XX в. Г.Ф. Шершеневич писал: «Сознание приемов творения всегда следует за самим творчеством и потому внимание к методологии выдвигается всегда поздно, когда наука уже дала значительные результаты» 1 .

Накопленный наукой конституционного права богатый теоретический материал, имеющий в своей основе широкую, развивающуюся эмпирическую базу, включает результаты, которые нуждаются в методологическом осмыслении с целью определения путей дальнейшего пополнения и возможностей систематизации составляющего науку знания. В данной диссертационной работе предпринята попытка осветить вопросы методологии науки в нескольких аспектах. Во-первых,

1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х томах. Т. 2. Вып. 2.3.4.. М., 1995. С. 327.

предложены ориентиры в познании предмета. Во-вторых, анализируются методологические подходы к получению и расширению конституционно-правового знания. В-третьих, определяются формы об ъективации такого знания в тех или иных теоретических построениях, составляющих структуру науки, и многообразных ее источниках. В-четвертых, выделяются методологические блоки конституционно-правового знания, полученного с помощью различных подходов к раскрытию предмета науки.

Продвинуться в освещении вопроса о системе науки конституционного права не представляется возможным без обращения к отдельным структурным компонентам такой науки. Прежде всего это понятия и категории, которые выступают первичными и неделимыми ее элементами и отражают теоретическую модель конституционно-правовой действительности. Важно показать роль понятий и категорий в систематизации конституционно-правового знания и раскрыть их интегрирующую функцию, способствующую соединению такого знания в сложные теоретические образования науки.

Особого внимания требуют такие структурные построения науки конституционного права, как принципы и теории, которые в системе науки не только соединяют знания о предмете, но и обосновывают и развертывают идею, положенную в основу выбора модели конституционно-правового регулирования, устройства институтов общества и государства. В теориях достигается наиболее высокая ступень теоретического обобщения, а научное исследование находит свое логическое завершение. И принципы, и теории получают нормативное наполнение либо объективируясь в нормах (нормы-принципы), либо отражая и объясняя конституционно-правовую действительность, апробируя в той или иной ее области сформулированные ими выводы.

В структуре науки конституционного права складываются подсистемы как наиболее сложные по организации знания теоретические построения. Таковыми являются научные дисциплины и подотрасли. Их выделение позволяет дифференцировать конституционно-правовое знание, преследуя цель детальной теоретической разработки конкретной сферы научного исследования или действия конституционно-правовых норм.

Структурное членение конституционно-правового знания не противоречит качеству целостности, которое присуще науке конституционного права и «держит» ее систему. Не нарушает это качество и возможность на основании тех или иных критериев построить модель такой системы, выделив блоки конституциейно-

правового знания по предметно-тематическому признаку, статусным характеристикам субъектов конституционного права, методологической предопределенности, характеру обобщения, эмпирической базе исследования и некоторым другим основаниям. Любая научно обоснованная, непротиворечивая, отражающая предмет познания формализация системы всегда будет логическим построением, предпринятым с целью углубления самопознания науки, ее теоретического совершенствования и развития.

В настоящее время сложились условия для существенного расширения массива конституционно-правового знания. Идеологический плюрализм, преодоление «блокового мышления», сближение правовых идеалов, совпадение подходов к конституционно-правовому регулированию и учреждению государственных и общественных институтов, ставшие причиной и следствием признания и восприятия национальными правовыми системами норм международного и надгосударственного права, сделали возможным соединение знания о национальном конституционном праве различных государств. Выход за рамки собственной конституционно-правовой системы как объекта изучения не подрывает предметной определенности науки, также концентрирует ее внимание на российском конституционном праве, но при этом позволяет расширить эмпирическую область исследования и углубить теоретическое знание. В результате обогащаются общая теория конституционного права, конкретные понятия, категории, теории и концепции, выявляются социальная и политическая обусловленность конституционно-правовых институтов, исторические закономерности их становления и развития.

Раздвигая границы конституционно-правового знания, важно обосновать его целостность и системность, подтвердив тем самым присущие науке конституционного права качества фундаментальности и комплексности, а также ее ведущую роль в системе юридических наук. Эта задача становится особенно актуальной в связи с тем, что конкретизация предмета, расширение объектов и разнообразие методов познания, а также факт интенсивного приращения теоретического и эмпирического материала выдвигаются некоторыми авторами в качестве аргумента к отделению от конституционного права самостоятельных отраслей права и, соответственно, изучающих их наук. Такое видение перспектив развития науки конституционного права привело бы к нарушению ее целостности. Вместе с тем система этой науки должна развиваться не по пути разделения конституционно-правового знания, а в направлении усложнения структуры и

упрочения связи сложноорганизованных компонентов такой системы, чему будет способствовать разработка вопросов теории конституционного права и методологических проблем данной науки.

Исходя из сказанного, определяются цель и задачи исследования.

Основная цель данного диссертационного исследования заключается в систематизации конституционно-правового знания путем предложения методики построения теоретической модели системы науки конституционного права, а также в обосновании целостности рассматриваемой науки и раскрытии механизма ее внутреннего структурирования, что непосредственно связано с развитием теории конституционного права и утверждением особой роли этой науки в системе юридического знания.

Для достижения обозначенной цели ставятся следующие задачи, решить которые предполагается в данной работе:

определить параметры систематизации конституционно-правового знания, позволяющие выделенные по предметным и методологическим критериям структурные теоретические образования и методологические блоки соединить в целостную конструкцию науки конституционного права;

для построения системы науки конституционного права найти и обосновать отправную идею, которая проявляется во всех ее структурных образованиях и на всех уровнях конституционно-правового знания, отражаясь на конечном результате познания — раскрытии понятия конституционного права; проанализировать имеющиеся подходы к построению и объяснению системы науки конституционного права и предложить варианты формализации этой системы;

используя методы анализа и синтеза, построить систему понятий конституционного права, выделив основную системообразующую категорию;

развернуть подсистемы науки конституционного права, определив их видовое разнообразие, функциональные и методологические особенности;

объяснить значение выделения методологических блоков конституционно-правового знания, показать пути их наполнения и раскрыть содержание;

обозначить методические аспекты системы науки и показать ее влияние на систему преподавания конституционного права.

