Алименты церковь

Алименты церковь

Анафема за алименты

В четверг, 2 марта, судебные приставы Петербурга распространили по СМИ информацию о 40-летнем должнике, отправленном на общественные работы за неуплату алиментов дочери. Содержать ребенка он отказывается, так как это является «финансовой помощью еретикам». «Фонтанка» узнала, что стойкие антиобщественные убеждения Алексея Дятлова основаны на религиозном постулате V века, имеющем силу и в веке двадцать первом.

Житель Купчино Алексей Дятлов стал отцом в 2004 году, но воспитанию дочери предпочел религиозное служение, примкнув к неканоническому сообществу «Русская катакомбная церковь истинных православных христиан». Бывшая супруга подала на алименты.

Дятлова судили. Он безапелляционно произнес перед судьей Блажновым: «Как православный человек я против каких-либо выплат лицу, не принадлежащему лону православной церкви».

Секретарь заседания поперхнулась, но в протокол запись внесла.

Дятлова отправили на сорок часов исполнять обязательные работы. Это бесплатный общественно полезный труд в виде благоустройства города, очистки улиц и дворов, ухода за больными.

На работы отец не вышел. Долг рос. За двенадцать лет накапало дьявольски много. Сумма к 2017-му сумма перевалила за 666 тысяч рублей, и православный сел за челобитную.

«Уважаемый президент Владимир Владимирович!» – начал священнослужитель.

Это был продуманный поступок. Полгода назад Путин проявил милость к алиментщикам декриминализацией соответствующей статьи в УК, к кому же еще обращаться.

В письме Кремлю Дятлов развил мысль о православном лоне и противлении мирскому: «В вероучении Православной церкви нет такого понятия, как алименты. Согласно правилам 31 и 92 Карфагенского собора, я категорически не должен оказывать финансовую помощь еретикам».

Поместный собор христианской церкви состоялся в 419 году в Карфагене. Епископы утвердили больше ста правил поведения верующих.

Автор учебного пособия «Курс церковного права», преподаватель Московской духовной академии протоиерей Владислав Цыпин отмечал, что принятые собором правила вошли во все канонические сборники православной церкви.

Правило 31 гласит: «Епископы и состоящие в клире да не усвоивают ничего тем, кои не суть православные христиане, хотя бы то были сродники: ничего из своих вещей, как речено, да не упрочивают таковым, посредством дара, епископы и состоящие в клире».

На сайте православной электронной библиотеки Pravmir.ru опубликовано толкование, которое дал канонист и церковный историк Никола Милаш (епископ Далматинско-Истринский): «Данное правило воспрещает всем членам клира… уступать что-либо из своего имущества неправославным христианам… хотя бы они были и их родственники. Свое частное имущество исключительно могут отдавать только лицам, исповедующим православную веру… Даже родные дети членов клира, в случае их отступничества от православной веры, не могли сделаться наследниками имущества».

В 92-м указано: «Если какой-нибудь епископ еретиков или язычников, сродников или не принадлежащих к сродству оставит наследниками своими и предпочтет их Церкви, то таковому и по смерти да будет изречена анафема, и его имя никогда от иереев Божиих да не возносится. Да не может быть ему в оправдание и то, если без завещания отыдет».

Милаш «разжевал»: «Если епископ или клирик оставит имущество неправославным, то это принимается как то, что он «предпочтет их Церкви». Иными словами, он должен при жизни позаботиться о том, чтобы сделать надлежащие распоряжения, составив завещание. Это особенно важно теперь, когда при малом штате клириков хранящееся у епископа церковное имущество после его смерти без завещания может быть сочтено его личным имуществом и передано его случайным наследникам или сочтено за вымороченное имущество. Правило особенно строго судит о таком небрежении, налагая необычное в других случаях посмертное отлучение».

Правила Карфагенского собора актуальны по сей день. Их не меняли, не отменяли, не смягчали. Однако православный богослов, историк-медиевист, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Дворкин считает, что соборными постулатами оправдывать несоблюдение общечеловеческих законов православному человеку неприемлемо: «Кроме упомянутых алиментщиком правил, есть еще и такое: человек, не исполнив гражданские обязательства, не может находиться в клире. Произвел ребенка – содержи. Думаю, налицо интерпретация церковных канонов. То, что дочь не ходит в православную церковь, – скорее проблема и вина отца, нежели аргумент для неисполнения решения суда».

Письмо Владимиру Путину купчинец закончил с надрывом: «Прошу оградить меня от этих коллекторов в погонах (имеются в виду приставы. – Ред.)… Если же я не могу исповедовать православие в православной стране и жить православно, то прошу вас помочь мне вернуться на историческую родину – на Украину. С молитвой о вас, Алексий, архиепископ Российской истинно-православной церкви». В Управделами президента обращение зарегистрировали, оно находится в работе.

Мы позвонили Алексею Дятлову. Он подтвердил:

– Я твердо придерживаюсь православных убеждений. Мне нельзя платить алименты. Дочка у меня неправославная.

– То есть не будете исполнять решение суда?

