171 ч 1 ук

171 ч 1 ук

Статья 171. Незаконное предпринимательство

1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, —

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

а) совершенное организованной группой;

б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, —

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

в) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Примечание. Утратило силу. — Федеральный закон от 21.07.2004 N 73-ФЗ.

Квалификация незаконного предпринимательства, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ

Аистова Л.С., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ.

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство установлена ст. 171 УК РФ.

С учетом изменений, внесенных в диспозицию данной статьи Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., под незаконным предпринимательством понимается: «Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере».

Сложный характер диспозиции ст. 171 УК РФ требует четкого установления содержащихся в ней признаков состава преступления, что представляется актуальным. В судебно-следственной практике все более утверждается тенденция признавать в качестве незаконного предпринимательства занятие какими-либо криминальными видами деятельности, которые не предусмотрены УК РФ в качестве самостоятельных составов преступлений.

За незаконное предпринимательство принимаются случаи занятия каким-либо сомнительным, а иногда и преступным видом деятельности лишь только на том основании, что отсутствуют свидетельство о регистрации либо лицензия на занятие такого рода деятельностью. В основе такого представления о преступлении лежит буквальное толкование названия статьи 171 УК как «Незаконное предпринимательство», однако при этом не принимается во внимание тот факт, что не всякого рода деятельность может быть зарегистрирована и на нее может быть получена лицензия.

При решении вопроса, что представляет собой незаконное предпринимательство, следует исходить не из названия статьи, а из содержания ее диспозиции, где акцент делается не на какой-либо вид деятельности, а на предпринимательскую деятельность в целом, которая осуществляется с нарушением установленного законом порядка.

Традиционно анализ состава преступления следует начинать с определения объекта преступления, однако в данном случае установлению его должно предшествовать уяснение содержания понятия «предпринимательская деятельность».

Конституция РФ 1993 г. статьей 34 устанавливает право граждан на занятие предпринимательской деятельностью, указывая на следующее: «Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности».

Законодатель особо подчеркивает, что предпринимательская деятельность — это один из видов экономической деятельности, не запрещенный законом, иначе теряет всякий смысл переход экономики страны на рельсы развития рыночной экономики, движителем которой является предпринимательская деятельность. Кроме того, предпринимательская деятельность — это общественно полезная деятельность, направленная на систематическое получение прибыли путем удовлетворения интересов рынка и потребительского спроса. «В этом признаке выражается сущность предпринимательской деятельности, без него нет предпринимательства» .

Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 9 августа.

Юридическая сущность предпринимательства определена ст. 2 ГК РФ, в которой указывается, что «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

Определяющим в сущности предпринимательской деятельности является, помимо ее направленности на систематическое получение прибыли, обязательность государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Игнорирование требования обязательной регистрации либо несоблюдение правил регистрации и неполучение в необходимых случаях лицензии при занятии законными видами предпринимательской деятельности или нарушение лицензионных требований и условий и составляют суть уголовно наказуемого незаконного предпринимательства при наличии хотя бы одного из двух криминализирующих факторов, а именно причинение крупного ущерба или извлечение дохода в крупном размере.

Законодателем, видимо, учтен тот факт, что нечеткое название ст. 171 УК РФ порождает путаницу в представлении о сущности рассматриваемого состава преступления, потому что аналогичные правонарушения в КоАП РФ помещены в ст. 14.1 под названием «Осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии)».

Однако представление о незаконном предпринимательстве как о занятии незаконным видом деятельности, можно сказать, утвердилось в практике правоохранительных органов, при этом не обращается внимание на то, что вид деятельности не просто незаконный, а по своей сущности преступный.

Примером такого подхода можно привести публикацию, в которой сообщалось, что «в ходе оперативных мероприятий было установлено, что часть территории в ремонтных боксах у АТП арендует ООО «Авангард», деятельность которого осуществлялась без государственной регистрации и лицензии. В ремонтных боксах были обнаружены кузова нескольких автомашин, объявленных в розыск как угнанные с уничтоженными идентификационными номерами, блоки двигателей и большое количество отрезанных крыш автомобилей. Все разрезанные кузова и запчасти, непригодные для дальнейшего использования, были помещены в полуприцепы и подготовлены к вывозу на свалку, в металлических контейнерах были также обнаружены комплектующие к автомобилям, в частности 35 дверей, 33 капота, 32 крышки багажников, 27 задних панелей, бамперы, передние панели со щитками приборов, блоки цилиндров.

Было установлено, что на территорию АТП пригонялись украденные на «заказ» автомобили, где в условиях конспирации специально оставленными для работы в ночное время членами преступной группы проводились их разборка, изменение идентификационных номеров агрегатов, окраска автомобилей.

Следственными органами решается вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 171, ч. 2, п. «а» .

Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 18 — 19.