Им выступает сама наука конституционного права, рассматриваемая как целое, входящее в систему других юридических наук, и играющая в этой системе

особую роль. Основное же внимание уделяется внутреннему структурированию конституционно-правового знания и связям между отдельными его частями.

Исследуются различные теоретические построения, составляющие систему науки конституционного права. Каждому виду таких образований дается характеристика с точки зрения его места и роли в системе, функционального предназначения, содержательного наполнения и формы, в которой он объективируется. Конкретные виды теоретических образований рассматриваются подробно. Это относится к понятиям и категориям науки конституционного права. Они определяются, классифицируются, раскрываются связи между ними, выделяется основная системообразующая категория — «конституционный строй», объясняется ее роль в раскрытии предмета науки в целом. Во взаимосвязи исследуются принципы, теории, концепции, доктрины и гипотезы.

Особым предметом изучения стали научные дисциплины — общее конституционное право, особенное конституционное право во всей многовариантности его форм, сравнительное конституционное право. Научные подотрасли, сформировавшиеся в науке или находящиеся в стадии становления, также подверглись специальному анализу. Это — в частности, избирательное право, парламентское право, право судебного конституционного контроля; право организации и осуществления государственной власти в субъектах Российской Федерации.

В зависимости от преимущественно используемых методологических подходов к познанию предмета науки конституционного права в ее системе выделяются различные блоки конституционно-правового знания: историческое и логическое, эмпирическое и теоретическое, юридическое и политическое. Специфика их содержательного наполнения и формализации раскрывается в работе.

Предметом исследования стали проблемы преподавания конституционного права, поставленные в связи с методическими аспектами систематизации науки. Вопросы взаимодействия, а порой и слияния системы конституционно-правового знания и системы его изложения, а также рассмотрение вариантов построения учебных курсов, обеспечивающих системное изучение конституционного права, дополняют и углубляют характеристику системы науки, выявляя прикладную направленность диссертационной темы.

Методологическая основа исследования.

Исходной методологической основой диссертационного исследования выступает диалектический материализм, который конкретизируется в значительном наборе ориентиров и конкретных приемов изучения материала, охватываемого темой. К ним относятся прежде всего общие для всех общественных наук принципы познания предмета: объективность, всесторонность и полнота, историзм и конкретно-исторический подход. К разряду общих методов примыкают логические приемы, используемые на различных стадиях и уровнях познания. Это — методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, сравнения, аналогии, восхождения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному и другие. Набор и сочетание таких методов диктовались конкретной задачей и этапом исследования.

Системно-структурный подход применяется в качестве самостоятельного приема изучения структурных элементов конституционно-правового знания и их связей. Кроме того, названный подход используется и как метод, соединяющий другие логические способы познания, что позволило провести системное исследование науки конституционного права на уровне целого. Системно-структурный подход дополняется особым приемом научного обобщения -моделированием.

Частнонаучные методы правоведения — формально-юридический (догматический), историко-правовой и сравнительно-правовой, по сути представляющие собой приспособленные к изучению правовой материи общие принципы и логические приемы познания, используются в диссертации как непременные способы правового исследования. Они дополняются методологическими подходами, сориентированными на специфику предмета познания науки конституционного права. Таковыми являются социологический (социолого-правовой) и политологический (политико-правовой) подходы.

Степень научной разработанности и круг использованных источников.

Можно констатировать, что проблема системы науки обделена вниманием в современной отечественной конституционно-правовой литературе. В значительной степени это объясняется недостаточной разработанностью вопроса о системе отрасли. Вместе с тем влияние отрасли на науку определяет аналогичную направленность во взаимоотношении их систем. Первичность первой сдерживает решение проблем второй. Однако можно предвидеть, что продвижение в исследовании системы науки будет способствовать успешному проведению структуризации отрасли, а значит, выполнению теорией ее прикладной функции.

Вопросы системы науки получили лишь фрагментарное освещение в учебной литературе, охватывающей проблематику конституционного (государственного) права (дореволюционного, советского, а позднее российского) в целом. Как правило, это либо отдельный небольшой по объему параграф, посвященный науке конституционного (государственного) права 2 , либо часть такого параграфа 3 . Нередко вопрос о системе науки конституционного права растворяется в вопросе о системе соответствующей учебной дисциплины, последовательности изложения учебного курса 4 .

В немногих монографиях, посвященных теории конституционного (государственного) права, среди других вопросов специальному рассмотрению подвергалась проблема системы науки 5 . Однако рассмотрение этой проблемы не являлось целью исследования и, потому она затрагивалась лишь в самых общих чертах.

Поскольку вопросы системы науки и отрасли тесно взаимосвязаны, то все работы, в которых освещаются проблемы предмета и метода конституционного (государственного) права как отрасли, безусловно, входят в круг важных теоретических источников данного диссертационного исследования 6 , хотя и касаются темы косвенно.

Исследование системы науки конституционного права может осуществляться посредством изучения отдельных ее структурных компонентов, в частности, понятий и категорий. При таком подходе фундаментальный труд A.M. Васильева, посвященный категориям теории права, до сих пор остается источником, имеющим безусловную методологическую и теоретическую ценность для таких исследований 7 .

Специально вопросу системы понятий и категорий науки конституционного права было посвящено научное сообщение В.А. Рыжова. Заслугой этого автора

2 См., например: Советское государственное право: Учебник / Под ред. С.С. Кравчука. М.,
1985. С. 5-8.

3 См., например: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. 2-е изд.
М., 1998. С. 35-37.

4 См., например: Лепешкин А.И. Курс советского государственного права. В 2-х т. Т.1. М., 1961.
С. 101-109;

5 См..например: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного
права. Вып. первый. Саратов, 1967. 5-9; Щетинин Б.В. Проблемы теории советского
государственного права. М., 1969. С. 107- 112.

6 Среди вышедших в последнее время это следующие работы: Лучин В.О. Конституционные
нормы и правоотношения: Учебное пособие. М. 1997; Дмитриев Ю.А., Мухачев И.В. Понятие, предмет
и метод конституционного права Российской Федерации — от исторических истоков к современности.
М. 1998; Кокотов А.Н. Конституционное право в российском праве: понятие, назначение и структура //
Правоведение. 1998. №1 и др.