– Я вообще категорически отказываюсь быть гражданином России. Хочу, чтобы меня выгнали на Украину.

– Почему бы вам самому не купить билет на поезд?

– Эти бандиты-приставы ограничили мне выезд.

– Если вы не отработаете положенное, против вас возбудят уголовное дело.

– Тогда я стану узником совести, пострадаю за исповедничество, свою веру.

В пресс-службе судебных приставов «Фонтанке» подтвердили, что шансы у должника стать узником совести высоки как никогда.

Алименты церковь

Не согласен я с мыслью Льва Николаевича Толстого о том, что «Все счастливые семьи счастливы одинаково, а каждая несчастливая семья несчастна по-своему». На мой взгляд, как счастливые семьи могут быть счастливы по-разному, так и несчастные – порой несчастны весьма и весьма похоже.

Взять, к примеру, разводы. Казалось бы, еще так недавно Он и Она души друг в друге не чаяли, как вдруг проходит какое-то время, и эти двое просто не в состоянии находиться бок о бок. И начинаются такие одинаковые суды, делёж имущества, выбивание алиментов…

Кстати, об алиментах. Вот ещё одна вещь, которая объединяет несчастливые семьи. Хорошо, если бывший супруг оказался настоящим мужчиной и по собственному почину выразил готовность содержать своего ребенка. Увы, нередко, вычеркивая из своего сердца бывшую возлюбленную, мужчина забывает и о своих детях. И как тогда действовать женщине?

О взыскании алиментов и проблемах с этим связанных мы беседуем с адвокатом Марией Лукьяновой, которая консультирует в Центре бесплатной юридической помощи «Надежда», организованном при Даниловом монастыре.

Мария Грантовна, а много ли в практике адвоката гражданских дел, связанных с разводами, алиментами, разделом имущества?

– Точных цифр я вам не назову, но в целом много. Разводов ведь у нас в стране много. Причем с проблемой взыскания алиментов сталкиваются как верующие, так и неверующие. Что касается искренне верующих, настоящих православных женщин, так они, пытаясь сохранить свою семью, терпят до последнего. Что дается им невероятно тяжело: многие из-за этого теряют здоровье, у некоторых разрушается психика.

Так может не стоит идти на такие жертвы?

– Это вопрос не ко мне – к батюшке. Ведь семья семье рознь. В одних мужья вполне нормальные, в других супруг пьёт, жену свою бьёт, и такая жизнь невероятно пагубно отражается на психике их детей. Жить или не жить с таким мужем – с этим вопросом, как я уже говорила, женщина должна идти к своему духовнику. И с ним разбираться в вопросах смирения и необходимости терпеть такого мужа.

Я лишь анализирую правовые моменты. Так вот: в своем безграничном терпении женщин зачастую совершенно не интересуют правовые вопросы: доходы мужа, сколько он получает, чем владеет и какое имущество останется у нее и ее ребенка в случае развода. А нежелание заниматься вопросами имущественными в конечном итоге оборачивается против самой женщины и ее детей.

Как юрист я считаю, что каждая православная женщина, даже будучи очень смиренной, должна всегда держать руку на имущественном «пульсе» свой семьи, чтобы в случае развода не остаться с детьми без средств к существованию. Мое мнение: уповая на Бога, каждый православный человек должен, тем не менее, понимать, что несет персональную ответственность за свою жизнь и своих детей, за свою недвижимость, финансы, кредиты и прочее.

…Православных женщин часто волнует вопрос этический: судиться с бывшим мужем или не судиться? Надо ли подавать на алименты или это будет как-то не по-христиански?…

И что Вы им советуете?

– Я считаю, что нет ничего аморального в том, чтобы судиться с бывшим супругом, который рушит семью и оставляет женщину с ребёнком без защиты. Надо рационально подходить к своей жизни, и такой подход, на мой взгляд, никак не противоречит христианским ценностям. Получая алименты с бывшего мужа, женщина должна понимать, что действует в интересах своего ребенка. Конечно, надо и Богу молиться. Господь всё управит, но ведь недаром же говорят: «На Бога надейся, а сам не плошай»!

А дальше у православных всё, как и у всех остальных: как поделить детей, имущество, как взыскать алименты с бывшего супруга и как эти алименты получить.

Отдельная тема – богатые, но непорядочные мужчины, которые хитростью, с помощью различных юридических уловок уклоняются от содержания своих детей. Юридически такой мужчина может легко «нарисовать» себе зарплату в десять тысяч рублей. И женщина, оставшаяся одна с ребенком на руках, будет получать в качестве алиментов четвертую часть от этих жалких десяти тысяч, а не от реального дохода экс-супруга.

А почему так?

– Наше алиментное законодательство сильно «хромает». И порой очень трудно доказать реальные доходы сбежавшего папаши. На Западе налоговые органы ни одной копеечки не упустят. Они могут в течение ряда лет следить за человеком, собирая информацию обо всех его доходах и тратах и на основании косвенных доказательств («на какие-такие деньги ты купил новый Мерседес?») привлечь его к ответственности. У нас, к сожалению, налоговики пока еще не научились так отслеживать доходы граждан и выявлять их реальные источники.