В приведенном примере состав преступления, предусмотренный ст. 171 УК РФ, не содержится, хотя деятельность осуществлялась без лицензии. На такого рода деятельность лицензию нельзя получить, потому что в данном случае имеет место преступление, связанное с хищением чужого имущества, которое квалифицируется по соответствующей статье УК РФ.

Уточнение сущности предпринимательской деятельности позволяет установить и объект преступления незаконного предпринимательства. Им является установленный законом порядок осуществления предпринимательской деятельности, а не нормальная экономическая деятельность, как это утверждается в ряде научных и учебных публикаций. Последнюю, скорее, можно рассматривать в качестве видового объекта преступления, исходя из названия главы 22 УК РФ, в которую помещена ст. 171 УК, а именно — «Преступления в сфере экономической деятельности».

Общественная опасность незаконного предпринимательства заключается в его распространенности, в потере государственного контроля над хозяйствующими субъектами, сокращении налогооблагаемой базы. Кроме того, уходя из-под контроля государства, лица, вращающиеся в сфере незаконного предпринимательства, попадают под контроль организованной преступности, что является той самой питательной средой для существования и развития «теневой экономики». Этими факторами определяется повышенная степень общественной опасности незаконного предпринимательства.

Предпринимательские отношения относятся к общественным отношениям материального свойства, и поэтому при характеристике объекта преступления нельзя не затронуть вопрос и о предмете преступного посягательства, причем в данном случае необходимо разделять предмет предпринимательской деятельности или предпринимательской активности и предмет незаконного предпринимательства как преступления.

Предметом предпринимательской деятельности, как видно из содержания ст. 2 ГК РФ, являются товары, работы, услуги, при реализации которых предприниматель стремится извлечь прибыль и удовлетворить потребительский спрос. Реализуемые на рынке предметы должны отвечать требованиям товара, работы, услуги, предъявляемым к ним в соответствии с Законом «О защите прав потребителей», т.е. быть качественными и соответствовать стандартам безопасности. Предметы, не отвечающие этим требованиям, к предметам предпринимательской деятельности не относятся. В целом подобного рода деятельность по их изготовлению и реализации не может быть признана в качестве предпринимательской.

В связи с этим следует признать ошибочной квалификацию по ст. 171 УК РФ случаев изготовления и реализации фальсифицированных ликероводочных изделий либо лекарственных средств и фармацевтических препаратов, что получило широкое распространение в судебно-следственной практике. Подобные деяния квалифицируются либо только по ст. 171 УК, либо по совокупности со ст. 159 УК — мошенничество.

Например, деяние квалифицировалось по совокупности ст. 171 и 159 УК РФ при следующих обстоятельствах.

ООО «Мегафарм», арендующее офис и складские помещения на территории НПО «Источник», вместе с Х. Сафаряном, имеющим просроченную лицензию на выпуск фармацевтических товаров, организовали выпуск фальсифицированных медицинских товаров. В одном из помещений были обнаружены заготовки для производства лекарств, коробки с пустыми стеклянными флаконами и пластиковыми пробками, этикетки, специально заготовленные пачки с инструкциями потребителям и большое количество коробок с подсолнечным маслом различных сортов. Стоявшая большая пластиковая бочка с маслянистой жидкостью издавала запах подсолнечного масла, смешанного с каким-то компонентом.

Компания закупала большое количество флаконов масла фармацевтического назначения: облепихового, пихтового, репейного и масла расторопши. Далее эти виды масла сливались в пластиковую бочку. Это разбавлялось обыкновенным растительным маслом в пропорции 50/50 и с помощью дозатора разливалось по флаконам под видом лекарства, нигде не запатентованного.

Было изъято около 5000 флаконов готовой продукции, а также 200 коробок со всевозможными заготовками, пустыми флаконами, этикетками, инструкциями для потребителей. Поскольку ООО «Мегафарм» и Х. Сафарян осуществляли производство лекарств без лицензии, уголовное дело было возбуждено по признакам ст. 171 и 159 УК.

В приведенном случае содержится состав преступления мошенничества, изготовляемые дельцами препараты качествами товара не обладают, говорить в данных случаях об их соответствии каким-либо требованиям безопасности, способности их удовлетворить потребности рынка и интересы потребителей не приходится. Целью подобных деяний является не стремление к экономическому развитию и благополучию страны, насыщению рынка качественными товарами, а стремление завладеть чужим имуществом путем обмана, наполняя потребительский рынок предметами, фальсифицированным под товар, пользующийся спросом на потребительском рынке. Деяние следует квалифицировать только по признакам ст. 159 УК, идеальной совокупности со ст. 171 УК здесь быть не может. Эта позиция разделяется Верховным Судом РФ, в Определении которого от 31 октября 2003 г. утверждается: «Действия лиц по изготовлению и реализации фальсифицированных лекарственных средств под видом подлинных обоснованно квалифицированы по п. «а», «б» ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой в особо крупном размере) .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 11.