См.: Васильев А.М.. Правовые категории. Методологический аспекты разработки системы категорий теории права. М. 1976.

является сформулированный им еще в 1973 году вывод о единстве системы понятий и категорий советской науки государственного права, которая, несмотря на разветвление на различные дисциплины, остается внутренне единой 8 . К сожалению, в дальнейшем работа в данном направлении В.А. Рыжовым не была продолжена.

В 1979 году И.Е. Фарбер в коллективной монографии «Советское государственное право» несколько страниц раздела «Методологические проблемы науки конституционного права» 9 посвятил понятиям и категориям конституционного права, а также концепциям, теориям, гипотезам и принципам как структурным элементам системы этой науки. И хотя объем данного материала весьма скромен, обращение к проблеме системы науки посредством выделения и краткой характеристики отдельных компонентов ее структуры отличалось новизной, имело теоретическое и методологическое значение.

В настоящее время можно констатировать, что наука конституционного права продвинулась в исследовании составляющих ее понятий и категорий. В 1999 году А.С. Автономов на уровне общей теории конституционного права провел комплексное исследование «сущности, качественного и количественного состава, а также специфических черт системы категорий конституционного права» 10 . Этот труд внес серьезный вклад в развитие теории и методологии конституционного права, проложив путь для других исследований в данном направлении.

В связи с выделением в системе науки конституционного права ряда научных подотраслей в посвященных им работах ставятся вопросы об их предмете, месте в системе конституционного права или обосновывается самостоятельность таких подсистем 11 . Все эти труды вошли в круг использованных источников.

Поскольку, как уже отмечалось, тема данной диссертации выходит по сути на все вопросы конституционного права в их теоретическом и историческом аспектах, обращена к проблемам не только отечественного (советского и российского) конституционного (государственного) права, но и соответствующей отрасли права и знания национальных правовых и научных систем других государств, то

См.: Рыжов В.А. Система научных понятий в советской науке государственного права. -Советское государство и право. 1973. №3. С. 100.

9 См.: Советское государственное право / Под общ. ред. И.Е. Фарбера. Саратов, 1979. С. 15 —
21.

10 Автономов А.С. Системность категорий конституционного права: Автореф. дисс. . докт.
юрид. наук.. М., 1999. С. 5; он же: Правовая онтология политики: к построению системы категорий. М.,
1999.

11 См., например: Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации:
Учебник. / Отв. ред. А.В. Иванченко. М., 1999; Парламентское право России: Учебное пособие / Под
ред И.М. Степанова, Т.Я. Хабриевой, М., 1999; Витрук Н.В. Конституционное правосудие: Учебное
пособие. М., 1998.

источниковедческая база данного исследования чрезвычайно широка по проблематике, кругу авторов, времени и месту издания. Многие работы, в том числе не упомянутые в прилагаемой библиографии, влияли на понимание и раскрытие темы этого диссертационного сочинения.

В силу того, что конституционно-правовая проблематика комплексно излагается в учебниках и курсах по конституционному праву — отечественному и зарубежному, в которых в том или ином варианте воспроизводится система соответствующей науки, обращение к таким работам было естественным и необходимым. Среди ученых, создавших такого рода труды или возглавивших авторские коллективы по их написанию, позиции которых анализирует и использует автор данной диссертации, следует назвать М.В. Баглая, Б.Н. Габричидзе, Д.Л. Златопольского, Р.В. Енгибаряна, Ю.Д. Казанчева, А.Е. Козлова, Е.И. Козлову, Е.И.Колюшина, С.С. Кравчука, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Ю.И. Лейбо, А.И. Лепешкина, Н.А. Михалеву, А.А. Мишина, СИ. Русинову, В.А. Рянжина, Б.А. Страшуна, В.Г. Стрекозова, В.Е. Чиркина, Б.В. Щетинина, Л.М. Энтина и других.

Вопросы общей теории конституционного права, его истории как специальный предмет исследования, что особенно важно для источниковедческой базы данной диссертации, помимо уже названных авторов учебных изданий рассматривались в трудах целого ряда ученых: С.А. Авакьяна, А.С. Автономова, А.А. Белкина, Н.В. Витрука, Т.Д. Зражевской, А.Н. Кокотова, В.Ф. Котока, Н.Я. Куприца, И.Д. Левина, В.О. Лучина, B.C. Основина, В.А. Ржевского, И.М. Степанова, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, И.П. Трайнина, И.Е. Фарбера и других.

Теоретическую основу диссертационной работы составили также исследования отдельных проблем конституционного права, результатом которых стало создание конституционно-правовых теорий, обоснование концепций, выдвижение гипотез, раскрытие понятий и категорий конституционного права. К числу авторов, осуществивших такие исследования, относятся Г.В. Барабашев, Н.С. Бондарь, Л.Д. Воеводин, Г.А. Гаджиев, Ю.А. Дмитриев, И.В. Котелевская, Е.А Лукашева, Ж.И. Овсепян, А.Е. Постников, Л.Б. Тиунова, И.А. Умнова, Т.Я. Хабриева, Б.С. Эбзеев и другие.

Особо следует отметить использование в качестве источников дореволюционной и эмигрантской литературы по государственному праву (общему, русскому и иностранных держав), а также общей теории, философии и социологии права. Обратиться к ней было необходимо ввиду исторического аспекта, в котором велось изучение темы. Признание преемственности в развитии отечественной

конституционно-правовой мысли обусловило то, что многие теоретические позиции, сформулированные в прошлом, а также подход к исследованию, логика рассуждений представляют значительный интерес для современной теории конституционного права. Среди авторов, работы которых использовались, А.С. Алексеев, Н.Н. Алексеев, В.М. Гессен, В.В. Ивановский, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, Н.И. Лазаревский, Н.И. Палиенко, А.В. Романович-Славатинский, Б.Н. Чичерин, Г.Ф. Шершеневич и многие другие.