У меня было одно весьма драматичное дело. Речь шла о ребенке-инвалиде, очень тяжелом инвалиде. Он родился здоровым, но когда ему исполнилось несколько месяцев, заболел тяжелым вирусным заболеванием, которое привело к поражению нервной системы и инвалидности. Через несколько лет к этому добавилось психическое расстройство и на сегодняшний день ребенок тяжелый инвалид. Он никогда ничего не сможет делать самостоятельно: ни говорить, ни читать, ни писать.

У этого ребенка есть отец, такой красивый, вальяжный, толстый папа, разъезжающий на шикарных машинах. Когда-то он любил маму этого малыша, очаровательную блондинку, а потом разлюбил и бросил. И вся эта невероятно тяжелая ситуация с ребенком-инвалидом легла на плечи мамы, маминой сестры и бабушки.

Поначалу, когда этот папа бросил маму ребенка-инвалида, женщина обратилась в суд за взысканием алиментов. К сожалению, ей попался не очень профессиональный адвокат, который при рассмотрении иска судом ничего не сказал о том, что ребенок является инвалидом. И суд не учёл особых обстоятельств, связанных с болезнью малыша, и постановил взыскать минимальный предусмотренный законом размер алиментов – одну четвертую часть от заработка отца. А этот хитроумный папаша, имеющий свой собственный прибыльный бизнес, «нарисовал» себе зарплату в десять тысяч рублей! И бедная женщина, мать этого ребенка-инвалида, в итоге уже десять лет получает в качестве алиментов лишь две с половины тысячи рублей! А этот ребенок растет, ест как взрослый, ему нужны дорогущие лекарства, которые не оплачиваются государством, специальное лечение и уход…

А прекрасный толстый папаша живет себе припеваючи, ни о чем не горюя, ни о чем не заботясь. Он снова женился. У него есть еще двое детей. В соцсетях он рассказывает, как хорошо живет, позирует на фоне шикарных машин.

А что мог сделать суд, если бы учел особые обстоятельства?

– В законе сказано, что при рассмотрении дел по алиментным обязательствам суд должен учитывать материальные, семейные и иные заслуживающие интерес обстоятельства сторон. В данном случае таким обстоятельством являлась инвалидность ребенка, документально подтвержденная медицинскими справками. Потому что одно дело взыскивать алименты на здорового ребенка и совсем другое – на ребенка, у которого тяжелое заболевание, который никогда не выздоровеет и который всегда будет нуждаться в серьезном и дорогостоящем медикаментозном лечении.

И что могли дополнительно взыскать с папаши, если зарплата у него всего десятка?

– Помимо четверти этого смешного «нарисованного» заработка суд мог одновременно взыскать твердую денежную сумму в размере одного прожиточного минимума на ребенка в г. Москве на худой конец, что на сегодняшний день составляет 10 443 рубля в месяц, о чем мы, собственно, и просили. К двум с половиной тысячам добавились бы эти десять, и это было уже что-то. Какая никакая, а все-таки помощь.

Кроме того, зарплата у бывшего мужа может меняться: сегодня он официально зарабатывает десять тысяч, а завтра – пять! А твердая денежная сумма остается неизменной при любом раскладе и индексируется в соответствии с законодательством.

Ко мне дело попало уже после первичного установления размера алиментов, и мы пошли в суд за их изменением. Пришлось собирать большое досье на отца ребенка. Ради этого я даже специально зарегистрировалась в социальных сетях, чтобы найти его.

То есть, если я правильно понимаю, сумма взыскиваемых алиментов может быть изменена?

– Конечно! Закон предоставляет право при изменении материальных или семейных обстоятельств сторон обратиться за пересмотром размера взысканных алиментов. Мы сочли таким обстоятельством тот факт, что у ребенка прибавилась с момента установления размера алиментов вторая инвалидность по психиатрии и ряд других обстоятельств. Состояние его ухудшилось, ему требовалось дополнительное лечение, дополнительный уход. Кроме того, семейное законодательство прямо запрещает ущемлять права ребенка каким бы то ни было образом, а существующим размером алиментов (в пять раз меньше прожиточного минимума на ребенка!) эти права явно ущемлены. На это мы особо указывали суду. При этом у матери зарплата 20 000 рублей, своего жилья она не имеет, снимает квартиру. Мы обратились в суд за пересмотром алиментов.

Удалось добиться увеличения алиментов?

– К сожалению, две инстанции – мировой суд и районный – нам отказали, сославшись на то, что доказательств изменения материального положения и семейных обстоятельств сторон не имеется. И в решениях никаких указаний на то, почему суды пришли к такому выводу. Я была просто убита такими решениями. Мне до сих пор не ясно, что же тогда эти конкретные судьи считают заслуживающим внимания интересом сторон.

