Клевета в интернете рб

«Не кормите тролля». Юрист об оскорблениях в интернете

Что можно считать оскорблением в интернете? Как зафиксировать факт клеветы в интернете? Может ли сетевой тролль доказать свою невиновность перед законом? Дарья Альперн-Катковская, старший юрист «Степановский, Папакуль энд партнерс» отвечает на насущные вопросы.

KYKY: Что такое троллинг с точки зрения белорусского права? Можно ли за него наказать?

Дарья Альперн-Катковская: Я бы сначала хотела кратко сказать, что такое оскорбление с точки зрения белорусского права, и чем оскорбление отличается, например, от клеветы или троллинга. По статье 9.3. КоАП, оскорбление – это умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Санкция за такое нарушение – штраф до 20 базовых величин. В случае совершения подобного нарушения повторно в течение года (с момента предыдущего нарушения) – оно может быть признано уголовным преступлением и повлечь за собой наказание вплоть до ограничения свободы сроком на два года. Законодатель закладывал в эту логику следующее: если пресечь систематическое оскорбление административным воздействием невозможно, то могут быть применены меры уголовной ответственности. Кроме того, уголовный кодекс выделяет и так называемый «квалифицирующий состав» – оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации. За это сразу предусматривается уголовная ответственность без административной преюдиции.

От оскорбления отличается клевета – распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений.

В отличие от клеветы, оскорбление может содержать в себе некую правдивую информацию или подтекст, который соответствует действительности, важна форма – оскорбляющая, грубая, нецензурная, не соответствующая нормам морали.

А вот клевета должна иметь два квалифицирующих признака – сведения должны быть ложными (если сведения не известны широкому кругу лиц, однако удастся доказать, что они правдивы, то привлекать за клевету нельзя), а также быть порочащими – то есть если некое лицо распространяет о вас сведения, хоть и не соответствующее действительности, но, например, показывающие вас в более выгодном свете, добавляющее положительные качества (хоть это могут быть измышления или ложь), то это не клевета. Регулирование за клевету аналогичное – за первое нарушение предусматривается административная ответственность, за повторное в течение года – уголовная, и изначально – уголовная ответственность за клевету на публике.

Иная информация, распространяемая о личности в интернете, если она не является клеветой или оскорблением, ответственности не влечет. Хотя использование образов и высказываний людей без их согласия запрещено, например, в рекламе – может влечь запрет на использование такой информации, ответственность за ненадлежащую рекламу. Еще законодательством запрещается вмешательство в личную жизнь – если кто-то распространяет информацию о ком-то, полученную без спроса тайным путем (например, фотографии или переписку) – это также можно попробовать пресечь правовыми методами. Хотя в этом вопросе перерегулированная белорусская правовая система содержит крайне мало норм, и личность от посягательств на тайну личной жизни защищать сложно, даже в отличие от той же России, не говоря уже о нормах в этой сфере в Европе.

Наконец, есть некий пласт информации, который может быть кому-то неприятен. Он может распространяться, если в нем нет признаков перечисленных выше нарушений. Если «тролль» не оскорбляет и не распространяет клевету, а просто надоедливо пишет что-то в циничной форме, он не нарушает закон – лишь чье-то спокойствие. Многие интернет-сервисы предлагают пользователям технические меры: можно писать жалобы в администрацию сайта, можно забанить лицо, которое распространяет неприятную вам информацию и просто с ней не сталкиваться, однако запретить высказывать и публиковать мнение достаточно сложно. С точки зрения троллинга работает известная неюридическая мантра: «не кормите тролля».

KYKY: Кто несет ответственность за оскорбления в комментариях? Руководство сайта или посетители?

Д. А-К.: Если говорить об ответственности именно за оскорбление или клевету, то ее может нести только лицо, которое совершило данное нарушение, если возможно установить и доказать, что именно оно эти действия совершило. Руководство сайта за клевету и оскорбление ответственности не несут. Хотя при этом большинство сайтов имеют правила пользования сайтом и размещения информации, и в случаях публикации оскорблений можно обращаться к администрации сайта с просьбой об удалении.

Что касается ответственности администрации сайта, то после вступления в силу новой редакции Закона «О СМИ», все не так однозначно.