Поскольку данное исследование по своему характеру теоретическое и методологическое, стало необходимым изучение и использование работ по общей теории и философии права. Это работы таких ученых, как С.С. Алексеев, A.M. Васильев, В.Д. Зорькин, Д.А. Керимов, В.П. Казимирчук, О.Э. Лейст, М.Н. Марченко, B.C. Нерсесянц, В.М. Сырых и других.

В диссертации использовалась также философская и политологическая литература.

Научная новизна исследования.

Впервые в отечественной науке конституционного права тема о системе этой науки стала предметом глубокого и всестороннего исследования. Предпринята попытка комплексного изучения этой важнейшей проблемы теории конституционного права. Таким образом, сделана заявка на определенный вклад в развитие такой теории, мысль о необходимости совершенствования которой настоятельно проводится в литературе 12 и высказывается на научных форумах 13 .

Научная новизна характерна для последовательно проводимой в диссертации идеи целостности конституционно-правового знания. Автор применительно к современному этапу развития отечественной науки конституционного права отстаивает ее единство, доказывая совпадение предмета познания и понятийного аппарата основных составляющих конституционно-правовое знание научных дисциплин — отечественного конституционного права и конституционного права зарубежных стран. Такое соединение позволяет формировать общую теорию конституционного права, обогащая ее разнообразием познанных моделей конституционно-правового регулирования. Результатом такого подхода стала концепция общего конституционного права как одной из дисциплин рассматриваемой науки, играющей в ней интеграционную роль.

12 См.: Тихомиров Ю.А. Развитие теории конституционного права // Государство и право. 1998.
№7. С-5-13.

13 См., например: Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы
международной конференции). М., 1999; Государство и право на рубеже веков (материалы
всероссийской конференции). Конституционное и административное право. М., 2000 г.

Впервые осуществленное на уровне диссертационной работы системное исследование науки конституционного права позволило проанализировать процессы специализации и дифференциации конституционно-правового знания, имеющие объективную предопределенность и вместе с тем подверженные влиянию позиции ученого — политической, мировоззренческой, научной.

Ранее в науке не предпринималась попытка осуществить подробный системный анализ конституционно-правового знания. В данной диссертации такой анализ проведен в отношении основных теоретических построений науки, отличающихся предметной связанностью, — понятий, принципов, теорий, концепций, доктрин, гипотез, а также обращен к методологическим блокам конституционно-правового знания, выделяемым по критерию преимущественно используемых методов изучения объектов конституционно-правовой действительности, подходов к познанию предмета науки конституционного права.

В диссертации обосновывается методика построения теоретической модели системы науки конституционного права и предложены отличающиеся новизной варианты формализации такой системы.

Новизна данного исследования заключается также в подходах к его проведению. Соединены структурный, методологический и методический аспекты характеристики системы науки конституционного права, что способствует более глубокому и всестороннему анализу рассматриваемой проблемы.

В диссертации обосновываются преимущества впервые примененной и апробированной на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова системы преподавания конституционного права, отражающей научные представления автора диссертации о системе конституционного права и методике его изучения.

Отличаются новизной основные положения, выносимые на защиту.

1. Предмет науки объединяет конституционно-правовое знание, персонифицируя его как таковое. Конкретизация или уточнение предмета предопределяют внутреннюю структуризацию науки, выделение по предметному признаку относительно самостоятельных частей ее системы.

Применение различных методологических подходов позволяет дифференцировать конституционно-правовое знание на методологические блоки, которые либо занимают в структуре науки конституционного права относительно самостоятельное место (например, история отрасли, история науки, общая теория конституционного права, политика конституционного права), либо придать методологическую окраску соответствующей предметно-определенной части

системы науки (например, компаративное, эмпирическое, политологическое, историческое знание).

Доктринальный конституционно-правовой статус связывает воедино нормативную и фактическую стороны характеристики субъектов конституционного права, обеспечивая полноту и многосторонность их изучения, расширяя и углубляя, таким образом, конституционно-правовое знание. В науке конституционно-правовой статус выступает в качестве основы систематизации конституционно-правового знания. Конкретизируя предмет изучения, он позволяет фокусировать содержание конституционно-правового знания, ориентируясь на цель, задачу исследования, объединять соответствующие понятия, выделять направления теоретических разработок, строить концепции, общие и частные теории. Нормативные и теоретические основы, заложенные в конституционно-правовом статусе, служат фундаментом для отраслевых статусов и получают в них свое правовое, логическое и организационное развитие.

Диалектическое единство категорий «государственная власть» и «гражданская свобода» выступает изначальным принципом построения системы науки конституционного права. Сопряженность и различные варианты связи названных категорий воспринимаются всеми структурными построениями и методологическими блоками науки и отражаются на общем результате познания -систематизированном конституционно-правовом знании, раскрывающем предмет конституционного права.

Система науки конституционного права объективируется в ее структуре, представляющей собой организацию системы, ее внутреннюю форму, отличающуюся устойчивостью и закономерностью связей отдельных элементов такой системы. Многообразие элементов, проявляющееся в их количестве, построении и характере связей, является отражением в мышлении сложности изучаемых наукой явлений и процессов конституционно-правовой действительности.

Многомерность системы науки конституционного права связывается с возможностями ее предметной и методологической характеристик. При предметном подходе к упорядочению элементов системы либо между ними устанавливается логическая связь, либо выявляется их историческая последовательность, либо определяется их уровневое соотношение. Методологический подход к построению системы науки, имея основным критерием способ получения конституционно-правового знания, позволяет выделить его методологические блоки: логическое и историческое, юридическое и политическое, теоретическое и эмпирическое.

6. Разнообразие вариантов формализации системы науки конституционного
права является результатом творческого подхода к дифференциации
конституционно-правового знания и критериев соединения его структурных частей.
Общее в таких вариантах предопределяется предметом познания и задачей его
всестороннего и глубокого изучения.

Поиск и обоснование вариантов формализации системы науки способствует как теоретическому обогащению науки конституционного права, так и построению продуманной системы соответствующей отрасли, а значит, выполнению наукой своей прикладной функции, связанной с совершенствованием конституционного законодательства и общественной практики в сфере конституционно-правовых отношений.