Однако следует заметить, что современное российское законодательство очень узко рассматривает вопросы доказывания доходов. Всю собранную нами информацию из соцсетей – о шикарных машинах, на которых он разъезжает, о заграничных вояжах, после которых он писал: «Отдыхал в Дубаях, жил в люксе в той самой шикарной высотке» – да и свидетельские показания о бизнесе, которым он занимается, предприятиях, которыми владеет и которые оформлены не на него, суд счел косвенными доказательствами и не принял их во внимание.

Почему?

– Суды традиционно запрашивают сведения из официальных источников: из налоговой инспекции, пенсионного фонда, ГИБДД. И в данном случае налоговая представила сведения о зарплате в десять тысяч рублей – и всё! Потому что мужчина этот, как я уже говорила, юридически подкован, он сам себе официальную зарплату установил, а все принадлежащие ему предприятия официально зарегистрированы на других людей. И формально, исходя из норм действующего законодательства, к нему претензий нет, и взять с него нечего. При этом сам бывший муж в суд вообще ни разу не пришел. Прислал заявление, что может присутствовать на суде лишь через два месяца. Такое вот хамское отношение. А с другой стороны мы – с тяжелейшим ребенком-инвалидом, кипой медицинских документов, чеками на лекарства и лечение, свидетельскими показаниями, матерью с зарплатой в 20 000 рублей и отсутствием жилья. Поэтому я считаю, что суды нам просто преступно отказали, не вникли в суть дела.

И в такой ситуации ничего больше не придумаешь?

– Можно идти дальше. Мосгорсуд, Верховный Суд. Я предложила своей клиентке, – она пока думает. Понятное дело, она сильно расстроена, потеряла веру в наше правосудие.

Мария Грантовна, а нельзя, допустим, нанять частного детектива, который провел бы расследование и нашел бы доказательства тому, что бывший муж через подставных лиц реально владеет всеми этими заводами, машинами, яхтами, дворцами.

– Можно! Но частному детективу надо платить большие деньги за поиск этой информации. А женщины с детьми, которых бросают мужья, как правило, остаются ни с чем. Откуда им взять денег на оплату детективов?! У простых и бедных людей, к сожалению, зачастую нет средств, чтобы эффективно отстаивать свои интересы в суде.

При этом надо понимать, что по российскому законодательству при обеспечении задолженности по алиментным обязательствам НЕЛЬЗЯ наложить арест на единственное жилье этого горе-мужа и отца, НЕЛЬЗЯ наложить арест на транспортное средство, если бывший супруг докажет, что оно у него единственное и эту машину он использует в рабочих целях. Даже если у него имеется целый парк крутых автомобилей, записанных на других родственников: бабушек-дедушек, племяшек и тетушек… НЕЛЬЗЯ также забрать у него, предположим, крутой компьютер тысяч за сто, если мужчина опять же докажет, что использует его в рабочих целях, что это средство производства и т.д.

Кроме того, такие бывшие мужья начинают угрожать своим бывшим женам, шантажировать. Типа: «Будешь давить на меня судом или искать компромат, вообще ничего не получишь. Сделаю себе зарплату в пять тысяч, – и живи тогда на одну тысячу в месяц». Женщин же, которые юридически неграмотны, запугать очень легко. Они даже зачастую не обращаются к юристу, чтобы он правильно подготовил все документы к судебному процессу, – они просто идут в суд в надежде, что он защитит их интересы. А судьи вынуждены работать в очень узких рамках нашего законодательства.

Весьма странное у нас законодательство… Получается, что мать с ребенком оказываются беззащитны…

– Ну, не совсем беззащитны. В тех случаях, когда бывший муж вообще не платит алиментов или скрывается, суд всегда встает на сторону матери. Его объявляют в розыск, могут привлечь к уголовной ответственности, Приставы ищут его имущество, вклады, источники дохода. Такому злостному неплательщику по статье 157 Уголовного кодекса грозят исправительные работы на срок до одного года, либо принудительные работы на тот же срок, либо арест на срок до трех месяцев, либо лишение свободы на срок до одного год.

А в тех случаях, когда муж не бегает, когда он обложился со всех сторон юридическими «подушками», хорошо знает законы, сделал себе минимальную официальную зарплату, – в этом случае женщине получить что-либо трудно. Если, конечно, она обладает сильным характером, готова к упорной борьбе, имеет средства обратиться за квалифицированной юридической помощью и хорошо осведомлена о финансах своего бывшего супруга, можно пробовать искать.

Ведь наше алиментное законодательство напрямую завязано с законодательством налоговым. Вот если женщина попытается, допустим, подключить налоговые органы, будет натравливать на бывшего супруга прокуратуру, правоохранительные органы, сумеет показать и доказать, что бывший муж уклоняется от уплаты налогов, вот тогда ее супруг задумается и решит, что, пожалуй, лучше договориться с бывшей женой и платить нормальные алименты, чем сесть за неуплату налогов. Но это всё очень непросто.

То есть таким способом можно принудить бывшего супруга?

– Можно. Но надо понимать, что это война. Война за деньги. А война – это мужской мир, не женский. Тут люди могут пойти на что угодно. Ребенка отберут, жену закопают. Причем я это говорю не в переносном смысле. Бывшая жена богатого влиятельного мужчины, зачастую ну кто она такая? Никто! Исчезнет она – кто ее будет искать? Скажут, уехала на Багамы или в кругосветное путешествие. А ребенка на это время взял его отец! И всё!