Действие Закона распространяется «на информационные ресурсы (их составные части), размещенные в глобальной компьютерной сети Интернет, посредством которых осуществляется распространение продукции средства массовой информации». То есть и на форумы как составную часть, например. И значит, там нельзя распространять информацию, которую нельзя распространять в СМИ. Каждый блогер, каждый комментатор должен подчиняться требованиям для СМИ. С точки зрения права отсутствие разницы между грузом ответственности СМИ и обычного простого лица – в корне неверно. И далее в Законе: «владелец информационного ресурса (его составной части), размещенного в глобальной компьютерной сети Интернет, обязан не допускать использование этого информационного ресурса (его составной части) для распространения информации, содержание которой противоречит требованиям настоящего Закона». В развитие этой скромной нормы министр информации Лилия Ананич в интервью высказывалась в том ключе, что сообщения форумов – это СМИ, и редакции несут за это ответственность. Напрямую из Закона о СМИ, это, безусловно, не следует, и я как юрист уверена в этом. Но я не уверена, что практика не пойдет по пути именно расширительного толкования, смещающего правовой дисбаланс в пользу защиты интересов государства перед интересами личности, что также с точки зрения теории права – неверно.

В итоге можно спрогнозировать, что сайты начнут заниматься цензурой в виде премодерации, пользователи – самоцензурой, и диалог СМИ-читатель или читатель-читатель от этого пострадает. Да, наверняка будет меньше мусора и пустых комментариев, но такая политика всегда затрагивает и конструктивную часть обсуждений. Пострадает то, что нельзя потрогать, измерять или искусственно насадить – плюрализм.

KYKY: Как зафиксировать, что тебя оскорбили? Если человек отрицает, что именно он оскорблял, и говорит, например, что его аккаунт взломали? Или, допустим, он вышел в интернет через Тоr – его не найдут?

Д. А-К.: Это вопросы доказывания актуальны в том случае, если начался административный или уголовный процесс. Самостоятельно же можно обратиться к нотариусу и получить так называемый «нотариально заверенный скриншот», в Беларуси это теперь тоже есть, хотя на практике еще немногие нотариусы совершают такое нотариальное действие.

Оно представляет собой фиксацию нотариусом всего содержимого интернет-страницы по указанному адресу в указанный момент времени. В случае разбирательства может выступать как письменное доказательство. Что касается доказывания – кто совершил, при каких условиях, был ли аккаунт взломан – в большинстве случаев технические возможности позволяют установить, откуда, с использованием каких точек доступа, программ и оборудования был осуществлен доступ в интернет и на определенный сайт.

В совокупности с другими доказательствами можно уже оценивать, кто непосредственно написал оскорбительную информацию – некто Иванов, его сосед по комнате, подобравший пароль, или же кот случайно по клавиатуре прошелся, оставив в адрес какого-то лица случайный набор оскорбляющих букв.

KYKY: Хотелось бы получить мини-инструкцию «как не попасть в суд за «ссору» в комментариях». Скажем, я нашел в интернете высказывание юриста, в котором говорится, что доказать все не так уж и просто. Для оскорбления необходимы: личность (физлицо), умысел, неприличная форма выражения, заявление лица, которое оскорбляют (в особых случаях может не требоваться заявление лица, например президента), свидетели оскорбления, лингвистическая экспертиза. При отсутствии хотя бы одной позиции, судья не сможет вынести решение и лицо будет считаться не оскорбленным. Это правда?

Д. А-К.: В целом, да, правда. Оскорбить можно только физическое лицо, и сделать это можно только умышленно, нельзя оскорбить по неосторожности – так как используя оскорбительные слова и выражения, человек делает это осознанно. Неприличная форма выражения также является квалифицирующим признаком, хотя по практике белорусских судов в отношении, например, милиции (я скажу об этом чуть дальше) – по моему мнению, этого признака в действиях нарушителей не было.

По поводу свидетелей – это скорее вытекает из того, что клевета и оскорбления – нарушения, которые можно совершить только публично. То есть, сказав гадость лично на ушко кому-либо, вы его, вероятно, могли оскорбить, но состава правонарушения «оскорбление» в этом нет. А вот тут интересный момент – де-юре интернет не является «публичным местом», то есть напрямую ни из одного законодательного акта не следует.

Тем не менее, практика привлечений по административным делам норму законодателя обогнало, и де-факто сообщение в открытом источнике в интернете признается публичным и влечет ответственность.