Таким образом, четкое представление о предмете предпринимательской деятельности позволяет отграничить незаконное предпринимательство от иных преступлений, и особенно от преступлений против собственности.

Предметом же преступного посягательства по ст. 171 УК РФ являются свидетельство о регистрации лица в качестве предпринимателя и лицензия, если вид предпринимательской деятельности относится к лицензируемому. Точнее, либо их отсутствие, либо осуществление предпринимательской деятельности при наличии этих документов, но с нарушением предписаний закона при их получении либо при осуществлении предпринимательской деятельности.

При установлении признаков объективной стороны преступления, помимо анализа видов незаконного предпринимательства, указанных в диспозиции ст. 171 УК, следует особо обратить внимание на то обстоятельство, что осуществление «предпринимательской деятельности» по своему характеру относится к числу длящихся преступлений. Моментом окончания длящихся преступлений является прекращение преступной деятельности, смерть подозреваемого, явка лица с повинной либо пресечение преступной деятельности сотрудниками правоохранительных органов.

Покушения на преступление в составах с длящимися деяниями быть не может. Однако при квалификации незаконного предпринимательства на это обстоятельство внимание редко обращается, и получила распространение практика квалифицировать деяние как покушение на незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, в тех случаях, когда извлеченный доход не соответствует сумме, составляющей особо крупный размер.

Так, Б. был признан виновным в покушении на незаконное предпринимательство в особо крупном размере при следующих обстоятельствах.

Б., не являясь частным предпринимателем либо руководителем зарегистрированного предприятия, не имея лицензии на продажу этилового спирта, занимался незаконной предпринимательской деятельностью.

В конце августа 1999 г. он приобрел у не установленных следствием лиц, проживающих на территории Северной Осетии, этиловый спирт с целью осуществления незаконной предпринимательской деятельности на территории другого субъекта РФ. В ходе реализации замысла Б. нанял автомашину «КамАЗ» под управлением водителя Х., загрузил в кузов автомашины 42 бочки емкостью 200 л этилового спирта (всего 8400 л) и для сокрытия своих преступных действий замаскировал их арбузами, оформив при этом соответствующие документы.

Указанный спирт был перевезен в г. С., где Б. намеревался реализовать его жителям по цене 35 руб. за литр и получить доход в сумме 284 тыс. руб. Однако реализовать ему удалось только 1000 л спирта по цене 35 руб. за литр, так как был задержан сотрудниками милиции (архив суда).

Помимо того что деяние было неправильно квалифицировано как покушение на преступление, был упущен такой момент при квалификации, что предпринимательской деятельностью признается деятельность, направленная на систематическое извлечение прибыли. В приведенном примере разовую сделку, направленную на единовременное получение дохода, признали в качестве предпринимательской деятельности.

Анализ криминообразующих признаков незаконного предпринимательства — причинение ущерба в крупном размере либо извлечение дохода в крупном размере относился к наиболее сложным вопросам при квалификации деяния ввиду противоречивых рекомендаций по их характеристике. Однако в последнее время он получил законодательное и судебное разрешение.

В примечании к ст. 169 УК РФ законодателем на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. определены суммы дохода и ущерба в крупном и особо крупном размере (а они соответственно определены в 250 тыс. руб. и 1 млн. руб.), что в некоторой степени позволяет стабилизировать судебно-следственную практику.

Что касается вопроса о доходе, что брать во внимание при определении его — непосредственно доход или только прибыль, то он разрешен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 года N 23 «О судебной практике о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем». В п. 12 данного Постановления указывается: «Под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности».

Что касается субъективных признаков состава преступления, то серьезные ошибки здесь допускаются при определении субъекта преступления, когда речь идет о физическом лице.

Субъектом преступления по данному преступлению является лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, но не зарегистрировавшееся в качестве индивидуального предпринимателя. Если лицо занимается трудовой деятельностью по трудовому соглашению, по договору подряда, то оно не является индивидуальным предпринимателем и не подлежит уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ. На тот факт, что не всякая индивидуальная деятельность является предпринимательской, внимания практически не обращается, что приводит к ошибкам при квалификации.

Так, Малоархангельским районным судом Орловской области Е. осужден по ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Он признан виновным в осуществлении предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случае, когда такое разрешение обязательно.

Согласно приговору Е. с ноября 1997 г. по декабрь 1998 г. с целью получения дохода незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность без регистрации и специального разрешения (лицензии): оказывал платные услуги ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат» по автоперевозке грузов, выполнению погрузочно-разгрузочных работ по договору аренды транспортного средства от 3 января 1998 г. (подписанному от имени администрации ОАО генеральным директором Гриневой и женой предпринимателя Е. — И.) и за названный период времени получил доход в сумме 22 168 руб.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям.