Грустно как-то всё звучит. Получается, что женщине, которую одну с ребенком бросает муж, даже нет смысла бороться? Она всё равно проиграет…

– Нет! Бороться надо в любом случае. Потому что закон все-таки работает, и у нас много действительно добросовестных и высокопрофессиональных судей. Только к суду надо очень и очень хорошо готовиться с помощью профессиональных адвокатов и юристов, потому что самой женщине с этим делом не справиться. Как правило, там серьезное выстраивание правовой позиции, большой объем кропотливой бумажной работы, формирование особой линии поведения в суде, подключение различных официальных структур: органов опеки, налоговых инспекций и т.д. Если женщина обратится за профессиональной юридической помощью, она получит полное представление об имеющихся у нее возможностях и осознанно сможет выбрать линию поведения – идти в суд или, к примеру, попытаться договориться с бывшим супругом в досудебном порядке.

А какие у нее есть возможности? Давайте поподробнее…

– Давайте. Допустим, женщина осталась с ребенком одна. И совсем неважно, по какой причине: развод, муж ее бросил или она просто рассталась с человеком, отцом своего малыша. И эта женщина хочет взыскать с бывшего мужа или партнера алименты. Какие у нее есть варианты?

Первое – досудебное соглашение об алиментах. В этом соглашении родители добровольно определяют все условия осуществления своих родительских обязанностей по содержанию ребенка: кто, кому и сколько будет платить, когда и на что. При этом соглашение об уплате алиментов не может ухудшать положение ребенка, предусмотренное законом. Лучше – пожалуйста! Но не хуже. Раз в законе предусмотрено четверть всех доходов на одного ребенка, то платить меньше нельзя ни при каком варианте соглашения, иначе оно будет недействительным. Такое соглашение подлежит обязательному нотариальному удостоверению, без которого оно также будет являться недействительным.

Конечно, досудебное соглашение – самый лучший вариант, и я всегда предлагаю клиентам сначала попробовать договориться мирным путем – до суда. Потому что когда дело поступает в судебные инстанции, это всегда война, расходы, нервы, скандальные выяснения отношений. Кроме того, в досудебном соглашении, помимо денежного содержания, может быть предусмотрена передача ребенку, допустим, квартиры в безвозмездное пользование. Это нотариально заверенное соглашение обязательно к исполнению сторонами и имеет такую же силу, как и судебное решение.

Если не получается договориться мирным путем, тогда только одна дорога – в суд. И там возможны два варианта. Первая, упрощенная форма, когда выносится судебный приказ. Это когда нет спора ни о чем, известна конкретная зарплата отца и место его жительства, и сам отец не возражает против выплаты алиментов. Это простой и быстрый способ, – он не предполагает состязания сторон в суде, выяснения и доказывания каких-то обстоятельств.

И, наконец, третий вариант – это иск о принудительном взыскании алиментов. Если это только вопрос взыскания, и нет спора о детях, разделе имущества, то с этим иском обращаются к мировому судье. Причем женщина может подать иск как по своему месту жительства, так и по месту жительства отца ребенка.

Ну а дальше возможны различные, весьма непростые ситуации. Отец ребенка может пытаться скрыть свои доходы (о подобной ситуации мы уже говорили) или просто исчезнуть. В этом случае суд имеет право объявить его в розыск.

Судебный процесс – дело непростое. Хорошо, если женщина в курсе всех доходов отца ребенка, знает, в каких банках у него счета, место его работы, точную зарплату, принадлежащие ему компании, акции и тому подобное. И в случае необходимости может предоставить подтверждающие документы или указать на источники, из которых эти документы можно получить с помощью судебного запроса.

Но, как правило, именно богатые мужчины юридически подкованы и защищены, а женщины зависимы и пассивны, а потому нередко остаются у «разбитого корыта». Именно поэтому я всем женщинам даю два совета. Первый: будучи еще в браке или живя с мужчиной-отцом ребенка, надо как можно больше знать обо всех его делах, местах работы, кредитах, которые он берет или дает, инвестиционных проектах, в которых он задействован и пр. И второе: собираясь судиться с бывшим мужем, отцом ребенка, воспользуйтесь услугами адвоката. Тогда у вас есть реальные шансы получить достойное содержание для своего ребенка.

Получается, что женщина сама должна быть сыщиком и начать выискивать все финансовые пути и стратегии своего бывшего супруга.