Еще на практике сложности с доказательством могут быть в тех случаях, когда оскорбление было в интернете в закрытом форуме, в чате, в случаях, когда оно было удалено – необходимо доказать, что хоть кто-то, кроме оскорбленного, видел и читал эти сообщения.

Что касается начала административного процесса, то статьи 9.2. «Клевета» и 9.3. КоАП «Оскорбление» отнесены к статьям, влекущим административную ответственность по требованию потерпевшего либо его законного представителя. Аналогично и с уголовной ответственностью – по требованию лица, пострадавшего от преступления. Никто другой, кроме самого лица, не может знать и чувствовать, оскорбляет ли его какие-либо слова и выражения, клеветнические они или нет, наносят ли они вред его чести, достоинству, деловой репутации, равно как только само лицо может оценить и изложить глубину своих моральных переживаний и вреда в связи с этим.

У многих людей, особенно скрывающимися за нереальными именами и никнеймами есть ощущение безнаказанности в интернете. Практика подтверждает, что так оно и есть: большинство интернет-пользователей не обращаются в правоохранительные органы по таким вопросам.

Поэтому ответ на вопрос, как не попасть в неприятную ситуацию, «ругаясь в интернете» – быть корректными и не нарушать закон, не использовать грубых слов и выражений. Общаться так, как если бы вы говорили эти слова вслух вживую в присутствии других людей.

В конце концов, интеллигентные циничные люди придумали такую штуку как сарказм. Лучше упражняться в нем, чем скатываться до оскорблений и клеветы.

KYKY: Насколько я понял, в праве понятие «личность» отождествляется исключительно с понятием физического лица и гражданина. Но ведь, например, юрлицо не является личностью. Значит компанию невозможно оскорбить, а, соответственно, и в суд за это попасть нельзя?

Д. А-К.: Да, именно оскорбить можно только человека. С точки зрения права, человек обладает следующими нематериальными благами: честь, достоинство, личная тайна, деловая репутация.

Юридическое лицо может обладать только деловой репутацией, ну, и охранять свою коммерческую, а не личную тайну. Деловой репутации может быть нанесен ущерб действиями и уничижительными высказываниями, не соответствующими действительности, которые могут негативно влиять на имидж компании.

За такие высказывания, если они не содержат оскорблений непосредственно работников компании, нельзя привлечь за оскорбление или клевету, но это может стать предметом гражданско-правового разбирательства в суде от имени юридического лица о защите своей деловой репутации. Так что оставляя отзывы о компаниях, также следует высказываться корректно, а излагаемые сведения должны иметь достоверный, правдивый характер.

Компаниям тоже нужно спокойно реагировать на потребительские эмоциональные жалобы. В моей практике достаточно много работы по представлению интересов компаний в потребительских спорах в связи с отзывами потребителей, и я могу сказать, что лучшее для урегулирования таких споров – спокойствие и действительное намерение урегулировать спор.

Я иногда цитирую клиентам любимое из интернета: «Да как у вас работают такие лживые менеджеры как Иванов А.П. – Менеджер по продажам Иванов А.П. работает в нашей Компании с 9 до 18 с перерывом на обед с 13 до 14».

KYKY: Кто и как отслеживает негативные комментарии?

Д. А-К.: Я думаю, что многие люди отслеживают то, что пишут о них – набирают свое имя в гугле и проверяют. Часто так делают потенциальные наниматели о кандидатах на должность, поэтому людям, активным в интернете, стоит знать о своем сетевом образе глазами и комментариями других пользователей. Я знаю, что врачи читают отзывы пациентов. И переживают. Я читаю комментарии под своими статьями, очень разные эмоции бывают. Правда оскорблений или клеветы не помню, хотя среднестатистический белорусский комментатор – лицо, которое сложно назвать добрым.

Судя по количеству громких дел, отслеживают комментарии о себе работники правоохранительных органов. У них тяжелая работа в неблагоприятной среде и, возможно, от того – тонкая душевная организация.

KYKY: Что можно считать оскорблением? Что говорить можно, а что нельзя? Ведь все довольно субъективно и индивидуально.