Применение исторического метода исследования позволяет соединить знание о прошлом, настоящем и будущем отрасли и науки конституционного права, способствуя формированию в системе науки блока исторического знания. Его включение в такую систему происходит посредством приемов исторической реконструкции и интерпретации.

Диалектическое единство исторического и логического начал влияет на процесс познания и его результаты, обеспечивая всесторонность и глубину в исследовании предмета конституционного права и методологический ориентир в его изучении. В теоретических конструкциях конституционного права удерживается исторический смысл познаваемых явлений и процессов конституционно-правовой действительности, освобожденный от конкретной формы.

Соединение юридического и политического начал в науке конституционного права объективно необходимо для обеспечения всестороннего и глубокого изучения ее предмета. Однако, эта наука, прежде всего, юридическая, поэтому догма права и основанная на ней теория составляют ее основное содержание, определяют характер и методы исследования, его результаты. Политическому подходу в конституционно-правовых исследованиях отводится вспомогательная роль, имеющая тем не менее важное значение для обоснованности теоретических посылок, достоверности выводов и конструктивности предложений, формулируемых наукой. Исходя из этого, более уместной представляется характеристика науки государственного права как юридико-политической.

10. Качество целостности науки конституционного права, включающей наряду
с российским конституционным правом конституционное право зарубежных
государств (отдельных и групп) доказывается прежде всего совпадением сферы

конституционно-правового регулирования в различных национальных правовых системах. Этому способствует также применение общих методологических приемов изучения национального конституционного права различных государств. Кроме того, результаты проводимых исследований всегда объективируются в статусных и институциональных характеристиках субъектов и объектов конституционно-правовых отношений.

11. Развитие системы науки конституционного права должно идти не по пути
разделения, а в направлении усложнения ее структуры, что выражается не только в
приращении новых компонентов, но и в более сложной организации имеющихся. Это
позволит создать условия для относительно автономного существования уже
сформировавшихся и складывающихся научных подотраслей, акцентируя внимание
на их прикладном характере. Связь таких сложноорганизованных компонентов
системы поддерживается по линии общих теоретических основ, что сохраняет за
наукой конституционного права ее качества фундаментальности и комплексности,
обеспечивает ее целостность.

12. Связь науки и ее преподавания предопределяет взаимовлияние и
взаимообогащение их систем при достижении общей цели — познание
конституционного права как отрасли национального права современного
государства, приближение к раскрытию его понятия. Вместе с тем сохраняется
относительная самостоятельность этих систем, что является следствием различия
задач, стоящих перед наукой и ее преподаванием, методов, используемых для их
решения.

13. Качество целостности науки конституционного права выдвигает
требование комплексности к преподаванию дисциплин, составляющих эту науку, а
также предполагает определенную последовательность изучения учебных курсов,
которые выделяются по критериям, связанным с конкретизацией общего предмета
познания и особенностями применяемых методов такого познания. При таком
подходе наряду с традиционно преподаваемыми дисциплинами — российским
конституционным правом и конституционным правом зарубежных стран — в учебный
процесс необходимо ввести курс общего конституционного права, с которого и
должно начинаться изучение конституционно-правовой науки.

14. Выбор вузом, конкретным преподавателем того или иного варианта
построения системы преподавания конституционно-правовых дисциплин
позволителен, но в пределах, обеспечивающих сохранение целостности науки

конституционного права, и если это способствует более глубокому овладению предметом изучения.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Данное диссертационное исследование осуществлено в рамках теории конституционного права и направлено на ее дальнейшую разработку. Поскольку проблема системы науки практически не разрабатывалась, то предлагаемый труд имеет целью восполнить существующий пробел в науке.

Теоретическая значимость диссертации состоит также в ее методологическом характере, который проявляется как в важности методологии для самой проблемы системы науки, так и в применяемых в ходе исследования познавательных подходах и приемах, используемых для ее раскрытия.

Разработка проблем системы науки конституционного права будет способствовать построению продуманной системы отрасли, что позволит науке реализовать свою прикладную функцию.

Обращение к теориям конституционного права позволяет выявить практическую направленность многих из них. Рациональные начала, которые в них часто присутствуют, отражают предназначение науки опережать практику, вырабатывать для нее ориентиры, давать прогнозы. Такая связанность науки и практики должна взаимно ими стимулироваться.

Теоретическое обоснование выделения научных подотраслей в конституционно-правовом знании включает определение критериев для образования нормативных подотраслей и установление пределов возможного чления отрасли, выход за которые чреват потерей отраслью ее качества целостности.

Диссертационное исследование имеет также практическое значение для юридического образования. Предложенная модель преподавания конституционного права как комплексной дисциплины, включающей учебные курсы по общей части конституционного права, российскому конституционному праву, конституционному праву зарубежных государств, направлена на совершенствование процесса преподнесения и усвоения знания о конституционном праве.

Апробация результатов исследования.

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, изложены автором в опубликованных работах, а также в выступлениях на научно-практических конференциях, «круглых столах», методических совещаниях.

Предложенная система и методика преподавания конституционного права с 1991/92 уч. г. внедрена на юридическом факультете МГУ и имеет своих последователей в ряде юридических вузов. Автором составлена учебная программа по курсу «Конституционное право. Общая часть», которая утверждена кафедрой конституционного права и используется в учебном процессе.

Предметная предопределенность системы науки конституционного права

Предмет науки — это то, на что направлена мысль в процессе изучения определенной сферы действительности, включая само знание, получаемое в ходе познавательного процесса. Предмет науки соединяет знание о различных сторонах изучаемых явлений и процессов в целостную систему. Вместе с тем его детализация посредством выделения конкретных объектов исследования и уточнения задач научного поиска позволяет проводить внутреннее структурирование науки.

Все большее постижение своего предмета — цель каждой науки. Она достигается посредством особых методологических приемов познавательной деятельности в их специфическом только для данной науки сочетании. Результаты такой деятельности приобретают форму представлений и теоретических построений различного уровня и сложности в зависимости от конкретных исследовательских задач. Сориентированные на предмет познания, они подвергаются научной систематизации, в процессе которой обеспечивается формирование науки как целого и выделение отдельных структурных частей и блоков знания, включаемых в систему такого целого по правилам предметной и методологической заданности.