– Да. Как в известном фильме «Поймай меня, если сможешь». Но… Даже узнав, чем владеет муж (квартиры, машины, предприятия, акции), нельзя ожидать, что это повлияет на размер взысканных судом алиментов. Потому что алименты исчисляются из ДОХОДОВ человека, а не с имеющегося у него имущества: яхт, замков и пр. Другими словами, если у мужчины есть акции, то суд не сможет обязать их продать и выплачивать из этих денег алименты. Только в случае наличия долга по уплате алиментов может быть обращено взыскание на это имущество – то есть его можно арестовать через судебного пристав и реализовать, а с полученной суммы удержать задолженность по алиментам. При определении размера взыскиваемых алиментов суд может оперировать лишь дивидендами/, то есть доходами, получаемыми отцом ребенка с этих акций, если, конечно, таковые имеются. Суд не может заставить мужчину продать какой-нибудь дом или квартиру (даже если бывший супруг владеет десятком квартир по всему городу). А вот если будет доказано, что какую-то квартиру он продал, тогда с этого дохода должны быть уплачены алименты.

Как всё сложно! Я не уверен, что многие женщины смогут воспользоваться вашими рекомендациями. Просто потому что запутаются.

– Именно поэтому я и советую всем прибегать к помощи адвокатов. В западных странах у каждого человека – и у бедного, и у богатого – есть свой адвокат, который решает все эти проблемы: собирает необходимую информацию, ведет дело в суде и т.д. У нас же народ живет по старинке: к адвокату не идут, пока гром не грянет… Хотя иметь своего семейного адвоката так же правильно, как и своего семейного врача. Но беда в том, что у россиян пока не сформировано правовое сознание. Но ничего, рано или поздно мы к этому придем.

Безотцовский фактор

Месяц назад мне довелось побывать на одном мероприятии, посвященном вопросам защиты семьи. Ну, что семьи в России сегодня разрушаются, и окружающая обстановка тому только способствует, не говорит только ленивый. Я не об этом. То есть и об этом тоже, но немного с другого ракурса что ли…

По некоторым подсчетам, в России около 30% процентов детей воспитываются матерями-одиночками. Статистики, сколько матерей воспитывают детей одни, несмотря на то, что отцы в свидетельство о рождении записаны, нет. Дело в том, что многие разведенные «папы» в лучшем случае (если здесь применима оценка «лучше-хуже») рассматривают свое участие в жизни ребенка лишь как ежемесячную выплату некой денежной суммы и, может быть, редкие приезды или звонки. В худшем – нет и этого.

«Я помню отца с шести лет, но помню очень плохо. Он раз в каждые шесть лет переезжал в другой город и заводил новую семью», — рассказывает герой ставших культовыми, ужасающих по своему содержанию, книги и одноименного фильма «Бойцовский клуб», появившихся во второй половине 90-х в Америке. Изредка, как и положено отцам, этот американский папаша давал сыну какие-то советы по телефону. А в результате такого воспитания вырос «тридцатилетний мальчишка из поколения мужчин, воспитанных женщинами», который задается вопросом: а теперь «сможет ли женщина решить мои проблемы?»

Америка нас, наверное, слегка опередила. Но и Россия отставать не хочет. Конвейер по воспитанию «взрослых мальчиков», которые будут ждать, когда женщина решит их проблемы, работает исправно.

Я не сторонница точки зрения, что мать, воспитывающая сына одна, обязательно сделает из него нюню, маменькиного сыночка и в любом случае «испортит». Среди моих друзей и знакомых немало порядочных, добрых, сильных мужчин, воспитанных только мамами. Но, тем не менее, кто-то так и не смог жениться, кто-то – прошел через целую череду браков и разводов, кто-то с большим трудом привыкает к своей отцовской роли… В общем, проблемы есть. Это отрицать глупо.

Мужское плечо рядом мальчику нужно. И мать, как бы она ни старалась, все равно его не заменит. А собственные отцы и новые спутники жизни есть далеко не у всех мам с детьми.

Сегодня Церковь обращает внимание на проблемы матерей-одиночек: создаются центры для женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, оказывается помощь неполным семьям на приходах. Это замечательно и очень-очень нужно! Но помимо материальной и первой психологической помощи все-таки семье мама-сын нужно и какое-то мужское участие.

Первую и главную роль в решении этого вопроса, конечно же, стоит оставить отцам. К сожалению, после расставания многие из них воспринимают ребенка не как своего сына или дочь, а как «ребенка той женщины, с которой я развелся». Кроме того, далеко не всегда разведенные родители могут найти общий язык, а ходить к психологу – тем более по такому вопросу – у нас в стране не принято (в лучшем случае, к юристу).

Тем не менее, даже если у отца появилась новая семья, ему стоит все-таки не забывать об интересах ребенка. Отцу надо постараться наладить с матерью конструктивный диалог, с одной стороны, прислушиваясь к ее мнению, так как именно она проводит с ребенком большую часть времени, но и предлагая свой мужской взгляд на решение некоторых вопросов воспитания.

Но это, конечно, идеальный вариант. Если отец и после развода остается отцом, то ему вот такие советы не нужны. А если расставание с супругой вычеркнуло из его жизни и ребенка, то вряд ли он прислушается. А значит, давайте подумаем, какие еще варианты мужского воспитания могут быть привнесены в семью мать-сын.