Д. А-К.: Нецензурная брань, нелицеприятные характеристики о личности – во многих случаях это обсценная лексика и оскорбительные слова. Иногда требуется лингвистическая экспертиза. Может быть сложно отличить высказанное мнение от нелицеприятного оценочного суждения. Хочу отдельно сказать о деле об оскорблении милиционера на форуме тут.бай.

Нарушитель: «Только за день до суда, то есть 8 июля, в материалах дела мы увидели заявления от людей, считавших себя потерпевшими. Два заявления – от двух милиционеров (требовали привлечь меня по ст. 23.5.) и заявление от неизвестной мне женщины, по-моему, ее фамилия Иванчик. Она в своем заявлении тоже просила привлечь меня к ответственности за комментарий, оскорбляющий, по ее мнению, память мужа. Оскорбительным она посчитала слова «неподготовленные», «непрофессиональные» в адрес сотрудников милиции».

И далее: «Сотрудники милиции показали, что «лично комментарий Карелина не читали, так как «нет времени читать то, что пишут в интернете», – цитирует их слова Андрей. Они также заявили, что «о комментарии узнали от руководства, которое сообщило, что речь идет именно о нас, и предложило написать заявления о привлечении нас в качестве потерпевших». «В суде на вопросы адвоката, какие именно слова их оскорбили, ни один из них не смог дать точный ответ, сказали: «Не помню». Один из милиционеров неуверенно произнес: «Кажется, он назвал нас жирными тварями… Точно не помню», – рассказывает Карелин. – Когда на следующий день судебное заседание продлилось, майор показал, что его оскорбило слово «вальяжный» в комментарии. На мой вопрос: «А как вы понимаете значение слова «вальяжный»? – Он ответил: «Это такой… которому на всех людей вообще наплевать… Наглый…». Слово «вальяжный», согласно словарю Ожегова С.И., означает «чинный, благородный, солидный». Но мою попытку объяснить это судья пресекла», – говорит Карелин.

По моему мнению, ни слово «вальяжный», ни «непрофессиональный», ни «неподготовленные» не являются оскорбительными. Теоретически в данном случае можно было только вести речь об иске о защите деловой репутации, но никак не о статье административного кодекса за оскорбление. Но вот суд посчитал иначе, увы.

KYKY: Какие аргументы «тролль» может привести в доказательство своей невиновности? И что ему грозит, если его все же признают виновным?

Д. А-К.: Если «троллю» вменяют оскорбление, и речь не идет о безусловных ругательствах, то я бы попробовала доказать, что распространяемая информация является оценочным суждением, не оскорбительна по своему лингвистическому значению, что в обществе такие слова и выражения или поведение признаются рамками морали, и что лишь тонкая душевная организация обиженного так воспринимает эту информацию.

Вот, например, известное русское слово из трех букв обозначает название народности в Китае. Если контекст позволяет (например, был эмоциональный разговор об индустриальном парке), то можно сказать, что это был разговор о предполагаемом этническом составе гостей минской области из Китая, и рассказать подробнее про народность.

По клевете тоже может быть два направления доказывания, что «тролль» это просто «тролль», а не нарушитель – попытаться доказать, что рассматривая информация – правда, а не ложь, или что она не содержит негативной коннотации, не очерняет заявителя. Но это все общие рекомендации, в каждом конкретном случае нужно решать проблему по совокупности всех имеющихся доказательств, характера и существа выдвинутых претензий.

За административные нарушения грозят штрафы до 20 базовых, по уголовным делам – все серьезнее, вплоть до ограничения свободы.

KYKY: Насколько я могу судить, такие обвинения выдвигаются нечасто? У ваших юристов есть статистика по этому поводу?

Д. А-К.: По оскорблениям дел немного, согласна. Многие из таких дел – достаточно публичны именно в силу новизны и редкости, а также в связи с тем, что связаны с известными в определенных кругах личностями.

Из громких дел я могу выделить противостояние блогера Липковича и члена союза писателей Чергинца, дело блогерши Лены Стоговой, которая, можно сказать, оскорбила милиционера фактом фотосъемки, дело в Новополоцке о другом оскорблении милиционера на форумах «Тут.бай», еще одно административное дело, где милиционера оскорбил ролик о нем. Также было дело о старшекласснике, который ругался на учительницу в твиттере. По-моему, дело кончилось штрафом и исключением из школы.