Таким образом, предмет, методы и цель изучения предопределяют содержание знания, составляющего конкретную науку, и систематизируют такое знание.

Что представляет собой предмет науки и науки конституционного права, в частности? Как соотносятся предмет науки и объект ее изучения? Ответы на эти вопросы не являются однозначными. Вместе с тем от решения названных вопросов зависит роль, отводимая предмету в обеспечении целостности науки и проведении систематизации конституционно-правового знания.

В теории права предмет науки определяется как отраженная в ее понятиях конкретная «совокупность объективных закономерностей», а объект — как «совокупность явлений и процессов объективной реальности, которую изучают науки в процессе познания своего предмета»

В литературе по конституционному праву традиционно под предметом науки понимаются объекты ее изучения и круг исследуемых ею проблем15. Поэтому, определяя предмет науки конституционного права, как правило, называют, прежде всего, соответствующую отрасль права, составляющие ее нормы и регулируемые ими отношения. Конкретизируется этот перечень обозначением отдельных проблем, исследованием которых занимается наука конституционного права. Таким образом, предмет науки и объект изучения отождествляются.

Принципиально иной подход предлагает B.C. Нерсесянц. Он различает объект изучения науки и предмет науки. При этом под объектом понимается «то, что еще подлежит научному изучению с помощью познавательных средств и приемов соответствующей науки», а под предметом науки — «искомые сущностные свойства объекта (в их понятийном выражении)»16. Из этих посылок, делается вывод, в частности, о предмете науки конституционного права. Им является «понятие конституционного права (а не, скажем, позитивное конституционное право, не соответствующие нормативно-правовые акты и т.п., которые относятся к объекту данной науки)»

Таким образом, B.C. Нерсесянца связывает предмет науки конституционного права с конечной целью познания в данной конкретной его области — раскрытием понятия конституционного права и сводит получаемое знание к его понятийно-правовой форме.

Подобное видение предмета науки конституционного права весьма интересно для целей данной работы, поскольку непосредственно выводит на проблему построения системы данной науки. Особо подчеркнем, что речь идет о воспроизведении и постижении изучаемого объекта в мышлении, а именно на данном уровне познания систематизируется конституционно-правовое знание, складываются понятия, принципы, теории, концепции, которые сами становятся предметом метатеории конституционного права.

Наука конституционного права в стремлении наполнить содержанием и раскрыть суть понятия рассматриваемой отрасли права непрерывно расширяет и углубляет конституционно-правовое знание. Начинается этот процесс с изучения и осмысления таких реальных явлений, как конституционно-правовые нормы и конституционно-правовые отношения. При этом познаваемая действительность уже ввиду того, что она существует в конституционно-правовой сфере и исследуется с помощью правовых методов, имеет юридический, конституционно-правовой характер. Здесь грань между объектом изучения и отражающим его эмпирическим знанием, с одной стороны, и юридически познанной действительностью, воплощенной в системе конституционно-правовых понятий и характеристик, с другой стороны, стирается. В научный оборот вводится не только теоретическое, но и эмпирическое знание, а познаваемый объект становится неотъемлемой составляющей предмета познания. К подобному заключению, по сути, приходит и B.C. Нерсесянц, утверждая, что в процессе применения юридического метода, объект науки постигается как ее предмет, т.е. происходит преобразование эмпирического объекта в теоретический предмет18.

Логическим продолжением такого заключения является вывод о тесном переплетении объекта и предмета науки конституционного права. При этом предмет данной науки объединяет и цель познания соответствующей сферы действительности, т.е. непосредственного объекта изучения, и промежуточные результаты в достижении такой цели, и содержание конституционно-правового знания, складывающегося в процессе приближения к цели. При таком взгляде на проблему предмета науки раскрытие понятия конституционного права становится ее высшей целью, ориентиром для формирования соответствующей научной отрасли.

В то же время не нужно смешивать объект и предмет изучения как разнопорядковые явления. Одно из них относится к праву и объективируется в конституционно-правовых отношениях и нормах, другое — к научному знанию о таких нормах и отношениях, оформляемому в научных источниках19. Кроме того, следует дифференцировать и изучаемые наукой объекты, требующие преимущественно либо правовых, либо политологических подходов к их исследованию. В первом случае — это урегулированные нормами конституционного права общественные отношения, во втором, — явления и процессы реальной жизни, имеющие место в соответствующей сфере функционирования государства и общества.

Методологические основания систематизации конституционно-правового знания

Первый из названных компонентов методологии науки конституционного права — мировоззренческий позволяет ответить на вопрос о том, чем определяется содержание научных изысканий и выводов. Этот компонент методологии непосредственно связан с идеологическими убеждениями ученого, в частности философской основой, на которую опирается исследователь в выборе пути познания конституционно-правовых явлений и процессов, а также, социально-политической направленностью его взглядов. Было бы неправильно исключить мировоззренческий аспект методологии науки конституционного права, ограничившись лишь анализом логических средств познания. В противном случае будет упущено объяснение предпосылок методологической позиции отдельного ученого или научной школы, обоснование выбора используемых методов исследования, что негативно повлияет на понимание целей и всесторонность оценки результатов научных изысканий.

Принцип свободы научного творчества предполагает, что мировоззренческие позиции не должны диктоваться. Они рассматриваются как методологические правила и приемы, допускающие альтернативные возможности реализации гносеологической функции и установления приоритетов среди используемых в процессе изучения предмета познавательных методов. Критерием правильности выбранного пути познания является достигнутый результат, оцениваемый с точки зрения всесторонности, глубины и истинности полученного знания. Таким образом, в мировоззренческих основаниях исследования заложена гарантия методологического плюрализма в науке конституционного права.

Мировоззренческий компонент методологии науки конституционного права включает в качестве философской предпосылки и основы конституционно-правового исследования, во-первых, миропонимание ученого, чем предопределяются процесс познания, постановка целей и конкретных задач изучения предмета и во многом полученные результаты; во-вторых, выработанные гносеологией всеобщие методы познания явлений природы, общества, мышления как универсальные инструменты такого познания; в-третьих, философские понятия и категории, выступающие в качестве отправных логических форм познавательного процесса, позволяющих раскрывать сущность конституционно-правовых явлений и процессов и строить систему понятий и категорий науки конституционного права.