Примеры мужского поведения могут быть показаны значимым взрослым мужчиной. Это может быть дедушка, дядя, крестный или даже папа друга. Главное, чтобы это было не навязывание неких абстрактных шаблонов (которые, кстати говоря, чаще всего имеют обратный ожидаемому результат): «не плачь, ты же не девчонка», «веди себя как мужик» и т.д., а живое общение, в котором ребенок сможет увидеть и принять понравившиеся ему мужские способы решения проблем.

Если ребенок не заинтересовался «мужским кружком», если рядом нет ни дедушки, ни дяди, а крестный или мамины друзья и рады бы помочь, да некогда, то значимого взрослого, возможно, придется искать иными способами. Примеры из книг и фильмов важны даже для детей из полных семей. А в данном случае, чтение и кинопросмотр имеют особое значение. Кроме того, сейчас, в век информации, можно попробовать найти какой-то авторитет для ребенка в медиа-пространстве.

На том самом мероприятии, посещение которого натолкнуло меня на все эти мысли, ко мне подошла приятная молодая женщина. Ее сыну, кажется, 12 или 13 лет, и с самого рождения она воспитывала его одна. Наталья приехала в Москву из Воронежа специально, чтобы поучаствовать в этой встрече, организованной отцом Димитрием Смирновым.

«Тяжело было, никто не помогал… – говорила мне она. – Ну, книжки мы с ним читали про героев, кино смотрели. Проповеди вот батюшкины слушаем. А теперь мне сын сам говорит: если отец Димитрий всех собирает в Москве, езжай, а я тут сам на хозяйстве. Вот так сын меня отправил». Для Наташиного сына значимым взрослым мужчиной стал далекий незнакомый священник…

Выходы есть, и вовсе не обязательно, как считают многие, что в семье без отца вырастет мужчина-тряпка. Просто одинокой маме нужно немного помочь. В данном случае помочь не материально, а своим участием в судьбе ребенка.

Послушав много правильных слов о семье, увидев много неравнодушных людей, с некоторым даже воодушевлением, я отправилась на электричку, чтобы ехать домой.

В очереди за билетами худощавый мужчина в темных очках «в самом расцвете сил» поинтересовался, не куплю ли я ему «Страйк». На мой вопрос, что это, он разочарованно ответил: «Напиток такой, энергетический». Уже через пару минут после отправления поезда, этот мужчина уронил банку с какой-то вонючей жижей и, завалившись на лавку, захрапел. Другие мои соседи по вагону пили пиво из полуторалитровых баклажек и купленные у проходящих продавцов коктейли. Молодой человек напротив грубо разговаривал по телефону, по всей видимости, с бывшей сожительницей… В общем, вокруг шла обычная жизнь, среди которой предстоит расти, взрослеть и становиться мужчиной моему сыну…

И скажу вам честно, такая пробрала меня тоска… Так мне вдруг стало страшно…

Но когда у этих самых настоящих мужчин все-таки есть возможность оторваться от своих занятий, мне кажется, было бы хорошо, если бы они чуть-чуть оглядывались по сторонам. «А что это за мальчишка идет через двор с набитым портфелем? А не он ли вчера курил, кашляя и испугано прячась за кустами? Не сын ли это соседки с третьего этажа, которая вечно на работе? А может, ему было бы интересно поглядеть, как я лазаю под капотом своей машины? Может быть, надо с ним просто немного поговорить о чем-нибудь. »

Не хочется заканчивать избитой фразой, но тем не менее: чужих детей не бывает. Именно это понимание, как мне кажется, помогло вырастить не одно поколение мужчин после войны, убившей миллионы отцов. Только оно поможет вырастить мальчишек и сегодня…

Священник отказался платить алименты, потому что его дочь — не православная. И обратился к Путину

Человек, называющий себя архиепископом Алексием Дятловым, принадлежащий к Русской катакомбной церкви истинно-православных христиан, много лет не платил алименты за дочь, мотивируя это документом V века. Теперь он пишет челобитные на имя президента, чтобы тот «избавил» его от службы судебных приставов.

О батюшке, который не платит алименты, потому что дочь — не православная, написал сайт «Фонтанка». Журналисты выяснили, что 40-летний Алексей Дятлов из Купчина, называющий себя архиепископом Алексием, отказывается содержать собственного ребёнка, ссылаясь на церковные предписания ещё Средних веков.

Алексий принадлежит к Русской катакомбной церкви истинно-православных христиан (РПЦ считает её сектой) и не платит своей бывшей жене уже почти 13 лет: развелись они в 2004 году. В суде Дятлов заявил, что «как православный человек он против каких-либо выплат лицу, не принадлежащему лону православной церкви». Суд приговорил его к 40 часам исправительных работ, но Дятлов от них уклонился. Теперь, когда его долг перевалил за 600 тысяч рублей, он обратился с петицией к Владимиру Путину.

В вероучении Православной церкви нет такого понятия, как алименты. Согласно правилам 31 и 92 Карфагенского собора, я категорически не должен оказывать финансовую помощь еретикам.

В конце обращения Дятлов также просит оградить его от «коллекторов в погонах».

Если же я не могу исповедовать православие в православной стране и жить православно, то прошу вас помочь мне вернуться на историческую родину – на Украину.