Из уголовных дел на ум приходит только дело Почобута, который оскорбил президента Лукашенко публикациями в «Газете выборчей».

Защищайтесь! Чем оскорбление отличается от клеветы

Считаются ли оскорбления, сказанные «за спиной», унижением чести и достоинства личности? Можно ли привлечь к ответственности человека за нецензурные высказывания в свой адрес в Интернете? Какое наказание предусмотрено за правонарушения? Разобрался «АиФ».

Брань онлайн

— В милицию граждане достаточно часто обращаются с просьбой привлечь к ответственности лиц, которые размещают на страницах потерпевших оскорбительные фразы или распространяют в сети Интернет клеветнические сведения, — рассказал «АиФ» заместитель начальника Центрального РУВД Минска, полковник милиции Александр ПРОХОРЕНКО.

Сотрудник РУВД привел несколько примеров. Так, 35-летний минчанин заплатил 230 рублей за оскорбительные слова в адрес 20-летней девушки. На личной странице потерпевшей в социальной сети он оставил нецензурные высказывания в ее адрес, пытаясь привлечь к себе внимание симпатичной особы.

Одним из курьезных случаев было написание заявления свекрови на свою невестку, которая в SMS-переписке сгоряча употребила оскорбительные слова в адрес матери своего мужа. Невестку привлекли к ответственности.

Как пояснила «АиФ» официальный представитель Центрального РУВД Минска Татьяна ОБОЗНАЯ, с точки зрения закона под оскорблением понимается умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме.

Оскорбление может быть нанесено в виде высказывания, причем в устной или письменной форме, в том числе в Интернете, а также в виде действия, например, плевка или неприличного жеста. При этом оскорбление может быть нанесено публично или в отсутствие объекта оскорбления.

В Беларуси за оскорбление согласно ст. 9.3 КоАП предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере до 20 базовых величин (до 460 рублей). При повторном совершении подобных действий в течение года можно сесть в тюрьму на три года.

Схожее с оскорблением понятие — клевета. Это заведомо ложная порочащая информация или распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

В чем различие?

Оскорбление обычно адресуется конкретному человеку и содержит неприличную, уничижительную оценку его личности. При этом не имеет значения, соответствует отрицательная оценка действительности или нет.

В отличие от клеветы, при оскорблении сведения о личностных качествах могут быть верными по существу, но выраженными в неприличной форме. При клевете сведения всегда ложные, хотя могут быть выражены в корректной форме.

Татьяна Обозная отмечает: для того чтобы привлечь к ответственности обидевшего вас человека, для начала следует обратиться с заявлением в милицию. Правоохранители установят, кто вас оскорбил, при каких обстоятельствах, и составят административный протокол. Затем суд может привлечь это лицо к ответственности.

Если сразу идти в суд, минуя милицию, то всю доказательную базу придется собирать самостоятельно, что практически не под силу обычному человеку: возможно, потребуется проводить экспертизы, опрашивать людей и прочее. Милиция же при ведении административного процесса максимально точно установит все обстоятельства произошедшего.

Уголовная ответственность за клевету и оскорбление

Уголовная ответственность за клевету и оскорбление установлена шестью статьями Уголовного кодекса Республики Беларусь: 188 «Клевета», 189 «Оскорбление», 367 «Клевета в отношении Президента Республики Беларусь», 368 «Оскорбление Президента Республики Беларусь», 369 «Оскорбление представителя власти», 391 «Оскорбление судьи или заседателя».

Статьи 188 и 189 устанавливают уголовную ответственность за клевету и оскорбление, совершенные в течение года после наложения мер административного взыскания за такие же действия, либо содержащиеся в публичном выступлении, произведении, средствах массовой информации, либо соединенные с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Максимальная санкция, установленная этими статьями, — ограничение свободы на срок до трех лет. Предусмотрены и альтернативные санкции — штраф, исправительные работы, арест.

В 2003 году по статье 369 УК «Оскорбление представителя власти» за публикации о руководителях района был приговорен к к штрафу в 30 базовых величин главный редактор газеты «Вечерний Столин» Александр Игнатюк. Годом позже за клевету и оскорбление в СМИ был осужден редактор газеты «Борисовские новости» Анатолий Букас (за статью о редакторе местной государственной газеты он был приговорен к штрафу в размере 40 базовых величин).