Согласно ст. 171 УК РФ уголовная ответственность за незаконное предпринимательство наступает при условии осуществления предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, если это деяние сопряжено, в частности, с извлечением дохода в крупном размере.

В силу ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Деятельность Е. таким условиям не отвечает.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что деятельность Е. в упомянутом ОАО не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в пенсионный фонд), велся график учета его рабочего времени.

Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось.

Поэтому нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно .

Архив Малоархангельского районного суда.

Проведенный анализ некоторых из элементов состава незаконного предпринимательства свидетельствует, что допускаются серьезные ошибки при квалификации данного состава преступления. Требуется более четкое законодательное определение признаков данного состава, чтобы исключить подобные ошибки, если законодатель считает целесообразным сохранить уголовную ответственность за незаконное предпринимательство.

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • «УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.96 N 63-ФЗ (ред. от 23.07.2013 с изменениями, вступившими в силу с 24.08.2013)
  • В данном виде документ опубликован не был
  • (в ред. от 13.06.96 — «Собрание законодательства РФ», 17.06.96, N 25, ст. 2954;
  • «Российская газета», N 113, 18.06.96, N 114, 19.06.96, N 115, 20.96.96, N 118, 25.06.96)

Статья 171 Незаконное предпринимательство

1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

а) совершенное организованной группой;

б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, —

Пункт в) — Утратил силу.

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

Примечание. — Утратило силу.

(в ред. Федерального закона от 21.07.2004 N 73-ФЗ)

К вопросу о декриминализации статьи 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»

Рубрика: Юриспруденция

Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №8(8)

К вопросу о декриминализации статьи 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»

Вся история экономики свидетельствует о том, что предпринимательство является одним из основных факторов формирования и развития экономики с рыночным механизмом ведения хозяйства, где есть место и роль государственному регулированию. Для того чтобы механизм предпринимательской деятельности работал безукоризненно, в УК РФ получила закрепление статья 171«Незаконное предпринимательство» [6].

Незаконное предпринимательство – это одно из самых распространенных преступлений в сфере экономической деятельности. Причиной установления уголовной ответственности за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности является то, что от такого нарушения в первую очередь страдают финансовые интересы государства.

Мотивом необходимости криминализации незаконной предпринимательской деятельности выступает то, что ее регистрация предупреждает фактический переход предпринимательской деятельности в сферу незаконной, или «теневой», экономики и, соответственно, ее выхода из сферы контроля государства[5].

Однакодепутат Государственной Думы РФАгеев А.А.направил на рассмотрение в Государственную Думу РФ два законопроекта, предполагающих смягчение наказания за совершение некоторых правонарушений в экономической сфере[1]. Парламентарий полагает, что большинство составов должны предусматривать для лиц, допустивших проступки впервые, не уголовную, а административную ответственность.

Такв законопроекте «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» предусмотрена специальная административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, если она обязательна и такое деяние причинило крупный ущерб или сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, причем (оба показателя должны превышать 250 тыс. руб.). Индивидуальные предприниматели и должностные лица должны будут уплатить двукратную сумму причиненного ущерба или полученного дохода, организации – трехкратную[2]. В настоящее время, вышеупомянутое деяние является преступлением, предусмотренным статьей 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство», причем минимальная сумма крупного ущерба или дохода, необходимая для привлечения к ответственности, значительно выше: 1,5 млн.руб.

Анализируя пояснительную записку к предлагаемому ФЗ, можно сделать вывод о том, что применение административной преюдиции к составам преступлений, расположенным в главе 22 УК РФ, приведет к декриминализации большого количества составов преступлений в указанной главе. В том числе, изменения коснуться статьи 171 «Незаконное предпринимательство» [6].

Согласно опросу, проведенному Российской правовой академией Минюста среди судей и работников правоохранительных органов, 42 % опрошенных высказываются за отмену статьи 171 УК РФ [4]. С учетом профессиональных установок респондентов это свидетельствует о более чем высоком уровне социальной потребности в декриминализации данного деяния.

После всего вышеупомянутого возникает вопрос, а стоит ли действительно привлекать сразу к уголовной ответственности за данное преступление? Возможно, законопроект, направленный на декриминализацию данной статьи имеет место быть.

Не все предприниматели юридически подкованы, недостаточная осведомленность о правилах и процедурах, необходимых при осуществлении предпринимательской деятельности зачастую приводит к нарушению действующего законодательства, в том числе уголовного [3].

На наш взгляд, имеется ряд причин, позволяющих задуматься о необходимости декриминализации данной статьи.

Во-первых, незаконное предпринимательство не является преступным по содержанию. Так, незаконное предпринимательство, в отличие, например, от хищения, торговли людьми, взяточничества и других действий, связанных именно с криминальным бизнесом, является нелегитимным не по содержанию, а по форме. Суть нарушения закона в том, что лицо уклоняется от исполнения требования о государственной регистрации либо от получения лицензии на ведение бизнеса. Если бы эти требования были выполнены, предпринимательство стало бы законным.