История науки свидетельствует, что приверженность ученого одному из двух основных философских направлений — идеализму или материализму — отражается на содержании и форме создаваемых им учений. Так философские воззрения эпохи Возрождения породили идею естественного права в форме «права откровения», исходящего от внешнего авторитета, стоящего над законодателем и господствующего над ним. Идеалистическое мировоззрение поначалу создало естественное право как право божественное, а обосновывающие его теории имели теологический характер (например, теории королевского суверенитета, учение о дарованных правах). В период разложения феодализма и развития капиталистических отношений естественное право получило «рационалистическую форму», выступая как «право человеческой природы» (Г. Гроций), позднее — «право разума» (Э. Кант). При этом идеализм остался философской основой рассматриваемого направления государственно-правовой мысли.

Рационалистическое естественное право подрывается исторической школой права, также идеалистической в ее философской основе. Идеализм исторической школы проявлялся уже в провозглашении источником права «народного духа» (Ф.Савиньи), «общего сознания народа» (Г. Пухта), а применяемый ею метафизический метод познания — в возведении права в ранг «совершенного, идеального» права, противопоставляемого праву положительному. Кстати, последнее обстоятельство сближало «народное право» исторической школы с идеями естественного права .

Со временем модифицируясь, идеи естественного права могли наполняться материалистическим содержанием. В частности, это проявилось в отнесении к категории естественных прав наряду с личными и политическими правами ряда социальных прав (таких, как право на труд, на сокращенный рабочий день, материальное обеспечение). Весь комплекс таких прав еще в 1906 г. Б.А. Кистяковский объединил в одно право личности — право на достойное человеческое существование и назвал «социалистическими правами», считая, что только социалистическое государство может их обеспечить94.

Доктрина естественных прав получила в некотором роде новый импульс в ходе реформирования социалистического строя в России и других социалистических странах. Это нашло отражение в конституционных формулах о неотчуждаемости и прирожденном характере основных прав и свобод человека (ч.2 ст. 17 Конституции РФ), нерушимости естественных прав человека (Конституция Чешской Республики, преамбула Декларации основных прав и свобод), естественном и неотчуждаемом достоинстве человека (ст.ЗО Конституции Польской Республики) и др.

Понятие системы науки конституционного права

Под системой в философии понимается «комплекс взаимодействующих элементов», их «отграниченное множество». В свою очередь элемент определяется как «неразложимый компонент системы при данном способе ее рассмотрения». Все элементы системы объединены устойчивыми отношениями и связями, которые образуют структуру системы142. Приведенные суждения составляют философско-методологическую основу для построения понятия системы науки конституционного права и раскрытия его содержания.

Наука конституционного права является структурной частью юридической науки. Входя в ее систему, она приобретает качества целого, которые в свою очередь воспринимаются элементами системы науки конституционного права. Соотнесение предмета юридической науки и предмета науки конституционного права можно охарактеризовать через категории общего и особенного. Особенное конкретизируется в единичном, познаваемом в рамках и посредством отдельных элементов и подсистем науки конституционного права. Кроме того, юридический метод является основным способом получения знания для всех компонентов соотносимых систем. Он лишь уточняется и дополняется в зависимости от цели и задачи исследования.

Смысловое единство науки конституционного права обеспечивается прежде всего принципиальной договоренностью о ее предмете и методах его изучения. Непротиворечивость и согласованность позиций по этим вопросам позволяет систематизировать конституционно-правовое знание, придавая ему предметно-методологическую определенность. Кроме того, основные задачи науки конституционного права служат своего рода программой ее системы, ориентирующей все структурные составляющие последней. Предметно-методологическая определенность и профаммная (целевая) заданность придают системе науки конституционного права качество целостности.

Как уже было показано, предмет науки вычленяет и объединяет конституционно-правовое знание и, по существу, персонифицирует его. Конкретизация же предмета предопределяет внутреннюю структуризацию науки, выделение по предметному признаку относительно самостоятельных частей ее системы. Методы, о че уже говорилось ниже, позволяют дифференцировать конституционно-правовое знание на методологические блоки, которые способны либо занять в структуре науки самостоятельное место (например, история науки, история отрасли), либо придать методологическую окраску любой предметно-определенной части системы науки (например, компаративное, эмпирическое, политологическое знание).

Основные задачи науки конституционного права также играют определенную роль в ее систематизации. Обозначая такие задачи, будем придерживаться схемы, в свое время предложенной Г.Ф. Шершеневичем, которая вполне отвечает целям настоящего исследования. Он выделил три задачи социальных наук: «1) установить научные факты, 2) объяснить процесс их образования, 3) оценить их с точки зрения человеческих интересов»143. Обратив их к правоведению как одной из социальных наук, Г.Ф. Шершеневич уточняет эти задачи: установление, объяснение и оценка норм права. Следуя его логике нам остается продолжить идею такого уточнения и определить задачи науки конституционного права: установление, объяснение и оценка норм конституционного права. Но при этом требуются некоторые пояснения. В частности, установление норм конституционного права наукой означает выделение по предметному принципу норм данной отрасли, их изучение, классификацию, систематизацию в основном с помощью формально-юридического метода. Объяснение предполагает теоретическое толкование норм конституционного права, различных их соединений, формализованных в юридических источниках. Для выполнения этой задачи используются исторический и социологический методы, а правовые позиции и выводы дополняются историческими и социологическими характеристиками. Наконец, оценка норм конституционного права ввиду особенностей предмета регулирования, непосредственно касающегося организации власти и ее взаимоотношений с человеком, требует обращения к политическим критериям такой оценки, а значит, использует политологическое знание, соединяя его с юридическим.