Три статьи Уголовного кодекса предусматривают повышенную ответственность за диффамацию в отношении президента: 367 «Клевета в отношении Президента Республики Беларусь» (максимальная санкция – до 5 лет лишения свободы), 368 «Оскорбление Президента Республики Беларусь» (до 3 лет лишения свободы) и 369 «Оскорбление представителя власти». Уголовно наказуемыми признаются клевета в отношении Президента, содержащаяся в публичном выступлении, произведении либо в СМИ и публичное оскорбление Президента, а также клевета и оскорбление Президента, совершенные лицом, ранее судимым за эти деяния, либо соединенные с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Статьи Уголовного кодекса 367 и 368 применяются в Беларуси довольно часто. В 2002 году, после президентских выборов, по этим статьям были осуждены главный редактор гродненской газеты «Пагоня» Николай Маркевич и журналист газеты Павел Можейко за статьи, которые даже не дошли до читателя, поскольку номер газеты был арестован еще в типографии (соответственно 2,5 и 2 года ограничения свободы; впоследствии срок наказания обоим был снижен на год в связи с применением закона об амнистии). Тогда же за перепечатку статьи из Интернета и коллаж был осужден главный редактор газеты «Рабочы» Виктор Ивашкевич (2 года ограничения свободы; срок наказания также был сокращен на год в связи с амнистией).

В 2011 году, также после президентских выборов, за клевету в отношении Президента (ст. 367 УК) был приговорен к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на 2 года гродненский журналист Андрей Почобут; по ст. 368 УК журналист был оправдан. До вынесения приговора он три месяца провел под стражей. Позже, в 2012 году, против него снова было возбуждено уголовное дело по той же статье. Поскольку срок отсрочки приговора на тот момент еще не истек, в случае повторного осуждения А.Почобуту угрожало направление в места лишения свободы. Однако в 2013 году это дело было прекращено.

Уголовное преследование белорусских журналистов за диффамацию оказывает влияние на свободу прессы и входит в противоречие с международными обязательствами Республики Беларусь в области прав человека. Как отмечается в Комментарии общего порядка № 34, принятом Комитетом по правам человека ООН к статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Государствам−участникам следует рассмотреть возможность исключения клеветы из разряда преступлений, но в любом случае уголовное законодательство должно применяться лишь в связи с наиболее серьезными случаями, а лишение свободы ни при каких условиях не должно считаться адекватной мерой наказания. Государство−участник не должно допускать ситуаций, когда после предъявления лицу обвинения в клевете судебное разбирательство в отношении этого лица не проводится скорейшим образом, поскольку такая практика оказывает сковывающее воздействие, неправомерно ограничивающее осуществление таким лицом или другими лицами права на свободное выражение мнения».

Белорусская ассоциация журналистов последовательно выступает за декриминализацию клеветы и исключение из Уголовного кодекса статей об оскорблении и клевете, которые предоставляют государственным чиновникам и высшему руководству страны дополнительную защиту от критики. В 2002 – 2003 годах ею проводилась общенациональная кампания за отмену статей 367, 368 и 369 Уголовного кодекса Республики Беларусь, в рамках которой было собрано почти 7 тысяч подписей. БАЖ обратилась в Конституционный суд Республики Беларусь с предложением проверить соответствие статей 367-369 Уголовного кодекса Беларуси Конституции страны. Конституционный суд принял решение, в котором предложил нижней палате белорусского парламента «рассмотреть вопрос о совершенствовании соответствующих норм Уголовного кодекса Республики Беларусь», однако это рассмотрение так не состоялось.

За клевету в Интернете белорусы теперь платят штрафы

29 ноября 2007 1:00

Еще в декабре 2006 года на форуме сайта www.lida.info появилось анонимное письмо о Пешехонове : мол, снимает порно, состоит на учете в психоневрологическом диспансере и вообще педофил. Пешехонову об этом письме сообщила дочь, которая в слезах вернулась с дискотеки: папа, все только и говорят о тебе.

Сотрудники Управления «К» по Гродненской области (это структура МВД , которая занимается раскрытием преступлений в сфере высоких технологий) установили, что сайт редактирует Антон из Лиды , ныне студент БНТУ. Автора самой анонимки установить не удалось.