Во-вторых, невозможно установить признак причинения ущерба. Криминализировав незаконную предпринимательскую деятельность, законодатель связал это преступление с извлечением дохода в крупном размере. Тем не менее, доход нельзя считать надлежащим критерием отграничения уголовно наказуемого незаконного предпринимательства от административного проступка, так как общественная опасность бесконтрольного осуществления лицензируемых видов деятельности обусловлена наличием риска причинения ущерба правам и законным интересам граждан, безопасности государства. Однако таковой ущерб отсутствует, так как правонарушитель руководствуется желанием извлечь материальную выгоду от своей деятельности, а не причинить кому-либо вред.

В-третьих, на практике норма часто становится инструментом злоупотреблений. Зачастую незаконным предпринимательством, осуществляемым организованной группой, признаются действия нескольких лиц, занятых в незаконной предпринимательской деятельности, но не участвующих в распределении прибыли.

В-четвертых, в зарубежном законодательстве аналогичные уголовно-правовые запреты отсутствуют. Если обратиться к уголовному законодательству, например, западноевропейских государств, в нем мы не найдем норм, аналогичных ст. 171 УК РФ. Так, Чехия, приняв новый Уголовный кодекс, необходимый в изменившихся экономических условиях, существенно уменьшила поле уголовной ответственности в сфере экономики. В таких государствах, как Франция, ФРГ, Дания, Швеция, Голландия, Польша, Испания, Италия не установлена уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность[7]. Большинство нарушений, связанных с неправомерным осуществлением предпринимательской или профессиональной деятельности, считаются там административными деликтами.

Мы считаем, что уголовно-правовая политика должна стимулировать безопасное ведение бизнеса. Перенасыщение УК РФ «экономическими» статьями приведет к обратному результату. Изменение доктрины российского уголовного законодательства станет действенным стимулом для положительного поведения субъекта в период действия административного наказания за совершенное правонарушение в сфере экономической деятельности.

Жалоба на постановление о возбуждении дела по ст. 171 УК РФ

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

(ордер на защиту в уголовном деле)

« ____ » _________ 20 ___ г

в интересах _______________________

Заинтересованное лицо: следователь

ЖАЛОБА

на Постановление о возбуждении уголовного дела и передаче его прокурору

для определения подследственности

5 февраля 20__ года Начальник КМ ОВД г. Ш. В.И.А. рассмотрев сообщение о преступлении – заявление ЗАО «НПП», отказной материал №… от 18.12.20__ года, постановил возбудить уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 ст.171 УК РФ .

5 февраля 20__ года Прокурором Ш-койй межрайонной прокуратуры А.В. Т. постановление о возбуждении уголовного дела было согласовано.

В соответствии с обжалуемым Постановлением, установлено, что «в период времени с декабря 20_ года по август 20_ года руководство ОАО «ШЗТМ» осуществляло предпринимательскую деятельность не имея специального разрешения, с извлечением дохода в сумме 761 746 рублей, то есть в крупном размере.

В силу ст.171 УК РФ, пункта 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 23 от 18.11.2004 года предполагающих ответственность за данное преступление специального субъекта – лица на которое в силу его служебного положения постоянно временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией, генеральный директор ОАО «ШЗТМ» Н.В.М., являющийся единоличным исполнительным органом общества – генеральным директором, является заинтересованным лицом, имеющим право на обжалование действий и решений должностных лиц органа внутренних дел и прокурора, в силу того, что данным постановлением затрагиваются его права и интересы.

Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Конституционный суд РФ признает не соответствующим Конституции любое ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном порядке участниками производства по делу. В Постановлении КС РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П в частности сказано: «…обеспечение гарантированных Конституцией Российской Федерации прав… в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным участником производства по уголовному делу, а наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права».

Как следует из положений ст. 123 УПК РФ действия (бездействия) прокурора могут быть обжалованы не только участниками уголовного судопроизводства, но и иными лицами в той части, в которой принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В своих Определениях от 20 июня 2005 г. № 45-ДО5-9, от 7 июля 2005 г. № 69-ДПО5-8, принятых по аналогичным делам, Верховный суд Российской Федерации, высказал свою позицию однозначно. Юридические лица обладают теми же правами по защите своих интересов, что и граждане, и вправе действовать через своих представителей. Единоличный исполнительный орган общества (директор) без доверенности действует от имени общества, представляет его в отношениях с организациями, государственными органами и гражданами, несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные его виновными действиями. В случае нарушения прав и законных интересов юридического лица, единоличный исполнительный орган общества вправе обращаться за защитой его прав, гарантированных Конституцией, независимо от признания (или непризнания) его участником уголовного процесса.