В зависимости от конкретной задачи, решаемой наукой, определенные изменения претерпевает ее система. Это может быть связано с выделением совокупности норм, приобретшей качество подотрасли конституционного права, и формированием в системе науки нового структурного образования, изучающего вновь сформировавшуюся подотрасль (например, парламентское право). В объяснении и оценке конституционно-правовых норм, процессов, связанных с их реализацией, могут превалировать цели, изменяющие приоритеты в методологических подходах. Тогда, скажем, компаративный способ исследования повлечет выделение самостоятельной подсистемы науки — сравнительного конституционного права, а политические оценки приведут к существенному внедрению политологии в систему науки конституционного права.

Приведенные рассуждения позволяют сформулировать следующее общее определение понятия системы науки конституционного права. Это взаимосвязанное упорядоченное знание о предмете ее изучения, полученное с помощью юридического метода, дополненного иными методологическими приемами, и структурированное в соответствии с гносеологическими и практическими задачами и методическими требованиями.

Системность всегда предполагает структурное многообразие, которое проявляется, в частности, в различных вариантах членения конституционно-правового знания и критериях его соединения в сложноорганизованные теоретические построения и подсистемы науки. Именно в многообразии существует и развивается конституционно-правовое знание, происходит обогащение системы науки конституционного права.

Система науки конституционного права включает компоненты, различающиеся по сложности строения, методу и приемам выделения, по характеру связей и отношений. Такое построение системы объективируется в ее структуре, которая представляет собой ее внутреннюю форму, отличающуюся устойчивостью и закономерностью связей отдельных составляющих системы. Последние различаются по содержанию (конкретизированный предмет познания) и форме (простые и сложные теоретические образования). Но все они являются компонентами системы науки.

Понятия — первичные элементы системы науки конституционного права

Из понятий складываются все теоретические построения науки конституционного права — ее концепции, теории, доктрины. Понятия лежат в основе принципов этой науки, отражают те или иные стороны конституционно-правовых явлений и процессов или характеризуют их с большей или меньшей степенью полноты и целостности. Понятия всегда служат ступенью в познании конституционно-правовой действительности, могут являться началом развертывания знания об объекте изучения и стать результатом научных изысканий. Философия предлагает следующие определения понятий и категорий. Понятия — это «мысль, которая выделяет из некоторой предметной области (универсума) и собирает в класс (обобщает) объекты посредством указания на их общий и отличительный признак». Далее данное определение уточняется с точки зрения гносеологического назначения понятий. «Понятие (наряду с суждением и научной теорией) представляет собой форму отражения мира на рациональной, логической ступени познания».

Категории — это «наиболее общие понятия, отражающие основные свойства и закономерности явлений объективной реальности и определяющие характер научно-теоретического мышления эпохи».244 В этом определении особо подчеркивается историческая предопределенность категорий.

Надо отметить, что в философской литературе далеко не всегда понятия и категории различаются. В качестве «исходной и ведущей формы абстрактно-мысленного отражения объектов» рассматриваются только понятия, которые дифференцируются по глубине отражения и осмыслению действительности и своей направленности. В связи с таким подходом выделяются следующие группы понятий: «1) понятия, отражающие общее в предметах, 2) понятия, охватывающие существенные признаки в предметах, 3) понятия, возвышающиеся до раскрытия смысла, значения предметов, и 4) понятия-идеи» . По сути, понятия третьей и четвертой групп могут быть отнесены к разряду категорий.

Как и любая другая наука, конституционное право состоит из системы понятий, которые в ее структуре выступают первичными элементами конституционно-правового знания, а в содержательном плане представляют собой теоретические обобщения соответствующего уровня. Являясь, с одной стороны, формой мышления и выражения научного знания, с другой — средством познания, понятия выполняют как гносеологическую, так и методологическую функции. Кроме того, они выступают инструментом юридической техники, облегчая исследование предмета.

Гносеологическое предназначение понятий состоит в отображении и фиксировании наиболее общих, существенных свойств и важнейших связей и отношений конституционно-правовых явлений и процессов. В ходе формирования понятий получает объяснение содержание исследуемых конституционно-правовых реалий, вскрывается их сущность, выявляются закономерности становления и развития, определяется место того или иного объекта в системе явлений конституционно-правовой действительности. Как научные образования понятия выступают в качестве результата познавательного процесса. Вместе с тем они служат отправной точкой углубленного и всестороннего изучения предмета науки конституционного права, предпосылкой дальнейших научных изысканий.

Методологическая функция понятий проявляется в систематизации конституционно-правового знания. В научных обобщениях концентрируется основное содержание общей теории конституционного права. Таким образом понятия в науке конституционного права играют роль своего рода системообразующих логических узлов. С их помощью научное познание поднимается на новые ступени в изучении предмета.

Именно в методологическом аспекте впервые в учебной литературе по советскому государственному праву вопрос о понятиях и категориях как «центральном логическом элементе в системе науки» был поставлен И.Е. Фарбером. Он отмечал методологическую значимость понятий, сравнивая их с «кирпичиками, из которых строится здание науки» , складываются ее концепции, теории, гипотезы, принципы и другие сложные образования научной мысли, подчеркивал, что овладеть наукой означает овладеть ее главными категориями.

Как инструмент юридической техники понятия способствуют точному и четкому распознанию черт и свойств изучаемых явлений, определению их юридической природы, выявлению их соотносимое, проведению классификации и, наконец, осмыслению через отнесение к той или иной категории .

Учитывая общефилософские подходы и специфику изучаемой наукой конституционного права действительности, можно предложить следующее определение понятий этой науки.

Понятия науки конституционного права — это логические обобщения, которые отражают наиболее значимые, устойчивые свойства и признаки, составляющие в совокупности качественную определенность явлений и процессов конституционно-правовой действительности, относящихся к предмету данной науки.

Представляется целесообразным в науке конституционного права для целей систематизации конституционно-правового знания разделять понятия и категории. Тогда категории следовало бы определить следующим образом.

Категории науки конституционного права представляют собой логические построения, объединяющие знание о конституционно-правовых явлениях и процессах на более высоком, «надпонятийном» уровне. Они выделяются из других понятий своей фундаментальностью, базовым характером. Кроме того категории часто являются предельными обобщениями в соответствующем понятийном ряду, составляя либо его основу, либо вершину. В зависимости от конкретной цели и направления познания они ориентируют, связывают и выстраивают понятия.