Игорь Пешехонов подал на Антона Л. в суд за распространение клеветы. В суде он предоставил справку из диспансера, что он не сумасшедший, и заключение специальной комиссии о том, что его фотографии — эротика, а не порнография.

ЧТО ГОВОРЯТ ЮРИСТЫ

«Человек не должен доказывать, что он не дурак»

Юристы Денис Алейников и Дмитрий Матвеев занимаются случаями, связанными с защитой деловой репутации.

— Денис Валерьевич, скажем, я залез в Интернет и вижу, что там про меня разную ерунду написали. Как добиться справедливости?

— В юридическом плане Интернет является достаточно спорной средой. Невозможно ведь подать в суд на Интернет, верно. Подавать нужно на конкретного человека, разместившего определенные сведения… Будет известен человек — тогда можно добиться справедливости.

— Если про меня написали плохо на форуме, как мне доказать, что это неправда?

— Есть такое понятие, как «бремя доказывания». Истец должен доказать только один факт: что ответчик про него эти сведения распространил. Истец не должен доказывать, что он не верблюд. Пускай ответчик докажет обратное. Не доказал — значит, виноват, должен отвечать.

— Трудно отсудить деньги за клевету в Интернете?

— Пока наши сайты не имеют статуса электронных СМИ. Когда они его получат, подавать в суд станет легче, ведь практика судиться с газетами в Беларуси уже есть. Пока же подавать в суд можно на владельца сайта, на владельца доменного имени и на автора (распространителя) клеветы. Я советую подавать иски ко всем троим, потому что все они несут ответственность. Мне известен случай в России , когда владельца сайта привлекли к ответственности за размещение информации на немодерируемом форуме. То есть он не мог предотвратить размещение информации, а его все равно признали виноватым. С формулировкой «создание технической возможности для совершения незаконных действий по распространению недостоверной порочащей информации».

— Дмитрий, а если клевета появилась, но ее с сайта быстро убрали, можно обращаться в суд?

— Обращаться можно всегда. Другое дело, если владелец сайта сам увидел промах или вы его попросили убрать, и он согласился… В гражданской судебной практике есть понятие добросовестности и разумности. Если владелец сайта принял все зависящие от него меры, судом это должно учитываться.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Если человек не маскируется, вычислить его в Интернете несложно»

О том, как найти обидчика в Интернете, мы спросили замначальника Управления «К» МВД Беларуси Андрея МИКЛАШЕВИЧА.

— Если один человек написал в Интернете что-то плохое про другого человека, его можно вычислить?

— Если человек имеет достаточные технические знания и грамотно замаскировался, сделать это будет достаточно сложно. Ведь он мог зайти в Интернет с прокси-сервера (сайта, который скрывает индивидуальный номер компьютера. — Ред.), который расположен где-нибудь на Гаити . И попробуй добейся от них, кто там откуда заходил… Другое дело, если человек просто зашел на сайт, скажем, со своего домашнего компьютера и оставил какое-то сообщение на форуме; вычислить его несложно. Доказать, что именно этот человек размесил информацию на сайте, тоже можно. Достаточно определить, что с его компьютера сайт редактировался — эта информация остается в памяти…

— А если сообщение оставлено из интернет-клуба?

— Некоторое время в Минске действовало распоряжение горисполкома, по которому услуги в компьютерных клубах предоставлялись по паспорту. Но были возмущения: мол, ущемляется свобода слова… Сейчас этого нет, следовательно, и концы искать тяжело.

— Вашему Управлению часто приходится разбираться с клеветой в Сети?

— Было с десяток случаев, когда парни размещали в Интернете объявления типа «окажу секс-услуги» про своих бывших девушек. Практически всех обидчиков мы нашли. Насколько мне известно, дела заканчивались штрафами за клевету, моральные компенсации не присуждались.

БУДЬ В КУРСЕ

Что делать, если вас оклеветали в Интернете?

— Если вы считаете, что вас оклеветали в Интернете, необходимо написать заявление в милицию по месту жительства, — говорит Андрей МИКЛАШЕВИЧ. — Будет проведена проверка. Специалисты нашего Управления «К», если понадобится, могут поспособствовать в установлении компьютера, с которого была сделана та или иная запись. Если компьютер находится в Беларуси, органы охраны правопорядка будут принимать соответствующие меры. Если за рубежом — полученную информацию мы передаем для реагирования нашим иностранным коллегам.