Возбуждение уголовного дела по части 1 ст. 171 УК РФ нарушает права и затрагивает интересы ОАО «ШЗТМ», а с учетом фабулы обжалуемого Постановления и диспозиции ст.171 УК РФ, предполагающей наличие специального субъекта данного преступления, предполагает виновные действия конкретных лиц из руководства ОАО «ШЗТМ», которые фактически находятся на положении подозреваемых и нуждаются в обеспечении права на судебную защиту.

Считаем обжалуемое постановление незаконным по следующим основаниям:

В соответствии с п.2 ст.140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В соответствии со ст.171 УК РФ незаконным предпринимательством, преследуемым уголовным законом является, в том числе осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательны.

В соответствии с разъяснениями, данными Верховным Судом РФ в Постановлении от 18 ноября 2004 года № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, «при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии)».

В соответствии со статьей 2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензирование отдельных видов деятельности осуществляется в целях предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, обороне и безопасности государства, возможность нанесения которого связана с осуществлением юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями отдельных видов деятельности. Осуществление лицензирования отдельных видов деятельности в иных целях не допускается.

Таким образом, незаконным предпринимательством может являться только такая предпринимательская деятельность, осуществляемая без разрешения (лицензии), необходимость лицензирования которой прямо предусмотрена федеральным законом, в частности Законом РФ № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 4 мая 2011 года с последующими внесенными в него изменениями.

В соответствии с редакцией Федерального закона РФ № 99-ФЗ от 04.05.2011 лицензирование деятельность по производству нефтегазопромыслового оборудования не предусмотрено.

Таким образом, по состоянию на март 20__ года, законодательством не установлено законодательных ограничений, требований, предполагающих лицензирование или получение специальных разрешений на производство оборудования применяемого на нефтегазодобывающих производствах, либо их отчуждение.

Получение разрешение на применение оборудования, установленное Постановлением Госгортехнадзора РФ № 25 от 14.06.2002 г., не являющегося федеральным законом, является формой контроля органами Ростехнадзора РФ за эксплуатацией нефтегазодобывающих производств в соответствии с их компетенцией. ОАО «ШТМЗ» не является организацией эксплуатирующей нефтегазодобывающие производства.

В связи с тем, что получение разрешения на производство и реализацию не являлось обязательным, в действиях работников ОАО «ШТМЗ» отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ.

В соответствии с п.17 Постановления Пленума Верховного суда РФ №23, «если федеральным законодательством из перечня видов деятельности, осуществление которых разрешено только на основании специального разрешения (лицензии), исключен соответствующий вид деятельности, в действиях лица, которое занималось таким видом деятельности, отсутствует состав преступления, предусмотренный ст.171 УК РФ».

Таким образом, в действиях «руководства ОАО «ШЗТМ», выразившихся в производстве и реализации оборудования для нефтедобывающих производств, отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.171 УК РФ.

На основании вышеуказанного, а так же ст.21,46 Конституции РФ, Постановлением Конституционного суда РФ № 5-П от 23.03.1999 г., ст. 125, 140, 146 УПК РФ

ПРОШУ СУД:

  1. Признать Постановление от 24.05.20__ года о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству незаконным.
  2. Обязать должностных лиц КМ ОВД г. Ш., Ш.-ю межрайонную Прокуратуру устранить допущенное нарушение.

Судебная практика по ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»

Не так давно я предлагала вашему вниманию обзорную статью о том, какие гражданско-правовые, административно-правовые и уголовно-правовые последствия влечет предпринимательская деятельность в нарушение норм закона. Развивая тему, выкладываю собственноручный обзор судебной практики по ст. 171 УК РФ («незаконное предпринимательство»).

Всего просмотрела примерно полсотни судебных актов в отношении незаконного предпринимательства на одном из общедоступных ресурсов. В большинстве своем дела связаны с извлечением дохода от преступной (без регистрации в качестве ИП, без лицензии) деятельности, т.е. последствий в виде ущерба гражданам, организациям, незаконная предпринимательская деятельность в понимании ст. 171 УК зачастую не влечет.

Судебная практика имеет дело с такими деяниями, как, например:

  • осуществление торговли различными товарами (среди осужденных встречаются продавцы одежды, компакт-дисков, фруктов, хозтоваров) в торговых помещениях (павильонах) без оформления статуса ИП.

Яркий источник информации для размышления – Бабушкинский суд г. Москвы. Концентрация подобных дел (дела № 1-255/10, № 1-256/10, № 1-132/10, №1-166/10 и др.) в этом суде в первом квартале 2010 г. создает впечатление, что где-то на подотчетной территории были в то время проведены плановые рейды сотрудников полиции в торговом(ых) комплексе(ах).

Не могу исключить, что подсудимыми оказались не реальные собственники бизнеса, а обычные продавцы, работающие без надлежащего оформления их трудовой деятельности.