В правилах, которые были утверждены на поместном соборе в Карфагене в 419 году, действительно есть пункт, согласно которому члены клира, то есть священники, не должны уступать своё имущество «неправославным христианам», даже родственникам. Это подтвердили и эксперты.

Профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александр Дворкин при этом считает, что исполнение соборного постановления не должно оправдывать нарушение общих законов.

Кроме упомянутых алиментщиком правил, есть ещё и такое: человек, не исполнив гражданские обязательства, не может находиться в клире. Произвёл ребёнка – содержи. Думаю, налицо интерпретация церковных канонов. То, что дочь не ходит в православную церковь, – скорее проблема и вина отца, нежели аргумент для неисполнения решения суда.

Сам Дятлов подтвердил журналистам свои убеждения:

Мне нельзя платить алименты. Дочка у меня неправославная.

Он планирует эмигрировать на Украину, но пока что не может этого сделать, так как приставы не выпускают его из-за долгов. Чтобы не платить, он даже готов стать «узником совести».

Фото в статье: личная страница Алексея Дятлова в «ВК»

Мой муж выплачивает алименты, но как на это смотрит Бог?

Здравствуйте! Я вышла замуж за человека который был разведен и в первом браке у него есть ребенок. Теперь мой муж выплачивает алименты. Я хотела бы узнать, от Бога ли это, ведь у него же сейчас другая семья.

Вряд ли можно найти примеры того, чтобы Библия поощряла безответственное отношение родителей к своим детям.

Сам Бог ставит Себя в пример, говоря: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис.49:15).

В другом месте Писания, в 16 главе книги Иезекииль, Господь укоряет Свой народ за их беззакония, сравнивая его при этом с матерью, бросившей собственных детей. «Ты дочь в мать твою, которая бросила мужа своего и детей своих, — и ты сестра в сестер твоих, которые бросили мужей своих и детей своих» (Иез.16:45).

Ответственность за детей демонстрируется и в других местах Писания.

К примеру, когда Моисей пришел к фараону с требованием отпустить Божий народ, тот в один момент согласился отпустить всех, но с условием: «Пусть будет так, Господь с вами! Я готов отпустить вас, но зачем с детьми? Видите, у вас худое намерение!» (Исх.10:10)

Это условие египетского правителя было отвергнуто Богом, потому что Он за детей. Господь называет себя Защитником сирот, Он особенным образом печется о тех, кого бросили родители.

Когда к Иисусу привели детей, Он сказал: «…пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Матф.19:14).

Я уверен, что пренебрежение родителей по отношению к своим детям в любой форме: отказ ли от них или нежелание заботиться о них — противно очам Божьим.

Вообще, развод сам по себе — нарушение Божьего завета, и это серьезная проблема современности. Но вдвойне горько, когда отец думает, что, разводясь со своей женой, он начинает новую жизнь, а бывшая жена и дети – это ошибки «старой жизни». Подобная безответственность может породить не только проблемы в следующем поколении, но и бумерангом вернуться такому отцу.

Я убежден, что святой долг каждого отца и каждой матери, вынужденно оказавшихся разведенными – сделать все возможное со своей стороны, чтобы всячески поддержать своих детей.

Эта поддержка не должна быть формальной, как бывает, когда некоторые родители специально оформляют небольшую зарплату, чтобы с нее платить мизерные алименты, хотя по факту зарабатывают намного больше. Человек не должен воспринимать выплату алиментов, как некий откуп от ответственности!

Финансовая поддержка своего ребенка – это лишь одна из малых вещей, которые такой отец обязан исполнять. Требуется гораздо больше: личное общение, помощь в сложных ситуациях, поддержка во время учебы и кризисов, и многое другое. Все это может не подразумеваться уставленной законом выплатой алиментов, но это не снимает ответственности, возложенной Богом на каждого родителя.

Мне понравилось высказывание, которое я услышал в поездке по Израилю. Один человек сказал: «Когда муж разводится со своей женой, это не значит, что он разводится со своими детьми». Если все же произошел развод, то это никоим образом не должно влиять на отношение с детьми.

Поэтому на вопрос, правильно ли, что муж выплачивает алименты, я отвечу, что было бы категорически неправильным этого не делать или платить алименты формально.

Я понимаю, Вам трудно воспринять его ответственность перед первым ребенком, но поставьте себя на место того мальчика (девочки) или подумайте, хотели бы Вы, как женщина оказаться в подобной ситуации, когда Ваш муж не только бросил Вас, но и прекратил заботиться о собственном ребенке? Не думаю, что у Вас бы возникли вопросы об алиментах!

А потому, воспримите это, как святой долг вашего мужа, и не укоряйте его за это. И пусть, возможно, все было в прошлом, до уверования, и неизвестно кто там в том браке был больше виноват, но не надо допускать, чтобы из-за глупостей взрослых страдали дети!

Подойдите серьезно к этому вопросу, подержите своего мужа. Думаю, и он это оценит, и Бог вас благословит.

Да хранит Господь вас и каждую семью от развода!