А КАК У НИХ

В России студенту-пятикурснику присудили штраф в 30 тысяч российских рублей за оскорбление женщины — он выставил в Интернете ее фото и обругал.

В Египте автора интернет-дневника приговорили к четырем годам тюрьмы за оскорбление Ислама.

Власти Таиланда объявили, что собираются подать иск против видеосервиса YouTube. Тайцев разозлил ролик, в котором под национальный гимн Таиланда на серию фото монарха наложили спецэффекты в стиле граффити.

Недавно в Москве с иском в суд обратился один из высокопоставленных чиновников. Ему не понравилось электронное письмо письмо, пришедшее от знакомого.

Ответить за слова. Как бороться с клеветой в соцсетях

Сегодня в социальных сетях можно найти что угодно. Люди «постят» серьезные статьи, фото с отдыха, изображения детей, забавных котят, размещают смешные картинки…

    Сегодня в социальных сетях можно найти что угодно. Люди «постят» серьезные статьи, фото с отдыха, изображения детей, забавных котят, размещают смешные картинки…

Среди всего этого многообразия полезной и не очень информации можно наткнуться на весьма неприятные вещи. Например, на всеобщее обозрение выставлена фотография парня с подписью: «У него маленький ребенок, и он не платит алименты. Кто считает, что он козел, ставьте лайк». Есть и те, кто, не стесняясь в выражениях, пишет гадости о бывших возлюбленных, друзьях. В этой ситуации может пострадать не только самолюбие, но и деловая репутация.

«АиФ» узнал, как бороться с теми, кто размещает подобную информацию о других людях в соцсетях.

Что говорит закон

Данные действия могут быть охарактеризованы как «клевета и оскорбление». В соответствии с Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях за клевету, то есть распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений, грозит штраф в размере от 10 до 30 базовых величин. Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

Также за оскорбления и клевету предусмотрена уголовная ответственность. Так, распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений (клевета), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за клевету или оскорбление, наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или арестом на срок до 3 месяцев, или ограничением свободы на срок до 2 лет.
За клевету, содержащуюся в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в сочетании с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, грозит штраф или исправительные работы на срок до 2 лет, или арест на срок до 6 месяцев, или ограничение свободы на срок до 3 лет.
Умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (оскорбление), совершенное в течение года после наложения мер административного взыскания за оскорбление или клевету,
наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до одного года, или ограничением свободы на срок до двух лет.
Оскорбление, нанесенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до трех месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Что делать?

Для начала напишите администрации социальной сети письмо с просьбой предоставить информацию о пользователе, который посылает сообщения или размещает фото: так вы сможете определить, кому предъявлять претензии. Сегодня аккаунты в соцсетях привязаны к номеру мобильного телефона. С помощью администрации по IP-адресу можно установить личность вашего обидчика.

Чаще всего, если в сети появилась оскорбительная информация, человек представляет, кто из его окружения мог так поступить: бывший супруг, обиженная подруга или недовольный коллега.

Дальше необходимо сделать скриншоты страниц форумов с нелицеприятными комментариями или переписки в социальных сетях, рассказал «АиФ» юрист Александр ЖУК. Их нотариально заверять не обязательно. Следующий шаг – это написание заявления в милицию на предполагаемого обидчика.

После этого можно подавать иск в суд. Судебный суд – отдельная процедура, не связанная с заявлением в милицию. Через суд можно взыскать компенсацию морального вреда, причиненного оскорблением и клеветой.

Клевета в интернете рб

Статья 9.3. Оскорбление

Статья 9.22. Нарушение законодательства о языках

Статья 23.5. Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
9 июля 1999 г. N 275-З, с изменениями

Статья 188. Клевета

Статья 189. Оскорбление

Статья 193. Организация либо руководство общественным объединением, религиозной организацией, посягающими на личность, права и обязанности граждан

Статья 193.1. Незаконные организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности

Статья 342. Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них

Статья 361. Призывы к действиям, направленным в ущерб внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной неприкосновенности, национальной безопасности и обороноспособности

Статья 367. Клевета в отношении Президента Республики Беларусь

Статья 368. Оскорбление Президента Республики Беларусь

Статья 369. Оскорбление представителя власти

Статья 369.1. Дискредитация Республики Беларусь