Наказания – штрафы, размер судьи, кажется, назначают произвольно (за аналогичные по сути нарушения при сходном размере извлеченного «преступного» дохода штрафы разнились от 10 000 до 100 000);

  • торговля спиртом, спиртосодержащими жидкостями (иногда явно указывается, что контрофактными) без лицензии (напр. №1-803/10 в Нагатинском райсуде г. Москвы );
  • добыча полезных ископаемых (песок, гравийная смесь, кирпичные суглинки и т.п.) без надлежащего оформления и лицензии;
  • использование глубинных скважин для добычи воды без лицензии (попадаются по этой статье директора частных компании и МУПов);
  • сбор, вывоз, размещение мусора без лицензии;
  • транспортные услуги без лицензии (напр., N 1-658/2013 в Металлургическом райсуде г. Челябинска);
  • незаконное предпринимательство в сфере игорного бизнеса без лицензии;
  • химическое производство без лицензии (напр. № 1-184/2013 в Советском райсуде г. Краснодара);
  • организация медицинских услуг гражданам и юридическим лицами в виде клинических лабораторно — диагностических исследований крови человека без лицензии;
  • хранение, перевозка, переработка, продажа, углеводородов, бензина, дизтоплива, газа без лицензии;
  • организация частной школы-пансиона без лицензии;
  • деятельность по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов без лицензии;
  • осуществление деятельности с использованием оборудования, относящегося к взрывопожароопасным объектам, без соответствующей лицензии (напр., № 1-130/2014 в Центральном райсуде г.Тольятти Самарской обл.).

Предпринимателям стоит внимательно и серьезно отнестись к вопросу о том, в каких случаях может быть необходимо специальное разрешение – иногда это совершенно не очевидные вещи с точки зрения неспециалиста: в деле, указанном выше, организация производила корма для животных, крупяные изделия, для чего используется оборудование, относящееся к взрывопожароопасным производственным объектам.

Ни одного дела, связанного, допустим, с извлечением дохода от сдачи в аренду помещений, я среди проанализированной судебной практики по незаконному предпринимательству не увидела. Тут, впрочем, надо иметь в виду позицию Верховного Суда, который в прикрепленном к этой публикации обзоре указал, что не является предпринимательством сдача в аренду «ненужных» жилых и иных помещений, приобретенных для личных нужд, а также полученных в подарок или по наследству.

Реальных «посадок» не заметила – либо штрафы, либо условные сроки, один раз встретились обязательные работы. Дела сезона осень 2013 – зима 2014 характеризуются тем, что подсудимые активно пользовались прошлогодней «экономической» амнистией.

Прямой и ясной адекватности размера штрафа совершенному деянию, потенциальной общественной опасности, размеру извлеченного дохода не наблюдается.

Все проанализированные дела выкладывать не буду, объем не позволяет, но некоторое количество образчиков из судебной практики по ст. 171 УК (либо наиболее «интересных» на мой субъективный взгляд, либо наиболее «свежих») можете оценить ниже.

Краткое описание некоторых дел по статье о незаконном предпринимательстве

Дело № 1-666/11, приговор от 15 ноября 2011 в Ленинском райсуде г. Краснодара:

исключительной красоты дело, связанное с организацией «отмывочной» компании с использованием заведомо ложных сведений при регистрации:

Осужден организатор действий, направленных, как складывается впечатление, на «обналичку» приличной суммы. Было зарегистрировано ООО – от лица некого гражданина («номинал»?), с изготовлением его подложной подписи, с указанием заведомо ложных сведений о юридическом адресе. Для ООО были открыты расчетные счета, получены и обналичены денежные средства от контрагентов (около 65 млн. руб.).

Исход дела: подсудимый осужден по ч. 2 ст. 171 УК, штраф 100 000 руб.

Дело № 1-92/12, приговор от12 марта 2012 в Егорьевском городском суде Московской обл.:

подсудимая после смерти своего бывшего мужа взяла в свои руки управление ООО, которым мужчина руководил: она осуществляла деятельность от лица компании, не являясь ее сотрудником, не имея доверенности, не обладая статусом ИП. Извлеченный доход: 1 758 906 руб.

Женщина раскаялась, объяснила, что нарушать закон не хотела, но т.к. сын не мог вступить в наследство в отношении ООО до истечения 6 месяцев после смерти отца, а деятельность надо было продолжать, она взяла на себя управление.

Исход дела: прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Дело № 1-61/2014, приговор от 30 июня 2014 г. в Кизилюртовском городском суде Дагестана:

обвиняемый – ген. директор ООО, которое эксплуатировало опасный производственный объект — занималось деятельностью по приему, разгрузке и хранению, сбыту горюче-смазочных материалов без лицензий (на эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов, на погрузочно-разгрузочную деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте). Общий доход: 102 764 417 руб.

Исход дела: осужден по ч. 2 чт. 171 УК, штраф 150 000 руб.

Предлагаю сравнить со следующим:

№ 1-172/2013, приговор от 16 декабря 2013 в Ленинском райсуде г. Саранска, Мордовия:

подсудимый – генеральный директор ООО, торгующего ГСМ и не имевшего лицензии на погрузочно-разгрузочную деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте.

Исход дела: редкий случай, но приговор оправдательный! Суд счел, что общество не извлекало прибыли из лицензируемой деятельности (непосредственно разгрузки), а значит, и состава нет.

№ 1-11/14, приговор от 08 апреля 2014, Лотошинский райсуд Московской обл.:

подсудимый был назначен конкурсным управляющим МУП и осуществлял деятельность по размещению отходов без лицензии.

Исход дела: преследование по ч. 2 ст. 171 УК прекращено по амнистии.

На ту же тему – до амнистии:

№ 1-22/2013, приговор от 22 марта 2013 г., Татищевский райсуд Саратовской обл.:

подсудимая – директор МУП, которому была на основании договора о закреплении муниципального имущества на праве хозяйственного ведения предоставлена возможность использования для осуществления предпринимательской деятельности по водоснабжению с добычей подземных вод на территории необходимый для этого имущественный комплекс. Такая деятельность требует лицензии, которая получена не была. Преступный доход: 8 120 392,55 руб.

Исход дела: осуждена по ч. 2 ст. 171 УК на 1 год и 6 мес. лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год и 6 мес.

№ 1-7/2014, приговор от 06 февраля 2014 г. Можайский горсуд Московской обл.:

подсудимая – директор ЗАО, занимавшегося производством и продажей хлебобулочных изделий, при изготовлении которых использовалось взрывопожароопасное оборудование (система газопровода, печи) – без лицензии. Преступный доход: 43 286 871,59 руб.

Наказание: по ч. 2 чт. 171 осуждена на 1 год условно, без штрафа, с испытательным сроком в 1 год; по амнистии от наказания освобождена со снятием судимости.

№ 1- 342/13, приговор от 12 ноября 2013 г., Белореченский районный суд Краснодарского края:

обвиняемый без статуса ИП организовал добычу общераспространённых полезных ископаемых (природной песчано-гравийной смеси и природного песка) с целью их продажи.

Наказание по ч. 1 ст. 171 — обязательные работы сроком на 250 часов.

Аналогичное дело в другом регионе:

№ 1-118/2013, приговор от 29 августа 2013 г., Сызранский районный суд Самарской области:

подсудимый организовал незаконную добычу песка и его реализацию.

Наказание по ч. 1: штраф 250 000 руб.

№ 1-254/2013, приговор от 11 сентября 2013 г., Приморский районный суд гор. Новороссийска Краснодарского края:

без статуса ИП обвиняемым был заключен договор на осуществление строительных работ.

Наказание по ч. 1: штраф 150 000 руб. с рассрочкой на 4 года.

  • рассматриваемые преступления относятся к преступлениям в сфере экономической деятельности;
  • данные преступления – умышленные (преступник либо знает, что действует незаконно, и желает наступления противоправных последствий, либо относится к таковым последствиям безразлично). При этом объяснения типа: «а я не знал, что нужна лицензия», от ответственности не освободят;
  • ч. 1 ст. 171 (нанесенный ущерб либо извлеченный доход в крупном размере) – относится к преступлениям небольшой тяжести, ч. 2 ст. 171 (ущерб либо доход в особо крупном размере, либо преступление совершено организованной группой) – средней тяжести;
  • наказание по ч. 1 ст. 171: штраф до 300 000 рублей, либо в размере зарплаты (иного дохода) осужденного за период до 2 лет, или обязательные работы на срок до 480 часов, либо арест на срок до 6 мес.;
  • наказание по ч. 2 ст. 171: штраф 100 000 – 500 000, либо в размере зарплаты за период от 1 года до 3 лет, либо принудительные работы до 5 лет, либо лишение свободы на срок до 5 лет без штрафа или со штрафом до 80 000 рублей или в размере зарплаты за период до 6 мес.;
  • крупный размер ущерба, задолженности, дохода – до апреля 2010 г. – 250 000 р., с апреля 2010 г. – 1 000 000 руб.
  • особо крупный размер ущерба, задолженности, дохода – до апреля 2010 г. – 1 000 000, с апреля 2010 г. – 6 000 000 руб.
  • судимость у лиц, приговоренных к наказанию более мягкому, чем лишение свободы, истекает через 1 год после исполнения наказания, у лиц, осужденных условно – после истечения испытательного срока, у приговоренных к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести – по истечении 3 лет после окончания заключения.

Спасибо всем, кто дочитал до конца. Надеюсь, мой обзор судебной практики по незаконному предпринимательству кому-нибудь пригодится.

Общее впечатление – в данном вопросе суровость российского уголовного закона компенсируется мягкостью его применения. Впрочем, нервы в процессе, очевидно, все равно пострадают.